Новости

● Для удобства навигации на форуме создан ПУТЕВОДИТЕЛЬ. Здесь вы можете самостоятельно найти ответы на все возникающие вопросы

● Не забудьте принять участие в традиционном голосовании "Самый-самый #19".

● На форуме в данный момент проводится голосование за оформление табличек к профиле. Оставьте свой голос!.


Рейтинг форума PG-13. Запрещено описание особо жестоких сцен, отсутствует откровенная эротическая составляющая.

Коты-воители. Отголоски прошлого

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Флешбек » Хотел бы я знать, зачем звезды светятся...


Хотел бы я знать, зачем звезды светятся...

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Действующие лица:Мошка, 10 лун
Северяк, 10 лун
Погода и время:Холодная майская ночь, безоблачное звездное небо и, к счастью, полное отсутствие ветра. Не самое благоприятное время для прогулок под неполной луной.

http://s61.radikal.ru/i173/1303/e3/ac9d8e1cc8ba.jpg
Местонахождение: Кусты папоротников.

Краткое описание флешбэка:Северяк иногда ускользал из лагеря по ночам, чтобы полюбоваться звездами да подумать. И о сих пор его никто в этом не уличал. Но ничто не длится вечно. Сегодня ночью его небольшой побег заметила другая ученица - Мошка - и, не сумев побороть природное любопытство, юница отправляется за соплеменником. Не очень далеко, но это не значит, что эта ночь не запомнится им обоим.

0

2

В лесу безмятежное время не продолжительно, а в глуби Грозового племени спокойствия и вовсе нет - на этот раз Мошка озадачена еще кое-чем, помимо еды. Юница завидела просто отличную возможность, что бы ею не воспользоваться, и даже не попытавшись противостоять любопытству - подумаешь, белобокий Северяк вдруг скрылся за порогом лагеря во время, когда за такое дают подзатыльники и ставят в очередь на уборку у старейшин, -  зарысцила к ближайшему волуну. Высотные наблюдательные посты дают большое преимущество по наблюдению за ушестрившимся на земли, полные неожиданностей, ведь в ночи природа ведет себя иначе, противореча дневной рутине…
- Куда же ты собрался, дружок? - ее прилегающая к окаменелости шкурка и щурящаяся гримаса излучает сильнейший интерес со влечением, но, эх, стоит ли рисковать? На краю яслей крики котят-спиногрызов и их яро убаюкивающих мамаш дают понять, что если хочется сбежать, то дерзать нужно не медля, авось вдруг вспомнится о потенциальном сказателе им чадам. И припомнился последний раз эдакого-самого, как ей чуть не осталось без хвостика, мерзкое послевкусие ерзнуло нутро и будто бы дало пинка под зад невидимой силушкой для скорейшего удаления, да такого незаметного, что одни только звезды могли проследить ее путь.
Племя облагораживали свои лесные угодья, завывающие от ветра и откидывающие массивные, сковывающие любого полуночника тени, но это не убавило интузиазма и горе тому, кто встанет у нее на пути. Попытки нагнать ушедшего товарища по дневному компанейству многообещающе чеканили ход устремленной, точно знающей куда идти, и вот она уже, миновав с десяток рядом росших деревьев, выслеживает одинокого соплеменника, не замечающего чего вокруг. Обзаведясь игривым смешком по линии губ, при свете дня зеленые глаза, отсвечивающие лунные блики, возможно даже спугнув некую дичь, до этого бескорыстно сидящую именно там, где пришлось юркнуть нашей Мошке, охотно пали на белую шерстку. Отчасти ликнув про себя, серобокая замедлилась. Никогда еще она не позволяла себе уйти так далеко из лагеря в ночное время суток…
Основная составляющая ее успеха - скрытность. Избирательно подойдя к выводу, как и с какой периодичностью стоит нагонять переднего, эдак так в двадцати лисьих хвостах, Мошка в последний раз вдохнула полной грудкой для, возможно, смелости…
Северяк пребывает в счастливом неведении, довольно виляя своим имуществом, но ненадолго. Тонкие, удивительно как вообще способные ходить, лапы нагонялись в бег по инерции. Все это походило на настоящую охоту, тему которой - быструю и в открытую, - она еще не проходила. И как бы она не старалась, у нее-таки получилось - она снесла с четверенек еще до половины не обернувшегося Северяка, кубарем тормознувшись по рыхлую земь, подытожив все это тем, что уложила того на лопатки.
- Сюрприз, пропажа! - закатившись смешком во две линии белесых клычков, Мошка еще пару мгновений гордливо торжествовала поверх удивленного, и потом то ли совестно, то ли силой отойдя на расстояние, давшее вдоволь отдышаться все с той же, неизвестно когда засобиравшейся успокаиваться улыбкой, - ну и круто же я тебя, да?!

+2

3

Пора. Северяк поднялся со своего поста, задирая вытянутую мордочку с прямым профилем к звездным небесам и глубоко втягивая ночной воздух. Мириады космических светлячков мягко мерцали на форе его резко очерченной белоснежной головы, маня его к себе зовом, доступным только до слуха истинных мечтателей. Такими были он и его сестра, Сказание. Они с ней всегда могли уловить в шелесте трав и шуме листьев в кроне что-то неуловимое, что обычные воители пропускали мимо ушей, не останавливаясь, не уделяя этому внимания. Но Северяк просто не мог пропускать такие послания. Останавливался, прислушивался, иногда даже отвечал. Но больше всего с ним любили говорить звезды. Они выстраивались в причудливые форму, казалось бы, специально для него, танцевали, каждую ночь меняя свое местоположение и задавая белобокому очередное задание: отыскать его любимых светляков среди миллионов похожих. Но он всегда находил своих фаворитов, ощущая их... чем?.. нутром? Или, может, шестым чувством? Чем-то незримо присутствующим в его сознании. Как душа. А, может, именно она и подсказывала ему, какие из звезд были его любимчиками.

Голова медленно поворачивается в сторону палатки оруженосцев, а газовые шары, находящиеся на тысячи световых лет позади, словно специально подсвечивают ему свернувшуюся клубочком, тесно прижавшуюся к Соколику сестру. Иногда разноглазому казалось, что она боится темноты. Северяк и сам её иногда побаивался. Никогда не узнаешь, что скрывают особо длинные тени. Но, с другой стороны, что может быть прекраснее ночной прогулки под усыпанным звездами небом? Когда единственным источником света является толстобокая луна да её многочисленная свита? Кто, скажите мне, какой мышеголовый может упустить такую возможность?

Белоснежный слегка поежился, выдыхая облачко пара. Холодно. Сегодня была особенно холодная ночь. Не стоит ему отправляться незнамо куда в такой мороз. Но в нем «хочу» всегда пересиливало «надо». Вот только Сказание не стоит с собой брать. Она была такой маленькой, такой хрупкой, такой фарфоровой, что оруженосец попусту боялся, что она замерзнет и, не дайте предки, подхватит Черный кашель. Немного параноидальные мысли, но он не мог с собой ничего поделать. Пусть уж лучше лежит в теплой палатке, греясь об Соколика (он позволял такие нежности только ей), а он уж как-нибудь сам справится. Он даже не собирается далеко отходить – кусты папоротника около самого лагеря подойдут. Там его никто и в помине не заметит.

Поэтому он совершенно спокойно, стараясь не привлекать внимания, выскользнул из лагеря, взмахнув напоследок длинным хвостом и растворяясь в ночи. А как только оказался на свободе, тут же перешел на рысь¸ стараясь не дышать ртом. Ещё застудит легкие – Сказание потом будет сокрушаться пуще прежнего, мол, что это он и так без неё пошел, не разбудил, так ещё и подхватил какую-то болячку. Легко раздвигая грудной клеткой высокую траву и скользя в лунном свете, словно рожден был только для этого, он и не заметил небольшого преследования. А когда обернулся на шорох, было уже поздно. Его что-то сбило с лап, прижало к земле и обдало горячим дыханием глухое ухо. Поскольку левое было зарыто землю таким неожиданным нападением, он услышал только невнятное бормотание, но предпочел сделать вид, что изумлен таким стечением обстоятельств, хотя и не понимал, что эта кошка, сбившая его совершенно бесцеремонно, там лепечет. Услышал лишь окончание фразы, но, впрочем, этого вполне хватило на осознание происходящего.

- Мошка? Я совершенно не слышал тебя, ты молодец, это было потрясающе, – он вытряхнул последние остатки земли из слышавшего локатора, поднимаясь с поверхности нашей планеты, и улыбнулся краем губ. – Что тут делаешь? Иди в лагерь, замерзнешь же, - в голосе сквозила настоящая забота по соплеменнице, вышедшей гулять в мороз. – И не дыши через рот, - он хлопнул её пушистым хвостом по губам, заставляя закрыть пасть, - так ты простудишь легкие, и Дуновение Ветра потом ещё намается искать тебе мяту в такое время. Она как раз недавно сетовала по поводу бездумных учеников, совершающих ещё более бездумные поступки. Не похоже на неё, но она ворчала. Видимо, я потратил слишком много трав из её запаса, - прикусил язык, стараясь не надоесть Мошке болтовней.

+1

4

Не узнается ей любитель авантюр, залепетавший что-то о холоде, о старшой сестре Дуновение Ветра и ее травах.
Зазнавшись с пару блаженных, вне себя от радости мгновений - когда кто-то признает умелость подрастающей, - зеленоглазая встряхнула ушами, ведая свою возмущенность по лягнувшей лапки к Северяку. Последующий сопротивляющийся гонор точно в разы (велящего дуть обратно Бородиста) закатился в обороты, чуждые ее предыдущим, от которых повзлетали окрестные пернатые, - Какой в лагерь, ты в своем уме?! Возвратись я туда, спохватятся не только меня, - намекнув на крах и его желающей в одиночку продолжать скитания персоны, помимо не так уж и важной своей, заулыбалась поднявшаяся ученица, - у тебя нет выбора, Северяк.
Подытоживая свои утверждения, да-да, именно их, а не просьбы, Мошке явилась идея, знакомиться с которой ей пришлось при схожем отчаянии, когда кажется, что ее прогонят с концом и восвояси. Шалость затрепетала в хвосте гипнотизирующими жестами слева-направо и вокруг собственного себя, уложись и подметя не однотипную почву со всяк камушками, и принялось это глядеться со стороны жалостливее, стоило закружится округ белесого. Хвостом, и шеей, да затылком, Мошке дурачилось пихать из сидячего положения соплеменника, его терпение, лопающееся с новым усилением трения. Она просила про себя и вне наилучшими тональностями, могшие понравиться: шепот, пропев, угрызение, но реакции и вовсе не видать, как ей вздумалось повысить тон, но до этого перебарщивать не пришлось совсем.
- Вот спасибо! - не представляя больших вариаций могшего сбыться похода, впервось эдакого опасного рода, таки упросила. Подпрыгнулось на необычайное расстояние и малость в бок на воздыхающего от принятия Северяка, недопонимающий радости и экстремизма. Но какой в этом толк, когда риск оправдался еще неизведанной наградой?! Тайны манили юницу и в ее фееричности казались осторожности, стихнув чрезмерные подвижности до понимания, осознанности, возможно даже, опасностей в грядущем, - Куда же ты собрался меня отвести? Хм, я все еще помню твой рассказ про поход к змеиной горке, закончившийся полным провалом, - проглотив явственный по хихиканью смешок, ссутулясь по тем же юморным, колющимся позывам в животе, - такой гремящей красоты нам вдвойне, нет, в десятирне встретить бы не стоило! Уж я то знаю, чем они опасны, Северяк, они могут запросто покусать тебя на мелкие кусочки! Такие же мелкие, как котята Ласточки, представляешь, - не без черных шуточек, так полюбившиеся ей, стоило заслышать их у черт знает какого кота, и знала бы она, какого, обязательно поблагодарила за свое такое остроумие.

+1

5

Мошка почему-то не оценила его заботы. Удивленно дернул ушами, он выслушал её возмущенную речь, а затем медленно кивнул (хотя кошке, похоже, не нужно было его разрешение), считая её предложение (или, может, она считала это утверждением?) вполне аргументированным и обоснованным, резонным. Северяк уважал такие утверждения. Несмотря на то, что она просто могла ответить «потому что», и все равно пойти с ним, она привела разумные доводы, стараясь убедить белобокого в своей правоте.

Разномастные глаза следили за активно прыгающей кошкой, двигаясь туда-сюда, следом за странными телодвижениями навязавшейся попутчицы. Почему её так возбуждает предстоящий поход? Наверное потому, что она не знала о его дальности - ведь Сев не собирался уходить далеко, чтобы не разочаровать сестру, спящую в лагере. Главное, чтобы она не обиделась на него завтра, когда проснется и поймет, что он не разбудил её перед уходом. Хотя обещания она с него не брала. Не очень предусмотрительно с её стороны, ведь она знала, что если уснет – братец её не станет будить, заботясь о её сне и благополучии. Вот если бы заставила слово дать, он бы в лепешку расшибся, но пробудил её ото сна. Недовольный, хмурый, но выполняющий обещание.

Легкий смех, когда Мошка коснулась того давнего случая со змеей. Он прекрасно помнил его. Точнее то, как Враногрив орал него, едва не переходя на рык. Тогда он был лишь пяти лунным котенком, убежавшим из лагеря любоваться змеями. Странное увлечение. Но Северяк ничего с собой поделать не мог – он видел прекрасное в самых ужасных вещах, восхищенно поблескивая глазами и ловя настороженные взгляды соплеменников. Ведь он даже в смерти находил что-то завораживающее. Как будто она была чем-то, что просто сохраняет красоту вещей. Может, каким-то безумным силам она нравится, и они не хотят её терять, убивая и оставляя все в умах всех живущих таким, каким оно им больше всего полюбилось.

- Я знаю, что они страшно опасны, Мошка, - он чуть улыбнулся, склонив голову набок, - так опасны, что одним укусом могут убить парочку взрослых котов. Но в этом-то и вся суть. Видеть прекрасное даже в самых ужасных созданиях. Ради завораживающего вида стоит рисковать своей жизнью, забираясь на скалы; ради получения вкуснейшей еды стоит рисковать своей жизнью, забираясь в медвежью пещеру; и ради смертельной красоты стоит рисковать жизнью, забираясь в змеиное логово. Они по своему прекрасны, Мошка, стоит лишь увидеть. Но вы все просто смотрите. А между «смотреть» и «видеть» огромный трехглавый пес. Именно поэтому вы все смотрите, но не видите, - секундное молчание и Северяк, не давая Мошке шанса переварить все услышанное, продолжил свою речь как ни в чем не было, попутно отвечая на все её вопросы. – А направляюсь я очень и очень недалеко, - улыбка, углубляющая тени на морде, которые создавал лунный свет, - точнее сказать... мы уже пришли, - и он поднял морду перпендикулярно земле, уставившись своими разноцветными глазами в звездное небо, разыскивая звезды, которые полюбились ему больше всего, составляя из них свои любимые картины, выстраивая любимые сюжеты, которые они придумали на пару со Сказание. – Видишь? – он опустил голову, странно сверкая очами. – Ты видишь, Мошка? Не смотри. Видь. Это надо видеть. Скажи, ты... видишь? Приглядись внимательнее, увидь то, что мало кто видит. Открой глаза. Они у тебя закрыты, - Северяк, безусловно, был странным оруженосцем. И некоторым в его присутствии становилось неловко. Но, может, ей не будет? Может, она одна из немногих, кто может выдержать странный, будто пьяный, взгляд Сева? – Что ты видишь, Мошка?

+1

6

От похода, полные предвкушения мявы юной полуночницы разносились по близлежащей тьме, нарушая свойственную здешним девственным ландшафтам гробовую тишину. Шествовало без единых опасок за собственные шкурки, чаруясь умелому Северяку, бывавшему в наикритичнейших ситуациях, потому точно знающему, что обойдется всему покуда глаже, физиономя полнейший авторитет. Его шарнирная пропаганда далась впитаться таки потревоженной Мошке, спланированной скорую полночь на иных манерах, но позабыв за разговором, каких именно…
На фоне голосистых оруженосцев стрекотала обитель ночных суток, убаюкивающая словно колыбель давно спящих, успокаивающая со временем шедших, что по заведенному порядку замолкнет перед самим рассветом, уступая сменщице-утру. Мелодии леса имитировали подергивание ее ушек, любопытно наслаждаемые всякими шорохами братьев меньших, у-уканьем сов. Первых разглядывалось куда чаще, они попадались в обзорную зону сами того не желая, только и сверкнув у кого какие глазами, после мимолетно скрывшись восвояси. Мимолетные встречи хищника и добычи, увидься им под солнцем, подытожились куда бы трагичнее, обернувшись кому обедом, кому смертью, нежели в часы безучастного равнодушия вдоволь поужинавших плотожоров. Пытались ли коты подружиться с мышками? Хотя бы разок?
Бок-о-бок шеголявшей Мошке всерьез запала мысль о невозможном, невообразимом, скажи взрослому - наисмешнейшем союзе, отчего стыдливо забегали глазки. Стоило бы даже поделиться стукнувшим безумством с Северяком, готовый поддержать безумства такого рода. Малость угомонил свой ход, он обратился к звездам, и надеевшая не позабыть мысль Мошка глянула в попутку.
Заметно повеселевший белёсый затрепетал вдохновляющие речи, окрылившие разинувшую пасть соплеменницу, отбивая бока хвостом, изредка касаясь соседнего.
- Как думаешь, сколько бы племен вместилось между нами и звездами? Скольким котятам, ученикам и воинам нужно построиться до них? - кошачья хрипота озадачливо присоединилась к молчаливости товарища, некогда задумавшегося настоящим мозговым штормом. Надобилось иметь наикрутейшую фантазию дабы представить масштабность вопроса, как раз имеющуюся у двоих бегляков.
- Наверняка это дольше, чем путешествие Небесного племени. Эдакое путешествие к звездам, - продолжив варьировать шепот с громче выражающим восторгом, без перерыва на окружающее лупилась Мошка. От воображения глобальности вытянулось лапами на носочки, тянясь, жадно втягивая воздух, шелуша усами на ветру. Изрядно подстрельнул желудок с ощущением, будто вот-вот, и она потеряет равновесие. Неуклюже пихнув по плечу любующегося, позабыв подругу, зелено-фонарно-глазая тыкнула лапой Северяка, выставив улыбку до ушей, - чур когда я выросту, я взберусь к кронам самого высокого дерева и разгляжу получше! Но с гор виделось куда бы лучше… Ты бы рискнул туда сходить?
На фоне допросов у знаменито храброго, всего могшего Северяка копошилось ранее невиданное, очень непристойно шумное, явно ночь так же любящее, как эти двое, существо… Воспользовавшаяся не засекшим новоявление болтуном Мошка одиночно сощурилась в кусты впереди себя, шикнув товарищу наверняка обидно от непонимания произошедшего с его стороны. Необъяснимая рысца напролом Северяку повлекла недовольное кряхтение вслед быть чего нашедшей? Тому только пошлось за путешественницей, как вдруг Мошка резко обернулась, требуя не единого звука, возвращаясь к ходу после вновь.
- Мне кажется.., - боясь ступать в полную силу, лапы подобрались чрезвычайно близь к не по собственной прихоти колеблющему кустарнику, на которого с опаской поглядывали два грозовых ученика прямо как на настоящей охоте, стоя в тех же стойках при наподении. Придется ли напасть? Сглотнув ком и вызвавшись первой, Мошка острожно пригнулась, оставив позади озадаченного Северяка. Подойдя столь возможно близко, худенькая видно возмужала, завеляв хвостом, - это же ёж!

Отредактировано Мшистая (2016-08-01 19:26:44)

+1

7

- Как думаешь, сколько бы племен вместилось между нами и звездами? – Северяк удивленно покосился на Мшистую, озадаченный этим вопросом. А ведь правда... И почему ему не пришло это в голову раньше? Белоснежный снова поднял нос к очень-очень далеким звездам, представляя разношерстную колону из котов. В самом низу шли известные ему личности: Ливень, Липа, Бородист, Полуночник, Острозвезд и Жабозвезд, и прочие, и прочие, и прочие. Но потом, когда не хватило уже памяти и котов, которых он когда-либо видел, пошли совершенно новые образы, составленные у Северяка в голове. И, конечно, обычными особями все не ограничилось. Когда закончились естественные окрасы, в фантазиях оруженосца тут же появились совершенно другие, в природе не существующие. Вот прямо над каким-то мраморно-серым здоровяком возникла ярко-зеленая кошка, потом желтая, синяя, фиолетовая, малиновая, желто-зеленая, голубая, синяя и розовая. И не было им конца, и уходили они в далекую даль, туда, где мерцали эти странные светлячки, что неведомым образом смогли забраться на небеса. А, может, это действительно были глаза предков, следящих за своими отпрысками?

- Мне кажется, никто из живущих на земле котов не смог этого сделать. Но, может, двуногие? Они же как-то приручили Чудовищ, бегающих по Гремящей тропе? Может, у них есть и другие их подвиды, которые умеют летать? Может, они даже так высоко могут подниматься, что уже давно коснулись звезд, - Северяк посмотрел сквозь многочисленные деревья в сторону пастбищ, где ходили эти странные двуногие создания. Ему всегда они были интересны. Жаль только их лагерь находиться на территориях Ветровых котов. Хотя какие границы могут сдержать оруженосца, уже перешедшего границы разумного? Неужели для такого котика, каким был этот белобокий, ещё существует что-то, что может его остановить? Мораль? Меры безопасности? Здравый смысл? Неужели для него слово «нельзя» ещё имеет значение?

- Но с гор виделось куда бы лучше… Ты бы рискнул туда сходить? – Быстрый, импульсивный взгляд в сторону Мшистой. О да. Он бы рискнул. Может быть, рискнул бы даже жизнью, чтобы туда сходить. Неужели он нашел кого-то, кто сделал бы это вместе с ним? Кто готов был оставить племя на денек, чтобы только попробовать достать до звезд? Неужели он столько искал такого кота за пределами лагеря, а он (точнее, она) все время был так близко, под самым розовым носом. Столько поисков, столько затраченных сил. А стоило лишь протянуть лапу и разбудить спящую рядом Мошку.

Но, прежде чем он успел ей ответить, она вдруг шикнула на него. Заткнувшись от удивления, он удивленно смотрел, как она щурится, смотря ему куда-то за плечо. Боясь пошевелиться и спугнуть что-то (или кого-то) находящееся там. А серая кошка тем временем обогнула товарища, чья голова медленно заворачивалась чуть ли не на сто восемьдесят градусов, чтобы можно было не упускать из вида соплеменницу. Ему было до смерти любопытно, но он продолжал молчать, следя за её действиями.

- Это же ёж! – и он фыркнул, выдыхая. И оказался рядом с зеленоглазой даже быстрее, чем она успела ещё что-то сказать ему. И действительно, прямо перед их лапами, свернувшись в комочек и предостерегающе пофыркивая, лежало это всеядное создание. Белоснежный прогнулся, поднимая крестец выше и опуская морду между лап, чтобы взглянуть на гостя под другим углом.

- Ливень мне рассказывал, что лисы скатывают ежей в озера или другие водоемы, чтобы они там развернулись. А потом ловили и убивали их. Если бы рядом было что-то похожее, мы могли бы принести в племя ежа. Вот все бы удивились. Или, может, съесть его прямо здесь. Я, например, никогда не пробовал ежей. А ты? – он быстро взглянул на подруг и, не дожидаясь её ответа, продолжил:

- И я бы рискнул забраться на гору. Я даже планировал это в ближайшее время. Я услышал от старейшин о месте, откуда можно увидеть все-все звезды. Они сказали, что это место называется Древние скалы и находится за территорией племени Теней, - он вдруг задумчиво поднял голову. – Или на? В общем, я знаю примерное направление. Пойдешь со мной? – быстро склонил голову на бок, рассматривая легколапую. – Мне очень не хватает компании. Может быть, оттуда мы сможем понять, как нам достать до звезд, - он уже говорил «нам», - или куда надо забраться, чтобы это понять.

+1

8

Один из котят не может противиться любопытству: как когда-то впервось лицезря мышек, серая, с манерными удивлению округленно-выпуклыми глазами вымаргивалась на ничего вокруг не замечающего, первого в ее жизни ежа, чьи повадки скорее забавляли, чем настораживали - удивляло отсутствие бесстрашия быть замеченым и благо, попадись ему двое обычных оруженосцев.
На краткий миг доточное сравнение Этого настоящего со рассказанным по словам уже видящих колючее существо заглушило разглагольствующего Северяка, фактирующего, чего бы можно сделать, вновь и безукоризненно вспомнив о незаменимом шансе восхвалиться перед племенем или набить собственное брюшко. Мимолетно скорчившая усмешку Мошка было глянула на беляка, - увидел просто отличную возможность, что бы ею не воспользоваться? Как правило, они не имеют злых намерений, но с яростью будут защищаться, - залаженная (от сл. «лад») проследить за находкой столь долго, как ей это позволится, хитро шагнула в обход со стороны, страшась спугнуть, прикусывая нижнюю губу. Неуклюже треснув сучок шагом, предвкушающая скорый побег ежа сдалась, стряхнув смуту на авось.
Медленно переводящая взгляд на во тьме не такого уж белошерстого, полуночница зачаровалась глазами, попутно заслышав о храбрости забраться на саму гору. Она всегда любовалась разноцветием его глаз, тем самым воспринимая особенным другом и собственным тайным сокровищем. Найдись такие у кого еще! Однако домысли о их природе ринули по руслу вдруг запредложенного составить ему компанию к мало кем досягаемым вершинам на отгадку ее вопроса, али просто по воле его сердца? Не удастся перечислить осуществимые  шалости, от одного к другому как-то даже усложняющие, словно переходящие на новые уровни. Мошка почти всегда миновала отказы, идя по шагам.
-Ты вовсе не ищешь ответа на мой вопрос, раз запланировал это намного раньше, - хмыкнулось и повелось бровью. Мелкий впечатлитель, обиду на кого могла проглотить юница по одному только взгляду разных глаз, - что ты будешь делать, когда нападут чужеземцы?  Или ты так уверен, будто сможешь этого избежать? Малые луны гордились имением рациональной здравости. Наверняка считаясь даром, и кой знает, как Мошка росла заядлым стратегом, разжевывая наперед. Пользовался ли этим ее друг?
-Но тебе все равно, - давно раскусив полагающийся на случай, а может и на Мошку, нрав товарища, юница заулыбалась вымаливающему одновзглядие на задуманное. Ей вдруг резко понялось о вечности их дружбы, раз уж он доверил оплошность, расскажи кому из старших, стоющую ему жизни. Поразмыслив, слышно выдохнув, Мошка еле заметно опрокинула морду к плечу, - ну конечно же я пойду с тобой. От меня навряд ли тебе отделаться вот так легко, как сбежал наш еж, - обидчиво глянув в ту сторону и буркнув себе под нос, юница обвела лапы хостом, - кстати, Северяк. Ты никогда не завидовал другим зверям? Тем же птицам. Они могут добраться до гор в долю секунды, а нам придется рисковать собственными хвостами. Так же не честно. Да и нет у них территорий племен, чтобы других на свои не пускать и бояться ступить на чужие.
А спроси она кого другого, в ответ посыпались недоумения о здоровье ее ума. Единственный в своем роде, вечно поддерживающий любой несуразицы разговор Северяк действительно казался тем самым незаменимым сокровищем, мысли перед которым, позабыв стыд, разливались до дна. Даже теперь, на поводу у них, зелено-фонарно-глазой вскочилось с безумством, - но если вдруг мы отберем их крылья и колючки того ежика, все горы будут нам по плечу, - знающая, как же разрядить замолчавшую обстановку, завопила Мошка, - ты представляешь себе нашу мощь? Сам Мастер бы затрещал от страха, посыпав свои косточки. Из них мы бы сделали себе гнездно, прямо как птицы, -  уловив перегнутую палку, вдруг притихла малышня, - ну или типа того…

Отредактировано Мшистая (2016-08-01 19:27:10)

+1

9

- Ты вовсе не ищешь ответа на мой вопрос, раз запланировал это намного раньше, - он тихо хмыкнул, растягивая губы в самой легкой, мимолетной улыбке, и слегка покачал головой, задумчиво глядя на неё своими разноцветными глазами. Впрочем, ничего удивительного - эту часть его характера мало кто понимал, но для того, чтобы пуститься в очередное приключение, ему не требовалось цель. Точнее, цель, в общем-то, была – сделать как можно больше, пока не отправился к предкам – но не требовался стимул вроде огромного знака вопроса впереди. Хотя если по пути попадались какие-нибудь загадки, то, он, безусловно, интересовался ими, но они никогда не были его главной целью.

- Поправка: не искал. Но почему же сейчас, когда я задался этим вопросом, я не могу заодно попробовать найти ответ на него, раз уж он так кстати подвернулся мне под лапу? – проговорил тихо, воспользовавшись своим фирменным приемом «вопрос без вопросительной интонации». На такие речи он не требовал ответа, видимо потому Мшистая и продолжила говорить, осознав весь смысл и всю прелесть риторических вопросов.

- Но тебе все равно, - равнодушно дернул ухом, беззаботно пожимая плечами и улыбаясь во всю пасть. Конечно же ему было все равно. К смерти он относился с поразительным интересом и любопытством, считая, что ему отмерено столько, сколько отмерено. И когда наступит его час, даже крепкие стены лагеря не спасут его от судьбы. Так не лучше было бы умереть во время очередного бесшабашного поступка, одного из тех, что разгоняет такой сладостный адреналин по крови, чувствуя, как упрямый ветер дергает за белоснежную шерсть, чем в душном, затхлом воздухе лагеря от Зеленого кашля или какого-нибудь желудочного гриппа. Смерть ведь все равно настигнет его в нужный срок – он не может выбирать время гибели. Но зато он может выбирать, как провести тот отрезок жизни, что ему выдали.

- Ну конечно же я пойду с тобой. От меня навряд ли тебе отделаться вот так легко, как сбежал наш еж, - он чуть улыбнулся. Сев даже не заметил, как сбежал этот колючий проходимец, полностью увлеченный Мошкой и болтовней с оной. - Кстати, Северяк. Ты никогда не завидовал другим зверям? Тем же птицам. Они могут добраться до гор в долю секунды, а нам придется рисковать собственными хвостами. Так же не честно, - он слушал её совершенно внимательно с полной серьезности мордой. Да, возможно, будь на его месте любой другой, он бы счел эту идею полнейшим бредом и невразумятицой, но только не Северяк. Такие мысли не раз приходили и ему в голову.

- Но если вдруг мы отберем их крылья и колючки того ежика, все горы будут нам по плечу, - чуть качнул головой, не соглашаясь, - ты представляешь себе нашу мощь? Сам Мастер бы затрещал от страха, посыпав свои косточки. Из них мы бы сделали себе гнездо, прямо как птицы, - улыбка стала чуть шире и юноша прикрыл свои разноцветные глаза, раздумывая, - ну или типа того…

- Я бы не хотел иметь колючки. Как бы мы тогда спали в одной палатке? Мы бы все друг о друга поранились. Наверное потому я никогда не видел много ежей в одном месте. Они же не могут даже прижаться к друг другу в холодные времена. И рога я бы тоже не хотел иметь – это, конечно, весело, но мы опять же не влезали бы в палатку. Хотя если бы они были завернутыми, как и баранов на пастбище, но было бы гораздо удобнее. Но я... я никогда им не завидовал. Я завидовал только птицам. И сейчас завидую. Ты не представляешь... – умолк, - хотя нет. Ты, наверное, представляешь, как сильно мое желание взлететь. Как до безумия мне хочется почувствовать ветер в шерсти. Я, кстати, потому и хотел полезть на те вершины. Хочу встать на самый край, закрыть глаза и представить себя птицей. Представить, что я действительно могу расправить крылья и взлететь, коснуться облаков, дотронуться до звезд. И я, конечно же, считаю нечестным то, что птицам дана такая возможность, а котам – нет. Почему только они могут парить в небесах, наслаждаясь ощущением пустоты под лапами? Так что, да. Я завидую им. До безумия. Но не по той причине, по которой завидуешь ты. Не потому, что мне хотел бы забираться на горы в считанные мгновения или побеждать врагов одним мановением лапы - это было бы слишком скучно - а потому, что я просто хочу чувствовать ветер под крыльями, ветер в шерсти, ветер под лапами, - и чуть улыбнулся, вглядываясь в зеленоватые очи собеседницы. – А ты когда-нибудь хотела бы взлететь? – поднял голову к небесам, разглядывая темно-синий, почти черный, свод. – Как думаешь, нам когда-нибудь позволят взлететь? Дадут ли почувствовать воздух под лапами хоть на мгновение? Или мы обречены до конца жизни быть привязанными к этой земле? – молчание. – Хотел бы я знать, зачем звезды светятся... Может, они указывают нам путь к ним? Тот путь, пройдя по которому, мы обретем крылья? Как думаешь?

0

10

Очарованная замедленной и выразительной тональностью небылиц про крылатых и отличные идеи заиметь дары сравна им, Мошка выжала дышок, дивясь виртуозности друга - дадутся ли конечности для происков врагов, шалостей и добычеловста как явление спонтанное, по необъяснимому колдовству отродий, либо обличием верховных, что пишут судьбы? Жалели бы вожди, когда малыши, изначально тянущие куски мяса как дичайшее новье после материнского молока, изберут важнецкую похвалу очередному перышку весомее былых торжеств. Новшества затенят колыбель эволюции современными предпочтениями, отвлеча внимание от кровопролитий между четырьмя племенами. Идея что надо, но сколь достоверна? Ухмыльнувшись правдоподобности, колеблясь всем за и против, Мошка дебоширила нутром. Потехи бесспорно будоражили крохотные сердца малых умом и сообразительностью, затмевая разум приношениями скоротечных радостей, ведь все они лишь бельмо в глазах здравоумия старших воинов.
- И я, конечно же, считаю нечестным то, что птицам дана такая возможность, а котам – нет. Почему только они могут парить в небесах, наслаждаясь ощущением пустоты под лапами? Так что, да. Я завидую им. До безумия. Но не по той причине, по которой завидуешь ты.
Мошка доблестно приосанила лежащее тельце до полуприседа, ухмыльнувшись - любопытство до добра не доведет. Покинь рутину, мир станет куда более диким, где жизнь станет невозможной, полной неожиданностей. Незаметно для себя, ученица повелась рассказам наставника, сыграв ему на лапу. Добившийся настороженности у ученицы, Бородист маловероятно обеспокоится, нежели раньшенскому куражу. И сам того не осозновая, лишил котенка необузданности.
– Как думаешь, нам когда-нибудь позволят взлететь? Дадут ли почувствовать воздух под лапами хоть на мгновение? Или мы обречены до конца жизни быть привязанными к этой земле? Хотел бы я знать, зачем звезды светятся... Может, они указывают нам путь к ним? Тот путь, пройдя по которому, мы обретем крылья? Как думаешь?
До того барабанивший бока хвостик застенчиво стих и улез под лапы, стесняясь отвлекать на себя бдительную к округе. Ученица обронила ушко к Северяку во внимание законченных мечтать вопросов, своим содержимым, гадалось, готовя полуночницу отвечать правду и только правду, какими сказочными и оттого нереальными они бы не показались - товарищеская физиономия сполна наполнена чарующей серьезностью. Девственная вера малого кольнула хотевшую выцепить пелёнки едким комментарием, и по горлу скользнул совестный, стыдливый ком. Зная об редкости встреч Ливня со Северяком, она неоднократно, как сейчас, спрашивала себя, уж не влияет выбор наставника росту оруженосца? Окрести предводитель белого воителя вместо Бородиста, и быть может именно она восхваляла плоды фантазии друга, именуя собственными?
Предпочитать наблюдать со стороны и давать этому с нынешней высоты ума объяснение, наматывая на ус, делясь и сравнивая, а разузнав - заучивая лишь потому, что это правда, толкованная взрослыми, но вариации происходящего все равно закутывают интерес мешающим по жизни узлом в ношу, требующую разгадок по стечению времени. Северяк берётся за все должное непринужденно. Захотись дружке компанейство, тот, бывало, отнекается по безопасности скорого дела. Быть точнее - её отсутствии. Рассудительность часто выводит на тупик, видя одну причастность вины - почему же она не послушалась его первоначально. Гложет ли их ответственность друг за друга?
- Я летала, однажды, - можно представить, как Мошка лягнула нагнавшие смуту помыслы от себя подальше, особенно в такую веселую ночь. Усев зад на окольцованный хвост, зеленоглазая деловито указала лапкой на саму себя, - мне это приснилось. Я чувствовала все твои желания: и ветер мне в морду, и головокружительную высоту подо мной. Разогнавшись быстрее кроликов, было очень трудно глядеть по сторонам, будто ветер мешал, - сощурилась Мошка, заглядываясь на разноцветие глаз юноши, - но я ощущала - за мной кто-то летел. И это была не птица. Кажется, это был ты, - юница забавно улыбнулась - ее впечатлил интерес с его стороны на предполагаемую причастность.
- Дуновение Ветра рассказывала о редких снах у многих и почти их отсутствии, однако мне все видится в избытке, красочно и ощутимо, - усевшись правый о левый бок, та зевотно оскалилась, клацнув пастью, боднув плечом.
- Ты снился мне окрыленным. На это повлияли все твои мечты, которыми ты делишься. И поделись я своими с тобою, возможно, в следующий раз, а может быть даже этой ночью, приснюсь тебе уже я - летящая за тобой.

+1


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Флешбек » Хотел бы я знать, зачем звезды светятся...