Новости

● Для удобства навигации на форуме создан "Путеводитель". Здесь вы можете самостоятельно найти ответы на все возникающие вопросы

●❗️ 1.06.2022 запланирована ежесезонная чистка.❗️

● Дорогие художники форума! Помогите наполнить Галерею !


Рейтинг форума PG-13. Запрещено описание особо жестоких сцен, отсутствует откровенная эротическая составляющая.

Коты-воители. Отголоски прошлого

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Племя Теней » Главная поляна (5)


Главная поляна (5)

Сообщений 411 страница 420 из 426

1

ГЛАВНАЯ ПОЛЯНА
Продолжение темы — Главная поляна (4)


http://images.vfl.ru/ii/1529972614/ee0a9202/22251023_m.png


Где-то в глубине тёмного Хвойного леса находится лагерь племени Теней, который расположен в неглубоком овраге. Он давно порос мхом и папоротником, но Теневые коты его обжили. В стенах пещер воины сделали себе убежища, которые в своё время защищают от дождя, а из высоких кустов сделали палатки. Сам лагерь окружён высокими деревьями и кустами, что даёт чужаку шанс кубарем упасть в овраг, не заметив его. А Теневые воины осторожно спускаются по тропинке, прекрасно зная о каждом выступе.

+1

411

События флешбэка "Dynasties and Dystopia" ------>

ООС: прошу прощения за задержку!

Проснулась Песнь Свиристеля несколько позже, чем хотела - какой бы ранней пташкой в целом ни была дочь предводителя, а отоспаться после перенесенного бдения все же было надо. Песчано-бурая воительница не могла перестать думать о странном сне и новой "знакомой" оттуда, хотя первоначально и не думала придавать тому значения, как и любому другому сну. В нем чувствовалось что-то... не то, кошка при всем желании не смогла бы объяснить это чувство. Но, на удивление, вместе с этим она чувствовала себя на редкость отдохнувшей и готовой ко всему, что, в теории, может принести этот день.

Песнь Свиристеля поежилась. Рано или поздно, но отец сообщит о том, что сказал на Совете, тогда и вскроются его истинные намерения. И, в зависимости от них, Песнь будет готова действовать в любую сторону - за отца, в случае, если он соврал, и против него, если действительно вознамерился выгнать детей, которые не виноваты ни в чем и не приспособлены к жизни вне лагеря. В любом случае к худшему стоило подготовиться, как бы ни хотелось всеми силами надеяться на лучшее. И, сколь бы малы они ни были, Лепесток со Снежинкой должны были обладать хотя бы малым из необходимого, от чего они могли бы оттолкнуться, если бы их все-таки изгнали.

И Песнь Свиристеля была намерена им в этом помочь. Даже если это пришлось бы делать в тайне.

Молодая воительница торопливо выбралась на воздух, будучи готовой приняться за любую работу, которую ей можно было предложить, тем более в данное время суток, а на дворе стояли сумерки. Она подошла к куче с дичью, к своему удовольствию приметив там Гремучника. Слегка улыбнувшись, кошка приветливо махнула хвостом.

- Доброй охоты, дядя, - проговорила она, прежде чем выудить из кучи лягушку и приняться за еду, - от совоборцев вестей пока нет? Отсыпалась после бдения, не успеваю все улавливать, - она ухмыльнулась, прежде чем вгрызться в еду с новой силой.

Краем уха Песнь Свиристеля уловила шум со стороны детской. Голоса Мыши, ее детей и их друзей сливались в единый поток тревоги и смятения по поводу будущего, и полосатая воительница их понимала всецело. Она сама не могла толком осознать, во что верить и что думать, пока отец сам не озвучит то, чего она боится или на что надеется больше всего. Она все еще надеялась на то, что у отца осталась еще хотя бы капля благоразумия. То, что произошло со Спорыньей, было ужасно, но она была взрослой, старше даже Грохота, и могла отвечать за свою судьбу. Тогда как Снежинка и Лепесток - нет, они не знали другой жизни и навряд ли смогут приспособиться без надлежащего руководства.

Но вот, поток тревоги резко прервался издевающимся писком нынешней ученицы Гремучника. Песнь Свиристеля раздраженно фыркнула, думая, что она опять за свое, но то, что произошло дальше, едва не заставило Песнь вскочить. Поглощаемый яростью, Лепесток с разбегу толкнул Пыльнолапку в бок с весьма внушительной силой. Прежде чем все вышло из под контроля, другие оруженосцы смогли хоть как-то растащить дерущихся, но уже сам тот факт, что все доходит до физического насилия, говорит о том, что Пыльнолапка переступила черту.

Вновь натянув маску холода и строгости, уже серьезно приевшуюся, Песнь Свиристеля подошла к ругающимся и серьезно оглядела собравшихся. Она с уважением кивнула Сиянию, что отгородил младшего названного брата от сестры-сверстницы, прежде чем повернуться к последней.

- Так, что здесь происходит? - низко прорычала она, - я понимаю, что детские обиды еще присутствуют и их сложно изгладить, но открыто вымещать их на том, кто не виноват ни в чем, что могло быть ему подконтрольно - это мерзко и низко. Ты уже оруженосец, не ясельник, Пыльнолапка, так не пора ли уже тебе повзрослеть? - последнее слово дочь предводителя проговорила с нажимом, прежде чем дернуть хвостом с раздражением и вновь повернуться к Лепестку.

- Пойдем, Лепесток, мне есть, что сказать и тебе, - голос ее сквозил холодным спокойствием, махнув хвостом по направлению несколько поодаль от стрессовой обстановки между учениками. Убедившись, что котенок следует за ней, молодая воительница отошла с ним в тень одной из еловых ветвей, на достаточно безопасном расстоянии, прежде чем, более приглушенным голосом начать говорить снова.

- Ты в порядке? Пыльнолапка перешла грань дозволенного, и все же постарайся не давать эмоциям брать над собой верх, опускаясь до ее уровня, - полосатая кошка дернула хвостом, на миг переведя взгляд на учеников и затем твердо посмотрев в глаза котенку, - но я отозвала тебя по несколько иной причине. Я не знаю, что задумал мой отец, и не знаю, насколько страшно все обернется. Большинство из нас будут стоять за тебя горой, малыш, в том числе и я, и не дадим несправедливым суждениям сломать вас со Снежинкой, она слегка пригладила хвостом шерсть на спине Лепестка, - но я не хочу строить иллюзий по поводу того, что может случиться. Как говорят, надейся на лучшее, но готовься к худшему. Скажи, тебе старшие когда-нибудь показывали боевые приемы или охотничью стойку? - кошка склонила голову набок и тепло улыбнулась, пытаясь своим видом расположить котенка к доверию.

Она не знала, насколько противно все может обернуться в действительности. Но сложа лапы Песнь Свиристеля сидеть не собиралась, покуда невинные дети способны от этого пострадать.

+2

412

Прежде, чем Пыльнолапка успела ответить на столь вопиющую наглость котёнка, Сияние вмешался и одним быстрым движением оттянул к себе Лепестка. Тот был едва ли сильно меньше самого Сияния по размерам, но, поняв, что только что сделал, поддался оруженосцу. Более того - сам отшатнулся прочь от Пыльнолапки, разве что не прячась за спину Сияния.

Сияние же, неожиданно для Лепестка, не начал читать всем собравшимся очередную лекцию, а четко и кратко попытался отвлечь сестру:
— Кедровка собиралась найти Пятно, а Темнолапка, уверен, в палатке оруженосцев, почему бы тебе не посмотреть там? Желудишка не откажется составить тебе компанию. А я скоро догоню вас, как вернется Кедровка, ты же хотела нам рассказать о чем-то важном. Не так ли? — предложение звучало скорее как завуалированный приказ.

Лепесток осторожно отвёл лапу Сияния, выворачиваясь и отходя назад. У него всё ещё колотилось сердце, как у испуганной мыши, и краем глаза котёнок старался следить за Пыльнолапкой, но, кажется, всё более-менее обошлось.

Осознание этого было... Новым и странным. Он никогда не старался сам постоять за себя, редко отвечал на едкие слова, в основном жалуясь старшим, отшучиваясь или притворяясь, что не слышит их вовсе. До драк не доходило ни разу. Возможно, какие-то вещи решать силой и правда проще?

"В конце концов, мы же воители"

— ...спасибо. — неловко буркнул котёнок в сторону Сияния, подбирая со снега совиное перо. Правда, он толком не был уверен, за что именно его благодарить - за то, что удержал, за то, что быстро нашёл нужные слова или за то, что не стал лишний раз грузить всех занудством.

— Так, что здесь происходит? — Лепесток дёрнулся, оборачиваясь, лишь для того, чтобы выдохнуть от облегчения, что обращались к Пыльнолапке, а не к нему. — Я понимаю, что детские обиды еще присутствуют и их сложно изгладить, но открыто вымещать их на том, кто не виноват ни в чем, что могло быть ему подконтрольно - это мерзко и низко. Ты уже оруженосец, не ясельник, Пыльнолапка, так не пора ли уже тебе повзрослеть? — и пока Лепесток это слушал, ему самому становилось противно и горько.

"А вдруг это все-таки я виноват?"

Ему было... Жаль Пыльнолапку? И, хоть ни один логичный довод не мог объяснить это странное ощущение, избавиться от него Лепесток тоже не мог.

Пойдем, Лепесток, мне есть, что сказать и тебе, — он виновато прижал уши и последовал за Песнью Свиристеля. И, пока  ядовитая "так-мне-и-надо" мысль разъедала его с одной стороны, с другой подступал не менее противный страх. Дочь предводителя могла пожаловаться на него самому Чернозвезду, и тогда...

"Тогда меня точно выгонят из племени"

Ты в порядке? — вопрос был совершенно внезапным, и котёнок даже опешил. Чтобы выиграть немного времени, он аккуратно воткнул подаренное Жало перо в снег у еловых корней, старательно поправляя его лапками, чтобы случайный порыв ветра ни в коем случае его не унёс.

Я... Злюсь. Немножко. — он не был уверен, отвечает ли это на вопрос, в порядке ли он, но это был самый честный ответ, который Лепесток мог дать. Он оглянулся ещё раз, чтобы убедиться, что никто из учеников или котят их не подслушивает.  — Не хочу перед ней извиняться. Она никогда не извиняется.

Пыльнолапка перешла грань дозволенного, и все же постарайся не давать эмоциям брать над собой верх, опускаясь до ее уровня. — сейчас Песнь Свиристеля уже не казалась такой серьезной и взрослой. Она, несомненно, была похожа на Чернозвёзда - внушительный рост, полоски, такая же густая и плотная шерсть - но, в отличие от предводителя, она все же жила вместе с остальными воинами, напрямую участвовала в жизни племени, и Лепесток не раз слышал, как остальные коты отзывались о ней с уважением и теплотой. Не с тем дрожащим волнением, с которым принято говорить о предводителях, а с гораздо более мягким чувством.

Так что всё же Лепесток решил, что Песнь Свиристеля не стала бы жаловаться на него отцу.

— Но я отозвала тебя по несколько иной причине. Я не знаю, что задумал мой отец, и не знаю, насколько страшно все обернется. Большинство из нас будут стоять за тебя горой, малыш, в том числе и я, и не дадим несправедливым суждениям сломать вас со Снежинкой, — он почувствовал, как Песнь Свиристеля мягко провела по его спине хвостом, и понял, что всё это время держал шерсть вздыбленной, как иголки у ежика. — Но я не хочу строить иллюзий по поводу того, что может случиться.

— То есть нас правда могут... — это было всё, что смог из себя выдавить Лепесток. пусть даже ему и хотелось закричать, заставить Песнь Свиристеля дать обещание, что с ними все будет хорошо, что никто их не выгонит, и что Пыльнолапка просто-напросто ему наврала.

Если до этого дня Лепесток ждал своего посвящения в ученики, как самого настоящего праздника, то теперь событие, которое должно стать самым радостным в жизни котёнка, омрачилось страшным предсказанием. Жить, не зная, что с тобой будет через несколько лун, тяжело даже взрослому воителю, что уж говорить о котёнке?

— Как говорят, надейся на лучшее, но готовься к худшему. Скажи, тебе старшие когда-нибудь показывали боевые приемы или охотничью стойку?

— Да. — он шмыгнул носом, переступая с лапы на лапу. — Пятно сегодня со мной тренировался. Я достал до самого его пятна на макушке. Надо встать вот так... — котенок чуть неуверенно, но все же довольно крепко держался - по крайней мере, для своего возраста. Практиковаться в игривых драках в детской было почти не с кем, но многие старшие ученики и даже воители не упускали шанса почувствовать себя наставником и показать мелкому, как правильно сражаться. — И очень важно всегда приземляться на лапы. А как охотиться - не показывали. Тут не на кого охотиться... — он указал взглядом на лагерь. Кошачьим духом от оврага разило так, что ни одна мышь не смела даже приблизиться. — У сов только получается. — в несвойственно-мрачной для себя манере отшутился Лепесток.

Отредактировано Лепесток (2022-04-29 20:18:25)

+5

413

Начало игры
Тинолапка даже радовалась, что отвлеклась на возвращение в лагерь Гремучника и Кедровки.
Кошка затаив дыхание слушала диалог чёрного Паучишки с угрюмым и строгим, даже чересчур строгим, глашатаем. И, хотя внешне оставалась совершенно спокойной, будто и не ловила каждое слово двух котов, внутренне покатывалась со смеху. Неизвестно, что забавляло больше, такой контраст двух собеседников, и по характеру, и по размеру, или то, что сама Тинолапка никогда не ответила бы кому-то, а, тем более, глашатаю, подобным образом.
Обернувшись, чтобы посмотреть, куда же отправился Паучишка, Неужели действительно чистить эту ужасно вонючую кучу, Тинолапка и поняла, что уже точно пропустила начало очередной семейной ссоры. Она тяжело вздохнула и медленно, почти нехотя, поднялась. Конечно, о причине очередной ругани между роднёй и Лепестком догадаться было легко. Сейчас половина племени только тем и озабочена, что размышляет о словах Чернозвёзда на совете. Кошка приблизилась к небольшой толпе на безопасное расстояние и села, обернув лапы хвостом и ожидая, когда же всё закончится, пытаться успокоить уже разошедшуюся Пыльнолапку было бы бесполезно и, может быть, даже опасно. А то можно потом и самой от сестры пару упрёков получить.
- Такого как ты они прикончат в одно мгновение. Ну ладно, не бери в голову, как я и сказала иди играй со своим перышком, — внезапно вскочивший Лепесток выглядел до жути смешно. Маленький встопорщенный меховой комок с огромными глазами. Жалко только, что ситуация смешной не была совершенно. Тинолапка испуганно ойкнула, замера, но почти сразу тряхнула головой и встала, делая несколько шагов вперёд так. что оказалась почти за спиной брата и сестры.
- Кедровка, кажется, уже вернулась, - Тинолапка перевела внимательный взгляд с Пыльнолапки на Сияние и обратно, а потом вздохнула и повернула голову к Лепестку и Песне Свиристеля. Недовольно поморщилась. Конечно, котёнок заслуживал поддержки. Но вот Пыльнолапка точно не заслуживал осуждения от совершенно чужой соплеменницы, которая сама почти что вчера покинула палатку оруженосцев, а уже возомнила себя взрослой. Может все в палатку уйдём, сейчас там, кроме нас, может никого и не будет? Или... - Тинолапка обвела поляну задумчивым взглядом и вопросительно посмотрела на Сияние, явно не найдя места, где можно было бы спокойно поговорить.

+2

414

Глашатый мгновенно стал темнее тучи. — Стоп-стоп-стоп, — выпалил он. — Говори по порядку. Ты пошла спрашивать разрешение у Пятна, но вместо этого отправилась в Тенистую рощу?
Я не.. - только и успела вставить Кедровка, но видимо Гремучник уже все для себя решил, он не был готов слышать всю историю целиком.
— Ты в роще решила его найти? Или подумала, что, раз его нет рядом, ты можешь шастать где захочешь? Но я понял, можешь не объяснять,
-Нет, я.. - пробормотала кошка, удивленно глядя на темношкурого кота, который, казалось, искал на ком бы отыграться.
— Если Пятно тебе ещё не объяснял, дорогая, отряд состоит только из воинов для того, чтобы такие оруженосцы, как ты, не мешались под лапами и сидели в безопасности. Тебе ещё повезло, что совы не оказалось рядом. Иначе Пятну пришлось бы собирать тебя по кустам и деревьям, — грозный кот фыркнул. — Думай, потом делай. Или хотя бы постарайся. Случившееся будет тебе уроком. А ты, — обратился он к чёрно-белому, — Следи получше за учениками. Свободны оба.
Гремучник махнул хвостом, отрезав любые возражения, и развернулся, направившись к куче с дичью.
Кедровка оторопело переводила глаза с темношкурого на молчаливого наставника и опять на глашатая.
Её раздражало как он относится к ним всем. Словно бы ни во что не ставил. Не давал сказать ни единого слова.
Но Гремучник был глашатаем, врят ли ему интересны пустяки как тот, который пыталась ему описать Кедровка.
Она прижала уши и долго молча стояла вот так, уязвленная и задетая.
Но ведь я все сделала правильно! Почему они все отчитывают меня за то, что я искала своего наставника, а не за то, что без разрешения залезла на дерево и чуть не упала?
Кошка вздохнула и поискала глазами друзей. Они сидели небольшой группкой и, глядя на них, Кедровке сразу стало лучше.
Вот уже и первая заприметившая ее Тинолапка подняла голову и встретилась с ней глазами.
Пестрая кошка просияла и помчалась к друзьям, с каждым шагом чувствуя как груз проблем падает с плеч.
-Привет, Тинолапка! - улыбнулась кошка, приветственно коснувшись носом носа подруги.
Может все в палатку уйдём, сейчас там, кроме нас, может никого и не будет? Или... - услышала кошка последние слова.
-Хорошая идея.. - Пестрая ученица заговорщически понизила голос и выразительно посмотрела на палатку оруженосцев.
У них есть немного времени, прежде чем кому-нибудь придет в голову занять делами праздно шатающихся тунеядцев.

+1

415

=> Оленья тропа

Общими усилиями совоборцы добрались до лагеря. Мёртвая сова в зубах Жало была тяжёлой, и даже несмотря на помощь Краснобоки, чувствовалось онемение в затекшей шее. Преодолевать боль и неудобства было делом привычным, так что Жало даже не ворчала, чтобы не тратить силы на пустое. До дома они, казалось, топали вечность, и несколько раз Жало оборачивалась проверить, не отстал ли кто. К счастью, команда и на обратном пути держалась сплоченно.

Едва они вошли в родной овраг, Жало сделала знак остановиться и отпустила совиную тушу. Выпрямив шею и поведя плечами, она позволила себе глубоко вдохнуть и выдохнуть.

— Вот и всё. Возьмите себе по лучшему куску дичи, залечите раны, рассказывайте байки оруженосцам и не думайте о дурном. У кого не получится не думать — просите у Ольхи успокоительные травы. Вы свободны, совоборцы, — она застыла, хмуро глядя "сквозь" совоборцев, на небо. — Как и наш дом.

Ей, как главе отряда, предстояло ещё отчитаться перед предводителем или глашатаем — весьма кстати Гремучник был в лагере, что избавляло от надобности соваться в тёмную пещеру к Чернозвёзду. Приватных разговоров с предводителем Жало сейчас не хотелось. Она чуть усмехнулась Краснобоке, давая понять, что помощь с совой больше не нужна. Уж Краснобока должна понять её. И, хорошенько вцепившись в перьевую тушку, Жало подняла её и пошла к Гремучнику. Немногого стоила пара десятков шагов после всего преодоленного пути. 

Подойдя к глашатаю, Жало бросила убитую сову ему под лапы и взглянула на него как-то даже... не особенно хмуро.
— Задание мы выполнили, с совами покончено, — сказала она, краем глаза отмечая юнцов и Песнь Свиристеля — теперь всем станет спокойнее. — Похищенных котят нашли и похоронили.
"А у их братьев и сестёр, оставшихся в живых, повысился шанс вырасти и стать воинами".

— Раненые есть, но все дошли сюда на своих ногах. Сов было три, одну из них, похоже, заклевали другие, — "или от болезни померла, тащить эту падаль в лагерь всё равно не было смысла". — Меня кое-что беспокоит, но хм... ерунда. Могу идти?

Жало взглянула в сторону воинской палатки. Уставшее тело так и манило добраться до подстилки, лечь и уснуть мёртвым сном. Она бы рассказала Гремучнику больше подробностей, но шум поляны заставлял её вести себя более замкнуто, чем вне лагерных стен. К тому же, самое главное Жало сообщила. От усталости она плохо понимала, какие эмоции испытывает относительно конца миссии. Но, кажется, впервые за долгое время она гордилась отрядом и хотела, чтобы глашатай по достоинству оценил труды котов, которые не побоялись сунуться в совиные когти — острейшие шипы, которые теперь торчали из лап поверженной птицы, лежащей перед Гремучником.

+5

416

[indent=1]– Оленья тропа –
[indent=0.5,0.8]Всю дорогу мысли заторможенно блуждали в воображаемой тёмной чаще. Краснобока не могла и не хотела задерживаться на какой-то конкретной, поскольку ощущала, что в таком бы случае пришлось вернуться сознанием к встрече с совами. А она была не готова анализировать случившееся – слишком свежи переживания.
[indent=0.5,0.6]Где-то в глубине души тем не менее теплилось чувство удовлетворения: отряд без невозвратных потерь выполнил свою непростую миссию. Лес прочесали, трёх разбойниц обезвредили самым надёжным способом, – стало быть, опасность миновала, и все королевы, текущие и будущие, могли наконец вдохнуть полной грудью, уверенные в том, что их котята смогут без оглядки резвиться вне укрывающих стен детской.
[indent=0.5,0.6]Не разжимая пасти, Краснобока улыбнулась, когда совоборцы со всей положенной им важностью пересекли вход в лагерь. Было приятно идти практически бок о бок с ответственной по патрулю, приковывая тем самым больше внимания к своей персоне.
[indent=0.5,0.6]Патруль остановился на речь Жало; рыже-белая сверкнула глазами. Старшая воительница знала, как поддержать утомлённых соплеменников и вдохновить их даже после битвы, и за это качество Краснобоке хотелось агрессивно её залюбить. Примерно так же, как Королёк после первого столкновения с совой.
[indent=0.5,0.6]– Сильные слова. Ты бы стала отличной предводительницей, – сыпанула со своей стороны неудержимых комплиментов Краснобока.
[indent=0.5,0.6]Жало интересным образом усмехнулась, и кошка, легко кивнув, оставила её наедине с птицей. "Лишь бы не забыла заглянуть к Ольхе", – обернувшись и проводив старшую взглядом до Гремучника, взволнованно подумала она. Ей было сложно судить о состоянии Жало, но она предполагала, что рана свою жертву с миром не отпустила.
[indent=0.5,0.6]Краснобока поморгала со своего места в сторону докладчицы, всё усерднее приходя в себя после злоключения. Мыслями к потерям она возвращаться не хотела, поэтому очень скоро избрала для себя новую цель.
[indent=0.5,0.6]– Шрам! – двинувшись с места и сразу перейдя на рысь, направилась на сближение кошка. – Как себя чувствуешь?

+3

417

Гремучник упрямо боролся со сном, хрустя костями залежалой полёвки. Краем глаза он следил за тенью, которая неумолимо приближалась к отмеченной точке. Совоборцев до сих пор не было, но время отправлять второй патруль ещё не пришло. По натуре нетерпеливый, Гремучник оказался в раздражающей ситуации бездействия и неизвестности. Он всё ещё мог присмотреть за расшумевшимися котятами и оруженосцами, но с большей вероятностью он лишь выпустит на них весь пар, а после будет слушать ворчание королев на свою уставшую голову. А вот против компании племянницы, как раз подошедшей перекусить, он ничего не имел.
Доброй охоты, дядя, — махнула хвостом Песнь Свиристеля и взяла из кучи лягушку.
Доброе, — с сарказмом ответил Гремучник, дёрнув усами.
От совоборцев вестей пока нет? Отсыпалась после бдения, не успеваю все улавливать, — "Ну хоть кто-то тут отоспался", — подумал глашатай, повторяя ухмылку воительницы. Но морда его быстро приняла свой первоначальный уставший вид. Взгляд упёрся в остатки полёвки у лап.
А ты как думаешь? — спросил он с раздражением в голосе. — Караулю их всё утро, как юная ученица на свидании. Лишь бы нормально всё было с ними, — последние слова кот пробормотал в сторону и вздохнул. Хотел бы он как следует поздравить свою племянницу и бывшую ученицу с посвящением, но сил и настроения для этого уже не было. А раз не можешь выложиться на полную, нечего и пытаться, поэтому глашатай застыл в тишине, нарушаемой лишь нарастающими спорами котят.
Опять Пыльнолапка, — скривившись, сказал Гремучник, не уточняя, что именно "опять" вытворяет ученица. К счастью, времени разбираться с этим у глашатая уже не было. В овраг стали спускаться первые совоборцы, и всё внимание кота переключилось на них. Он успел только дёрнуть ухом, заслышав, что Песнь Свиристеля пошла к балагурам. "Ну и правильно. Пусть молодое поколение начнёт интересоваться и заботиться о тех, кто младше."
Первой среди совоборцев оказалась Жало. Следом показались и остальные — Гремучник заметил на их шерсти глубоки порезы и царапины, что объясняло, почему это заняло так много времени. "А эта мышеголовая Кедровка ещё хотела в одиночку выстоять против сов", — вспомнил глашатай, представляя, что могло случиться с неосторожной ученицей. Они могли понести большие потери сегодня, но к счастью, всё обошлось. Отряд вернулся в полном составе и даже с трофеем.
Гремучник кивнул, как только мёртвая туша совы оказалась у его лап. На морде появилась привычная ухмылка:
Отличная речь, — не смог не прокомментировать он подслушанные слова и бросил нечитаемый взгляд в сторону Краснобоки.
Задание мы выполнили, с совами покончено. Похищенных котят нашли и похоронили, — начала отчитываться Жало. В глаза бросились плохо выглядящие раны на шкуре воительницы, но та так старалась держаться независимо и гордо, что Гремучник решил проигнорировать явные неудобства, которые должна испытывать кошка. Ему ли не знать, как важно чувство собственного достоинства. — Раненые есть, но все дошли сюда на своих ногах. Сов было три, одну из них, похоже, заклевали другие.
Гремучник кивнул вновь, но на этот раз задумчиво. Новости были как приятные, так и навевающие тоску. Кто знает, котята с каких ещё племён попались в когти этим хищникам.
Главное, что третья уже была мертва, а как — не наше дело, — ответил кот. — Но даже не знаю, хвалить ли вас, раз треть работы уже была сделала кем-то другим... — Гремучник выдержал короткую паузу и как бы нехотя повёл усами. Слабая улыбка так и норовила прорваться сквозь серьёзный напускной образ. — Вы молодцы, ладно. Не то чтобы у меня есть что сказать после твоей речи. Я обязательно передам всё Чернозвёзду.
Меня кое-что беспокоит, но хм... ерунда. Могу идти?
Жало выглядела уставшей, и она явно пережила больше, чем Гремучник, этой ночью. Кот уже давно мог отпустить её высыпаться и не мучить пустым трёпом, но стойте... Раз уж он был глашатаем, почему бы не воспользоваться своей должностью? Ощущения от власти были всё ещё непривычными, но приятными.
Я слушаю. Если хочешь, можешь рассказать в палатке, потому что я с тобой. Ждать вас тоже было довольно утомительно, — полушутя, ответил кот, умолчав про проводы одиночки и разборки с Кедровкой и Пятном. Он уже должен чувствовать себя самым-внимательным-и-отзывчивым глашатаем в лесу после таких слов? "Журавлиная бы точно отметила, над чем мне ещё надо работать".

+5

418

Оленья тропа ..>

- Возьмите себе по лучшему куску дичи, залечите раны, рассказывайте байки оруженосцам и не думайте о дурном. У кого не получится не думать - просите у Ольхи успокоительные травы, - распоряжалась по приходе в лагерь глава патруля. Шрам улыбнулся про себя, плохо представляя, какой из него старший воин и защитник племени, если в такой ситуации он в первых рядах пойдет просить у Ольхи успокоительное. Впрочем, Шрам и в роли рассказывающего байки молодняку плохо себя представлял. Вот от этой мысли стало мрачнее на душе. Он подумал, что все эти слова, по своему бодрящие, адресовались скорее другим членам отряда - тому составу, который и должен был быть изначально.
Так что выслушав Жало, собравшуюся поговорить с Гремучником, Шрам кивком простился с совоборцами, исчезая из их компании и уходя в неприметное место, чтобы привести себя в порядок после сражения. Особенно много возни было над раной на животе, но в конечном итоге воин кое-как подлатался и чувствовал себя по крайней мере сносно.
"Где там Тинолапка?" - пришла в голову мысль, и тут же испарилась. Наверняка ученица занята своими молодыми делами. Кот устало опустился на землю и свернулся в углу огромным одиноким медведем, решивший, что не станет пока занимать Тинолапку работой и своим мрачным обществом. Для начала нужно хоть сколько-то прийти в себя. Так что пусть уж пока проведёт немного времени с другими учениками, повеселится.
- Шрам! - донеслось вдруг до слуха, только воин замкнул глаза. Пришлось раскрыть их обратно и приподнять голову, чтобы встретиться взглядом с подходящей ближе Краснобокой. По-видимому, план как можно скорее ретироваться с глаз, чтобы привычно побыть одному, у Шрама не задался.
- Как себя чувствуешь?
Какое-то время воин молчал, будто не понимая, что Краснобока действительно обратилась с таким вопросом именно к нему. Шрам особо не помнил, чтобы кто-нибудь из соплеменников акцентировал внимание на его ментальном и физическом состоянии как минимум из-за того, что кот едва ли водил с кем-нибудь дружбы. А если такое и было, то довольно скоро заканчивалось или вовсе было чем-то наподобие миража.
- Я отлично, - сухо отозвался Шрам, не зная, что ещё сказать. Жаловаться Краснобоке он не собирался. Но и так просто заканчивать разговор тоже было как-то неправильно.
- Ты что-то хотела? - решил таки вдобавок спросить воитель. Этим он собирался убить сразу двух зайцев. Во-первых, кошечка не уйдёт прямо сейчас, так просто решив, что Шрам не заинтересован в разговоре. Во-вторых, ежели дело тут в том, что Краснобоке просто нужна от него какая-нибудь услуга, и поэтому она к нему подошла - пусть уж говорит прямо сейчас, без лишних предисловий. Вот только что это могло, напротив, прозвучать грубовато и отталкивающе, темногривый не подумал.

+2

419

[indent=0.5]Краснобока вольно кивнула, легко согласившись со словами Шрама: кот был в порядке. Она не могла наблюдать его личные сражения, потому как была занята не меньше, но с виду доходягой он не казался, – а мысли, что воитель лгал, она не допускала.
[indent=0.5,0.6]– Ты что-то хотела?
[indent=0.5,0.6]Рыже-белая дружелюбно помахала хвостом, упуская из области внимания вежливо-отстранённый тон собеседника. Хорошо, что он он сам поинтересовался причинами: создал видимость того, что это он инициировал диалоги тет-а-тет со столь роскошной воительницей, которая, между прочим, временами уставала нести на своих пушистых плечах груз ответственности за важные разговоры.
[indent=0.5,0.6]И тем не менее на первые шаги она скупа не была.
[indent=0.5,0.6]– Я обещала Клёну тренировку на рассвете, – она сделала небольшую паузу и окинула взглядом поляну, как бы убеждаясь, что текущее время подходило под категорию "на рассвете". – Вот думаю: пока впечатления свежи, а ситуация обсуждаема, может, стоит на этом сыграть и посвятить занятие.. к примеру, противостоянию на деревьях? – споткнувшись на формулировке, но не смутившись, она обратила пытливый взгляд к Шраму. – Ты очень хорошо себя показал, – в лестном порыве, хотя и не имевшая возможности лично во всём убедиться, начала подводить к сути кошка. Объяснить это было несколько сложно, но Шрам действительно умудрился впечатлить её этой ночью. Почему-то. – Не хочешь присоединиться? Ты мог бы взять свою ученицу, получилась бы очень уникальная тренировка с очень уникальными наставниками.
[indent=0.5,0.6]Краснобока чуть помялась на собственном месте. Шрам был ощутимо.. воительнее неё. И просить подсобить с оруженосцем казалось неловкой затеей, особенно для привычно уверенной в своей ведущей позиции Краснобоки.
[indent=0.5,0.6]Впрочем, переступать через себя иногда было полезно. Отказа она не боялась – лишь хотела верить, что исполин на её предложение всё же согласится. Такое занятие было на лапу обоим, верно?

+2

420

тык

Пропускаю Сияние. Если будет нужно, отредактирую пост

Вспомни солнышко, вот и лучик. вернее, Кедровка собственной персоной. Тинолапка приветливо улыбнулась ученице, радуясь, что и её встреча с Гремучником не лишила настроения. Кажется, хмурость и ворчливость их серьёзного глашатая сегодня на оруженосцев не действует.
Подруга идею уединиться в палатке поддержала, даже если там кто-то будет, то эту проблему решить можно и потом, так что, пока все в сборе, можно приступить к поиску места для секретного разговора. Любопытство от того, насколько тайными звучали слова Сияния немного перекрывало беспокойство из-за возможных очередных семейных разборок. Что-то подсказывало, сто не только она не в восторге от поступка Пыльнолапки. Пусть Лепесток и действительно был подкидышем, без которого их семье жилось намного лучше, он, все же, член племени и решать его судьбу мог только предводитель. Да и относиться к котёнку можно было с большим равнодушием. Они же уже ученики.
Разрыв
Тинолапка выглянула на поляну и потянулась, усаживаясь у самого входа в палатку. Ночь была очень длинная. Ученица зевнула и недовольно дёрнула усами, представляя, с каким "удовольствием" будет подниматься на тренировку. Хотя, может сегодня будет небольшое исключение из привычного ритма? Ведь, несмотря на поздний, или уже даже ранний час, в лагере мало кто спал. Кошечка повертела головой, обнаруживая возвращение совиного патруля. Можно было бы расспросить отважных воинов о деталях охоты, но ученица подумала, что на их месте пожелала бы отдохнуть, а не болтать с оруженосцами. Вот уж у кого действительно ночь была трудной.
Тинолапка прекратила осматривать главную поляну и повернулась к Кедровке. Глаза подруги поблескивали в свете луны и звезд, делая её похожей на жуткую ночную хищницу.
- Тяжело, наверное, в лесу ночью охотиться, видно плохо, - негромко пробормотала Тинолапка и задумчиво посмотрела на Кедровку. Ей ведь от Гремучника попало за то, что в лес пошла, да ещё и ночью, когда там совы. Вот у кого настоящие приключения, пока они с Сиянием в лагере сидят. Тинолапка могла бы позавидовать, но ей этих самых приключений не очень хотелось. Если только послушать.

+2


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Племя Теней » Главная поляна (5)