Новости

● Для удобства навигации на форуме создан ПУТЕВОДИТЕЛЬ. Здесь вы можете самостоятельно найти ответы на все возникающие вопросы

● Не забудьте принять участие в традиционном голосовании "Самый-самый #19".

● На форуме в данный момент проводится голосование за оформление табличек к профиле. Оставьте свой голос!.


Рейтинг форума PG-13. Запрещено описание особо жестоких сцен, отсутствует откровенная эротическая составляющая.

Коты-воители. Отголоски прошлого

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Флешбек » Коллекционеры заноз и синяков.


Коллекционеры заноз и синяков.

Сообщений 1 страница 10 из 17

1

Штормик, Вьюжка
Зеленые Листья
Вьюжке и Штормику по 2-3 луны

Потерпев поражение в соревнованиях с Грозовыми котятами по карабканью на ветки, Штормик с Вьюжкой решают втихаря залезть на дерево повыше. Они находят самое высокое в окрестностях лагеря и, пока никто не видит, правдами-неправдами забираются наверх и прячутся в кроне. Проблема в том, что ни один из них не знает, как спуститься обратно, а позорить дух славных воителей Ветра, вылезая из кроны и крича о помощи, им не хочется.
Впрочем, есть ли задача, которая не по плечу будущим воинам?

http://s8.uploads.ru/TIOHq.png

0

2

Озадаченно потирая ушибленное плечо подбородком, Штормик с позором удалялся от кучки котят. Следом шёл и понурый Вьюжка. Глупо было думать, что они когда-нибудь впишутся в этот "коллектив". Они любили бегать, а не лазать по деревьям, не  подкрадываться, сидя в засаде, а гнать во весь опор за воображаемой добычей. В лагере-овражке им было попросту тесно, как если бы двуногие заперли своих коней в тесных стойлах и больше никогда не выпускали оттуда. Когда другие котята от одного взгляда или слова старших становились по стойке и глядели снизу вверх, они двое продолжали нестись во весь опор, пока строгий голос, грубый, хрипловатый от бега в ветреных пустошах, не останавливал их буйный ход.
Стоило им двоим окрепнуть и как следует встать на ноги, они излазили весь лагерь вдоль и поперёк, шугаясь грозовых воителей и чувствуя свою "чужеродность".
После ожогов от пожара в пустошах у него отросли усы, красивые усы, и только один оказался длинный и кривой, периодически колющий Штормика в глаз. Устав от надоедливого уса, он попросил Вьюжку вырвать его, приготовившись к ужасной боли. И да, было очень больно. Зато проклятый ус оказался торжественно закопан недалеко от отхожего места.
Кроме потери уса, в жизни Штормика происходило много вещей. В частности, они с Вьюжкой старались показать себя с лучших сторон перед грозовыми котятами. Получалось не всегда, как и сегодня, когда они медленнее остальных карабкались по веткам. Штормик чувствовал, что все эти перебирания лапами по коре, цепляния когтями - это не его. Это слишком сложно и муторно. Охотиться на деревьях - удел Грозовых, пусть они там своих птиц да белок ловят.
Тем не менее, злая обида никак не хотела уходить из сердца Штормика. Он дошёл до кучи с дичью, где они с Вьюжкой поделили на двоих небольшого кролика.
- Я считаю, это несправедливо, - пропыхтел Штормик, давясь мясом и стараясь поскорее прикончить свою порцию. - Если бы мы соревновались в беге или прыжках, они точно проиграли бы нам. А так ну, Вьюжка, мы же во всём лучше этих мышиных хвостов. Родители ещё будут нами гордиться как лучшими воинами леса.
Он проглотил последний кусок и поставил лапу на кроличью шкурку.
- Ну а если мы не можем взять скоростью карабканья, мы возьмём высотой, решено! - сказал рыжий, но тут же виновато взглянул на Вьюжку. - В смысле, я надеюсь ты со мной. Ты же со мной, правда?
Штормик далеко не всегда был уверен в себе, не был уверен в том, что его дурные планы кто-то поддержит, а у Вьюжки были холодные, внимательные глаза, и иногда ему казалось, что на самом деле Вьюжка не одобряет его горячечных порывов.
Жалко улыбнувшись, Штормик указал на довольно высокое дерево в конце оврага. Как бы приглашая сыграть, котёнок пригнулся, потом перенес вес на задние лапы, подпрыгнул и побежал в сторону дерева.

+1

3

Вьюжке всегда казалось, что карабкаться по деревьям легче лёгкого. Выпускаешь коготки и пробуй лавировать меж неожиданно появляющихся ветвей.  Можно даже, быть может, зацепиться за одну из таких веток, взобраться по ней. Со всем интересом наблюдая за тем, как коты это делали, Вьюжка предполагал, что в этом ничего особо сложного и нет. Да и, быть может, очень даже увлекательно: ощущение, как шерсть перебирает ветер, который словно подбадривает котят, мол, давайте быстрей, вы сможете.  Вьюжка всегда хотел попробовать взобраться по стволу дерева. Ведь, если все получится, он мог, благодаря этому умению, обследовать дерево в самой верхушки его кроны. Конечно, Вьюжке и говорили, что это невыполнимо, но он продолжал мечтать, изредка прикусывая от впечатлений нижнюю губу, либо же обиженно выпирая ее. Но продолжал мечтать.
Сейчас же возможность попробовать представилась пред ним и Штормиком. Соревнования, которых Вьюжка ждал. Он надеялся показать всем, что из себя представляют Ветряные коты. Как-никак, а, пускай в данный момент они и находятся в Грозовом племени, Вьюжка отчётливо чувствовал себя одним из тех, кого «благословил» Ветер.  К сожалению, только вот, показать себя с иной стороны не получилось. Возможно, ему следовало и попрактиковаться более в этом ранее, но медленные попытки взобраться  и ощущение, как твердая древесная плоть словно давит на когти – это отнюдь не то, что представлял Вьюжка. И уж, тем более, он не ожидал, что те самый Грозовые котята сделают это намного быстрей и лучше. Так, как хотел сделать Вьюжка!
Он боялся, что придётся уходить под улюлюканье толпы. Возможно даже, представлял встретить недовольные взгляды котят, которые своим видом указали бы на место Вьюжки и Штормика. Не только их, конечно, но в основном же!..
Не сводя унылого взгляда с хвоста Штормика, Вьюжка поспешил все же удалиться следом за ним. Улюлюканья не было, а недовольных взглядом он не замечал, так что, если они и были, то уж точно обошли стороной бледно-рыжего котёнка. Сам же Вьюжка размышлял, что же с ним не так. Что с ними не так? Почему кому-то даются эти умения с легкостью, а кому-то причиняют горечь и боль? И ответов, увы, не находил. Карабкаться по деревьям, конечно, было не так интересно, как, допустим, бег, но это в действительности могло принести большую пользу. В тех же догонялках, например. Или прятках. Интересно, а что получится, если с разбегу взобраться во-о-он на то большое дерево?
Он остановился рядом с братом, едва котята добрались до кучки с едой. Вопрошающе взглянув на Штормика, Вьюжка хотел было поинтересоваться, что об этом думает его брат, однако запах еды перебил всё желание снова погружаться в то самое состояние непонимания. Время перекусить. Особенно после такой досадной ситуации. Разделив между собой кролика, братья принялись наслаждаться минутной тишиной. Правда, эта тишина прерывалось от тихого чавканья, но они не говорили ни слова.
Первым начал Штормик. Заметив несправедливость в ситуации, он предоставил отличный аргумент. Вьюжка яростно закивал, а потом подавился едой. Сдерживая свои эмоции и желание высказаться о произошедшем, котёнок начал откашливаться. Говорить с наполненным ртом, однако, не самое лучшее занятие.
- Будут. Еще как будут. Мы станем самыми лучшими воителями леса! И утрём всем носы, да! – он не сдержался, затараторил, изредка проглатывая слова, негодуя и возмущаясь. Снова начиная что-то говорить о ситуации в целом, он резко затих, несколько раз похлопал глазами, а потом тихо повторил то, что сказал Штормик, пытаясь как-то добавить вопросительную интонацию словам. То есть как, взобраться на самую высоту?
Вьюжка попытался представить, сколько им придётся лезть, сколько времени они затратят на это и, прикинув, откусил еще один, самый большой кусок крольчатины. Долго, однако. А потому надо постараться набить живот так, чтобы на середине исполнения плана желудок не попросил еще подзарядки. Испачкав морду, Вьюжка кинул удивлённый взгляд на Штормика, который как бы попросил подтверждения. Наклонив голову в бок, котёнок прищурился, насупился, а затем попытался понять, что же, собственно говоря, заставило брата усомниться.
Но так и не понял.
- Конечно я с тобой. Куда же я без тебя? У нас с тобой еще о-го-го, какой путь, который мы преодолеем бок о бок. И не позволим никому потешаться над нами! Потому что мы будем с тобой самыми лучшими, легендарными воителями! Ты ведь веришь в это? Я верю! Нами будут гордиться.
Он посмотрел туда, куда указал Штормик. Дерево было огромно! Неужели и в правду на него можно было взобраться высоко-высоко? Надо обязательно проверить. Между тем, Штормик уже рванул к дереву, предлагая Вьюжке игрой следовать за ним. Кинув взгляд на свою порцию кролика, котёнок по-быстрому разобрался с ней, а затем рванул следом. Он доверял Штормику, знал, что всё они делают правильно.

+1

4

Едва заметно улыбаясь словам брата, Штормик дошёл до основания дерева и остановился. Вьюжка, в сущности, был прав. Но ведь чтобы стать легендарным воителем, нужно либо не существовать и быть придуманным каким-нибудь хитрым старейшиной, либо... совершить  что-то по-настоящему великое. "Например... победить собаку? Нет, их много кто побеждал и в сказках, и в рассказах старших. Собаки вроде как нередко забегали на пустоши. Но кого же тогда нужно победить?
А ещё можно стать великим-превеликим предводителем и завоевать весь-весь лес! Хотя, зачем нам, например, река, если мы не умеем охотиться на рыбу? Да и на деревьях тоже как-то слабо получается что-то поймать. Получается, нам нужны только территории где можно вдоволь побегать?"

Вопросов было много, но ответить на них - некому. Штомик обязательно ещё достанет кого-нибудь с этими вопросами и точно узнает ответ. Кого-нибудь из наиболее благожелательных взрослых. А пока перед ним дерево и подоспевший Вьюжка, ещё облизывающийся после еды.
- Я как подошёл, сразу заметил, что у этого большого дерева на коре есть какие-то ямки, что ли, мышь их разберёт. Но мы вполне можем цепляться за них, это должно помочь. Да, может мы и не так ловко сделаем это, как они, но зато мы гораздо выносливее и продержимся на дереве дольше!
Отчего-то он был железно уверен в собственной выносливости и выносливости Вьюжки, хотя никогда не проверял её на деле. Штормик решил, что раз уж сам предложил забраться на дерево, должен, так сказать, показать пример.
Собравшись с силами, он кивнул Вьюжке и, подпрыгнув, забрался сразу на довольно приличную высоту. Вцепился в кору когтями всех четырех лап, сразу позабыв про удобные выступы, о которых говорил. Он опасался упасть. Высота ему нравилась, но упасть Штормик, всё же, боялся. Кусок коры оторвался и выскользнул из-под его лап. Рыжий котёнок оглянулся вниз - кора упала прямо на макушку Вьюжке, ровно накрывая его голову, оставляя торчать лишь ушки.
- Ты почти замаскировался под полёвку, - прокомментировал ситуацию Штормик и полез дальше, старательно цепляясь и выискивая на стволе места, куда удобнее поставить когти. Наконец он, расхрабрившись, запрыгнул на нижнюю ветвь и, усевшись там, посмотрел вниз.
- Смотри не упади, Вьюжка, - опасливо сказал Штормик. - А то нам от мамы влетит.

+1

5

Дерево было громадным. Теперь уже, подойдя практически вплотную к ветвистому великану, Вьюжка заинтересованно задрал голову, стараясь сквозь крону ветвей разглядеть самую высокую точку. Щурясь и вглядываясь в ветки, он смешно водил ушами, и принюхивался. Неожиданная неуверенность подкралась к сердцу маленького воителя. Он не знал, сможет ли забраться на самые верхушки, но желание попробовать оказывалось сильней с каждой минутой, с каждой капелькой мысли.
Котёнок глянул на своего брата и криво улыбнулся. Он не хотел особо расстраивать и огорчать Штормика, высказывая какие-то отрывки своей неуверенности. В нём не было столько храбрости и самоотверженности, сколько было в Штормике, но Вьюжка упорно пытался походить этими качествами на брата. Может быть Штормик и будет отрицать увиденные Вьюжкой качества, но сам кремовый котёнок не откажется от своих мыслей, от своих слов. И от своих задумок. Легендарными воителями не стать, если появится страх перед каким-то деревом. Дерево, оно же не укусит, так?
Кивнув головой на замечание Штормика касательно ямок, Вьюжка ткнулся носом в одну из, желая узнать, откуда они появились. В голове прокрутилось множество различных объяснений, но все они не подходили, не соответствовали некой действительности. И это несколько удручало. Совсем немного. Тихонько недовольно пискнув, Вьюжка покачал головой. Нет. Вероятно, он спросит у Кремки или Ветрогона, но чуть позже, когда они с братом вернутся домой. Сейчас же только вперед.
Пропустив первым брата, Вьюжка заворожено наблюдал, как ярко-рыжий котёнок взбирается по дереву. Может быть, у Грозовых котят это получалось лучше, однако Вьюжка был уверен, что ни у кого не получится это так целенаправленно, как у его брата. Ну, и у него самого, само собой. И при споре обязательно отдал бы каждый клочок своей шерстки, каждый зуб. Но настоял бы на своём.
Из мыслей котёнка вывела неожиданно плюхнувшаяся на макушку кора, которую, по всей видимости, оторвал Штормик. Замотав головой, Вьюжка кое-как сбросил мешающий лист и уверенно взглянул на брата. Сравнение с полёвкой, конечно, понравилось котёнку, вот только полёвки (Вьюжка в этом был уверен) не ползают по деревьям. Значит, он не совсем полёвка. Может быть чуть-чуть, но и это надо исправлять!
И именно поэтому, поспешив следом за Штормиком, Вьюжка криво вцепился за древесную кору, ойкнул, но пополз дальше. Он спешил не оборачиваться, не смотреть назад – он слушал, что так больше вероятность к падению. А еще и слова Штормика. По-доброму посмеявшись, маленький Вьюжка даже представил, как падает на лопатки и лежит, пытается смешно перевернуться. А Штормик тем временем зовёт Кремку, которая уже готова убивать.
Добравшись до брата, тот перевёл дух и наконец-таки кинул взгляд на землю.
- Слушай, как думаешь, если мы заберёмся повыше, то мы сможем разглядеть все-все наши будущие владения? – он довольно поднял голову, распушился настолько, насколько позволяла ему шерстка и удивленно осмотрелся. Однако лапами все также старался крепко и цепко держаться за ветку. Мало ли, упадут, разобьются. А такое, как известно, с легендарными воителями не случается.

+1

6

Чуть подвинувшись, чтобы дать побольше места Вьюжке, Штормик посмотрел на распушенную шерсть брата. Он выглядел забавно, правда похож на какую-нибудь сердитую полёвку, которая  хочет показать, кто тут предводитель полёвок. Котёнок наслаждался прохладой. Он любил те моменты, когда ветер раздувает шерсть, а такое можно было почувствовать только на наиболее открытых местах. Лагерь Грозового племени защищен от ветров стенами оврага, так что почувствовать веяние прохладного ветерка Штормик мог в основном при выходах наружу из оврага. Ну и, конечно, вот в такой ситуации, когда он оказался на дереве.
Штормику не нравился овраг. В овраге было слишком влажно, там скапливалась дождевая вода, прохладным утром в нём бывало туманно, и вообще, ему больше хотелось попасть туда, где он родился. Пусть в этом овраге Штормик открыл глаза, он не питал большой любви к Грозовым и думал только о том, как станет оруженосцем и уломает своего наставника сводить его на старые территории, настоящие территории. Штормик осторожно прижался боком к Вьюжке. Его взгляд стал немного грустным и взволнованным.
- Я... - он отчего-то оборвал фразу. - Мне кажется, что это не наши владения, Вьюжка. Наши владения сгорели, да и папа говорил, что место ровное, так что мы вряд ли увидим пустоши за всеми этими деревьями вокруг.   
Штормик опустил взгляд на свои лапы и на вьюжкины. На один из коготков, которыми он прочно впился в ветвь, оказался нанизан кусочек коры. Это выглядело так забавно, что на миг Штормик захотел проткнуть когтем сразу несколько кусочков и посмотреть, как это будет выглядеть.
Но через мгновения его мысли опять вернулись к чему-то серьёзному, что комом стояло в душе.
- Вьюжка.
Штормика успокаивал вид брата. Рядом с ним можно быть храбрым, смелым. Можно бахвалиться и строить из себя барсук знает кого. Ведь знаешь, что тебя поддержат в случае чего или по крайней мере не дадут попасть в беду.
- Вьюжка, это ничего страшного, что мы с тобой чего-то боимся. Страшно, если мы не сможем подраться со своим страхом и победить. Поэтому..., - он кисло улыбнулся, - Если ты боишься упасть, как и я, взгляни вместе со мной вниз. Не жмурясь, по-честному.
Штормик перебрался поближе к краю ветки и едва ли не свесился вниз. Он чувствовал, как сильно стучит сердце, а пространство снизу ветки двоится перед глазами. А потом, неожиданно, ему стало очень спокойно.
- Если мы боимся упасть, то мы скажем, что какой бы высоты мы ни достигли, она не заставит нас упасть. Потому что, какой бы высоты мы ни достигли, она... не заставит нас упасть!
Он сжал когти на коре, что было сил, и оскалился. Проурчав что-то невнятное, поднялся на лапы и сделал знак Вьюжке. Ему снова стало несколько спокойнее. Возможно, ненадолго. Но этого оказалось достаточно для того, чтобы он карабкался выше и перепрыгивал ветки, периодически оглядываясь вниз, на Вьюжку и осознавая, что его это не так уж пугает. Упасть - страшно, но высота - это скорее приятно, чем страшно.

+1

7

У Вьюжки неожиданно закружилась голова. Он обычно не ползал по деревьям. Привыкший исследовать местность пешим шагом, либо же несясь, сломя голову, котёнок испытывал лёгкий дискомфорт. Плюсом, он вспомнил те минутные мгновения проигрыша и какие-то насмешки в глазах Грозовых котят. Ему никогда не стать такими, как они. Может быть, он и не пытался, но чувствовать поражение, знать, что кто-то есть лучше, чем он, это выбивало несколько из колеи. Чувство какой-то неполноценности. Поэтому, словно ища поддержку, он прижался боком к боку Штормика, но лишь на мгновение. Он испугался, что это неосторожное действие может «помочь» Штормику упасть с дерева. Вьюжка переживал. Боялся за брата, боялся за себя.
Вдохнув побольше воздуха, он покосился на рыжего котёнка и криво усмехнулся. Да, Штормик был прав. Это не их владения. Совершенно. Вьюжка же до последнего хотел верить в то, что они когда-нибудь попадут на родные владения. На те, которые не будут как-то угнетать, где можно наслаждаться беспечностью. Наверное, поэтому он и пытался внушить себе, что это – их территории.
- Я знаю, Штормик, - тем не менее, выдохнул котёнок, - Я это... Ну... Готовлюсь. Готовлюсь к будущему. Когда-то мы точно также взглянем на настоящие владения!
Он попытался взмахнуть лапой, но резко поставил ее обратно, едва почувствовал неустойчивость. Выдохнув, котёнок поёжился и покачал головой. Нет. Он определенно не сдастся страху, не сдастся высоте. И пускай падать больно, а земля рядом с основанием дерева так дразнит его, смеётся, Вьюжка ни за что не сдастся. Тем более Штормик, который только-только окликнул брата, вселил еще больше уверенности. Они обязательно справятся со всеми своими страхами.
Более уверенно кивнув, котёнок нахмурился, последовал примеру старшего брата – наклонился к земле, рассеяно наблюдал за ней. Он пытался скрыть как-то страхи, помахивая своим небольшим «крысиным» хвостиком, но все еще ощущал какой-то сковывающий страх. Сердце билось быстро-быстро, бешено, однако Вьюжка пытался не обращать особого внимания на это. Это всё тот же страх, он так действовал, а сопротивляться ему надо.
Отпрянув от края, тот глянул на брата и улыбнулся ему. Может быть страх все еще был, но он был не так велик, как прежде. Возможно, это сыграла привычка, а возможно и поддержка рыжего котёнка – пёс знает. Но, в любом случае, он не отставал ни на шаг от Штормика, стараясь всем своим видом показать, что он тоже способный. И если они решили лезть вверх, то он не сдастся и обязательно достигнет своей цели. Пускай когти и не привыкли ощущать что-то, кроме твердой почвы – Вьюжка не спасует, не пойдёт назад.
- Мы с тобой сильные, Штормик. И мы с тобой вместе добьёмся всего, чего захотим. И эта высота – одна из первых наших преград. Она уже под нами ломается, смотри, хехе.

0

8

На самом деле, действия Штормика обладали куда большей продуманностью, чем казалось на первый взгляд. Физически он был потяжелее легконогого Вьюжки, поэтому и лез первым, чтобы, если что, остановиться на тех ветвях, которые начнут опасно прогибаться под его весом. Если бы первым шел Вьюжка, Штормик мог бы просто наступить на опасную ветвь, не подумав, и упасть с дерева. Но когда идешь первым, чувствуешь ответственность. И за себя, и за лезущего сзади брата. В какой-то момент листьев стало "слишком много". Штормик понял, что он уже не у нижних ветвей, а среди большой, пышной кроны. Крона дерева не была похожа на пышную шерстяную гриву, а листья казались жесткими, но сравнение всё равно почему-то напрашивалось. Мелкие веточки под его весом сначала пригибались, а потом резко отгибались назад, и Штормик всё боялся, что одна из них даст по морде Вьюжке, поэтому периодически оглядывался вниз, предупредить брата и посмотреть, чтобы он не лез за ним слишком быстро, держа безопасное расстояние. Таким образом, вскоре Штормик глядел вниз совсем без опаски - волнение за Вьюжку пересилило страх окончательно, а сам рыжий котёнок привык к тому, что земля без коры далеко. Он выпустил когти и продрал себе дорогу через крону. Пролезая сам, Штормик разметал ветки в сторону своим крупным хвостом, чтобы Вьюжке было удобнее лезть следом. В конце концов, он почувствовал, что ветки чуть прогибаются под его лапами и понял - пора остановиться, они оба добрались до верха. Он вылез из листьев и осторожно подошел к краю ветви, на которую влез.
- Вьюж... ка... - завороженно произнёс Штормик, глядя на открывшийся вид. - Ты только подойди сюда.
Тут уже было трудно потесниться, но он всё равно постарался дать Вьюжке побольше места, чтобы пристроиться рядом. Пока они лезли наверх, поздний полдень успел смениться ранним вечером, а солнце медленно пошло к закату. Небо выкрасилось в красно-синие цвета с белыми, густыми облаками с правой и левой сторон. Само солнце разрывало белое облако, подобно огромной кровавой ране. Только вместо крови из этой раны текли осенние листья или лесные цветы, подобный цвет имело небо.
Чуть ниже можно было увидеть верхушки других деревьев, ещё ниже - овраг, лагерь Грозового племени.
- Я и не думал, что это так красиво. Из оврага никогда не видно столько неба, это несправедливо! - возмутился Штормик, надувая щёки, словно недовольная лягушка. - Папа говорил, что на наших родных землях всегда видно столько неба, что его всё не увидишь глазами за один взгляд. И что настоящие воители Ветра, засыпая, смотрят на небо. Им не страшен ветер, а земля для них тепла. Воители Ветра - это самые выносливые коты в лесу, раз им даже палаток не нужно для хорошей жизни. А мы с тобой могли бы жить на этой ветке, раз пожар отнял у нас территории.
Он облизнул губы. Когда-то на них были болезненные корочки после ожогов, неприятное, щиплющее ощущение Штормик помнил до сих пор. - Жаль только тут дичи нет. А тот кролик, похоже, был слишком маленьким, чтобы утолить мой аппетит...
Штормик нахмурился, но тут же улыбнулся, потому что совсем не мог расстраиваться, видя перед собой такое красивое небо.

+1

9

Он все также боялся опускать глаза. Не то, чтобы это было какой-то паникой, маниакальным страхом, нет. Просто Вьюжке казалось, что стоит ему взглянуть на землю, как он оступится, слетит вниз, приземлится на спину. И, пес возьми, не сможет больше ходить?.. А Вьюжка очень-очень дорожил своими прогулками, возможностью носиться, сломя голову. И чем выше они забирались, тем меньше уверенности котёнок ощущал. Однако постоянный взгляд брата, словно следящего за безопасностью младшего, успокаивал Вьюжку. Он каждый раз пытался улыбнуться, либо состроить какую-нибудь забавную мордашку. Ну, чтобы и себя отвлечь от неприятных мыслей, и Штормика порадовать, не давать повода для переживаний.
Постепенно лапы начинали привыкать к жестковатой коре дерева. Если ранее цепкие прочные куски коры, застревая на когтях, сковывали движения несколько, заставляя котёнока почувствовать некоторый дискомфорт, то сейчас Вьюжка уже особо не обращал внимания. «Приспособился!» - довольно отмечал про себя маленький котёнок. Он был в какой-то степени горд собой. Потому что это действительно сложное дело – опробовать в идеале то, чему научиться довольно сложно. А у него и Штормика получается! Надо же! Котёнок изредка забывался, что он ползёт по дереву, пытался оторвать как-то две лапы сразу же, но вовремя вспоминал, что опасность подстерегает его с каждого угла, посему соскальзывал слегка вниз и, переводя дух, продолжал следовать за Штормиком.
- Што-о-ормик! – окликнул кремовый котёнок брата. Вьюжка решил, что подать признакижизни будет правильным действием, ибо мало ли, вдруг Штормик разволнуется, не услышав брата и упадёт? Вьюжка очень не хотел этого. Боялся.
А тем временем там, выше, кажется было что-то любопытное. И это что-то подогревало всё больше интерес кремового котёнка. Бойко взбираясь на следам, оставленным Штормиком, он заинтересовано плюхнулся на ветви, на которых сидел брат. Осторожно подбираясь к Штормику, Вьюжка поднял взгляд туда, куда упорно призывал посмотреть Штормик. И охнул.
Он никогда не мог похвастаться тем, что видел так близко, так ясно небо. Обычно небо перемешивалось с листьями деревьев, было труднодоступным для взгляда. Но теперь...
Замурчав от удовольствия, он, под речи Штормика, представил, как бежит по большому широкому полю под погожим ясным небом. Как подставляет морду, радуясь приятной ласке ветерка. Он чувствовал прилив счастья и эйфории, однако, хотелось это почувствовать не только в мечтах.
- Ничего, Штормик. Зато мы увидели это небо. Полюбовались им. А те Грозовые котята, они бы не оценили так, как оценили это мы. Мы – настоящие воители Ветра. Правда, будущие, но всё же настоящие! – он восторженно выдохнул. В глазах горели явно улавливаемые огоньки, словно котёнку показали огромную тушку и разрешили её съесть целиком ему.
Живот заурчал, едва Штормик сказал про дичь и кролика. Взглянув вниз, Вьюжка нахмурился, слегка поёжился, но глубоко вдохнул.
- Я думаю, что мы можем вполне здесь устроить наш лагерь. А за едой, ну, можно и спускаться! Спуститься, поиграть, а потом, под вечер, прийти и любоваться, как большой золотистый шар заходит за горизонт, открывая совершенно иной взгляд на небо.

Отредактировано Вьюжка (2016-07-08 18:43:57)

+1

10

- Тебе тоже хочется кушать, да? - вздохнул Штормик, опуская голову и глядя вниз, на лагерь. - Эти Грозовые котята, о которых мы говорим, наверняка уже слопали самых вкусных мышек. И родители скоро нас хватятся  и пойдут искать.
Он грустно взглянул на небо и практически закатившееся солнце. "Как мало свободы, как много надзора", - подумал котёнок. Где-то в глубине души он понимал, что им не просто так не разрешают выходить из лагеря или посмотреть на обгоревшие пустоши. Всё это делается ради их безопасности, чтобы такие пустоголовые, как он, Штормик, не умерли раньше того момента, когда станут оруженосцами.
Но на деле его это раздражало. Что он, маленький, что ли? Тем более, они тут все чужие, коты Ветра в лагере Грозовых. Возможно, именно из-за своей чужеродности он стремился залезть на это высокое дерево и всячески отличиться. Чтобы его заметили, а не дразнили ветроголовым.
- Ты прав, Вьюжка. Хорошо бы здесь устроить лагерь, - сказал Штормик, одобрительно улыбаясь. - Настоящую палатку тут поставить, из веток! А пока хорошо бы нам слезть, и так опаздываем к ужину.
Рыжий котёнок подошел к основанию ветки и осторожно спустил коготки вниз. Они чуть не загнулись, и он резко их отдернул.
- Ой...
Тогда Штормик попытался развернуться и слезть с дерева хвостом вперёд. Но стоило ему попытаться переставить заднюю лапку, она тут же соскочила с коры. Испугавшись, что упадёт, Штормик резко вздыбил шерсть и, мгновенно взобравшись обратно на ветку, прижался к боку Вьюжки.
- Кажется, у меня не получается, - неуверенно проговорил он. - Залезть как-то проще было.
События приняли весьма неожиданный оборот, и Штормик понял, чем может обернуться их лихая затея. Тем не менее, он постарался отогнать страх и пригладить шерсть, чтобы не пугать брата. Или уже испугал? Штормик съежился под ветром, который стал в разы холоднее.

+1


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Флешбек » Коллекционеры заноз и синяков.