Новости

❗15.03.2021 запланирована ежесезонная чистка! Проверьте свою активность, чтобы избежать удаления из игры❗

● Для удобства навигации на форуме создан "Путеводитель". Здесь вы можете самостоятельно найти ответы на все возникающие вопросы


Рейтинг форума PG-13. Запрещено описание особо жестоких сцен, отсутствует откровенная эротическая составляющая.

Коты-воители. Отголоски прошлого

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Племя Ветра » Главная поляна (6)


Главная поляна (6)

Сообщений 301 страница 310 из 311

1

ГЛАВНАЯ ПОЛЯНА
Продолжение темы - Главная Поляна (5) (старый лагерь)


http://images.vfl.ru/ii/1539355449/3d3c4d2d/23763973_m.png


Если посмотреть на огромное поле, то можно увидеть высокие травы, разноцветные цветы.  На них будут сидеть пёстрые бабочки, быстрые стрекозы и жужжащие пчёлки. Среди крупных животных можно заметить кроликов, которые едят всякие травы. Змей, которые изворотливо ползут меж высоких зарослей, птиц, которые свили гнёздышки почти у земли. И так же, посреди этого дикого поля можно увидеть новый лагерь котов Племени Ветра, не так давно построенный вместо обрушенного. В нём множество камней, благодаря чему у котов много пещер, которые они обустроили по своему вкусу и желанию. Но всё же, ветреные коты обожают спать под открытом небом.

0

301

- Добрая охота, Молния!
Охота была и впрямь доброй для лютующих Голых деревьев, но мысли об этом остались за пределами лагеря.
- Благодарю, - буркнул кот, настораживаясь ещё больше. Сохатый направлялся к нему, явно настроенный сказать ещё что-то, и Молния прекрасно понимал, что если речь зайдет о туннелях, у него не будет времени на раздумья, и он должен будет либо подчиниться исполняющему обязанности глашатая, а вместе с тем и Звёздной Сойке, либо нет, и это повлечет определенные последствия. Впрочем, он был не из тех, кто поджимал хвост перед ответственностью.
- Не видел ли ты того, кто выходил из целительской передо мной? Кажется, Крапинка пошла на поправку чересчур быстро, хочу с ней поговорить на этот счёт.
- Боюсь, что нет, не успел ее застать, - слегка расслабившись, ответил воитель. - У выхода тоже никого не встречал. Возможно, она пошла в свою палатку или выбралась из лагеря раньше.
Получив ответ, глашатай направился было дальше, но, будто вспомнив о чем-то, остановился. Молния вопросительно наклонил голову набок.
- Вечерний патруль, конечно, сформирован, но если захочешь пойти с ними — тебе найдётся место. Но лично я надеюсь, что ты останешься в лагере.
Кот снисходительно усмехнулся.
- Сохатый, ты исполняешь обязанности Махаона, и я сделаю, как ты скажешь. Мы оба были возле той Гремящей тропы, и мы оба понимаем, что твоя должность глашатая не менее настоящая, чем была у него, какие бы слова ни подбирала для этого Звёздная Сойка.
Я думал, может… Как ты считаешь, нам следует ещё раз поговорить со Звёздной Сойкой? - вдруг спросил серый воитель, чем немало удивил Молнию. Старший кот опустился на землю, аккуратно обвив лапы хвостом, и внимательно посмотрел на собеседника. Что-то подсказывало ему, что события в племени катятся по неконтролируемой колее, и его личные мысли насчёт предводительницы - лишь одна тростинка в поле.
- О чем конкретно?

0

302

Из целительской Зайцелов выходит в еще большем смятении, чем был, хотя казалось бы — куда уж больше, учитывая то, как разбитым он проснулся некоторое время назад. Стабильность состояния брата принесла ему свою долю успокоения, однако разговор о туннелях с ним же пробудил опасения в сравнении гораздо более значительные, и теперь ему некомфортно в собственном теле, как змее, которой стала тесна ее старая кожа ("Более неудачного сравнения ты бы и придумать не смог," — говорит Зайцелов сам себе). Зайцелов не уверен даже, что когда-нибудь в будущем сможет примириться с таким решением их предводительницы, и дело тут даже не в том, что он сам по себе никогда не отличался отходчивостью; скорее, он не только не понимает, но и не хочет пытаться понять, какой смысл в тактическом преимуществе перед соседями, если за него придется платить безопасностью — а быть может и жизнями — собственных соплеменников. Не говоря уже о том, что оставшемуся племени нужно будет теперь охотиться в два, а то в три раза больше, в зависимости от того, сколько котов определят в ряды так называемых туннельщиков — и с учетом наступивших Голых Деревьев это последнее, что им сейчас нужно.

Словно подгадав его мысли, на главной поляне Сохатый уже беседует с его бывшим наставником — скорее всего, о том же, чему существо Зайцелова так истово сопротивляется. Последний внезапно чувствует совершенно детский порыв куда-нибудь забиться и спрятаться; не то чтобы он думает всерьез, что после пережитого им, Кожаном и их ученицами его принудят к возвращению в душную темноту подземелий — не сразу, по крайней мере — но Звездная Сойка сделала ответственным Молнию, а это значит, что он ни в чем не может быть уверен до конца.

(Он пытается не думать о Молнии слишком плохо, при всем уважении, и даже чувствует честный стыд за такое к нему отношение; но потом припоминает последние луны своего ученичества, и стыда тут же становится значительно меньше.)

Занятый своими тревогами, плотной дымкой опутавшими голову, Зайцелов не сразу замечает поджидающего у выхода Фазана — что не очень уважительно с его стороны, однако он и так слишком занят, чтобы думать еще и об этом. Поймав, впрочем, явно зацепленный на нем взгляд, воитель притормаживает шаг, кивая соплеменнику скорее на автомате:

Фазан.

И в ответ получает елейное в каждой интонации:

Здравствуй, Зайцелов. Прекрасное утро, м?

Зайцелов ежится, но только у себя внутри. Он так и не понял за десяток прошедших лун, как ему стоит общаться теперь с Фазаном — который, надо заметить, значительно отличается от того, каким Зайцелов знавал его в ученичестве; лишь глаза все такие же, подернутые холодной пеленой, словно бы льдистой коркой. Поэтому следующие его слова звучат словно бы рассеянно:

Не уверен, что могу согласиться, — тем не менее, он тут же прибегает к излюбленному своему методу — сдержанной вежливости, и голос его становится подчеркнуто нейтральным. Он отходит в сторонку от целительской, чтобы не заграждать никому вход-выход, — Но если для тебя это утро и вправду прекрасное, то я только рад. Ты что-то хотел?

Едва ли Фазан из всех соплеменников подошел к нему ради праздной беседы — было бы глупо такое подумать — так что Зайцелов поощряет его перейти сразу к делу, настолько прямолинейно, насколько может. И оказывается прав в предположении, что у соплеменника к нему конкретное дело.

Зарянка обещала поговорить с тобой о моем предложении провести совместную тренировку для нее и Лютик, — Зайцелов навостряет уши, — Обе ученицы показались мне заинтересованными в этом, и я считаю, что сейчас момент самый подходящий. Дружественная атмосфера, здоровый дух соперничества... Это помогло бы развеяться и им, и нам, не находишь?

Это... отличная идея, — отзывается он удивленно, поскольку не ожидал от этого дня ничего по-настоящему хорошего. И уж точно не ожидал того, что это хорошее явится к нему в образе Фазана, отношения с которым после посвящения их в воители стали, по ощущениям Зайцелова, очень странными, — Зарянке неплохо бы переключиться после вчерашнего, — "И мне тоже," — Правда, я еще не видел ее сегодня утром, иначе уже знал бы о планах на тренировку. Об этом вы говорили с ней вчера?

Вместе с воспоминанием о том, как его ученица подскочила при виде Фазана и Лютик, и к которым унеслась со скоростью вспугнутого кролика, приходит понимание того, что оба они видели его в том незавидном состоянии, которое настигает Зайцелова редко, но неизменно метко, в самые неподходящие моменты. Все еще чувствующий себя ужасно из-за проявления такой слабости на глазах у, ни много ни мало, половины племени, воитель отворачивает голову от Фазана, к которому только что обратился, и делает вид, что высматривает в окрестностях Зарянку — по-хорошему, она должна была уже проснуться.

+4

303

- Сохатый, ты исполняешь обязанности Махаона, и я сделаю, как ты скажешь. Мы оба были возле той Гремящей тропы, и мы оба понимаем, что твоя должность глашатая не менее настоящая, чем была у него, какие бы слова ни подбирала для этого Звёздная Сойка.
Воитель смущённо поморщился, чуть прижав целое ухо — вот ему бы уверенность Молнии в данном вопросе. Сохатый вздохнул, выпуская облачка пара, и вознес взгляд к морозному небу. Задача стояла не из простых, назначение было для него неожиданностью, обязанности казались размытыми и неясными, но кем бы он был, не попытавшись сделать хоть что-то?
- Если честно, я сам не знаю, что думать, и что сказать Звёздной Сойке, - чуть тише выдавил кот. - Да и сказать ли, я вовсе не хочу попирать её решения, да и скажем уж честно — временный глашатай не такой уж и глашатай, даже если Махаон не вернётся и она примет это, это вовсе не означает, что я останусь там, где я есть сейчас. Могу ли я оспорить с такой позиции её решения?
- О чём конкретно?
Сохатый заметил, что его слова немного заинтересовали Молнию, так что и сам, напоследок оглянувшись и решив, что Крапинка вряд ли за пару минут попадёт в беду посреди лагеря, даже более того, может наконец покажется, аккуратно сел и немного наклонил голову.
- Да я тут думаю…  То есть, точнее сказать, слушаю, - начал он ещё немного понизив голос, чтобы их беседа была чуть более приватной. - Коты в племени ходят смурные, что в общем-то и ясно, у нас и укушенные, и покалеченные, и пропавшие, и вообще сезон Голых деревьев. Я знаю, что тебя назначили исследовать туннели, и я не попираю твою должность, но, как думаешь, может это…
Сохатый сконфуженно выдохнул через нос — вот поэтому он и не стремился никогда к какой-либо власти в племени. Как принять решения, в которых ты попираешь либо традиции, либо соплеменников, либо ещё что-нибудь? Воитель мотнул головой и добавил:
-  В общем, я хотел совета, Молния, - подытожил он. - Время кажется неудачным, но даже если все будут в строю — будет ли оно тогда удачным? Что мы найдём в туннелях? Стоит ли вообще поднимать этот вопрос?
Сохатый немного напряженно водил хвостом из стороны в сторону. Он ощущал себя котёнком, балансирующем над пропастью — неверный шаг и свалишься, да и обратно уже не пройти. Он, впрочем, не боялся — не за себя, по крайней мере. Один кот может ошибиться и ответить за это, принять последствия и раствориться в звёздах — но один кот это не целое племя.
- И знаешь, если… Когда вы пойдёте в туннели, я думаю, я должен быть среди вас, - добавил он помимо прочего. В голове скромно скреблась мысль о том, что если там что-то произойдёт, то лучше уж с ним, котом без семьи, учеников, близких друзей и котят, чем с кем-то из более… Не одиноких соплеменников. - И если я мог бы воспользоваться положением, то разве что в таком случае.
Хвост Сохатого наконец успокоился и кот обвил им лапы, отведя взгляд в сторону палатки целителей. Зайцелов уже вышел и, кажется, говорил с Фазаном, снова оставив Кожана в одиночестве — кажется, скоро чёрный кот вполне может заметить отсутствие своей подопечной.

+1

304

→  начало игры
Марево не смыкал глаз после своего возвращения с Фазаном из ночного патруля. Его глаза, сощуренные в уже неизменном выражении раздражения взгляде, сверкали жарким огнём где-то ближе к центру воинской палатки, где он лежал, накрыв широкую переносицу длинным пушистым хвостом, вслушиваясь увенчанными недлинными чёрными кисточками ушами к мерному дыханию соплеменников. Оранжевые глаза буравили взглядом чёрную лоснящуюся в редких лучах лунного света, проникающих сквозь незаметные прорехи в пологе палатки, шерсть свернувшегося на своём гнезде неподалёку Фазана. Отчего-то Марево чувствовал странную тревогу, предчувствие чего-то плохого, что, откровенно говоря, бывало с ним крайне редко. Он хмурит взгляд, ужесточая взгляд, направленный аккурат в центр хребта, словно пронзая Фазана насквозь этим взглядом, словно внутри того находится ответ на вопрос — почему Марево чувствует, что случится что-то плохое?

Сон так и не пришёл к Мареву в эту ночь — рослый воитель протискивается в узкий лаз выхода из воинской палатки и чувствует, как виски сжимает тягучей неприятной болью, словно кто-то водит когтями по оголённым нервным окончаниям, посылая волны нарастающей мигрени от висков к затылку. Марево хмурится, с силой жмурит глаза до фосфенов под веками, морщит переносицу — спешно отходит от входа в воинскую палатку и устраивается в тени камней, по-страдальчески развалившись на мягкой земле, искренне надеясь на то, что утренняя свежесть и прохлада остудят многострадальную голову и отгонят тупую боль, лишающую сил буквально на всё. А, может, лишила его сил бессонная ночь, полная неразборчивого постороннего шума из потока тревожных мыслей.

Марево прикрывает глаза и хмурит брови, практически сводит их на переносице, напрягая лицевые мышцы в стремлении избавить себя от мучительной головной боли. До ушей доносятся тихие, не наполненные каким-либо дельным смыслом бытовые разговоры соплеменников, ни на одном из них Марево не сосредотачивался, они сливаются в единый белый шум, который, как ни странно, совсем не раздражает Марево — даже наоборот, как-то отвлекают от совершенно странного ощущения надвигающегося будущего, которое явно не блещет радостью. От него веет обречённостью.

Кстати, про обречённость — из пустых колебаний воздуха доносится до боли знакомый родной голос, нарочно сделанный более низким, значимым, растягивающим слова и льющий речь словно мёд из сот, мгновенно вырывающий Марево из состояния полудрёмы. Он не открывает глаз, лишь настораживается, обращаясь в слух, пытаясь уловить отрывки разговора сына с Зайцеловом.

Совместная тренировка. Марево хмыкает — не сдерживается — и открывает глаза, поднимая тяжёлую голову с лап, чинно оглядывая главную поляну племени Ветра осмысленным взглядом, в поисках Зайцелова и Фазана, переговаривающихся где-то неподалёку. Он цепляет острым зрением иссиня-чёрную шкуру Фазана и вновь щурится, оценивая явно потрёпанный вид невыспавшегося сына. Последний разговор дался Фазану тяжело и Марево на мгновение гадко ухмыляется, когда видит, что ледяной взгляд Фазана тоже натыкается на огненно-рыжие глаза отца. Марево скалится откровенно, когда в поле его зрения появляется палевая шерсть и серые уши Лютик, клюющей носом и выходящей из палатки оруженосцев медлительно и неуклюже. Полное воплощение обречённости — хомут на шее Фазана, Марево уверен, что сегодня случится апогей нелепости и некомпетентности, жаль, правда, что Марево не сможет стать свидетелем сего действа.

Марево лениво потягивается, слыша, как трещат кости и хрустят суставы от сильнейшего прогиба, как приятно наливаются теплом тугие мышцы и резко переступает дорогу маленькому оруженосцу Фазана, который утыкается от рассеянности серым носом куда-то в плечо Марева, сопровождающего своё действие оскалом в её сторону. Он раздражённо взрыкивает на Лютик и приближается монументальной тенью к Фазану, медленно, величественно, жеманно, непревзойдённо копируя фазанью изящную манеру двигаться, надвигается неумолимо, чтобы напомнить ему о том, что не всё подвластно ему в этой жизни.

— Удачи тебе сегодня, сын, — в глазах плещется многозначительность, низкий, буквально заискивающий голос Марева раскатывается басом по воздуху, а улыбка, застывшая на чёрных губах не задевает обжигающие пламенем глаза Марева, смотрящем пристально прямо в морду Фазану, — Она тебе сегодня понадобится.

Марево на последней фразе переводит взгляд на мгновение с морды Фазана на всё ещё недоумевающую Лютик и едва заметно приподнимает многозначительно бровь, добавляя ещё большей язвительности своей улыбке. Воитель удостаивает Зайцелова коротким кивком в знак приветствия и удаляется обратно в тень камней, ожидая, когда всё-таки его перестанет мучить головная боль.

+1

305

Молния терпеливо ждал, пока Сохатый сформулирует явно неудобные для себя мысли. Ему начинало казаться, что он беседует не с глашатаем, пусть даже и "временным", а со своим учеником, пришедшим к нему с задачей, к которой не знает, как подступиться. Может быть, именно из-за этого ощущения старший кот позволил себе выразить пределы своего терпения внешне. Он продолжал слушать, даже прислушиваться, с учётом того, что глашатай понизил голос, но его взгляд переместился на поляну, где собирались соплеменники, и на какое-то мгновение столкнулся со взглядом выходящего из целительской Зайцелова, который тут же был отвлечен Фазаном; кончик хвоста Молнии слегка приподнялся и стукнул по снегу.
- В общем, я хотел совета, Молния, - совпадение или нет, но Сохатый как раз перешёл к сути вопроса. - Время кажется неудачным, но даже если все будут в строю — будет ли оно тогда удачным? Что мы найдём в туннелях? Стоит ли вообще поднимать этот вопрос? И знаешь, если… Когда вы пойдёте в туннели, я думаю, я должен быть среди вас. И если я мог бы воспользоваться положением, то разве что в таком случае.
- Если, - задумчиво повторил Молния и перевел взгляд на Сохатого. На этот раз в нем не читалось никакого снисхождения или насмешки, кот был абсолютно серьёзен. - Я отказываюсь исполнять распоряжение Звёздной Сойки и вести молодняк в туннели. Подвергать опасности будущее всего племени, как минимум, неразумно. Я мог бы рискнуть и повести туда старейшин - чего греха таить, я и сам уже не молод, - но, боюсь, это выше их возможностей. Есть, конечно, вариант набрать добровольцев, однако ими обычно оказываются сильные воители вроде тебя, которым ещё приносить и приносить пользу племени более... традиционным способом. Я бы вообще закопал эти туннели к лисьей мшатери, но, раз такой возможности нет, то нужно и в самом деле поговорить со Звёздной Сойкой и попытаться ее образумить. В конце концов, мы и есть племя, которое она ведёт и которому тоже, со своей стороны, служит. И мы сами в первую очередь должны служить племени, а не предводителю.
Молнии не хотелось даже думать о том, что будет, если переубедить предводительницу не получится. Впрочем, отступаться от своих слов он не собирался, и первым доказательством этому было то, что он не сдержался и прямым текстом высказал все свои мысли глашатаю.

Отредактировано Молния (2021-03-07 11:46:04)

0

306

- ...Я бы вообще закопал эти туннели к лисьей мшатери, но, раз такой возможности нет, то нужно и в самом деле поговорить со Звёздной Сойкой и попытаться ее образумить. В конце концов, мы и есть племя, которое она ведёт и которому тоже, со своей стороны, служит. И мы сами в первую очередь должны служить племени, а не предводителю.
Сохатый с облегчением выдохнул. Он не был уверен, как отреагирует Молния, но среди старших воителей он казался новоявленному «временному», что бы это ни значило, глашатаю, самым разумным. К тому же, именно его ведь и выбрала предводительница на исследования? Попытаться стоило, и как оказалось, не зря.
- Да-а, почти у всего племени есть какие-никакие страхи на счёт туннелей, - кивнул Сохатый. - Пока ничего особо хорошего с ними не случалось. В общем, я думал поговорить об этом, надеялся, что ты пойдёшь со мной. Мне самому в новинку… Всё это.
Воитель неопределённо махнул лапой и скептически скривился. Конечно, отговорка так себе, но для первого дня ещё подойдёт, особенно для кота без каких-либо властных амбиций. Ему нравилось бегать, ловить дичь и выдирать шерсть из наглых хвостов нарушителей границ, и до вчерашнего вечера он о большем и не думал.
Правда, если вдумываться, предводительница даже моложе его самого. Сохатый озадаченно пошевелил длинными усами.
- Не хочу искать оправданий, конечно, - чуть более ровным тоном ответил он. - В любом случае, я думаю, что для определённо неоднозначной задачи будет не лишним пара-другая мнений от котов, которым Звёздная Сойка, если можно так сказать, доверяет.
Выносить вопрос на рассмотрение всего племени, конечно, было бы честнее, но Сохатый, хоть и не придавал раньше этому особого значения, но всё же — прекрасно знал насколько мнительными могут быть другие соплеменники, что, хоть и не умаляло его расположения ко всем котам Ветра, но всё-таки было тем, на что определённо нельзя было положиться без твёрдых приемлемых вариантов действий.
- Так ты согласен? - спросил наконец серый воитель, напрямую взглянув в глаза Молнии.

+1

307

Шерсть Молнии на загривке чуть заметно дернулась. "Страхи? Не более, чем здравый смысл". Страхи противоречили самому укладу лесных воителей, идеалом которых были мужество и благородство, и Молния с юности приучался забывать само слово "страх", в сложную минуту подавляя в себе эмоции и заставляя работать мозг. Однако не время было придираться к словам.
- В общем, - продолжал Сохатый, - я думал поговорить об этом, надеялся, что ты пойдёшь со мной. Мне самому в новинку… Всё это.
Сохатый поморщился, словно бы его становление на ступень выше не вызывало у него ни малейшего удовольствия. Молния его решительно не понимал. Для него должность глашатая представляла собой великую честь, потому что давала особые привилегии: вместе с предводителем выбирать, каким путем пойдет дальше племя. Напрямую участвовать в становлении его мощи, его истории. Шанс остаться в памяти потомков, и не только в племени Ветра, в ряду самых великих лидеров. В конце концов, получить настоящее, неопровержимое доказательство того, что все твои предыдущие старания чего-то по-настоящему стоили, и что тебе за них благодарны. Оставалось надеяться, что Сохатый способен тоже все это осознать, хотя бы со временем.
- Не хочу искать оправданий, конечно. В любом случае, я думаю, что для определённо неоднозначной задачи будет не лишним пара-другая мнений от котов, которым Звёздная Сойка, если можно так сказать, доверяет.
- Не слишком ли сильное слово - доверяет, - протянул Молния. Вопросом это не было. Он уже не раз выступал против мнения Звёздной Сойки, вспомнить хотя бы то собрание, на котором приняли в племя одиночку Домино, сейчас уже Ветролапую; или их очевидно не совпадающие взгляды по поводу бродяги из туннелей, Винса; или вчерашний эпизод, где Молния позволил себе язвительное замечание. С другой стороны, это не помешало предводительнице назначить его ответственным за туннельные патрули. Кто знает, может, это скрытая надежда от него избавиться? Он усмехнулся своим мыслям. Конечно, всерьез кот так не считал. - Впрочем, можно натолкнуть ее на мысль, что для таких решений неплохо было бы знать мнение своего племени.
- Так ты согласен?
Молния кивнул.
- Согласен. Идём, - он поднялся на лапы и направился в сторону обители Звёздной Сойки, иронично думая про себя, какие у них шансы застать ее там.

→ Палатка предводительницы

0

308

-------- пещера целителя
Лютик выходит на главную поляну, чувствуя, как голову окутывает морок, не сошедший ещё от принятых сегодняшней ночью маковых зёрен. Головной мозг словно давит на стенки черепа, распространяя тупую неприятную боль от висков до затылка, заставляя его владелицу страдальчески изогнуть брови в попытке от неё избавиться. Она не смотрит вперёд, смотрит на свои серо-бежевые заплетающиеся лапы, словно пытаясь контролировать их перемещение взглядом, а не мышечными сокращениями.

Лютик слышит над ухом рык, а серым носом утыкается во что-то мягкое, морду щекочет длиннющая шерсть Марева и Лютик автоматически отходит назад, мотая головой из стороны в сторону, вызывая головокружение в и так ничего не соображающей голове. Лютик хмурится и удивлённо косится по сторонам, не наблюдая в ближайшем пространстве Марева, который уже успел отойти на приличное расстояние от Лютик, пока та пыталась прийти в себя. Ученица поняла, что ничего не поняла — она трёт сонно огромные голубые глаза, решая, что подумает над этой ситуацией попозже, самое важное сейчас согнать с тела сонливость и морок, проснуться окончательно, завести мыслительный процесс в мозгу.

Лютик по-страдальчески вздыхает, возводит очи горе, когда понимает, что в ближайшие пару часов подбодриться ей не удастся — она широко зевает, чувствует даже, как щёлкают челюсти, а на глаза наворачиваются слёзы. Лютик моргает часто, пытаясь смахнуть пелену с глаз, с каждым мигом открывать глаза становится всё сложнее — хочется свернуться калачиком в своём гнёздышке, накрыть нос хвостом и проспать целую луну.

Лютик видит двух наставников, обсуждающих что-то недалеко от неё, видит Марево, который спешно отходит от них, кивнув напоследок Зайцелову. Лютик не чувствует в себе особого желания подходить и начинать общение с наставником, но плетётся, однако, уныло в сторону двух воителей, слегка припадая на повреждённую лапу.

— Доброе утро, — кислое приветствие повисает в воздухе, бесцеремонно перебивая разговор, но у Лютик об этом даже не возникает мысли. Взъерошенная светлая шерсть, полуприкрытые глаза, которые Лютик всё никак не может продрать, хриплый спросонья голос — всё в её облике  выдавало чрезвычайно бессонную и беспокойную ночь — взять хотя бы тот же поход к целителю племени. При беглом взгляде на Фазана у Лютик в голове почему-то всплывает пёстрая морда Крапинки, сморщившей нос при упоминании имени наставника Лютик. По какой-то причине переносица Лютик практически в точности копирует мимику крапчатой ученицы и Лютик невольно морщиться, когда понимает, что буквально обречена на позорную тренировку.

Отредактировано Лютик (2021-03-15 20:39:39)

+2

309

Разрыв

[indent=2,0] Зарянка всегда умела просыпаться с рассветом. В последнее время, по крайней мере, это было так. Едва забрезжил рассвет, кошечка сонно выбралась из палатки и потянулась. На поляне были только те, кто тоже любил вставать рано. Полосатая не стала никого будить из знакомых, а села привести себя в порядок, чтобы быть самой свежей и красивой. Если бы кто сейчас подошел и спросил, что же она делает и для кого, то полосатая не смогла бы дать внятный ответ. Хотелось просто быть лучше, чем она есть сейчас. Хотелось, чтобы сестры обзавидовались ее красоте и хотели быть такой же как Зарянка… Да и желательно не только бы сёстрам пасть на землю от красоты желтоглазой, но и Фазану. При мысли о предмете воздыхания, Зарянка улыбнулась и стала усерднее вылизывать свою шёрстку, в некоторых местах приходясь несколько раз.

[indent=2,0] Когда ученица закончила умывание, ей ничего не пришло в голову, кроме как навестить старейшин, но, прежде чем ей удалось попасть в лапы жителя палатки самых старых, кошка вспомнила, что жутко хочет пить. Она не смогла придумать ничего лучше, кроме как пройтись по лагерю в поисках какой—нибудь лужи или утренней влаги. Спустя одно движение солнца Зарянка отыскала росу и стала ее слизывать, не заботясь, как она могла выглядеть со стороны. Ну кто ещё не лизал с травы воду? Ученица решила взять мох и принести старейшинам воду. И пока она бегала за мхом и катала его в старой траве, а после выдёргивала из него грязные травинки, на поляне стал собираться народ. Желтоглазая уже сделала все, что хотела, даже положила заботливо мокрый мох старейшинам. И тут она поняла, что, вероятно, собрались уже все, абсолютно все. Паника настигла кошечку так внезапно, что на мгновенье показалось, что лапы подкосятся, а ее саму сдует ветром.

[indent=2,0] — П—привет, — подскочивши к Фазану, Лютик и Зайцелову, мяукнула ученица. — Что вы делаете? — невинно хлопнула глазками полосатая, едва не забыв, что, вероятно, они собрались для совместной тренировки. — Я вовсе не спала! Я воду… таскала… ну вы поняли. — промямлила старшая кошечка, пристыженно косясь на Лютик. Не очень—то хотелось при ней оправдываться, но уж лучше сейчас объясниться, чем смотреть в недовольные глаза двух воинов.

[indent=2,0] — Лютик, ты точно в порядке? — спросила, чуть помолчав, Зарянка, надеясь, что младшая кошка вспомнит, что у нее болит лапа и никуда не пойдет. Нечего позориться… Хотя старшая ученица очень была неуверенной в себе, но все же пыталась найти в себе огромное убеждение, что Лютик уже проиграла.

+3

310

-------->Палатка целителя

Сделав широкий круг около поляны, Крапинка поняла, что и правда не так уж и плохо себя чувствует. С переменной нагрузкой лапа чувствовала себя лучше, и, пусть бегать она пока ещё не могла, ходить вполне удавалось. Возможно, ей и вправду уже тоже можно тренироваться?

Запах Лютик она потеряла почти сразу же, как только выбралась за пределы лагеря - наверное, соплеменница просто ещё не успела из него уйти.  Что ж, тем лучше - Крапинка гордо вскинула голову, подбадривая саму себя. На подставленный небесам нос ей упала снежинка, мягко куснув холодком, и ученица совсем не гордо фыркнула, топорща чёрные усы.

Ветер гонял снежную позёмку по пустошам, и Крапинка, неловко перебирая лапами, топталась на месте от прохлады. Её шерсть уже распушилась, но ещё не до конца сменилась на тёплую зимнюю шубку. В такие моменты она немного завидовала Сохатому, который, кажется, с самого рождения щеголял с пышной, тёплой гривой.

Детская обида на семью, так и не пришедшую навестить её в палатку целителя, распаляла Крапинку ещё больше с каждой минутой. Холодный ветер помогал немного отвлечься, так что она буквально заставляла себя стоять на месте, совершенно не задумываясь о том, что на такой открытой местности её проще всего заметить Дурману или кому-то из воителей.
"И Зарянка ещё... Скачет вокруг этого Фазана, как мышь пустынная." — она неожиданно осознала, почему близость Пепельнолапки с Дурманом так её раздражала. Слишком уж напоминало всё это о её юной сестре, так неудачно по уши влюбившейся в чёрношкурого - "да ещё и старого!" - выскочку.
Ученица недовольно мяла пожухлую траву подушечками лап, а из горла её доносилось недовольное ворчание. Они с Зарянкой и Паутинкой были не разлей вода до тех пор, пока ученичество не разбросало их по патрулям да тренировкам. Теперь же они словно отдалялись от неё с каждым днём, и этого Крапинка... Тоже боялась. Как и много прочего.
Они не могут стать чужими друг другу всего за какие-то считанные луны. Только не из-за этого глупого ученичества и уж тем более не из-за этого глупого Фазана!

Отредактировано Крапинка (2021-03-29 20:34:05)

+2


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Племя Ветра » Главная поляна (6)