Новости

● Для удобства навигации на форуме создан ПУТЕВОДИТЕЛЬ. Здесь вы можете самостоятельно найти ответы на все возникающие вопросы

● Не забудьте принять участие в традиционном голосовании "Самый-самый #19".

● На форуме в данный момент проводится голосование за оформление табличек к профиле. Оставьте свой голос!.


Рейтинг форума PG-13. Запрещено описание особо жестоких сцен, отсутствует откровенная эротическая составляющая.

Коты-воители. Отголоски прошлого

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Флешбек » Каждой ночи необходимо своё меню.


Каждой ночи необходимо своё меню.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Действующие лица:Сирша, 14 лун
Тигренок, 6 лун
Огонек, 10 лун
Погода и время:Теплая ночь с веселым стрекотанием не то цикад, не то саранчи. А, может, и тех, и других. На удивление яркая луна освещает только-только уснувший Теневой лагерь и все земли окрест, придавая воде у Водопада исполнения желаний легкий серебристый оттенок и оставляя длинные черные тени. А те места, что даже днем находятся в полумраке, сейчас стали и вовсе непроглядными.

http://www.2fons.ru/pic/201407/1920x1200/2fons.ru-41097.jpg
Местонахождение: Главная полянаВодопад исполнения желаний.

Краткое описание флешбэка:Огонек, подговорив маленького Тигренка украсть целебные травы "на благое дело", встретил малыша в лесу, вознамериваясь отнести лекарства к заболевшей одиночке - Сирше, и милостиво разрешил котенку пойти с ним, дабы укрепить перед ним свой авторитет. Вот только все ли так просто, как кажется на первый взгляд?

0

2

→ Продолжение отыгрыша

- Нет, имя оруженосца дают в соответствии с его именем котенка.
Тигренок таращился на него пристально, во все оранжевые глаза, но мыслями он был уже далеко отсюда. Все эти племенные порядки - настоящая чушь. Традиции и обряды лесных котов были мало ему интересны и понятны. Когда полосатый был помладше, он любил слушать сказки старейшин о далеких землях и несуществующих кланах, где коты могли летать и приручать пламя. Так вот, в них и то было больше смысла. Тигры - могучие предки лесных котов, сильные, свирепые и величественные хищники, непревзойденные ночные охотники и несокрушимые воины, чья хитрость и коварство передались нынешним Теням. Но он совсем не был тигром.
«Как так получается, что имя, с которым нам придется прожить всю нашу жизнь, дается нам в первые ее мгновенья? Имя, данное за черту, которую королева увидит (или ей так покажется) первой. Но ведь по новорожденному не видно и половины будущего кота. Чушь какая-то».
Если Звездные предки такие всемогущие и видят чужие судьбы, почему они сами этим не займутся? Разве это сложно? Между прочим, кому-то потом страдать от их бездействия. Глупая, глупая Еловница!
«Дурацкие традиции».
Тигренок звонко сглотнул, бросив быстрый взгляд на ночное небо: здесь, посреди лагеря, они были как на ладони, и звезды, особенно яркие сегодня, смотрели на него как будто с укором, и у полосатого даже шерсть на загривке встала дыбом от стыда и смущения, но больше от страха перед мифической карой за богохульство.
«Извините, но это и правда глупо», - мысленно пискнул он, втягивая голову в плечи и скукоживаясь в крохотный меховой комочек. Кто он такой, чтобы сомневаться в вековых устоях? Он следовал традициям только потому, что все остальные следовали. Если сегодня скажут верить в летающих ежей - он поверит. Если Змей прикажет скакать по деревьям как белки - он запутается в неуклюжих лапах и расшибется насмерть, но будет скакать отчаяннее всех. Его мозг отрицал все устои как нерациональные, но сам Тигренок всегда молчал и повиновался, считая, что без этого не будет частью племени, потому что быть за пределами системы - значит обречь себя на одиночество. Разве нужна ему такая жизнь? Ну и что, что мир подчиняется определенными правилам? Если могут все, значит, и он тоже сможет.
- Так что не бойся, у тебя будет очень сильное имя. А уж учеником-то быть не очень сложно, если внимательно слушаешь наставника и не прогуливаешь тренировки... - медовый голос Огонька отрезвил его и за шкирку утянул от колких взглядов предков, и бурый сумел вдохнуть полной грудью. Рыжий все делал как надо: маленький глупый Тигренок и сам не заметил, как растворился в пленительной полуулыбке ученика, даже не думая сомневаться в ее искренности. Зачем рыжему ему лгать? Он ведь так доброжелателен и приветлив, да к тому же еще и первый его заметил, разве может он быть неискренен?
- Хотя знаешь что? - Огонек наклонился к нему поближе, и Тигренок навострил дрожащие от волнения уши, подавшись к ученику и приоткрыв рот. Его янтарный взгляд лихорадочно заблестел от любопытства: он обожал тайны и интриги, хоть чаще всего (всегда) они выходили для него боком. Но полосатый относился к тому сорту котов, которые не учатся на своих ошибках.
- Иногда стоит преступить эти правила, законы и обязанности ради спасения чьей-нибудь жизни.
«Да, да, да!»
- Вне зависимости от того, кто перед тобой – котенок или воин, племенной или одиночка.
«Как же я с тобой согласен».
Тигренок таращился в лимонные глаза Огонька и чувствовал подступающий восторг. Неужели он нашел единомышленника? Каждый раз, когда котенок заикался о чужаках, его соплеменники презрительно фыркали и скалили зубы в отвращении. В племени Теней не было места жалости к соседям и тем более иноземцам, вот только сам полосатый знал наверняка, что никогда он не сумеет пройти мимо страждущего. Даже если Воинский закон запретит ему прийти на помощь. Даже если над ним нависнет угроза изгнания. Даже если...
В Тенях он был белой вороной. Спустя несколько лун, уже будучи учеником, он не раз переступит через закон во имя собственных принципов, но даже сейчас, стоя на главной поляне перед соплеменником и мелко подрагивая от охватившего его возбуждения, он точно знал, что ничего хорошего из его убеждений не выйдет. Тигренок был труслив, но удивительно несгибаем, если речь касалась совести. Он, незапятнанный земными грехами и не ожесточенный суровыми реалиями выживания, был по-детски чист и честен до приступов тошноты. Жизнь ценилась им как данность. Она - единственное, на что любое существо имело неотъемлемое право, и он не смел ее пресекать, кто бы перед ним ни стоял.
- Даже если это одиночка, - глухо обронил котенок, мимо воли вслух завершая свою мысль. Он замолчал, внимательно разглядывая морду собеседника: забавно, но он и забыл, что Огонек и сам был не чистокровным Сумрачным воином. Может, потому он так яростно защищал чужие права, не чувствуя столь тесной привязанности по крови, как остальные? На мгновение Тигренку показалось, что ученик судит о таких вещах, как помощь чужакам, нечестно и предвзято в сравнении с другими, но вместе с этим он понял, что ему совершенно на то плевать. - Что бы там ни говорили про одиночек, Огонек, они такие же коты, как и мы. Племенные презирают чужое право на выбор, но разве кто-то виноват, что он хочет свободы больше, чем жизни в зависимости от других? Чем мы лучше их, если наши законы диктуют нам заботиться лишь о себе?
Он поспешно заткнулся, поняв, что сболтнул слишком много. Тигренок не был ни малолетним бунтарем в овечьей шкуре, ни начинающим революционером, ни тем более противником власти: политика не волновала его равно как и настроения внутри племени. Сумрак мог жить как угодно ему, но для себя он установил определенные правила и порядки, вот только делиться ими внутри племени - себе дороже. Полосатый осторожно сощурился, пытливо вглядываясь в желтые глаза Огонька, хоть сам уже давно все решил. Этот кот ему нравился, потому что он умел красиво говорить, правильно улыбаться и слушать так, как будто ему есть до него дело.
- Если честно, я не считаюсь с племенными правилами, если они идут вразрез принципам совести и чести. Если бы я встретил умирающую одиночку на границе, я дал бы ей и мышь, и травы, и убежище, - наконец, доверительно шепнул он.

Отредактировано Тигренок (2016-08-31 13:36:37)

+1

3

Свернутый текст

Следующим пусть тоже отпишется Тигренок, пока мы не доползем до Водопада.

Судя по нарастающему восторгу в глазах малыша, Огонек выбрал правильную тактику давления – котёнок явно считал его новым мессией, который встанет во главе миротворческой армии освобождения, что сможет смыть со всего племени Теней (и со всех остальных кланов, конечно же) этот позор эгоистичности и ненависти к смешению кровей или даже просто к одиночкам. Но, естественно, рыжий совершенно не собирался этого делать, ведь даже если его и не устраивала эта система, то идти вразрез с ней означает, во-первых, опускание своего авторитета ниже плинтуса (а он пытается его поднять чуть ли не с первых своих шагов). А во-вторых, он потеряет все те дружеские отношения, что уже успел завязать в этом недоброжелательном обществе, ибо все те, кто не относится к нему как к нежелательному побочному эффекту межплеменной связи и не являются его приемными или родными родственниками (то бишь Коготь да Настурция) прогнали бы, наверное, даже умирающего бродягу со своей территории без тени жалости к оному. Поэтому восставать и устраивать революцию для желтоглазого было совершенно не выгодно, чтобы там сейчас не напридумывал глупышка-Тигренок.

- Даже если это одиночка, - оруженосец не совсем понял, к чему была эта фраза, но, тем не менее, активно закивал, словно бы это значило куда больше, чем, собственно, ничего – мысли этого полосатого малыша были для него полностью закрыты, ибо он мыслил совершенно альтруистично, а бастарду такой термин был чужд и совершенно незнаком. Он вообще не понимал, как можно действовать в ущерб себе, но во благо другим. Какая к предкам разница, что там происходит у остальных в жизни? Главное, чтобы ты смог устроится действительно со всеми удобствами. Ты и те, кто тебе дорог. Мир вообще был очень эгоцентричен. Большинство не стало бы жертвовать своими интересами в интересах других – Тигренок был тем малым исключением, которое, вообще-то, стоило беречь как зеницу ока. - Что бы там ни говорили про одиночек, Огонек, они такие же коты, как и мы. Племенные презирают чужое право на выбор, но разве кто-то виноват, что он хочет свободы больше, чем жизни в зависимости от других? Чем мы лучше их, если наши законы диктуют нам заботиться лишь о себе? – он улыбнулся, вкладывая в улыбку фальшивую теплоту, которую отличить от настоящее могли разве что только куда более взрослые и опытные в том плане коты. А вот маленькому котенку такое было не под силу. И, судя по довольству в его глазах, у него это и не получилось, а значит, обработка Огонька уже подходила к концу, осталось только незатейливо вывести мальца на мысль о том, что стоит украсть травы и попрать «великий» Воинский закон ради Сирши.

- Они считают, что всем. Именно поэтому большинство воителей не станут помогать одиночкам, считая их лишь безмозглыми изгоями общества, - он намеренно выделили это «они», словно все остальные чем-то отличались от них двоих, вдруг нашедших в друг друге единомышленника. Но, кажется, никаких слов Огонька уже и не требовалось – Тигренок сам себя навел на мысль о помощь гибнущим и загнал в ловушку, которую лисенок так ласково ему подстроил.

- Если честно, я не считаюсь с племенными правилами, если они идут вразрез принципам совести и чести. Если бы я встретил умирающую одиночку на границе, я дал бы ей и мышь, и травы, и убежище, - ученик умело скрыл торжествующую злорадную усмешку за радостной улыбкой.

«Глупый-глупый котенок. Я и не думал, что все будет настолько просто».

Он не стал оглядываться, ища тех, кто может их подслушивать. Потому что это, на самом деле, выглядит ещё более подозрительно, чем обычный разговор будущего оруженосца и того, кто уже прошел больше половины пути обучения. Рыжий лишь стрельнул глазами в стороны 0 незаметно для окружающих, но не для Тигренка, а затем, не наклоняясь, но тихим шепотом, чтобы его, все же, не мог никто поблизости расслышать, произнес, разыгрывая удивленную неуверенность, словно боясь довериться маленькому котенку, но очень желая его помощи:

- Правда-правда? Ты пожалел бы умирающую одиночку? – и, увидев ожидаемую положительную ответную реакцию, продолжил. – Если так, то я расскажу тебе ещё один секрет. Но это не просто секрет – это тайна, которую ты никому и никогда не должен раскрывать. Ни под каким предлогом и ни под какими угрозами, иначе нас обоих выкинут из племени быстрее, чем ты успеешь сказать «мышка», - драматическая пауза, будто бы проверяя малыша на терпение и выдержку. – Мне нужна твоя помощь. На границе есть бродяга, которой очень нужна кошачья мята – она смертельно больна и не переживет эту ночь без лекарств, - возможно, он утрировал, - а я не могу ей помочь в одиночку – племя мне не доверяет из-за моего происхождения. Но ты... ты бы мог взять в палатке целителя травы для её лечения? – специально не использовал термин «украсть» и испытующе уставился в янтарные глаза собеседника. – Если это попытаюсь сделать я, и меня в чем-то заподозрят, то я вылечу от племени со скоростью птицы, а она умрет без кошачьей мяты. Сейчас все зависит от того, готов ли ты её спасти, - немного пафосно, но Огонек старался затуманить мозг маленького котенка или ролью героя-спасителя, или того, кто будет повинен смерти кошки.

+1

4

Слова Огонька доходили до него медленно и с трудом, а когда достигли цели, полосатый опешил и не поверил собственным ушам. Его просили пойти на воровство у собственного племени! Тигренок удивленно выпучил глаза, словно сомневаясь, не шутит ли Огонек, но тот казался до невозможности серьезным, и котенок занервничал. Обычно на воровство его подговаривали ровесники, и всегда это выходило ему боком, но оруженосец был старше и умнее, значит, ему можно было верить. Он ведь знал, о чем говорил. Знал ведь?
- Если это попытаюсь сделать я, и меня в чем-то заподозрят, то я вылечу от племени со скоростью птицы, а она умрет без кошачьей мяты.
«Она умрет!»
Он делал всякое, но красть травы из целительской (тем более такие!) - никогда. За такое могут и посвящение отложить. Могут, конечно, и не отложить, но рисковать он не любил, а сейчас у него, вроде как, совсем не оставалось выбора, когда Огонек смотрел на него такими глазами. Сейчас перед ним вроде как стала моральная дилемма: обобрать соплеменников и рискнуть собственной шкурой или пожертвовать чужой. Если бы кто-то на его месте и сомневался, то Тигренок сразу пришел к ответу. Он был труслив и осторожен до невозможности, но когда дело касалось чужой жизни, в нем просыпались все благодетели Звездного племени. Тем более, его посвятили в страшную тайну, а значит, он сумеет по-настоящему себя проявить. Впервые в жизни.
- Сейчас все зависит от того, готов ли ты её спасти.
Готов ли он?
Он мешкал недолго. Сказать точнее - бросился в омут не задумываясь.
- Я мигом, - тихо и взволнованно, но почти решительно мяукнул Тигренок, разворачиваясь и вытягивая короткую шею. Вокруг ни души: все или спали, или делали вид, что спят, лишь бы нечаянно не ввязаться в ночной патруль, и полосатый мелко засеменил к целительской, пытаясь справиться с собственными лапами. Если честно, ему было очень страшно. Он чувствовал себя на опасном секретном задании, почти как разведчик, подосланный во вражеский лагерь, и заставил себя думать, что так и есть, лишь бы все не испортить. От него ведь зависела чужая жизнь!
Полосатый мышкой шмыгнул в палатку и замер, выпучив огромные оранжевые глаза и аккуратно пробуя воздух на вкус. Конечно, целителя здесь не было. Его вообще не было, и Тигренок осторожно приблизился к аккуратно сложенным сверткам, вздрагивая от каждого шороха снаружи. Их были десятки. Множество десятков полочек с разными снадобьями и мотками, от запаха которых выворачивало наизнанку и кружило голову. Он совсем ничего не смыслил в травах, и на мгновение его охватила паника. Ягоды, листочки, бутоны... как же он найдет то, что ему нужно?
«Кошачья мята. Я знаю, как она пахнет».
Тигренок потянул носом воздух, впервые в жизни заставляя себя так остро сосредоточиться на отдельном запахе, и вскоре учуял его: сладковатый и вместе с тем морозно-свежий, как дыхание самих Голых Деревьев. Он хорошо помнил, как в глубоком детстве, еще в сезон Юных Листьев, целитель давал их тяжело больным, а один раз даже сам тайком съел кусочек. Было горько.
Котенок нервно огляделся, неуверенно идя по запаху вдоль стен. Так уж получилось, что у Листвы ему доводилось бывать часто, но сейчас он совсем растерялся, понимая, что с тех пор все здесь забыл. Лишь спустя несколько минут, казавшихся полосатому вечностью, он замер перед травой, пахнувшей точь-в-точь как кошачья мята, и склонился над ней, глубоко и сосредоточенно вдыхая запах.
- Оно. Это оно, - в облегчении заключил Тигренок, в контрольный раз едва ли не носом зарываясь в кучу листьев, лишь бы не спутать и не принести Огоньку какой-нибудь бесполезный подорожник. Чтобы наверняка. Он замешкался, не зная, сколько нужно на одного кота, и схватил четверть запасов - ни больше, ни меньше. В конце концов, снова наберут. Это же просто листья, их вон сколько под лапами, они ведь в лесу живут. Полосатый был уверен, что мята росла на каждом шагу, и пропажу никто не заметит. Да и кому ее замечать? Одному ему известно, сколько ее здесь было, в точности до листика, и Тигренок, избавившись от угрызений совести, молнией подскочил ко входу, высовывая осторожный нос. На главной поляне, как и прежде, было пусто, и полосатик аккуратно выбрался наружу, пригибаясь к самой земле. Больше всего на свете он не хотел наткнуться на старших.
«Если это попытаюсь сделать я, и меня в чем-то заподозрят, то я вылечу от племени со скоростью птицы».
А что же сделают с ним? Он не успел об этом подумать, а теперь уже было поздно, но Тигренок совсем не чувствовал страх: его подгоняло бескорыстное желание помочь незнакомке, судьба которой вдруг начала касаться и его самого. Но он ведь все сделал правильно, верно? Сегодня никто не умрет, потому что он сделал все точно так, как сказал ему Огонек. Не придраться, даже если очень захочется. Полосатик покрепче сжал травы в пасти, словно боясь, что их унесет ветром, сделал первый шаг, споткнулся, чуть не упал. Он все сделал правильно.
«Я молодец».
Больше его ничего и не волновало. Не волновало, что будет, если обнаружат пропажу, а вместе с ней и его запах, оставшийся в палатке. Не волновало, что его могли поймать в любой момент, и тогда уже совсем никак не отвертеться, а вся вина, как и всегда, ляжет на его плечи, потому что он пообещал. Огонька подставлять нельзя. Он ведь верит ему. Где-то там рыжий оруженосец уже ждал его, и котенок встрепенулся, отбрасывая в сторону любые мысли и опасения: Тигренок привык, что если не думать, то становится не так страшно.
Он огляделся по сторонам и бросился к Огоньку так быстро, как только позволяли его короткие лапы.

Отредактировано Тигровый (2016-10-19 10:38:53)

0

5

Для Огонька те пара секунд, во время которых Тигренок во все глаза смотрел на старшего оруженосца, не просто «показались вечностью», они ею были. Этот решающий момент – он есть в любой деле, опасном или нет, законным или нарушающим все правила – после него всегда легче, потому что, переступив за ту черту, отказать уже было нельзя. И если сейчас малец ещё мог сказать «нет», развернуться, уйти, настучать на него старшим и все такое, то как только он согласится на этот маневр, то все – пути назад нет, его запах уже останется в палатке, мята уже будет украдена. А Огонек уже станет этому свидетелем. И, естественно, повернет все так, как ему захочется. Так, чтобы на него не пало ни одно подозрение. Но Тигренок бросил в омут с головой. Не думая о том, что может никогда и не выплыть.

- Я мигом.

- Встретимся в лесу, - и полосатый  рванул с места, стараясь выглядеть как можно более незаметным и обыкновенным, непринужденным. Рыжий выдохнул с облегчением, прикрывая глаза. У него сердце в пятки рухнуло, когда малыш открыл свою пасть для ответа – на долю мгновения желтоглазому показалось, что он получит резкий отказ. Но, к счастью, это дело он уже провернул. Теперь от него ничего не зависело, а как скинуть с себя ответственность, если котенка вдруг поймают, он уже придумал. Да и кажется ему. Что даже если вышеизложенное случится, то он все равно не выдаст своего покровителя.

- Идиот, -
тихо фыркнул он, насмешливо закатывая глаза. Он вернулся в свою привычную стезю, обычное настроение и вальяжная улыбочка возвращались на его морду. Рыжий успокоено поднялся и, обычным размашистым шагом направился к куче с добычей, выхватил оттуда крупную мышку, чтобы не казаться подозрительным, медленно, в своей обычной привычке, смакуя каждый кусочек, съел её, облизнулся, пригладил усы и, щуря глаза от сытости, тяжело поднялся – он терял в изящности из-за всей своей массивной фигуры. А потом, будто бы решил прогуляться после легкого ужина (всего лишь одна мышка была для него действительно «легким» ужином) под луной да звездами, подышать свежим ночным воздухом, лисенок зарысил в сторону выхода, перекинулся парой словечек с дежурным, чтобы кто-нибудь мог за него заступится, если правда выйдет наружу, и выбрался из лагеря. Да и к тому же, он решил, что в этот раз поступит умнее и переночует на озере, а утром скажет, что решил поспать где-нибудь в лесу, чтобы с утра поймать самую свежую и сонную дичь на завтрак племени. Или ещё что-нибудь в этом ключе, чтобы избежать расспросов в том. Где он был всю ночь.

Тигренка ждать пришлось недолго – вскоре малец выскочил из-за соседних кустов, держа в зубах заветный кустик. Вообще-то Огонек понятия не имел, как выглядит мята, но знал, что у неё очень свежий и приятной запах. Когда её мало, но очень резкий и надоедливый, когда её много – впрочем, как и у любого аромата. Понадеявшись, что котенок не ошибся, он перехватил у него лекарство и оценивающе на него взглянул.

«Если он захочет, придется взять его с собой, чтобы не ныл».

- Огромное тебе спасибо, - чтож, искренней благодарности от него, наверное, никто не добьется. - Надеюсь, ты понимаешь, почему это не мог сделать я? Полукровка – первый, кого они заподозрят, если ещё обнаружат пропажу, - начал совсем уж издалека. – А сейчас ты можешь пойти со мной, ежели есть желание. Но учти – я там ночевать останусь, а утром отправлюсь на охоту, чтобы не возникало лишних вопросов, почему я такой сонный или где я провел всю ночь. Но ты котенок. Тебе придется вернуться одному или... придумать какую-то отговорку для матери. А попробую помочь, - ну да, попробует он, - но ничего обещать не могу. В общем, идем, если хочешь, - и, кивнув ещё раз, чуть улыбнулся, развернулся и почапал в сторону озера.

→ Водопад исполнения желаний.
ПыСы: Тигров, ты можешь либо идти, либо нет - решение за тобой.

0


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Флешбек » Каждой ночи необходимо своё меню.