Новости

● Для удобства навигации на форуме создан ПУТЕВОДИТЕЛЬ. Здесь вы можете самостоятельно найти ответы на все возникающие вопросы

● Не забудьте принять участие в традиционном голосовании "Самый-самый #19".

● На форуме в данный момент проводится голосование за оформление табличек к профиле. Оставьте свой голос!.


Рейтинг форума PG-13. Запрещено описание особо жестоких сцен, отсутствует откровенная эротическая составляющая.

Коты-воители. Отголоски прошлого

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Флешбек » Пойдем со мной?


Пойдем со мной?

Сообщений 1 страница 10 из 13

1

Участники:
Очарование /6 лун/, Аконит /8 лун/.
Время и место:
Одну луну назад, лагерь Сумрачного племени.
Погода:
Жаркое солнце давно показалось над горизонтом, рассекая лес яркими лучами. И вроде бы до лета еще далеко, но небо уже явно не такое серое и тусклое, а ветерок теплый и насыщенный.
Краткое описание:
Очень легко обидеть кошку, особенно если она любит казаться обиженной, а добиться прощения непросто, вот и Аконит ненароком повесил на себя эту заботу. Но почему же ему всегда так быстро удается загладить свою вину?
Очередь:
Аконит --> Очарование

Отредактировано Очарование (2016-05-26 22:11:54)

0

2

Хочешь мира? Готовься к войне. Невзирая ни на что: ни на плохое самочувствие наставницы, которая, кстати, потихоньку начинала заболевать всё сильнее и сильнеё, ни на острое желание поесть и прогуляться с братом - Аконит ровно и гордо встал напротив потенциального противника, глядя на него не с осторожность, не с боязнью, а с ярой ненавистью и совершенно серьёзным настроем.
Как оказалось, а, точнее, получилось, врагом на данный момент был никто иной, а, если честно, то ничто иное, как пень. Дряхлый, заросший густым, как шерсть Речных, мхом, обрубок бывшего когда-то деревом тёмного ствола. Конечно, груша не лучшая, но в таком деле все способы хороши. Чем жестче лапы соперника, чем твёрже тот стоит, чем массивнее он будет, тем сложнее, тем больше навыков разовьется у ученика. Бесспорно, ни один нормальный оруженосец не решил бы устроить себе внеплановую тренировку, пока учитель захворал, но Аконит не хотел терять это драгоценное время. Цель, она остаётся целью: показать себя в наилучшем свете перед остальными, доказать, что ты удостоен называется воителем. Даже если для этого придётся повзрослеть пораньше, и стать самому себе сенсеем. По сути, ученик, к огромному своему сожалению, не мог научить себя новым приемам, но старые отработать никто же не запрещал.
Проверив, что свидетелей этого незамысловатого дела не нашлось, бурый немедленно присел, воинственно опустил уши и сощурил глаза, вот-вот готовый прыгнуть на объект род названием "враг". Подушечки лап защекотало в предвкушении нападения, малец уже на расстоянии чувствовал, насколько груба кора этого недодеревца.
Машинально желтоглазый присел, виляя хвостом, как метрономом, дабы попасть ровно в такт. Каждое движение, каждый шаг, каждый вздох - считать надо все. Борьба должна выглядеть идеально, для этого надо стать на время перфекционистом.
Внутреннее спокойствие. На душе не должно быть ничего. Забыть, забыть о всем, что произошло, не думать, что произойдёт. Тишина, покой, умиротворение.
Секунда, и прыжок. Пожалуй, заметить было трудно, как только что спокойно стоящий кот с огромной скоростью рванул в противоположную сторону ринга. В настоящей войне нет места переживаниям в голове. Старз не вокруг, он в сердце. Научиться было надо не только простым и сложным трюкам. Стоит научиться войне, как искусству. Видеть себя надо, как воина, то есть, чувствовать себя, знать, за что дерешься. Иначе нельзя.
Острый конец пня теперь красовался своим узором. Следы когтей были видны почетче, чем остальные его "царапины", причиненные природой.
Тяжело дышав, Аконит поднял лапу, которая только что буквально убила соперника, и смотрел на неё, как на нечто необычное. Это была победа. Незначительная, скромная, но победа. Но выиграв первый бой, не думай, что закончена вся битва. Боец собрался с мыслями, и вот, последовало второе нападение...

+1

3

Кошечка проснулась довольно рано. Сон все не отпускал из своих объятий, но почему-то поддаваться его сказке боле не хотелось. Раскрыв большие голубые глаза, она пару раз хлопнула длинными ресницами и потянулась. Все еще сонная. Осмотрев палатку оруженосцев, в которую ей довелось перевестись совсем недавно, Очарование отметила одно пустующее место. Кому еще не спится в столь ранний час? Показав розовый носик из палатки, ученица тут же отпрянула обратно, там было слишком светло и свежо. Пришлось пробовать еще раз. Вынырнув из своего убежища, белошерстная в пару легких прыжков оказалась в тени деревьев, скрыв под ней блестящую на солнце шерстку. Приятный холодок, точно небольшой разряд, прошелся по телу, когда она почувствовала под собственными лапами сырую от вчерашнего дождя землю. Так тихо... Чар никогда не удавалось просыпаться раньше всех, но это было и ни к чему. Но вспомнив пустую подстилку в палатке оруженосцев, кошечка продолжила исследовать взглядом местность. Треск коры дерева где-то неподалеку привлек все ее внимание.
Она направилась в лес по широкой тропе. И чем ближе подходила к источнику звука, тем сильнее ускорялся шаг, она заметила Аконита. Это был ее старый друг, с которым сложились довольно приятные отношения, хотя так можно сказать почти обо всех в Сумрачном племени. Котик был старше ее на пару лун, знал множество приемов, которым Чар еще предстоит научиться, и сейчас он демонстрировал один из них... на пне. Аспида, впрочем, нигде не было видно, значит сам тренируется?
Сбавив темп, голубоглазая распушила шерсть, дабы она улеглась в нужной ей форме, пару раз улыбнулась своей лучезарной улыбкой, пригладила выбившуюся шерстку на лбу, и сделала все остальное, чтобы войти в свой изумительный образ с утра пораньше. Так что уже через несколько секунд она вышла из своего укрытия, слегка покачивая длинным хвостом, и, убедившись в том, что Аконит заметил ее вовремя, направилась прямо к котику.
- Доброго утречка! Ужасный вчера был дождь, неправда ли? - Начала она разговор своим мирным сахарным голосом, остановившись напротив друга. Чуть помедлив, кошечка лучезарно улыбнулась и добавила, смущенно опуская голову в низ. - А ты здесь тренируешься? Извини, я сильно помешала?
Замялась она, опуская светлые глазки в землю и не прекращая улыбаться. О, она чувствовала себя очень уверенно в своем образе, а общалась просто до безобразия естественно. Нет, в ней не живут две сущности, как в каких-нибудь сказках старейшин, это лишь идеально спланированный характер, разложенный в полном порядке по полочкам в голове ученицы, и это часть ее жизни, большая часть, однако.

Отредактировано Очарование (2016-05-30 14:06:56)

+1

4

Если создать вокруг себя огромный купол, который накроет тебя с головой, окунет тебя в море, которое на удачу спокойно и само заставляет тебя быть тихим, совершенно не бурным, то рецепт идеального состояния для тебя будет открыт, ты его увидишь, как через лупу, даже в лучшем виде. Через тонкую грань, которая сделана вовсе не из стекла, виден остальной мир, который сейчас кажется отчужденным и ненужным. Она прочна, но на самом деле воображаемая. Сломать её может каждый, но не каждый осмелится это сделать.
Вторая попытка увенчалась неудачей. Боковым зрением Аконит приметил подругу, отчего чересчур много времени и внимания проворонил. Итогом сего отвлечения стало то, что оруженосец буквально впечатался в пень. Опушенные ушки и раздрадительный взгляд тут же рассказали, причём вслух, всё, что он думает об этом предмете.  Жаль, что при даме нельзя выражаться самому.
Очарование моментально поприветствовала приятеля, но тот лишь кинул на неё взор, полный безразличия и некого укора. В каком-то смысле его ребра сейчас ноют из-за этой девчонки.
Кое-как тот отряхнулся от пыли и грязи, хотя из этого мало что вышло. Бурая шерсть обрела серый оттенок и как-то неряшливо торчала. Таким он должен был выглядеть злым, будто бы его только что ударила молния в спину, но почему-то такой несуразный вид придавал ему особенную привлекательность. В отличие от боевого товарища Очарование выглядела иначе. Даже так - полной противоположностью полосатого бойца. Светлый аккуратный мех так и лоснился, а сонные голубые глазки сверкали, но было видно, что та проснулась сравнительно недавно. Можно было и побольше оставаться и просто смореть на кошку, но как говорится, первым делом самолёты. В нашем случае тренировка.
Фыркнув на последний вопрос, Аконит взлетел на свой подопытный пень, пытаясь забраться на него без помощи задних лап. Мышцы ныли и напрягались с каждой новой попыткой заползти на свой первый Эверест. Спина сутулилась, словно колесом добираться было легче. Когда подушечки лап коснулись колючей поверхности пня, а бока были исцарапанные неровными углами бывшего дерева, бурый стоял с некой гордостью. Живот прорезала боль, он всё-таки каким-то образом смог напороться на край, заточенный дождями и внешней силой. Крючившись от боли, тот даже не думал вспоминать о стоящей неподалёку подружке. Он закрутился в кольцо, чтобы посмотреть на рану, но от вида пореза стало лишь хуже. Аконит высунул язык и закусил его, удерживаясь от лишних комментариев.
"Звездоцап тебя подери! Зачем экспериментировать было-то? Хотя. Виртуальный бой оставляет живые раны... Звучит заманчиво"
Но надо было спускаться с покоренной вершины, не перед кем тут устраивать триумф. К тому же хотелось как можно скорее отомстить пню за такое недоразумение. Он словно скатился кубарем с "горки", отчего бок вновь напомнил о себе и Аконит издал невольно стон.
"Боль надо заглушать болью. Матч-реванш, пенёк сопливый? Получишь сейчас у меня..."
И тут последовал удар.
- А-ау...
Ученик моментально отпрянул. Лапа пульсировала, будто бы ударилась не об деревяшку, а о бетон.

0

5

Ее проигнорировали. Определенно точно с умыслом и без нотки случайности. Оруженосец впечатался в пень, на котором отрабатывал удары, так что кошечка невольно прищурила правый глаз, наблюдая за его буйным нравом. Аконит окинул ее взглядом, полным недовольства и ... укора? Что, простите? Это она то виновата в отсутствии у друга мозгов? Хотя и назвать то серого другом без сомнений она не могла, куда уж там...
Чуть прокашлявшись, белошерстная вновь напомнила о себе, однако стоит ли делать подобное? Не дайте предки, лапу еще себе вывихнет, а потом сам ковылять будет, уверяя, что помощь ему и не нужна вовсе. Вздохнув, Чар, как верный зритель и болельщик, коим не являлась и быть не хотела, но явно себя ощущала, уселась на траву недалеко от поля сражений и стала наблюдать. Вторая неудачная попытка взобраться на несчастный пенек увенчалась провалом, а сам Аконит кубарем скатился вниз. "Вот и спустился с небес на землю". Но, как ни странно, обращать никакого внимания на ее особу он и не собирался. Но была бы собой Чар, если бы позволила продолжаться такому беспределу? Разумеется, нет. Удар лапой по пню со всего размаху был, конечно, эпичным, но разве позволено кошечке смеяться над подобным? Она подошла как можно ближе к оруженосцу и легонько стряхнула пыль с макушки головы, а затем по-доброму улыбнулась.

- Хей, ну ты чего такой хмурый? У тебя еще все получится, просто пень - не лучший противник.

С практически искренней заботой в глазах она смотрела на котика, склонив голову набок. Ну как можно не поддаться этим чарам?
Утро потихоньку угасало, а красное солнышко превращалось в желтую лужицу на небе. Голоса птиц перекликались с разными оттенками, предвещая рождение новой жизни или даже знаменуя его. Чар уловила отрывистое дыхание Аконита, принюхиваясь к ветру. Похоже, они здесь действительно одни...

Отредактировано Очарование (2016-06-16 04:45:26)

+1

6

Погруженный в бой тет-а-тет с жестоким пнём, Аконит пытался не замечать чужого присутствия. Не из-за обиды на предмет игнорирования, не из-за тупого упрямства, хотя это тоже есть, а из-за того, что хотелось доказать самому себе, что любой противник ему непочем. Даже такой сверхсильных "босс", как пустая деревяшка, кстати, которая успела немного покалечить оруженосца, зараза.
Невольный зритель, видимо, был увлечен самим боем точно так же, как и надзиратели, которым "очень интересно" что-то узнать от своих холопов. Такое сравнение малость задело самолюбие, отчего желание чувствовать себя в полном одиночестве усиливалось с каждым мгновением.
Хей, ну ты чего такой хмурый?
Ответить вслух он ничего не успел, хоть про себя заметил, что без серьезности на морде его занятие будет похожим на охоту дурака за молнией. Хотя и так вполне походило на этот пример.
У тебя еще все получится, просто пень - не лучший противник, – ласково потирая лапкой по голове Аконита, ученица, видимо, пыталась любыми способами отвлечь его от бессмысленной игры. Действительно добрая улыбка, словно свет в конце тоннеля, озарила эдакий короткий путь в реальность из кошмарных тренировок, которые вовсе ничего не значили, ни для кого. Кроме Аконита. Неровно дыша, тот перекинул взгляд вдаль, но долго не задержал его, вернувшись глазами к мордочке подруги.
Согласен, противник не лучший, но более подходящего я не вижу, – он резко фыркнул и моментально выбрался из волшебных чар кошки, как из ловко сотворенного капкана. Солнечного цвета глаза чуть ли не стали темными и грустными от собственного заявления, но оно того стоило.
Отпрянув как можно дальше от чаровницы, бурый присел, будто бы желая начать новый бой, но искоса глядел на ученицу. Так сказать, высчитывал момент, когда та перевоплотится из ангела в демона. Он просто не верил, что такое замечание не оставит след на спокойном выражении лица кошки. Скоро младшая расколится, так тяжко, как грецкий орех, но довольно скоро. Главное, правильный подход. По крайней мере, можно себя оправдать местью за то колкое чувство, мгновенно всплывшее во время просмотра очередного искуссного удара в дерево.
Чем-то ложным казалась атмосфера этого случая. Утро, а тишина и спокойствие царили наравне, хотя давно бы их заменили иные цари мира – действие и труд. Пробудить их получалось пока у бурого, но прерывать от этой затеи у Очарования получалось в разы лучше. Не хотелось уступать ей, но дамы вперёд, поэтому продолжать драку, если её назвать так можно, просто не этично.

0

7

Иногда отступление равносильно выказыванию слабости, а иногда, отступая, мы признаем свои ошибки, выражая лишь сильные стороны характера. Но Аконит, кажется, этого не понимал. Во всяком случае, так полагала Чар. Насколько надо быть упрямым мазохистом, чтобы всеми силами пытаться выкорчевывать пень, вросший в землю еще столетие назад... Предки, да даже та часть древесины над землей была больше оруженосца на голову!
Но теплых, успокаивающих слов, видимо, было недостаточно, чтоб искоренить подобную глупость. Когда котик вновь перевел на нее взгляд, она едва заметно кивнула, подтверждая тем самым разумность сказанных ранее слов. Но, верно, он не оценил ее стараний.

- Согласен, противник не лучший, но более подходящего я не вижу.

"Твое самомнение однажды станет твоим главным противником!" - мысленно среагировала кошечку, смотря куда-то сквозь кота. Аконит быстро отпрянул от кошечки, убегая от возможной угрозы в ее лице. Как глупо, однако. Неужели подозрения на ее счет столь масштабные, что он допускает гнев? Ох, да, однажды она попалась, но больше подобных промахов Очарование не допустит. Никогда.
Короткий вздох. Кажется, он ожидал большего.

- Тогда не буду тебя отвлекать.

Пожав плечами, она гордо подняла подбородок, вставая с места. Пушистая белая шерсть сверкала в утренних лучах, а голубые глаза казались такими холодными, точно стеклянные. Раздражение разливалось вместе с кровью по венам, но было заглушено сразу же показательной обидой, той, что заставляет подчиняться ее воле, той, что родилась вместе с ее вторым "Я" и накрепко прилипла к самому существу. Махнув длинным хвостом, Чар развернулась спиной к косящемуся на нее Акониту и, мягко ступая по еще не нагретой земле, стала плавно удаляться в противоположном от лагеря направлении. Если не можешь заставить слушать тебя напрямую - действуй косвенно.

+1

8

Игривый комментарий, от которого хотелось бы услышать в разы более едкое словечко, пробуждающее азарт к бою, Аконит назло засмеялся в спину грациозной кошечке, так и вилявшей своими бедрами, точно провоцируя её укусить за хвост. Пускай подумает, что выглядит смешно в глазах воина-полукровки, пускай отбавится у неё смелости и гордости. А то совсем обнаглела, даже Огонёк не смел так брата доставать, не то что какая-то девчонка. Спокойствию чаровницы бурый не прекращал удивляться, всё предмолагал, что с ней твориться... Ведь любая, к примеру, Пчелапка или Цветолапка сразу же накирулись на полосатого, перекинули через плечо, да ещё и уши поотгрызали. А эта какая-то миролюбивая, тихая.
«Обиделась?» – скользнула мысль, отчего котёнок просто-наспросто застыл на месте, забыв про свою тренировку, про мечту о похвале от Заречья. Его янтарные глахёнки пялились на уходящий силует, словно в забвении. Махнув хвостом и вновь нахально ухмыльнувшись, оруженосец промычал:
Очарова-а-ание! – он присел и рысцой начал красться за ученицей, по-охотничьи глядя на её пушистый хвост. – Вот только не говори, что не хочешь со мной поговорить, я знаю – это вранье, – протянул котик, всё так же заговорщички поглядывая на предмет заинтересованности. – Ты же сама хотела поговорить, помнишь? – интенсивно передвигая лапками, хоть то и было слегка некомфортно засчет новополученной раны от грозного, но статичного соперника, Аконит продолжал разговаривать... Скорее всего, сам с собой, так как каждая фраза, оканчиваясь, заменялась другой, словно не давая сказать что-то «собеседнице». Дразня своёй весёлостью и легкомысленностью, желтоглазый догнал Очарование и тут же выпрямился, возвышаясь над подружкой своей мужественной фигурой, какая характерна исконно Речным котам. – Ты спрашивала про погоду вчера? Хм... Ох, да, это былл ужасно – находиться в одной палаткой с такой занудой, – прыснул бурый, уже совсем не радостно, а, наоборот, обиженно. Его начинало это конкретно бесить. Он, значит, хочет завязать разговор с этой дамочкой, а она? Глядч поверхностно на мордашку спутницы, он осмелился опередить её и резко затормозить. Вновь скалясь во все зубы и глядя прямо в глаза несносной ученице, он начал понимать кое-что. Очарование... Не зря её же так прозвали, верно? Вроде, она показалась Акониту милой, что ли. Впрочем, кошка, как кошка, ничего особенного.
«Если, конечно, не брать в счёт её взгляд... Фе, высокомерный такой, – думая об этом, тот высунул язык в знак того, что этот взор ему противен, и котик чуть ли не плюет лягушками от него, – но, в принципе, эта мышеголовая сойдёт за компанию. До тех пор, пока Огонёк с Вьюнком не присоединяться к моей тренировке»

+1

9

Признаться, Очарование настолько вжилась в роль обиженной, что вместе с раздражением и показательностью эта обида начинала нагнетать, являясь чувством куда более реальным, чем было пару минут назад. "Нет. Нет. Нет. Ни жестом больше. Я поймаю тебя, Аконит, не отвертишься!"
- Очарова-а-ание!
Самодовольная улыбка исказила мордашке ученицы, но та быстро припрятала её в белесые усы. Пусть Аконит далеко позади, расслабляться нельзя никогда. Тем временем она остановилась, плавно качнув бедрами и хвостом, словно призадумалась над чем-то, а затем, состроив из себя ещё более обиженную, но тем не менее собранную кошку, не рвущуюся метать и кричать на всех без разбору за свою обиду, продолжила шествие. Подействовало это, видимо, самым нужным образом, так как котик вероятно почувствовал себя уязвленно из-за своего поведения и, наконец, сдвинулся с места.
- Вот только не говори, что не хочешь со мной поговорить, я знаю – это вранье. Ты же сама хотела поговорить, помнишь?
"Вот именно, хотела только я! Стоило радоваться такому вниманию к своей персоне, Аконит". Раздражённо подумала белошерстная, косым взглядом в сторону поймав бурую шерсть друга. Она старалась не поддаваться ему, от чего голубые глаза в защитной реакции становились какими-то надменными и пустыми, единственное, что пошло просветиться в них - это безразличие. Глянув прямо в жёлтые радужки глаз Аконита, юница подметила то, как близко шёл он сбоку и повернула по траектории к нему, ускоряя шаг, меняя направление и сталкиваясь шерстью с шерстью кота. Хвост ее в противном для многих жесте небрежно прошелся но носу полукровки. Но ни слова не было озвучено. Обижаться Чарушка умела не просто достаточно артистично, а скорее очень реалистично.
- Ты спрашивала про погоду вчера? Хм... Ох, да, это было ужасно – находиться в одной палаткой с такой занудой.
На этот раз кошка не остановилась, выжидала, когда он вновь нагонит её, словно змея в засаде, начавшая охоту на глупую мышь. "Ты сам начал эту игру, дорогой Аконит". Она демонстративно отвернулась от него, вынуждая, маня и дразня. Противник же так просто не сдался и выступил перед ней, загораживая проход. Кошка недовольно при подняла голову и посмотрела ему в глаза. Получилось не совсем обиженно, а скорее надменно, так как кот уловил выслкомерность взгляда и высунул язык, высказывая своё "фе". Очарование поняла глупость своего поступка, а потому тот час просияла и заулыбалась, переходя в весёлый, но не громкий смех. Возможно, такая реакция была слишком неожиданной для ученика, потому белошерстная остановилась. Бросив мимолетный взгляд в сторону и вернувшись к глазам напротив, позволяя им утонуть в своих.
- А мне казалось, ты был в восторге от этого, Ако-онит. Видимо, ошиблась.
Мирно промурлыкала она и в то же время подтянулась на длинных лапах к уху собеседника, чтобы получше расслышал своё имя, произнесенное её устами. Она улыбнулась, плавно отстранившись от котика. Почему-то ей нравилось дразнить его. Правда совсем не так, как сестрёнку, тут было другое чувство...
- С другой стороны, Цветолапка вчера действительно отличилась.
Кроткая улыбка. Чар постаралась по-доброму пошутить, припоминая, как сестра отчаянно не откликалась на любые выпады и даже просто слова в её сторону, а потом раздался самый настоящий вопль в её исполнении от испуга из-за паука на стене, который " появился ну очень неожиданно"! Да и не важно, что оруженосец изначально говорил не об этой рыжей бестии.
- Ну а теперь, если ты больше не собираешься признаваться в любви пню, скабля его когтями, пошли.
Всё той же литровым удвоенной змейкой она обогнула здорового ученика, приятно тому улыбнувшись, и поманила за собой тёмным хвостом.

+1

10

С самого детства котик просто терпеть не мог таких высокомерных девчонок,  не понимал их капризы,  никогда им не пытался угодить,  а запросы этих дамочек и вовсе считал слишком невыполнимыми, что пытался обходить каждую такую особу на расстоянии двух лисьих хвостов. Обиженная Очарование перед Аконитом выглядела именно такой: лицемерно игнорировала друга,  ненавистно проходилась хвостом по носу,  что еще больше раздражало мальца.  Однако,  совсем неожиданно ученица рассмеялась,  негромко и очень мелодично, воистину чарующе.  От такой перемены настроения оруженосец чуть не прикусил язык и хотел уже сбежать от этого демона,  как вдруг встретился с её стеклянными глазками – и,  кажется,  они начали его топить в своей трясине, затягивая прелестным блеском и кукольной красотой и невинностью. Открыв пасть от изумления и пялясь на подружку, тот нервно сглотнул слюну и попытался улыбнуться ей в ответ,  но вышла лишь натянутая ухмылка будущего покойника при виде зловещего убийцы.  Полукровка замер ледяной скульптурой,  как только кошка пропела сладкие словечки,  вытягивая нотки имени так,  будто бы хотела пробраться в чащобы его разума и навести там абсолютный хаос.  Но вместо злобы на едкие словечки сработал стыд,  и уши Аконита запылали. Близость с чаровницей убаюкивала ярость и гнев,  и ведомый её красотой, он чуть ли не повелся на её уловки.  Тряхнув головой, будто бы сняв гипноз,  желтоглазый зарычал и зафыркал.
Ещё как ошиблась,  – обиженно просипел бастард и отвел взгляд подальше от этой колдуньи. Быть может, ему и нравилось наслаждаться её внешними данными,  но не быть завороженным ими.  Ему не нравилось подчиняться этой хрупкой ученице,  не хотелось быть её нечаянным воздыхателем. Бурый хотел быть с ней на одной волне,  лицезреть не звёздные блики в глазах,  а сами звёзды, летя наперегонки с проносящейся кометой. Полосатый не интересовался тайными и укромными местами,  где можно спрятаться и не видеть ничто и никого – он горел желанием затеять любой праздник на месте, и сегодня не было исключительным днём.
С другой стороны, Цветолапка вчера действительно отличилась, – почему-то вставила Очарование,  миленько так улыбнувшись и заставив встать в тупик своего приятеля. 
Скосив на бок подбородок и нахмурившись,  Аконит удивленно забурчал:
Цветолапка? – теперь его зрачки уставились вновь на мордашку ученицы и визуально сверлили прелестные очи девчонки.  – Не обижай её,  она не виновата в своих страхах, – пытался защитить трехцветную котик, мужественно вытавив лапу вперёд,  якобы требуя оправданий.  Хоть он и сам часто промышлял делишки с пауками и тараканами,  кузнечиками и другой живностью,  подсовывая их в подстилки или кидая насекомых на головы пугливых малявок, сейчас ему захотелось поставить на место Очарование и ввести в ступор,  ну или один раз извиниться за сестру. 
Ну а теперь, если ты больше не собираешься признаваться в любви пню, скабля его когтями, пошли.
Гневно посмотрев на существо, смевшее так подшутить над ним,  Аконит немного выждал, пока та пыталась поманить его за собой,  и резко прыгнул на неё,  переворачивая на спину и уткнувшись носом к её носику. Шипя, естественно в шутку,  котик решил ей отомстить и, без когтей, мягкими лапками,  защекотал негодницу,  назло ей лизнул её в щёку. Продолжая веселить подругу,  он сквозь насмешливую улыбку заявил:
Зачем мне пенёк,  если есть ты?  Тебе и буду признаваться!  – бурый загоготал и,  дабы скрыть смех,  уткнулся в её шерсть,  вдыхая запах приятельницы. Встретившись с ней глазами,  он прошипел: – Но ты слишком серьёзная, – прыснул ученик,  – так что,  не дождешься от меня признаний!

Отредактировано Аконит (2017-07-07 20:01:14)

+1


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Флешбек » Пойдем со мной?