Новости

● Для удобства навигации на форуме создан ПУТЕВОДИТЕЛЬ. Здесь вы можете самостоятельно найти ответы на все возникающие вопросы

● Не забудьте принять участие в традиционном голосовании "Самый-самый #19".

● На форуме в данный момент проводится голосование за оформление табличек к профиле. Оставьте свой голос!.


Рейтинг форума PG-13. Запрещено описание особо жестоких сцен, отсутствует откровенная эротическая составляющая.

Коты-воители. Отголоски прошлого

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Флешбек » Попытка номер пять


Попытка номер пять

Сообщений 1 страница 10 из 53

1

Описание: Развитие отношений Кречета и Осинника. Попытки не завалить хоть одну тренировку. Эволюция отношений. Период - Кречету 6-8 лун.
Время действия: Сезон Падающих Листьев - сезон Юных Листьев.
Место действия: различные места на территории Речного племени.
Участники: Кречет и Осинник

0

2

Эпизод 1

Если не считать вчерашнего обхода границ, это был первый день Кречета, как оруженосца, когда он мог прочувствовать все тяготы грядущих шести лун. Например, именно сейчас, потягиваясь и нежась на подстилке, кот вдруг распахнул глаза и понял, что проспал.
Проспал.
В свой самый первый день! Неужели последний ушедший оруженосец не мог пихнуть его в бок и сообщить, что все патрули уже уходят, как и наставники с учениками, чьи занятия должны были начаться на рассвете? Как и его собственное...
Но самое худшее было даже не это. Поспешно поднявшись на лапы и стряхнув остатки сна, кот выбежал из палатки оруженосцев, огляделся вокруг. Осинника, конечно же, на поляне не было. Походив вокруг кучи с едой и думая, Кречет наконец вспомнил.
"Черитов хвост, он же вчера ясно дал понять, что будет ждать прямо там, на поляне для тренировок!" - хлестнув себя хвостом по боку, пёстрый оруженосец рванул в сторону выхода из лагеря.
Березняк встретил его своей однообразностью. Следы ушедших в разные стороны котов перемешивались, создавали лабиринты запахов, так что выловить в этой катавасии нужный ему - это было из ряда чего-то сверхъестественного. Впрочем, оказалось, что некоторые места Кречет всё же запомнил. Да, да, он узнавал их... вот та береза кажется знакомой, а еще вот это беличье дупло они точно вчера проходили... та-ак.
Воспрянув духом, Кречет стал по памяти восстанавливать карту леса. Вот он близко к той поляне! Почти у цели. И...
Раздвинув кусты, юный оруженосец поджал губы с видом: "да, я это и искал". Перед ним была гремящая тропа, служащая границей с племенем Теней. Просто отлично, превосходно - он ушел в совершенно другую сторону.

Когда Кречет наконец достиг заколдованной поляны для тренировок, все ускользающей от него и явно не желающей быть найденной, солнце уже взошло. Осинник, должно быть, прождал его несколько часов, и ученик испытывал жуткий стыд. Так опозориться в первый день... говорят, что провинившимся оруженосцам назначают наказания в виде чистки подстилок. Кречет не хотел возиться с подстилками, но еще меньше хотел слушать гневные тирады. Хоть бы все обошлось малой кровью.
- А вот и я, - как можно более беспечнее пробормотал Кречет, показавшись на поляне и глядя в глаза Осинника. Ну же... это всего лишь опоздание, не конец света. Может, в следующий раз они просто подольше поспят?

0

3

А чего ожидал Осинник? Он сразу как будто почувствовал, что это подвох какой-то, а не высшая степень доверия и не почетное владение своим собственным оруженосцем. В особенности все прелести статуса наставника бурый кот отлично прочувствовал, пару часов пробродив по поляне для тренировок, а затем по берегу реки, глядя на противоположную сторону, где должна была появиться худощавая фигура этого недоразумения, которым вчера его "осчастливил" Острозвёзд.
Был поздний сезон Падающих Листьев, уже больше похожий на Голые Деревья, пускай и без заморозков. Ежедневно то выпадал, то таял снег, а облетевшие листья давно смешались с землей, и никакого "золотого ковра" под лапами не наблюдалось - грязь, слякоть, то снег, то дождь... по реке быстрым течением куда-то вдаль уносились бурые листья с примешанной грязью и ветками. Сейчас можно было бы заняться чем-то полезным, но Осиннику приходилось стоять и любоваться всеми этими красотами, поскольку возвращаться в лагерь и подбирать Кречета - это значит дать слабину. Поступит так сейчас, и можно забыть об оруженосце, которому можно дать хоть какое-то поручение. Уж в четырех березах не должен заблудиться?
Нечего и говорить, что воитель начинал терять терпение, пока ждал ученика. Даже кот с ангельским характером закипит, если его время не будут ценить, но он... да Осинник был просто в ярости. В конечном счете она достигла такого предела, что милая улыбочка, с которой он встретил Кречета, соизволившего наконец объявиться, сулила ни больше ни меньше, а именно девять кругов ада. Личного ада, который он устроит оруженосцу на земле за непослушание.
- А вот и я, - этот кот еще и в глаза ему смотрит, совсем страх потерял. Осинник недобро сощурился, направляясь в его сторону.
- Я вижу. Посмотри на солнце, - воитель взметнул взгляд ввысь, а потом снова уставился на пёстрого кота, - Ты обнаглел, Кречет, - простая констатация факта, сказанная очень холодным и колючим тоном.
Не предупреждая и не делая никаких поблажек, кроме, разве что, втянутых когтей, Осинник на полном серьезе пошел в атаку, с размаху толкнув оруженосца в грудь, а потом подсекая лапы. Затем удар в плечо и лобовой... И все это совершенно хладнокровно, даже с интересом, словно желая выяснить, насколько крепок его ученик и сможет ли выдержать то или иное нападение.
В глубине души Осинник чувствовал сладкое чувство мести и торжества, ведь облекая свое негодование в физическую форму, он действительно спускал пар. Возможно, наличие оруженосца - не так уж плохо. Вот только не просил он его у предводителя и поэтому нянчиться с ним не собирается. Как не собирается и отказываться, потому что главе племени виднее. Зато наставнику виднее, что делать с этим подарочком.

+1

4

- Я вижу. Посмотри на солнце, - ну всего-то один раз проспал, с кем не бывает?.. - Ты обнаглел, Кречет.
Оруженосец вздрогнул, недовольно нахмурившись из-за этих обидных слов, а в следующий миг охнул, почувствовав на себе всю силу удара Осинника. Тот был ненамного выше его, не так уж и старше (когда Кречет только родился, его будущий наставник был тоже чьим-то оруженосцем), но опыт и сила сразу дали о себе знать. В первую же секунду этого нечестного сражения. А если точнее, избиения.
- Осинник!.. ай! - Кречет собрался гармошкой, выгнув при этом спину, стремясь защититься, но лапы наставника доставали всюду. Удары были короткими и быстрыми. Ученик не был столь проницательным, чтоб понять, что эти удары преисполнены какой-то холодной отчужденности, рваной решительности, ибо тело наставника может подвести хозяина в любой момент, и он контролировал его чуточку сильнее, чем того требовалось, не позволяя себе расслабляться, и оттого был излишне напряжен. Если бы бой был разговором, то бой Осинника - призыв о помощи, отчаянный и безнадежный, хотя этими самыми движениями он отнимал всякую надежду у Кречета.
Кречет никогда не дрался. И сейчас, не задумываясь о характере боя, был бы впечатлен, если бы наблюдал со стороны, а не испытывал все на себе. Боль лишала всякого желания воскликнуть "ого, научи меня так же!" и вынуждала только негодующе шипеть и мечтать, чтоб это закончилось.
Завалиться наземь и выставить вперед лапы... Или сбежать? Кречет решил, что так и поступит, но прежде все же попробовал возмутиться, - Я же не знаю приемов! - зло прохрипел он, нагнув голову и прижав уши, исподлобья глядя на Осинника. Кот уже предчувствовал, что завтра всё будет в синяках от тумаков.

Отредактировано Кречет (2016-03-03 16:27:36)

0

5

- Осинник!.. ай! - кажется, ему больно. Осинник хмыкнул, поведя бровью и глядя куда-то вдаль - он не считал, что приложил достаточно усилий, чтоб сделать из своего подопечного калеку. Какой вообще у того болевой порог? - Я же не знаю приемов!
Каштановый кот рассмеялся.
- А какие приемы тебе нужны, Львиное Сердце? Удар! Защита, нападение, блок, удар... - на каждое слово Осинника приходилось соответствующее действие, и он ни на мгновение не останавливался, выглядя запыхавшимся, но довольным тем, что Кречет вроде начал понимать, - Знай себе уклоняйся. И вообще, - выбрав момент и напрыгнув на Кречета сверху, Осинник прижал его своим весом и проговорил на ухо, - Ты мой оруженосец. Обеспечиваешь мне соответствующую форму, ясно? Я хотя бы когти свои не заставляю тебя полировать, хотя знаешь... - на последнем слова воитель едко посмотрел на ученика и быстро слез, повернувшись к нему спиной.
Кажется, перестарался. Его кольнуло чувство вины, которое, впрочем, можно было спутать с обычным своим состоянием: то там, то здесь кольнет. Во время битвы Осинник совершенно забыл об этом, поддавшись какому-то странному рвению отвести душу, а теперь осознание, что в первый день мог навсегда разрушить еще даже не образовавшуюся связь с учеником, стало его угнетать.
Это немало разозлило молодого кота. Будто итак мало, о чем переживать.
Он развернулся.
- Я не собираюсь бегать за тобой, Крееечет, - имя он дразняще протянул. Не удержался. Может, проявлялось то, что Осинник еще не был до конца сформировавшейся взрослой личностью, оттого и были эти спонтанные нападки. Он смотрел на Кречета свысока. В какой-то мере чувствовал соперника и... завидовал. Его здоровому виду, потенциалу, который, возможно, раскроется, если он перестанет валять дурака. У него было то, что когда-то было и у самого Осинника.
- Ладно, - вдруг протянул воитель. Он всё еще без восторга на лице смотрел на подопечного, словно заранее считая, что это не принесет результатов.
- Вытяни лапу, - велел он, - и сделай вот такое движение, - кот резко махнул своей сверху вниз, а потом отпрыгнул вбок. Подождав, пока пёстрый повторит, Осинник пояснил, - лобовая атака с последующим отскоком, чтоб не получить в ответ нечто этакое. Тренируйся воон на той березе с выпущенными когтями.

0

6

Кречет пыхтел, отбиваясь от атак Осинника и слушая издевательские реплики.
- ...Удар! Защита, нападение, блок, удар... - слова свистели в воздухе вместе с меткими выпадами, к которым Кречет в итоге немного приноровился. Со стороны казалось, что неопытный юнец отступает назад, а старший воитель наступает, раз за разом ударяя по его выставленным для обороны лапам. Под конец Кречета опрокинули на землю, прижав весом, так что котик закрыл глаза и тихо зашипел. Впрочем, возмущение его кануло в Лету, а над ухом раздался голос Осинника.
- Ты мой оруженосец. Обеспечиваешь мне соответствующую форму, ясно? Я хотя бы когти свои не заставляю тебя полировать, хотя знаешь... - на столь колоритной фразе наставник сделал эффектную паузу, а затем отпустил его. Кречет, пошатываясь, встал.
Ах, так он форму обеспечивает наставнику? Но ведь наставничество - это взаимовыгодные отношения! Похоже, Осинник чхать хотел на это. Однако и Кречет имел гордость и поэтому молчал, не смея больше жаловаться, что воитель поступает неправильно. Что он может сделать? Того назначили его наставником, а значит... Звёздное племя, дай пережить эти шесть лун!
Повисло молчание. Бурый воитель стоял к нему спиной, а Кречет восстанавливал дыхание, не зная, что теперь делать. Вдруг тот обернулся.
- Я не собираюсь бегать за тобой, Крееечет, - протянул он его имя, и пёстрый оруженосец сглотнул, вытягивая шею наверх, стараясь выглядеть немного повнушительнее, чтоб его не считали за какого-то там сосунка...
- И не надо, - спокойно ответил он.
- Ладно, - вдруг сказал Осинник, направляясь к нему. Кречет внутренне напрягся. Что-то подсказывало, что на сегодня они не закончили, - Вытяни лапу, - велел старший кот, - и сделай вот такое движение, - последовал наглядный пример, на который Кречет залюбовался, а на деле лишь хмыкнул и слегка улыбнулся краем рта, - лобовая атака с последующим отскоком, чтоб не получить в ответ нечто этакое. Тренируйся воон на той березе с выпущенными когтями.
Повторив движение, Кречет почувствовал, что задание вполне безобидное, и направился отрабатывать прием. Закусив губу, кот начал терзать когтями кору несчастного дерева, он оглянулся, скосив глаза на Осинника, и тут же отвел.
Совсем не так молодой кот представлял себе ученичество. Он хотел тренироваться с наставником, а не с березой. Хотя, очевидно, что тренировки, какими их представляет себе Осинник, через несколько дней места на нем живого не оставят.
- А знаешь, что, - вдруг мяукнул Кречет, разворачиваясь, - Ты воображаешь себя великим воином, которому ничего не стоит побить необученного оруженосца. Повысил свое чувство собственного достоинства? Отвел душу? Если все воители Речного племени такие, то оно обречено! - с досадой выплюнул он, а затем замер, чувствуя, как опора уходит из-под лап. Вся его коротенькая жизнь пронеслась перед глазами. Он посмел сказать такое, за что его может наказать уже не Осинник, а сам предводитель.

Отредактировано Кречет (2016-03-03 20:57:53)

0

7

Воитель направился в противоположную сторону, важно вскинув подбородок и незаметно поглядывая, как Кречет выполняет его распоряжения. Тот лупил лапой березу, которая уж точно не могла дать сдачи, и наставник отметил его упорство. Хотя впечатление об ученике уже было неважнецким, поэтому Осинник также заметил, насколько слабы его удары, да и сам оруженосец слишком долговязый, хилый...
- А знаешь, что, - раздался голос.
...и, как оказалось, в минуты раздражения дерзкий и способный нарушить дистанцию, отделяющую наставника от ученика.
- Ты воображаешь себя великим воином, которому ничего не стоит побить необученного оруженосца. Повысил свое чувство собственного достоинства? Отвел душу? Если все воители Речного племени такие, то оно обречено! - сказал юный нахал. Подойти он не решился, так и стоял там, глядя ему в глаза с неодобрением. Неодобрение от какого-то там малявки?! Осинник тяжело и испытующе смотрел в ответ, не веря своим ушам. У него просто не сходился образ ученика с этими словами, будто бы нарушили все его стереотипы, перевернули мир вверх тормашками. Любой другой оруженосец после обучения у Осинника трясся бы, как осиновый лист, с таким-то подходом, и боялся бы что-то сделать не так. А то, что произошло... так необычно.
"Он что, осмелился сказать такое? Я не ослышался?" - как-то удовлетворенно хмыкнув, молодой наставник не подал виду и стал надвигаться на Кречета, сокращая расстояние, - "А в нём определенно что-то есть..."
- Сменишь все подстилки завтра с утра, - сказал Осинник, не комментируя никак сказанное Кречетом, - найдешь сухой мох, тщательно осмотришь палатки старейшин на наличие паутины, выберешь у них блох. К полудню буду ждать тебя на выходе из лагеря. Пойдем охотиться, и не дай Звёздное племя, ты что-то забудешь или перепутаешь, - кот ухмыльнулся как-то нехорошо, давая понять, что тогда будет вновь тренировать на ученике свои боевые приемы и не оставит на нем живого места, - А сегодня - тренировка окончена. Иди помогай Пушице, все равно у нее пока нет ученика. Может, травник из тебя получится лучше, чем воитель. С глаз моих долой! - прикрикнул он на ученика, разворачиваясь всем корпусом и намереваясь цапнуть за хвост для устрашения.

0

8

Кречет едва выдержал и устоял на месте, когда Осинник подошел почти вплотную и смерил его взглядом. Повисла тишина, слишком осязаемая, чтоб ее игнорировать. Пёстрый ученик отвел уши назад, желая быть где-то в другом месте. Но все вышло не так ужасно, как могло бы быть, а Осинник, видимо списав все на глупость своего подопечного, не стал, так сказать "калечить итак на всю голову больного", полностью проигнорировав выпад. Только ноздри пару раз гневно раздулись, что особенно хорошо было заметно вблизи.
- Сменишь все подстилки завтра с утра, - принялся давать ему указания наставник, - найдешь сухой мох, тщательно осмотришь палатки старейшин на наличие паутины, выберешь у них блох...
Выражение мордочки Кречета все больше напоминало скисшую мину, с каждым словом Осинника, и под конец он обреченно проговорил:
- Да, Осинник. Будет сделано.
- К полудню буду ждать тебя на выходе из лагеря. Пойдем охотиться, и не дай Звёздное племя, ты что-то забудешь или перепутаешь, - а тренировка все же ожидалась, не только грязную работу выполнять. Это подбадривало оруженосца. Черепаховый котик, конечно, не знал, что его ожидает на охоте, а еще - как он сможет охотиться после сегодняшнего. Но по категоричному лицу бурого кота становилось ясно, что его ничуть не колышет то, что, возможно, его ученик вообще не сможет подняться с подстилки.
- Я не забуду, - пообещал Кречет. А что он еще мог сказать? Мысленно поставив себе в голове галочку к списку грядущих дел, кот понял, что это теперь его работа. Самая что ни на есть ежедневная рутина. Выполнять все приказы Осинника, отвечать на его вопросы. Быть оруженосцем, а не сплошной ходячей неприятностью.
- А сегодня - тренировка окончена. Иди помогай Пушице, все равно у нее пока нет ученика. Может, травник из тебя получится лучше, чем воитель. С глаз моих долой! - Кречет едва отскочил от наставника, а потом, отдуваясь и со странным выражением лица поглядывая на него, потрусил прочь с поляны да по направлению к лагерю.
Осиннику, конечно, известно, что перед посвящением Кречет и правда проводил с целительницей много времени. Может, его раздражала эта "немужественность" своего ученика, который и правда больше любит спокойную дружелюбную обстановку, а не адреналин, не битвы... быть может, считает, что собирать травы - это верх его способностей? Но когда-нибудь Кречет докажет ему, что у него есть и другие таланты. Когда-нибудь в другой жизни.

0

9

Когда Осинник прогнал Кречета с поляны для тренировок, то еще некоторое время смотрел ему вслед. Вздохнув, молодой воин отвернулся и пошел в другую сторону. Пожалуй, он поохотится немного, прежде чем возвращаться в лагерь.
"Может я и должен быть с ним помягче. Но тогда он будет размазней. Его итак порой путают с кошкой - неудивительно. Этот окрас, да еще внешняя хрупкость. Девчонка", - придя к такому заключению, Осинник фыркнул и наконец выбрал место для рыбалки. Это был не очень крутой берег реки, где кот сел и зорко вгляделся в водную гладь.
Во время рыбалки Осинник думал, чем они займутся завтра. Может, рыбалке и научить? Ведь впереди сезон голых деревьев, там уже особо не поплескаешься.
Зацепив лапой рыбешку, воитель почувствовал, как та соскальзывает с когтей, и быстрым движением другой постарался ее ухватить. В последний момент получилось: Осинник, глубоко дыша, положил добычу рядом с собой на берег. Глаза были широко раскрыты, и он уставился на лапу, которая дрожала, совсем как у его отца на начальной стадии заболевания. Осинник не помнил этого, не мог - слишком маленький был тогда. Эта попытка, которая могла быть провальной, была настолько жалкой, что если завтра все будет так же, то ему ни за что не добиться уважения ушастого недоразумения.
"Будем охотиться на лесную дичь. Посмотрим, как Кречет ладит с мышами", - с досадой подумал Осинник. Наверно, так даже правильнее. В сезон Голых деревьев тот по крайней мере освоит хотя бы науку ловли мышей и уже будет кормить племя. Что-то подсказывало, что в ином случае весь сезон и уйдет у них на учебу искусству охоты. Оруженосец явно не был тем, кто схватывает на лету.
Он взглянул на эту маленькую рыбешку. Она задыхалась и билась на берегу в предсмертных конвульсиях, и кот, некоторое время понаблюдав за страданиями, просто добил ее, после чего подхватил и понес в лагерь.
"Я похож на эту рыбешку. Также отчаянно жажду расправы после того, как отец своим известием о скорой смерти буквально вытащил меня на песчаный берег из моего водоема. И теперь я вынужден жить, ощущая, как трескается чешуя под солнцем, а воздух выжигает легкие. Но кому до этого есть дело?" - мрачно усмехнувшись и принимая бодрый и свежий вид, кот поспешил в лагерь.

+1

10

Эпизод 2

Кречет всё утро бегал с подстилками по лагерю, унося старые и сооружая новые. Некоторые другие оруженосцы, которые оказались в таком же незавидном положении, помогали ему с этим, и общими усилиями наконец красота в палатках была наведена. Обмахиваясь хвостом, Кречет посторонился и полюбовался на работу, внезапно представив, как большие потные, грязные воители вечером вернутся сюда после тренировок с оруженосцами, охоты и патрулей, и от ощущения чистоты не останется и следа. И можно будет начинать все с начала.
- Что, Кречет, второй день, и уже отрабатываешь какой-то проступок? - поинтересовался Сычеух, отправляясь на охоту и совершенно случайно заметив кусочки мха, прилипшие к шерсти сына.
- Это не то, чтобы проступок... - начал оправдываться оруженосец, мысленно проклиная Осинника, но у отца не было времени дослушивать - он подошел и потрепал его хвостом по макушке, а затем направился к выходу из лагеря, присоединяясь к остальным патрульным.
Кречет проводил его взглядом, а затем развернулся. Отец, разумеется, не входил у него в понятие "грязных и потных, возвращающихся каждый день, чтоб упасть на свежие подстилки". Сычеух - это Сычеух. Зато под подобное определение входил Осинник и все подобные ему коты.
Та-ак, что еще было в поручениях? Блох у старейшин выбрать. Звучит просто ужасно. Сам он не представлял, каково это, страдать от блох. Может, старикам намекнуть, что шерсть надо в порядок приводить каждое утро и тщательно вылизываться?
Но когда черепаховый кот зашел туда, то, увидев старых добродушных дедушек, совершенно перехотел дерзить им. Они-то ни в чем не виноваты. Дружелюбно улыбнувшись старичкам, Кречет открыл рот, чтоб сказать, зачем пришел.

0


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Флешбек » Попытка номер пять