Новости

● Для удобства навигации на форуме создан ПУТЕВОДИТЕЛЬ. Здесь вы можете самостоятельно найти ответы на все возникающие вопросы

● Не забудьте принять участие в традиционном голосовании "Самый-самый #19".

● На форуме в данный момент проводится голосование за оформление табличек к профиле. Оставьте свой голос!.


Рейтинг форума PG-13. Запрещено описание особо жестоких сцен, отсутствует откровенная эротическая составляющая.

Коты-воители. Отголоски прошлого

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Флешбек » feel younger every day


feel younger every day

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://i.imgur.com/e4RKHUP.jpg https://i.imgur.com/cTfdDd5.jpg https://i.imgur.com/kJoPBHV.jpg
Морошечка & Эхо


очередь: морошечка → эхо
время действия: примерно две луны назад.
место действия: палатка старейшин грозового племени.
погода: невыносимо сыро и немного ветренно.

"в яслях слишком сыро, чтобы котята могли остаться там на ночь", - вполне безобидным тоном было сказано старейшинам, когда однажды к ним в палатку подселили котят. принимая под свое крыло новых соседей, Эхо и подумать не могла, что ей придется попрощаться с излюбленными тишиной и покоем.

Отредактировано Эхо (2020-07-26 19:30:00)

+2

2

Морошечка вздрогнула, и открыла глаза. Часто-часто заморгала, а затем выдохнула.
Ей приснилось… что-то. Что-то красное, без глаз, с буро-рыжим мехом… «Как у лисицы», — подумала Морошечка и перевернулась на живот, пытаясь вспомнить кошмар. Но чем сильнее она сосредотачивалась, тем быстрее картинка от неё ускальзывала.
От входа лился слабый лунный свет. Рядом еле слышно сопела сестра и поднимала бока мама. Кто-то из старейшин громко храпел.
Лежать здесь всю ночь будет очень скучно, подумала Морошечка. Но она не хотела будить маму — та расстроится и погонит её спать. И что она будет тогда делать?.. Она вообще не хотела спать! А если она разбудит Шиповничек, она обязательно разбудит маму, и достанется им обеим. Морошечка огляделась, ища иные варианты.
Спать в палатке старейшин было… странно. Пахло старостью и чем-то ещё, чего Морошечка ещё не знала. Но зато здесь и они с Шиповничек чувствовали себя центром вселенной: большинство стариков буквально залили котят вниманием. И местные сказки были совсем непохожи на мамины, и поэтому казались гораздо интереснее!
Особенно сказки Эхо. Морошечке всегда нравились её истории; они были очень красиво рассказаны: ей казалось, что когда Эхо говорила, Морошечке в уши лился мёд. В хорошем смысле! Потому что мёд был очень вкусным…
Морошечка встала в Стойку Ночной Исследовательницы (её отличие от обычной охотничьей стойки заключалось в названии; а стойко исследовательницы она называлась, потому что охотятся ночью только Теневые коты, а Морошечка не хотела быть похожей на жабоедов) и ме-е-едленно поползла к Эхо.
Её пушистая шерсть была белая, с седыми прядями — в лунном свете они показались Морошечке очень красивыми. Морошечка подползла к мордочке кошки и села рядом. Привстала на задних лапах, ткнулась передними в её щёку. И еле слышно прошептала: — Эхо. Эхо! Ты хорошо помнишь свои сны?

Отредактировано Морошечка (2020-07-31 19:37:02)

+1

3

Погода совсем испортилась. Серость дней, пустым бессмысленным шумом несущихся мимо, действовала усыпляюще на Эхо. Впервые за свою долгую и насыщенную жизнь старейшина действительно ощутила, что годы берут свое - именно теперь, когда тяжело собрать крупицы бодрости в кучу, когда мышцы мерзко ноют от сырости по ночам и это провоцирует бессонницу, заставляя промозглыми днями вести себя стереотипно по-старушечьи.

На пару с Седобором они коротали эти тусклые дни в своей палатке, ностальгируя по былым временам и чувствуя, как под кожу пробирается опасная скука, сулящая того рода апатию, что порой наступает на закате долгой-долгой кошачьей жизни. Эхо ощущала себя цветком, увядающим без солнечных лучей. Растоптанным чьими-то лапами, с оборванными лепестками и по-живому дрожащими листьями. Цветок чахнет и чахнет, полнясь отчаянием и с тоской осознавая, что, сложись все иначе, его белоснежные лепестки своей чистотой еще долго-долго радовали бы внимательный глаз.

Скука да печаль, приправленные обреченностью, стремительно пошли трещинами и надломились, как тронутый теплом весны лед, когда общая лагерная сырость привела самых любознательных и юных соплеменников в палатку старейшин. Котята принесли с собой капли лета, их смех заменил золотой солнечный свет, и на душе у Эхо быстро полегчало. Соседствуя с малышней, кошка извлекла из недр памяти самые захватывающие истории и с удовольствием поделилась ими, творя магию из слов и зазывая самые теплые и яркие сновидения посетить ночью юные умы.

Кости все так же ныли от сырости, но это не мешало Эхо дурачиться с котятами, игриво пихать в бок Седобора и немножко нервно дергать по ночам лапами, в снах преследуя то шуструю добычу, то нахальных нарушителей. То странное и невероятное, что происходило с ней, казалось вторым дыханием, новым расцветом уставшей души, и в мыслях мелькнуло неоднократно: рано, рано еще мириться со старостью. И никогда не поздно жить...

С теми же раздумьями засыпала Эхо той ночью, и ей приснились диковинные птицы, под благородным оперением прячущие солнце и зазывающие дожди переливами звонких голосов. Она, совсем юная, неслась за ними вслед через благоухающий цветущий луг, приминая лапами молодые травы, и птицы упорно летели туда, где горы царапали небо, окрашенное заходящим солнцем в кроваво-алый. Одна из птиц, повернув голову, устремила на Эхо свой внимательный взгляд, а затем, открыв клюв, внезапно выдала знакомым голосом:

- Эхо. Эхо! Ты хорошо помнишь свои сны? - и кошка резко открыла глаза, ныряя в ощутимую прохладу глубокой ночи. Палатка старейшин ослепляла чернотой, и перед глазами у Эхо все еще догорал закат, когда в разбудившей ее непоседе она узнала Морошечку и растянула губы в сонной улыбке.

- Опять не спишь? - почти что заговорщически шепнула Эхо, тут же широко зевая. Затем она поднялась с подстилки, стараясь двигаться аккуратно и тихо, и уселась перед любопытной кошечкой, по обыкновению обвив лапы хвостом. - Торжественно клянусь, что не стану жаловаться твоей матери на то, что ты по ночам безжалостно прерываешь чуткий старческий сон...

Морошечка ей определенно нравилась: эта кошечка не допускала даже мысли о том, чтобы сдаться скуке и попросту бездельничать. Любопытная и любознательная, она слушала россказни Эхо внимательно, с горящими глазами. Кошке невольно думалось в такие моменты, что давным-давно сама она была точно такой же, и, быть может, именно поэтому общество Морошечки не раздражало ее даже сейчас, когда юная негодница выдернула ее из чудесного сна.

- В молодости, когда сны были ярче, я старалась запомнить каждый из них. Рассказывала приятелям, чтобы точно не забыть, прокручивала в памяти раз за разом. Теперь же сны мне почти не снятся. Но с того момента, как вы появились здесь, я часто путешествую по ночам. О, что это бывают за сны! Я бы не смогла забыть их даже при большом желании, - ответила Эхо на заданный вопрос, понимая, что подобное звучит как минимум интригующе. Опережая последующие вопросы и стремясь отложить их хотя бы ненадолго, кошка сама полюбопытствовала: - Ты, конечно, спросила меня об этом не просто так? Признавайся, уж не особенный ли сон пробудил тебя этой ночью? Что в нем было? Или правильнее будет спросить, чего в нем не было?

Эхо бросила взгляд в сторону входа в палатку: лунный свет просачивался внутрь, но звезд видно не было - одни лишь смутно различимые клоки тяжелых облаков. Ветер пел с особой драматичностью и загадочностью и подумалось тут же, что эта мрачная ночь могла навеять чрезвычайно дурные сны тем, у кого особенно чуткие сердца. Эхо оставалось лишь дивиться тому, что ее дрема оказалась столь красочной и яркой.

+2

4

— Опять не спишь? — шепнула Эхо, зевнула и села. Морошечка отступила на несколько шагов и отзеркалила её движение, — Торжественно клянусь, что не стану жаловаться твоей матери на то, что ты по ночам безжалостно прерываешь чуткий старческий сон.
Морошечка захихикала и прошептала «Спасибо» — как полагается вежливым котятам.
И вот, Эхо начала отвечать на её вопрос. Морошечка затаила дыхание, как будто если она будет слишком громко дышать, она спугнёт рассказ.
— В молодости, когда сны были ярче, я старалась запомнить каждый из них. <…> Ты, конечно, спросила меня об этом не просто так? Признавайся, уж не особенный ли сон пробудил тебя этой ночью? Что в нем было? Или правильнее будет спросить, чего в нем не было?
Морошечка вздохнула и проследила за взглядом Эхо — та смотрела на выход. Снаружи было темно и мрачно.
— Ну, там точно не было ничего хорошего,  — буркнула Морошечка, ковыряя лапкой землю. Обычно ей нравилось болтать о своих снах, но не когда они были такими. Она куснула губу, борясь с желанием соврать, — Если честно, я ничего толком не запомнила. Но там было страшно.

+1

5

Губы дрогнули в улыбке, когда Морошечка отзеркалила действия Эхо: движение за движением, скорее машинально, чем умышленно. Так или иначе, старейшине это показалось забавным, и она коротко хмыкнула себе под нос, одарив юную собеседницу ласковым взглядом.

Эхо заинтересованность молодняка очень льстила. Несомненно приятным ощущением внутри отзывался каждый робкий взгляд любопытных глаз, каждая фраза-полунамек, выражающая полную вовлеченность и ярую готовность слушать наполовину сказочные рассказы старейшины. Вот и теперь, когда Морошечка, затаив дыхание, внимала ее словам как неоспоримой истине, в груди тепло-тепло ворочалось чувство значимости, которое вот уже многие луны поддерживало в Эхо стимул к жизни.

Когда речь зашла о сне, настроение малютки переменилось: вздох и брошенный в сторону выхода взгляд лишь сильнее укрепили предположения Эхо о сути юношеских грез. И затем, подтверждая мысли седой кошки, прозвучал ответ-признание:

— Ну, там точно не было ничего хорошего, — Эхо кивнула, но ничего не сказала, дожидаясь продолжения фразы. Пусть Морошечка видит, что взрослая кошка находит ее собеседником, чьи слова значимы и, более того, нужны. — Если честно, я ничего толком не запомнила. Но там было страшно.

Страх Морошечки - яркий, живой, ощутимый почти физически, сколь сильно не пыталась бы кошечка притупить и запрятать его, невольно тронул сильнее ожидаемого. Эхо почти невесомо коснулась худого плеча собеседницы и понимающе кивнула.

- Ты не должна стыдиться своего страха, знаешь? Все мы чего-то боимся, - старейшина говорила убедительно и мягко, и ей хотелось верить, что эта интонация подействует на Морошечку успокаивающе. - Я вот боюсь пауков - только никому не говори! - чистая ложь, произнесенная удивительно искренне. Чтобы продемонстрировать наибольшее участие. - Мы можем попробовать обсудить твой сон. Но можем и позволить ему окончательно исчезнуть из твоей памяти. Лишь тебе выбирать, - и она широко зевнула, словив осознание, что с утра будет чувствовать себя довольно разбито. Но, пожалуй, оно того стоит. - А еще я могу рассказать тебе историю про одного из наших предков, которого современники прозвали Храбрым Сердцем. Открою тебе секрет: он тоже боялся, страх не единожды сковывал его сердце. Но, возможно, именно страх делал его чутким и живым. Как и каждого из нас, - сделав паузу, Эхо вопросительно вскинула брови. - Ну что, рассказывать?

+2

6

Эхо коснулась её плеча, и Морошечка вздрогнула.
— Ты не должна стыдиться своего страха, знаешь? Мы все чего-то боимся, — несмотря на слова Эхо, Морошечка поникла. Папа ничего не боялся! Он бы наверняка пристыдил её, если бы узнал, что она испугалась.
Но Эхо говорила так, как будто она была абсолютно уверена в своей правоте — так часто говорила Шиповничек, когда они играли, или мама, как она объясняла им новые правила. Это… успокаивало.
Эхо добавила:
— Я вот боюсь пауков — только никому не говори!
У Морошечки отвисла челюсть: пауков? Они же такие маленькие и глупые! Чего их бояться?.. Тем более, такой кошке, как Эхо, — Не скажу! — жарко прошептала Морошечка и коснулась лапкой того места, где должно было биться ей сердце: «даже если вороны вырвут и расклюют моё сердце, я не выдам твою тайну».
— Мы можем попробовать обсудить твой сон. Но можем и позволить ему окончательно исчезнуть из твоей памяти. Лишь тебе выбирать, — Эхо зевнула, а Морошечка нахмурилась, размышляя. Она бы хотела забыть свой сон — зачем такие ужасы помнить?.. С другой стороны, что-то в голосе Эхо подсказывало ей что, возможно, это было не лучшим решением. — А ещё я могу рассказать тебе историю про одного из наших предков, которого современники прозвали Храбрым Сердцем. — Морошечка улыбнулась: какое красивое имя! — Открою тебе секрет: он тоже боялся, страх не единожды сковывал его сердце. — Морошечка выпучила глаза: как это? — Но, возможно, именно страх делал его чутким и живым. Как и каждого из нас. — Эхо вскинула брови. — Ну что, рассказывать?
— Да! — воскликнула Морошечка и вздрогнула: она никого не разбудила? Она огляделась, но все всё ещё спали. Морошечка повернулась к Эхо и повторила почти шёпотом: — Да, расскажи…

+1

7

Эхо подавила смешок в ответ на чистосердечную клятву Морошечки молчать о ее страхе: том самом, которого никогда и не было на самом деле. Краем глаза старейшина заметила маленького паучка, спешившего по своим делам вдоль дорожки лунного света - и тут же равнодушно отвела взгляд, совсем чуть-чуть улыбаясь. Морошечка же этого не заметила, ведь последующие слова старейшины вызвали в ней волну прекрасного детского любопытства: чистого, почти беспринципного и наивного.

— Да! Да, расскажи… - сначала излишне пылко, потом - тише. Эхо легонько потрепала кошечку лапой по голове, которая отреагировала на возможность послушать очередную сказку как раз так, как кошка и рассчитывала.

- Тихо, - мягко шепнула старейшина, подмигнув малышке. - Мы же не хотим, чтобы кто-то еще узнал эту интересную, но совершенно уникальную историю, правда? Я ведь никому из твоих друзей ее прежде не рассказывала - если, конечно, память меня не подводит... Ладно, давай устроимся поудобнее. Что скажешь? - не дожидаясь ответа, Эхо поманила Морошечку вглубь палатки, в сторону собственной подстилки. Устроившись в тепле и уюте, она взмахом хвоста предложила любопытной кошечке прилечь рядом с ней. - Что ж, начнем наш рассказ..

Говорила Эхо выразительно, с расстановкой, стараясь держать интригу. В то же время ее тембр напоминал тихий шелест листьев, игру ветра в пышных кронах: он успокаивал, убаюкивал, и втайне старейшина надеялась, что Морошечка уснет под звуки ее голоса и увидит новые сны, в которых не будет страха и тьмы.

- Никто из ныне живущих не помнит, как на самом деле звали Храброе Сердце, - говорила она, тепло улыбаясь. Луна загадочно мерцала, пробираясь в палатку и отражаясь в глазах старейшины, что добавляло рассказу щепотку мистичности.  - Многие сомневаются, существовал ли он на самом деле, высмеивают его легендарную личность. Я считаю, что это совершенно бессмысленное неверие: ведь такие истории нужны порой каждому из нас, - Эхо выразительно взглянула на Морошечку. - Храброе Сердце родился в нашем племени и потерял родителей через пару дней после посвящения в воины: их жизни унесла неизвестная болезнь. Когда мать прощалась с ним, она шепнула сыну на ухо: "Ничего не бойся, милый. Мы будем вечно наблюдать за тобой с Серебряного пояса и оберегать тебя, покуда бьется твое сердце во имя благого дела", - на этих словах голос старой кошки дрогнул: произнесенные слова нашли отклик в сердце, с тоской подумалось о всех тех близких, которым суждено вечность гулять среди звезд, и о собственной судьбе - одинокой жизни, полной ожидания немыслимого чуда. Эхо тряхнула головой, отгоняя мрачные мысли. - И он жил так, как завещали родители. Не страшился трудностей и опасностей, первым бросался на защиту слабых. Молва о благородном воине даже дошла до других племен. Храброе Сердце заслуженно пользовался любовью окружающих, и никто не обращал внимания на тень, что нависла над ним. И тенью той был его родной брат... - на последних словах Эхо добавила в голос трагичности и выдержала паузу, создавая интригу. - Он не получил благословение родителей: в тот момент, когда его отец и мать погибли, он в составе патруля добывал пропитание для соплеменников. Вернувшись, он был безутешен и долго хранил траур, не желая дальше жить, и его бесконечная скорбь породила тьму в некогда добром сердце. Он смотрел на своего брата, который продолжил жить после утраты, смотрел на то, как любит его племя, и зависть отравляла его сердце день за днем. И вот однажды случилось страшное: брат решил предать брата ради глупой, чудовищной мести. И это был тот самый день, когда Храброе Сердце по-настоящему испугался, - Эхо начинала осознавать, что ее затея, конечная цель которой - усыпить Морошечку, может провалиться: слишком уж эмоциональным получался рассказ. Она и сама увлеклась процессом и теперь хотела, чтобы маленькая непоседа дослушала до конца.

Бывает такое, что сказка становится явью в тот самый момент, когда кто-нибудь открывает ей путь в мир, начиная рассказ. Сейчас Эхо ощущала, что она проживает, чувствует собственные слова так остро, точно она сама - любопытный котенок с чистым сердцем. Это позволило еще большей нежностью проникнуться к Морошечке, которая, пожалуй, совершала невозможное. Своим присутствием она возвращала краски с жизнь старой кошки.

- Храброе Сердце к тому моменту завел свою семью: у него родилась дочь-непоседа. Темной зимней ночью брат Храброго Сердца выманил ее из лагеря, обещая показать что-то интересное. Он увел малютку далеко от лагеря, и в тот момент, когда лапы ее онемели от холода и глаза закрывались от усталости, он исчез, оставив беззащитного ребенка в глухом темном лесу среди глубоких снегов, - старейшина сделала паузу и взглянула на Морошечку, чтобы убедиться, что не запугала ее образом темного леса. -  Пропажу обнаружили утром, и Храброе Сердце тут же отправился на поиски дочери. Ни один мускул не дрогнул на его лице, когда он услышал о случившемся, но на самом деле в тот момент он боялся так сильно, как никогда до этого. Он искал дочь целый день, и с наступлением ночи отчаяние овладело им: ведь такой маленький котенок никак не мог выжить в лесу в столь жестокие холода. В тот момент, когда он был готов сдаться непреодолимому страху, призрачный свет возник из ниоткуда: луны той ночью не было видно. Свет указал путь воину, и он нашел свою дочь в целости невредимости, а рядом с ним - крепкие, до боли знакомые силуэты двух котов, чья шерсть была усыпана звездами. Это были его родители. Они помогли своей внучке пережить эту ночь. Под утро Храброе Сердце с дочерью вернулся домой. И все было бы хорошо, но оставался один неразрешенный вопрос - брат Храброго Сердца, - Эхо вопросительно вскинула брови, как бы спрашивая Морошечку: "Как бы ты поступила? Какое наказание выбрала бы для того, кто чуть не убил дорогого тебе?" И раньше, чем малышка что-то сказала, старейшина повела рассказ к финалу: - Храброе Сердце выбрал самое жестокое и милосердное наказание для своего брата: он простил его. И этот акт чистого, искреннего прощения растопил лед в чужом сердце. И раскаялся тот, кто совершил зло. Впервые за много лун он ощутил живое биение собственного сердца, осознал, что сотворил. До конца своей жизни он раскаивался в совершенном. В попытке искупить вину он совершил множество удивительных добрых дел, но это - другая история...

Эхо интонационно поставила точку в этой истории и тут же широко зевнула. Подумалось: как же долго они ведут беседу под покровом уже совсем не страшной ночи?

- Морошечка.. Каким качествам нас учит эта история? - серьезно спросила старейшина. А про себя подумала: "Вот ответит - и тут же направлю ее спать. Иначе утром у меня голова страшно разболится - возраст неподходящий для ночных приключений, пусть даже таких пассивных".

+2


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Флешбек » feel younger every day