Новости

● Примите участие в традиционном сезонном голосовании Самый-самый #20!

● Для удобства навигации на форуме создан "Путеводитель". Здесь вы можете самостоятельно найти ответы на все возникающие вопросы


Рейтинг форума PG-13. Запрещено описание особо жестоких сцен, отсутствует откровенная эротическая составляющая.

Коты-воители. Отголоски прошлого

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



never enough

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.imgur.com/IorLe1V.jpg https://i.imgur.com/hbbHfnZ.jpg https://i.imgur.com/Olnbk9I.jpg
Фазан & Зарянка


очередь: фазан → зарянка
время действия: меньше луны назад.
место действия: главная полянаполяны
время суток: раннее утро.

зайцелов, чем-то отравившись,  просит фазана провести тренировку у зарянки, и тот незамедлительно соглашается - а это значит, что выспаться этим осенним утром ученице не удастся.

Отредактировано Фазан (2020-11-16 19:25:47)

+1

2

Он просыпается на рассвете по своему обыкновению и несколько мгновений лежит, вдыхая прохладный и свежий утренний воздух. Слушает тишину, нарушаемую лишь естественными звуками сонной природы, что медленно, лениво пробуждается, готовая встретить новый день так же, как встречала множество лун до этого, - а затем поднимается и, грациозно потянувшись, бесшумно покидает воительскую палатку.

Солнце еще не взошло: снаружи слегка туманно и чуть-чуть тянет сладостью сновидений, но Фазан недовольно мотает головой, отгоняя липнущую к нему дрему и ощущая чуть-чуть колющий, но приятный клекот предвкушения в груди. Он быстро и уверенно достигает палатки оруженосцев и ныряет в ее мягкое тепло, находит черепаховую шубку Зарянки и нетерпеливо тормошит ее, спокойным шепотом говоря:

- Зарянка, просыпайся. Новые боевые приемы сами себя не выучат. Зайцелов попросил меня его подменить, и я любезно согласился, - он произносит это и чувствует, как гордо бьется в груди сердце. Пожалуй, в этот исключительно важный момент он без ума от самого себя: ведь ему наконец-то предоставили ту возможность, о которой он мечтал с самого дня посвящения в воины. Сегодня он - наставник, и пусть завтра Зарянка снова станет ученицей Зайцелова, а сам Фазан проснется рано лишь для того, чтобы успеть принести дичь еще до утреннего патруля, сегодня он - учитель, мудрый и опытный. И те приемы, которым он обучит Зарянку, навек останутся с ней, неся в себе печать его вклада.

Едва убедившись в том, что ученица очнулась ото сна, он покидает обитель оруженосцев и ждет ее снаружи, прокручивая в голове приблизительный план тренировки. Фазан действительно хочет, чтобы все прошло идеально: так, чтобы на следующий день Зарянка смогла похвастаться Зайцелову ее новыми умениями, и он бы оценил преподавательский талант соплеменника.

Фазан вспоминает собственное ученичество без блеска в глазах: над этим периодом жизни нависла грозная тень отца, и его недовольный, упрекающий взгляд проникает под кожу стремительно, стоит только чуть смежить веки и погрузиться в воспоминания. Черный воитель неясно хмыкает, и кто-то другой мог бы сказать, что в этой короткой усмешке сквозит горечь, однако в глазах его нет и намека на печаль, когда он поворачивается к выбравшейся на поляну Зарянке.

- Доброе утро, - с толикой сарказма кидает, дергая плечом. Строит из себя недовольного, словно ожидает у входа не несколько мгновений, а целую вечность. - А ты не спешила: я уже подумал, что уснула опять... Ладно, опустим эти глупые упреки и оправдания. Следуй за мной, - и он буквально вскакивает с места, направляясь в сторону выхода и не потрудившись убедиться, что ученица следует за ним.

Они покидают лагерь, и за его пределами, как кажется Фазану, еще более холодный воздух окутывает их со всех сторон: но мерзнуть не приходится, когда держишь уверенный темп ходьбы и не оставляешь голову пустой от мыслей. Сначала настроенный молчать всю дорогу до полян, к которым они держали путь, Фазан, внезапно ощутив себя хозяином положения, включает режим поэта и медленно, тягуче произносит:

- Люблю каждое прохладное раннее утро, когда солнце еще дремлет за горизонтом, и все вокруг - в белом молочном мареве. И ты не видишь дальше пары лисьих хвостов, но тебя не пугает неизвестность: она, напротив, по обыкновению влечет всякого, чье сердце не сковывает страх, - говоря о красоте утра, Фазан даже кидает взгляд на Зарянку, смотря ей в глаза и упиваясь то ли собственной манерой речи, то ли тем самым пейзажем, что только что описал. - Тебе нравится сезон Листопада? - и его ничуть не интересует ответ: хотя, пожалуй, будь он отрицательным, Фазан тут же разнес бы позицию собеседницы в пух и прах. - Другие племена видят в нем красоту разноцветных листьев, что шуршат у них под лапами. Но мы - племя Ветра, и тот самый ветер владеет нашими душами. Для нас, пожалуй, вся прелесть Листопада не в багряных листьях, а в золоте первых рассветных лучей, пронизывающих туман. В вечных ароматах вереска вперемешку с запахом сырой и холодной от дождей земли... Но, впрочем, не любой воин Ветра способен уловить эту тонкую прелесть, - и последнее звучит крайне самовлюбленно, если знать, какова натура Фазана. Если же не быть осведомленным вполне, то можно счесть его за безнадежного романтика. - Мы пришли.

Фазан окидывает поляны взглядом: густые кустарники да вечнозеленый вереск кажутся действительно родными сердцу. Он представляет, как копошится в их корнях дичь, и рот тут же наполняется слюной - они ведь так и не поели. Впрочем, тренироваться можно куда усерднее, когда знаешь, что в награду получишь долгожданный завтрак.

- Ты можешь подумать, что поляны куда больше подходят для охоты, чем для отработки боевых приемов. Но я помню, как в юности бывал здесь с отцом и тренировался без устали в тех местах, где кустарники расступаются, образуя небольшое свободное пространство. Вот как здесь, - они подходят к "проплешине", и Фазан не придает никакого внимания приглушенному уколу в груди при воспоминании об отце. Ему, разумеется, абсолютно нет дела до этих глупых воспоминаний. - Что же, расскажи мне, чему научил тебя Зайцелов.

Отредактировано Фазан (2020-11-08 23:40:15)

+3

3

Зарянка все еще просыпалась иногда с чувством, что ей никуда не надо и что она по—прежнему живет в детской. Но реальность была совсем иной — вот и сегодня она проснулась рано утром, когда еще не все соседи по палатке поднялись. Да очнулась не сама — ее аккуратно потрепали. Захлопав сонные глазами, Зарянка недоуменно уставилась на Фазана, который вместе с собой впустил в палатку и неуютную прохладу. Полосатая зевнула, прикрывшись лапами и зарываясь головой в подстилку, до сих пор едва понимая, что происходит. Фазан говорил какой—то неразборчивый бред. Кошечка не понимала, ей это снится или кот и вправду разучился говорить… Да уж, просыпаться ей было очень тяжело, но с каждым днем ученица все лучше брала себя в лапы. Шумно вздохнув, юная кошечка поднялась на все четыре лапы и стала спешно вылизываться, чуть ли не засыпая снова и вылизывая одно и то же место до мокроты. Наконец, когда она упала от попытки доспать хоть одну минуточку сидя, Зарянка выползла наружу, улыбаясь Фазану во все зубы.

Кстати о нем! Зарянка, обладая весьма романтичной натурой, а потому в свои три луны уже успела тайно влюбиться, о чем не сообщила ни сестре, ни другим. Кошка иногда украдкой провожала кота взглядом и пыталась не показывать своего счастья и восторга, когда он проходил мимо, но все же бывало тихо после пищала в кусочек меха от радости. И вот, когда она подросла и стала полноправной ученицей, Зарянка поняла, что ей не совсем повезло с наставником в романтическом плане и что совместной тренировки долго нет. А именно поэтому желтоглазая была неимоверно счастлива узнать, что Зайцелов отравился. Ей, безусловно, было очень стыдно за свою радость, и она обещала принести Зайцелову самого жирного зайца, однако… Однако Фазан был Фазаном, и он был тайной пассией Зарянки. Ему не повезло взять на себя ответственность в виде Зарянки, ведь та… едва ли та могла ли сосредоточиться, когда рядом тот, о ком она вздыхает весь сезон.
Чем же привлекал наивную ученицу черный кот? Трудно было сказать так сходу, но Зарянка понимала всей душой, что просто хочет быть похожей на него во всех хороших качествах. Ей очень нравились его речи, его взгляды на жизнь. И пусть она его совсем—совсем не знала, ей казалось, что в Фазане собрался весь идеал племени Ветра. Зарянка, в силу своего возраста и столь сильной влюбленности, конечно же, не могла оценить трезво старшего кота.

Доброе утро, — едко произнес Фазан. Зарянка прижала уши и почувствовала укол стыда. Ей до слез стало стыдно за то, что она так долго собиралась. Сон как лапой сняло. Сдержав эмоции, кошечка поторопилась извиниться, но черный перебил ее, — А ты не спешила: я уже подумал, что уснула опять... Ладно, опустим эти глупые упреки и оправдания. Следуй за мной.

Зарянка поторопилась за Фазаном, провожая кучу с едой взглядом и понимая, что ей не получится позавтракать даже вчерашним мышиным хвостиком. Но Фазан был прав. Он был во всем прав, и ученица это прекрасно понимала. Она не могла произнести никаких слов из—за давящей на горло вины. Однако полосатая верила, что однажды сможет сказать Фазану то, как сожалеет и как его любит. Она не ждала взаимности, нет. В свои юные луны она прекрасно понимала, что такому коту вряд ли будет нравиться такая как она. Но может быть она сможет доказать, что имеет право на шанс быть рядом…? Детская наивность до сих пор не покинула ученицу.

Зарянка потрусила за черным котом, задумываясь, как правильно — идти за ним или рядом? Желтоглазая выбрала что—то между, боясь, что тем или иным решением вызовет неодобрение кота. Меньше всего на свете кошечка хотела дать почувствовать воину, что это все зря и что время, которое он проводит с ней напрасно потрачено. Полосатая, обычно обращающая внимание на окружающую природу больше, чем на себя, в этот раз не могла оторваться от мыслей о Фазане и о том, как правильно стоит вести себя. Рядом с ним почему—то хотелось улыбаться, смеяться и глупо хихикать. Но кошечка сдерживалась, понимая, что это не то поведение, которое от нее ожидают старшие.

Люблю каждое прохладное раннее утро, когда солнце еще дремлет за горизонтом, и все вокруг - в белом молочном мареве, — внезапно произнес воин, слава Предкам, не заметив, как вздрогнула Зарянка, что витала в своих мыслях. Очевидно, она совсем не ожидала, что кот начнет говорить во время пути и… ей было просто приятно. Его речи были высокопарны и излишне высоки, чем безмерно вдохновляли кошечку, чья душа стремилась к таким же высотам. Ей нравилось говорить, пусть и во время тренировок не было в этом смысла никакого. Но уставшими прохладными вечерами было приятно говорить о чем—то, что находится далеко за пределами бытового восприятия мира. В такие моменты Зарянка чувствовала мурашки по коже, некое трепетание в груди.

Тебе нравится сезон Листопада? — спросил Фазан, пронизывающе смотря на свою временную ученицу. Та из всех сил пыталась понравиться, поэтому улыбнулась, пусть немного зажато и дала свой ответ:
Да! Знаешь, ты очень красиво говоришь! — воскликнула она, пытаясь впихнуть в свой ответ как можно больше чувств. Но кроме глупого восторга ничего из рта не вышло. Ученица почувствовала себя крайне мышеголовой и мысленно ударила себя по щеке. Фазан продолжил свою речь, давая возможность Зарянке продолжать восхищаться его способностями говорить.

Полосатая замечала сейчас, что если бы воин не завел темы, то она сама никогда бы не задумалась о том, что истинный сезон Листопада в племени Ветра — это не яркие красочные листья, а особенные рассветы. Зарянка понимала, что она далеко не та, которая способна так легко и точно заменить нечто такое, нечто… необычное, яркое и теплое. Она едва ли могла бы сказать кому—то о том, как прекрасен этот простор, как трогает ее детскую душу рассвет. Кошечка поняла только сейчас, насколько она мала и неспособна мыслить также, как и старшие. Смотря вперед, ученица понимала, насколько она мала в этом мире и насколько она слаба. Фазан казался большой скалой, которая способна не уменьшиться в размерах даже если пройдут множества сезонов.

Мы пришли, — произнес Фазан. Зарянка с сожалением отметила, что, если бы они не пришли, то она бы с удовольствием слушала кота весь день… И может быть ночь. Кошечка смутилась своим мыслям.

Тут очень красиво, Фазан, — произнесла полосатая для воина, чтобы он не почувствовал в ней глубокое смущение, затыкающее рот. Вокруг были заросли различной травы, название которой ученица сейчас не могла вспомнить, но она тут же сделала заметку у себя в голове, что обязательно надо будет спросить у старших оруженосцев, что это за травы. Может быть Зайцелов подольше полежит в палатке целителей, и Фазан заберет ее еще на денек.

Ты можешь подумать, что поляны куда больше подходят для охоты, чем для отработки боевых приемов. Но я помню, как в юности бывал здесь с отцом и тренировался без устали в тех местах, где кустарники расступаются, образуя небольшое свободное пространство. Вот как здесь, — черный кот показал на небольшую полянку, «лужицу» земли, где можно было спокойно развернуться, не боясь упасть в высокую траву. Зарянка смотрела вниз, делая вид, что ей очень интересна поляна. Но в мыслях она эхом слышала отрывок речи Фазана.
«Без устали. Без устали. Неужели я так смогу? Что, если ему будет недостаточно…. Звездные Предки, пожалуйста, я не хочу показаться ему мышеголовой!»

Что же, расскажи мне, чему научил тебя Зайцелов, — потребовал Фазан. Зарянка внутри себя закричала, но быстро взяла себя в лапы.
«Успокойся. Ведешь себя словно зайчиха в брачный сезон с колючкой под хвостом!»

Рассказать? Да, я поняла. Почес живота, мертвая хватка! Ой, прочес то есть! Я это все знаю конечно не идеально, но очень стараюсь! — бойко мяукнула Зарянка, каждое предложение наполняя такой эмоциональностью, что даже становилось трудно дышать. — А ты что изучал, когда тебе было семь лун? — вдруг спросила она, сама не ожидая от себя. Но решилась продолжить:

Наверное, ты знал куда больше, чем я. Но я не думаю отставать! Можешь не сомневаться в том, что я сильная, — громко мяукнула она, трясясь от эмоций и дикого непонимания, что же она творит.

Отредактировано Зарянка (2020-12-02 16:55:03)

+2

4

Зарянка вторит его восхищенным речам, кивает согласно, подлизываясь и явно руководствуясь намерением угодить временному наставнику. В душе Фазана действия чужой ученицы отзываются смесью тихого удовлетворения и неприязни к чужой покладистости, почти безвольности. Видится в этом что-то знакомое, замеченное еще в юности в отношениях отца и матери: на мгновение бесхребетность той, что дала ему жизнь, вызывает ассоциацию с теперешним поведением Зарянки, заставляет нахмуриться и с трудом проглотить ком раздражения, подступивший к горлу. Впрочем, лесть юной кошки (или искренняя похвала?) немного смягчает воителя, заставляя слегка приподнять уголки губ, когда он слышит:

- Знаешь, ты очень красиво говоришь! - редко кто-то вот так вот просто отвешивает ему комплименты: не потому, конечно, что он их не заслуживает. Просто не являются подобные слова типичной частью чисто деловых разговоров. А Зарянка восхищается, не сдерживаясь, и голос ее чуть-чуть дрожит: свое расположение она даже не скрывает. - Тут очень красиво, Фазан, - она зовет его по имени: намеренно, чтобы понял, что ее похвала в сторону выбранного места направлена не в пустоту, не вырвалась случайно озвученной мыслью. Она умышленно подчеркивает: мне нравится твой выбор, здесь правда идеально.

- Красиво... Да, очень. Это место ничуть не изменилось с нашей с ним последней встречи, - тянет он, мысленно пребывая не здесь (или не сейчас, так звучит вернее). На несколько мгновений кот окунается в воспоминания, которые, хоть и принадлежат ему, кажутся чужими. И за неудачной попыткой Птицелапа вывернуться из отцовской хватки наблюдает он со стороны, словно это все - не он, и всхлипы, разумеется, тоже не его. Разве мог он когда-то быть таким слабым? События не столь далекого прошлого кажутся Фазану подброшенными, чужими, противоречащими всему тому, что он привык о себе знать.

Тот Птицелап, которого он правда знал и принимал, смог противостоять отцовской воле и стать сильнее. Он дал сдачи, ответил на насилие насилием (Фазан верит, что око за око - незыблемое правило) и изменился - или же просто проснулся ото сна, открыв ту сторону себя, что подавлялась так долго отцовскими манипуляциями. Тот, кто возник в его памяти теперь, этот жалкий призрак, является ни чем иным, как искажением былой действительности, навеянным подменой понятий. Быть может, причиной является Зарянка, которая смутно напоминает Фазану мать (пожалуй, надо проработать эту ассоциацию, а также то, как ему стоит на это реагировать).

Но заниматься анализом он будет позднее: сейчас стоит сосредоточиться на тренировке. Смаргивая с глаз пелену наваждения, кот, чуть склонив вбок голову, принимается внимательно слушать Зарянку, иногда коротко хмыкая в ответ на ее речевые ошибки (он старается делать это беззлобно, но совсем не уверен, что у него получается). Волнение ученицы мешается с яркостью голоса, которую она очень старается выдать за уверенность (это почти забавно, особенно когда с той же интонацией звучит недоразумение в виде "почеса живота).

— А ты что изучал, когда тебе было семь лун? - неожиданно в лоб прилетает вопрос, и Фазан даже искренне ему удивляется. Хотя в интересе Зарянки нет ничего плохого, воителю отчего-то кажется, что она сует своей нос туда, куда лезть совсем не стоит. Его ученичество - почти самая личная тема из тех, которые можно поднять, а также одна из немногих касающихся его самого тем, на которые он говорить не любит. Черный кот собирается огрызнуться, открывает уже рот, но Зарянка опережает, выливая поверх вопроса похвалу. Если бы Фазан не знал, что она - всего лишь ученица, которая миксует нужное и ненужное скорее от недостатка опыта общения со старшими, чем с определенной целью, то он мог бы оценить умелую манипуляцию словами. Неприятный вопрос в лоб, сменяемый лестью. Кнут, а после - сладкий пряник: - Наверное, ты знал куда больше, чем я.

- Ну, я хотя бы не путал "прочес" и "почес", - Фазан улыбается, и это даже не одна из его фирменных гадких улыбок, пусть глаза и остаются холоднее льда. - Шучу. Не принимай близко к сердцу.

- Но я не думаю отставать! Можешь не сомневаться в том, что я сильная, - с жаром, с дрожью в лапах добавляет ученица, и, видит небо, черный воитель кривится от очередного удара кнута. Когда-то он сам так же уверял отца в собственных силах, напрашиваясь на похвалу, которую, впрочем, почти никогда не получал. Когда-то он считал, что его жалкие попытки выглядеть уверенным в своих силах выглядят правдоподобно (если они выглядели так же, как попытки Зарянки, то он очень и очень себя переоценивал). Новый поток ассоциаций отзывается в груди тупым уколом и теплится в животе. У Фазана неприятно тяжелеют лапы, почти зудят, требуя поединка во имя собственной чести, которую ученица по незнанию задела чуть-чуть тронула.

- Весьма заносчиво, - хмыкает Фазан, неясно взмахивая хвостом. - Впрочем, сегодня у нас будет возможность выяснить, насколько ты хороша, - он делает несколько шагов к Зарянке, скользя взглядом по ее морде и ловя волнение в чужих глазах. - Перед тем, как переходить к чему-то новому, я хотел бы не услышать о твоих навыках, а лично оценить их, - он наклоняется к уху юной кошки и произносит на выдохе конец предложения: - На практике.

Пара шагов назад, глубокий вдох. Фазан натягивает маску скуки и спокойно смотрит на Зарянку, как бы давая понять, что ничего путного от нее он не ожидает. Намеренно провоцирует.

- Чего ты ждешь? - совершенно ясно, что ждет ученица его команды. Но поддеть, придраться - дело привычки. - Давай, попробуй повалить меня на землю, Зарянка, - делает акцент на имени кошки, пародируя ее привычку произносить его имя по ходу диалога даже тогда, когда это совсем не обязательно.

Отредактировано Фазан (2020-11-30 16:54:36)

+2