Новости

● Для удобства навигации на форуме создан "Путеводитель". Здесь вы можете самостоятельно найти ответы на все возникающие вопросы

● ❗ Временно закрыта регистрация в племя Ветра. О прочих ограничениях указано в теме "Шаблон анкеты".


Рейтинг форума PG-13. Запрещено описание особо жестоких сцен, отсутствует откровенная эротическая составляющая.

Коты-воители. Отголоски прошлого

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Флешбек » Questioning Beliefs


Questioning Beliefs

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://forumupload.ru/uploads/0004/e7/0d/3083/t84001.jpg

Участники:
Свиристелинка (7 лун) ---> Пятно (20 лун);

Место и время:
Палатка целителя племени Теней; Вечереет;

Немного предыстории:
Свиристелинка и Пятно все еще оправляются после битвы у Небесного Дуба. Ограниченность передвижения заставила обоих пойти на контакт друг с другом. И постепенно будничная беседа начинает перетекать во что-то несколько более глубокое.

+1

2

Прошло всего несколько дней с тех пор, как от Небесного Дуба остались одни обугленные ошметки. Для Сумрачных котов хуже исхода быть не могло. Им пришлось уступить территорию. Предводитель племени потерял жизнь. Многие были ранены или обожжены, либо наглотались дыма. Все то время, что песчано-бурая ученица пребывала в целительской, ее не отпускал нескончаемый поток разного рода мыслей - фаталистических, пугающих и испуганных, обреченных... разного роде негативных, если быть конкретнее. Но только сейчас, когда душа вдоволь накричалась обо всем и ни о чем, в ней не осталось ничего, кроме зияющей пустоты, что отражалась в слегка потухшем взоре прищуренных янтарных глаз. На кошечку напала апатия, и ей потребуется еще какое-то время, чтобы отойти от этого состояния, когда ты словно даже дышишь по инерции, просто, потому что можно и так надо. На все прочее просто стало как-то... все равно, что-ли? Эмоциональное истощение есть эмоциональное истощение. Особенно после насыщенных на эмоции событий это немудрено.
С того момента, как Свиристелинка вновь обрела сознание и способность мыслить здраво, она не могла думать ни о чем ином, кроме как о том, что она облажалась. Всех тех ран, ожогов, горестей, смертей, даже падения Дуба... всего этого не должно было произойти еще долгие луны! Но вот... произошло. И теперь это событие стало центральным для разного рода кошмаров, посещавших ученицу. Кошмаров в полубреду, в котором она находилась первые дни после окончания битвы. А когда бред сошел, она все еще продолжала заниматься самокопанием, раз за разом откапывая одно из двух сильных чувств, бушевавших внутри. С одной стороны - чувство вины перед Чернозвёздом. Из-за нее ему пришлось рисковать жизнями, в итоге одной пожертвовав. Все еще всплывающее в памяти бездыханное тело отца с ужасающей раной в боку заставляло наворачиваться на глаза слезы. С другой стороны - чистое пламя ненависти к Марго, лежащей неподалеку от нее. Если бы эта блохоголовая бродяга не полезла играть в миротворца, о чем ее никто не просил, они с Грозохвосткой успели бы отбежать вовремя, но нет, надо же было ей полезть куда не надо. Но теперь она точно запомнит, что не нужно лезть к разгоряченным битвой воинам. "Надеюсь, Чернозвёзд в скором времени избавится от нее, чтобы не было так тошно заходить в целительскую и в лагерь в целом. Она лишь обуза и помеха, кормится за наш счет и не делает ничего," - злые мысли все крутились в голове кошечки, перемешиваясь все с тем же стыдом. А учитывая, что он вытекает из ненависти, то от сего она становилась лишь больше день ото дня.
Сейчас, когда к Свиристелинке вернулась способность существовать в целом, она как никогда почувствовала острую потребность в том, чтобы просто что-нибудь сказать. Песчано-бурая ученица не особо любила размениваться на пустую болтовню в обычные дни, но сейчас, когда контакты ограничивались лишь сухими предписаниями Ольхи, ей хотелось выть от бездействия.
Круг морд, с которыми можно было хоть чем-то перекинуться, хоть междометиями, тоже был не особо широк: в целительской остались только сама хозяйка, которую отвлекать от работы не стоило и не хотелось, Марго, на которую смотреть было противно, и особенно тяжело пострадавшие - сама ученица и ее невольный сосед и брат по несчастью - Пятно.
Выбор был очевиден.
Слегка коснувшись хвостом бока молодого воителя, Свиристелинка перевела на него совершенно лишенный эмоций взгляд. Уставший. Безразличный.
- Не спишь? - тихонько поинтересовалась она, едва заметно моргнув, - тебя еще не тошнит от того, что тебе ничего нельзя делать, просто лежать и наблюдать за редкими прохожими? - она слегка дернула ухом, давая понять, что если ему сейчас не хочется разговаривать - можно не отвечать. И все-таки, что-то сказать стоило, о чем-то побеседовать, поделиться своей болью, в конце концов. Менее знакомому легче довериться, говорите?
Сейчас проверим.

+1

3

Пятно дремал. Говорят, во сне тело быстрее восстанавливается; так почему бы не поспать? Делать всё равно больше нечего. Разве что от скуки выть. Или думать о прошедшей битве — что не было Предки знают как приятно, поэтому это занятие Пятно также избегал.
Ольха оказалась хорошей целительницей. Он не думал, что из резкого подростка могло вырасти такое чудо; но оно возьми, и вырасти. Это изменение было интересным, и Пятну казалось, оно несколько напоминало то, как оруженосцы становились воителями — из изнеженных котят превращались в уверенных воителей. Разве что Ольха стала не твёрже, а мягче — специфика работы, наверное.
А может, она и не менялась. Может, он просто её плохо знал. Сложно было с кем-то близко познакомиться, если вы говорите по несколько раз за луну, и то только по важным делам. Но теперь, когда он сам стал важным делом…
Редкие разговоры с ней и другими пациентами немного скрашивали грусть и одиночество. Пятно никогда раньше не понимал, насколько ему были важны глупая болтовня со соплеменниками и ежедневные сплетни. Помимо больных, в палатке редко кто был — разве что прибегал кто-нибудь из оруженосцев с добычей. Целительнице и больным.
Не есть было нельзя — не выздоровеет, но лучше бы он не ел. От собственной бесполезности все внутренности сворачивались.
Его соседями по несчастью были Свиристелинка и Марго. И если насчёт Марго Пятно старательно ничего не думал, то к Свиристелинке его мысли возвращались с завидной регулярностью. Бедная девочка! Представить только, первая битва — и уже приходится отлёживаться в палатке. Потом ещё учёбу навёрстывать… Хотя Пятно предполагал, что конкретно против этого она не была — с её-то трудолюбием.
Его бока коснулись и Пятно, решивший, что пора снова принимать лекарства, со страдальческим видом открыл глаза.
Но это была не Ольха, а Свиристелинка.
— Не спишь?
Взгляд у неё был мёртвый.
— Тебя еще не тошнит от того, что тебе ничего нельзя делать, просто лежать и наблюдать за редкими прохожими?
Она дёрнула ухом. Пятно несколько секунд молчал, разглядывая ученицу; а потом рассудил — а почему бы и не поболтать?
— Тошнит, — он повернулся к ней и положил голову, глядя снизу вверх, — ещё немного, и я начну продумывать побег.
Пауза.
— Или нет. Ольху жалко. Ей и так тяжело.

+3

4

Возможно, в иных обстоятельствах Свиристелинка бы и удивилась тому, что собеседник не стал открещиваться от навязанного разговора, но эмоциональное состояние ученицы не оставляло никакого места для проявления любых чувств, кроме вселенской усталости. Пятно промолчал несколько секунд, явно обдумывая, стоит ли. Песчано-бурая не торопила. Лишь смотрела совершенно лишенным жизни взглядом куда-то в грудь воина.

В конце концов, повернувшись телом в ее сторону, Пятно решился поговорить, и Свиристелинка навострила уши:

- Тошнит, - Пятно взглянул на нее снизу вверх, с высоты своего роста и с учетом того, что ученица физически почти не могла оторвать голову от подстилки, - еще немного, и я начну продумывать побег.

Уголки губ песчано-бурой поползли вверх. Слегка, как получилось, но получилось плохо.

- Если надумаешь – скажи мне, я буду рада помочь, - попыталась пошутить она, но тихо, чтобы Ольха не услышала. Мысль о побеге интересна и заманчива, однако в глубине души кошечка понимала, что она мало реализуема. Вновь повисла пауза, после чего Пятно продолжил:

- Или нет. Ольху жалко. Ей и так тяжело, - на эту реплику Свиристелинка слегка кивнула головой, моргнув, выражая согласие, после оглянувшись в сторону целительницы.

- Она смелая, - проговорила ученица медленным, спокойным голосом, в котором мелькала легкая грусть, - раз решилась действовать вопреки приказу наставника, что бросил нас в погоне за призраком, ради того, что считала верным. Племя нуждалось в ней, и она ответила. И это не может не восхищать, - она обернулась к собеседнику, - ей тяжело, но я уверена, что она справится.

Свиристелинка опустила янтарный взгляд в пол, выдержав паузу. После чего нашла в себе силы поднять голову, посмотрев Пятну в глаза.

- Скажи, а нужно ли нам было все это кровопролитие? – в ее взгляде появились отголоски жизни, и в нем виднелась горечь, — Ради чего мы сражались? Ради усмирения гордости наших грызущихся веками предводителей? - непрошенные слезы появились в глазах ученицы, ее речь становилась все быстрее и отчаяннее, - За это я чуть не отдала свою жизнь? За это Чернозвёзд пожертвовал своей?

Кошечка остановилась, чтобы отдышаться, успокоить рвущиеся наружу слезы. Но эти вопросы рвались наружу не слабее. И рано или поздно, они должны были быть заданы. Хоть даже и тому, с кем общались не так много.

0


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Флешбек » Questioning Beliefs