Рейтинг форума PG-13. Запрещено описание особо жестоких сцен, отсутствует откровенная эротическая составляющая.




23.09.2020 с 12:00 по МСК форум будет закрыт на профилактику

● Для удобства навигации на форуме создан ПУТЕВОДИТЕЛЬ. Здесь вы можете самостоятельно найти ответы на все возникающие вопросы

До 25.09 на форуме ведутся работы по обновлению и оптимизации. Некоторые изображения могут быть недоступны. Приносим свои извинения!

Приветствуем тебя, дорогой гость. Ты попал на олдскульную ролевую по Котам-воителям, где администрация и игроки стараются поддерживать канонную атмосферу. Здесь нет магии, неуместных имен, несуществующих у кошек окрасов.
Зато мы предлагаем тебе ту самую магию Котов-воителей, которая однажды увлекла за собой с самой первой книги. Вспомни, как ты знакомился с этой вселенной вместе с юным Огоньком, смотрел на лагерь его глазами; переживал за Синюю Звезду, сочувствовал Щербатой и многое другое.
Здесь начинается новая история. История твоего персонажа. Множество новых приключений, которые ограничены только миром, в котором он живет, и твоей фантазией!
Если все это тебе по душе, то ты нашел именно ту самую ролевую. Смело регистрируйся, а мы поможем разобраться на форуме и влиться в коллектив.

Коты-воители. Отголоски прошлого

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Флешбек » Вереску не вырасти в дубраве.


Вереску не вырасти в дубраве.

Сообщений 1 страница 10 из 16

1

«Вереску не вырасти в дубраве»
Ветрогон, Штормик, Вьюжка
http://sa.uploads.ru/n1xde.png

Сезон Зеленых Листьев, котятам около 1-2 луны
Лесная полянка недалеко от лагеря Грозы

Краткое описание:
Выдался погожий денёк. Ветрогон, успев переделать воинские дела, решил посвятить время своим сыновьям - Вьюжке и Штормику. Неожиданным подарком для любознательных котят стала "поездка" на отцовской спине в лес, недалеко от лагеря. Там Ветрогон побольше рассказал юнцам о родном племени Ветра и остальных племенах, а также посвятил в другие вещи, которые должен знать каждый воитель.   

0

2

Звездоцаповы деревья, Звездоцаповы кусты и колючки, - выругался Ветрогон, когда в очередной раз пробирался к лесной опушке. Как живут эти Грозовые, когда над головой даже неба не видно? А что уж говорить про обзор - его вообще нет. Раздосадованный рыжик чувствовал раздражение. Еще больше он почувствовал это острое жжение в груди, когда вспомнил про то, что пылающие языки пожара поглотили все поля, весь их дом, а его родные котята открыли глаза на вражеской земле, а не в родных яслях, где когда-то рос он сам вместе с родным братом и сестрой. О брате я думать не могу, - каждый раз, когда воспоминания возвращали его к Ягоднику, он старался моментально думать о чем-нибудь другом. К счастью, теперь думать о ком у него точно было.
Штормик и Вьюжка, - мысли о них согревали его душу. Он слишком любил своих сыновей. Даже боялся, что Кремка начнет ревновать. Он улыбнулся.
Колос велел ему соблюдать лежачий режим из-за тяжелой травмы, но Ветрогон не мог оставить своё племя в этой беде. Да, теперь у него стало обязанностей поменьше, но он хотел помочь Дикозвезду всем, чем только сможет. Прихрамывая на левую раненую лапу, он все-таки добрался до места самодельных яслей. Солнце уже было высоко на зените, и яркие красочные лучи обагряли стволы деревьев.
- Добрый день, мои храбрые воители, - пробасил Ветрогон, когда заглянул в укрытие. Да, как он и думал, здесь разлеживалась Кремка, а рядом с ней ютились два рыжих клубочка. Они уже открыли глаза и даже умели передвигаться на лапках, хотя движения у них по-прежнему были довольно неловкими, но они быстро учились.
Кот распушил свой рыжий хвост и стал играть им с котятами, подсовывая его то ближе к их носу, то резко отодвигая его, заставляя малышей двигаться. В конце концов, его в его веник все-таки сцепились и когтями и зубами. Ветрогон лишь улыбался. Котята и Кремка были его единственной радостью.
- Ну что, юнцы, готовы сегодня прокатиться на отцовской спине и изведать этот мир? - интригующе замурлыкал голубоглазый. Он был уверен, что котята уже засиделись, так как покидать это место было строго запрещено в связи с опасностью со стороны пылающих степей Ветра, а также неизведанной и опасной земли Грозового племени. - Только не будите маму, а то она мне по ушам надаёт, - уже потише сказал Ветрогон.

+2

3

В своих снах Штормик часто погружался в жаркую, дымную тьму. Именно таким запомнился ему пожар, спаливший пустоши племени Ветра. Если бы его, тогда ещё слепого, неуклюжего котёнка, не спасли, остался бы Вьюжка один, без брата.
Из-за последствий пожара он чувствовал себя неполноценным - ему сожгло усы огнём, поэтому первое время рыжий непоседа любил подергать Вьюжку за усы, признавая, что его морда выглядит красивее собственной, безусой. Стоило ожогам зажить, а былому страху позабыться, Штормик обнаружил, что пробиваются новые, жестковатые усы.
Впервые открыв глаза, он увидел перед собой Детскую Грозового племени, Грозовых королев, а всё вокруг пахло каким-то иным запахом, чем его мать, брат, отец. Штормик спасался, прижимаясь мордой к шерсти Кремки и вдыхая запах палёного вереска, который для чувствительного нюха и столь же чувствительной памяти не стирался долгое время. Вскоре запахи перемешались, и Штормика одолело любопытство - какие же они, эти "грозовые". С самого начала осознанного пребывания в лагере он чувствовал себя чужим среди этих котов. Штормик не знал, что охота на обгоревших пустошах - удел отчаянного безумца, он всей душой желал туда вернуться, как в сказку, рассказанную перед сном. Им с Вьюжкой - детям бушующего пламени, потрескивающего на огне вереска, придется вернуться в "обновленный" дом и наблюдать за тем, как опаленная земля взращивает новую траву, а дикие кролики осваивают норы почивших или убежавших собратьев.
Но пока Штормик этого не знает, он - маленький котёнок, резвый, но нередко заваливающийся на неокрепших лапках. Любопытный и любознательный, доверчивый, со свежей головой и мыслями, готовый принять ту информацию, которую в него вложат взрослые.
- ...мои храбрые воители
Штормик быстро открыл глаза (настоящий воин всегда готов к опасности, откуда бы она ни пришла!), первая часть фразы его разбудила, негромкий, бархатный голос Ветрогона достиг слуха, а вот вторую часть он осознал уже чётче, гордо замурчав словам отца.
Открыв пасть, Штормик собирался громко мяукнуть отцу приветствие, но отец исчез за рыжей искрящейся кометой. Да, Искрящаяся Комета - отличное имя для героя-предводителя из доброй сказки или для отцовского хвоста. Иначе Штормик и не смог бы его назвать - огромный, пушистый хвостище, рыжий-рыжий и быстрый, как молния или как Кремка, когда пытаешься без спросу уйти из палатки.
Штормик дернул лапой в направлении хвоста, как ему показалось, быстро, но не коснулся даже единой шерстинки. Этот хвост казался неуловимым. Тогда Штормик отодвинулся от материнского бока и встал на лапки. Испробовав провальную тактику взмаха лапкою, он попробовал навалиться на хвост всем телом, но и тут потерпел поражение. Штормик чувствовал, что Вьюжка тоже проснулся и принял участие в игре. Потеряв надежду победить отца ловкостью, рыжий котёнок просто беспорядочно кидался на столь же рыжий хвост, не видя ничего, кроме яркой шерсти. Он сам удивился, когда им с Вьюжкой удалось вместе вцепиться в хвост и вкусить пыльной шерсти. То был вкус победы, определенно.
- Ну что, юнцы, готовы сегодня прокатиться на отцовской спине и изведать этот мир? - раздался голос отца, от которого Штормик засиял радостью.
- Да, Ветрогон! - чётко сказал он, безуспешно стараясь пищать более низким голосом, похожим на взрослый. Штормик никогда не называл Ветрогона "папой", потому что слышал, как другие воители уважительно обращаются к нему по имени. Он сразу решил, что будет равняться на них - тех, с кем отец ходит в патрули и делит добычу, тех, кто в случае чего сбережет их с Вьюжкой жизни и всё-всё племя.
Он оглянулся на мать и вжал голову в плечи. Определенно, ему нужно вести себя потише. Заговорщицки поглядывая на отца и Вьюжку, Штормик разогнался и вскочил на плечо Ветрогона, после чего перебрался на загривок. Чтобы не слететь с отцовской спины, требовалось вцепиться и когтями и зубами, но само удовольствие было ни с чем не сравнимо. Пусть отец и прихрамывал, для Штормика он всё равно бежал быстрее ветра, а раненная отцовская нога ничего не значила, когда мимо проносились кусты, деревья, трава. Естественно, ему хотелось поскорее сбежать из душной палатки и "изведать мир".

0

4

Вьюжке часто снились кошмары. Скорей всего, это были последствия того пожара, который произошел как раз в его день рождения, если не раньше. Котёнок не мог знать – будучи еще слепым и беззащитным, он помнил только, как отфыркивался от сдавленного воздуха, пытался тихо пискнуть, позвать хоть кого-нибудь. Например, своего брата – Штормика. Будучи рядом еще до рождения, маленький Вьюжка питал теплые чувства к рыжему брату, боялся потерять его из виду. Боялся, что все кошмары, перенесённые с тех самых пор, с начала его рождения воплотятся в реальность, заставят переживать тот самый день раз за разом.
Но такого не случалось, посему, открывая глаза и испуганно осматриваясь, отдышиваясь, Вьюжка тихо бормотал под нос какие-то неразборчивые благодарности и ложился снова спать, в надежде на то, что сна больше не повторится. Но очередная наивная мысль, очередная осечка, и маленькому котёнку снова снится тот пропитанный гарью и страхом день. Он не знал, как конкретно выглядит пожар, но почему-то отчетливо представлял всю ту же привычную зелень, которую заволок туман. Такой же туман, который можно заметить, если проснёшься рано-рано утром и высунешь нос к прохладе. Только, наверное, в его снах этот самый туман более густой, более плотный. И ярко-рыжий цвет – цвет шерсти его семьи, цвет спасения. То приближающийся, то исчезающий в тумане «пожара», ярко-рыжий цвет стал для Вьюжки своеобразным символом спокойствия. Правда, бывали и сны, когда цвет отсутствовал. Тогда маленький котик звал родителей и Штормика, дрожа от страха. Но никто не пришёл.
Маленький Вьюжка больше любил, когда ему не снились сны. Пустой белый экран. Или, быть может, черный. В зависимости от ситуации. Все равно, так и так, во сне котёнок будет обязательно жаться к теплому боку старшего брата, и дёргать задними лапами, шмыгая носом и тихо, почти не слышно, повизгивая. Привычки, они остались.
Подробнее о пожаре он предпочитал не спрашивать, а если кто-то и пытался рассказать, то «бежал» от истины, закрывая лапами уши, прижимаясь как можно сильней к почве, вдыхая мокрый прохладный аромат. Понимая, что сейчас-то всё будет хорошо. В остальных случаях Вьюжка, тот самый котёнок-вьюга, выглядел так, словно ничего не случилось. Пожар – это как прошлое. Прошлое будет лучше оставить позади. Вьюжка и оставил его.
Как и сегодня. Перебирая неспешно лапами во сне, медно-рыжий котёнок оказался разбужен своим отцом, Ветрогоном. Судя по тому, как резко поднялось тело где-то в районе спины, разбудил отец не одного Вьюжку, но также и Штормика. Осторожно подняв голову, он полусонным взглядом посмотрел на отца, а затем расплылся в блаженной улыбке.
- Привет, пап! – он попытался выдохнуть со всей той радостью, которую испытывал на душе, но его сонливое состояние выдавало малыша с потрохами – он еще недостаточно проснулся, чтобы как-то усиленно радоваться. Осторожно поднявшись на своих еще неокрепших лапах, Вьюжка заинтересованно кинул взгляд на братца, а затем и на отца. Сон сняло как лапой, едва на горизонте оказался заметен отцовский яркий хвост. Такой же яркий, как солнечный диск, только более красивый. И немного иного цвета. Но самое главное – это яркость, безусловно. Заворожено наблюдая за хвостом-маятником, Вьюжка тотчас попытался сделать тщетную попытку наброситься на отцовский хвост. А затем еще одну, и еще одну, и еще... Он уже сбился со счёта, сколько раз, пытаясь имитировать грозное кошачье рычание, наваливался на хвост Ветрогона и сколько раз промахивался. Неудачи, кажется, постигали и Штормика. Остановившись на мгновение перевести дух, котёнок проследил за действиями брата и, решив всё же попытаться как-то подсобить ему, кинулся в то же мгновение на отцовский хвост. И, слава Звёздным Предкам, они всё же поймали его!
Вьюжка от удовольствия и привкуса дорожной пыли аж прикрыл глаза. А потом быстро разлепил их, удивленно осматриваясь по сторонам. Мало ли, он снова закроет их вот так, и уже не откроет, как то было сразу после рождения.
А пыль была всё же вкусная.
Неожиданное предложение Ветрогона заставило котёнка поднять удивленно ушки, отпустить хвост и открыть рот. Не успел ответить, Штормик сказал первым. И тотчас подтверждая слова его, Вьюжка усиленно закивал головой. А потом тихо-тихо протараторил под нос:
- Хотим-хотим-хотим-хотим! Конечно, мы хотим! Хотим же? – вопрос был, само собой, риторический.  Вьюжка кинул довольный взгляд на Штормика, ткнулся в бок носом и проследил, как брат ловко взбирается по яркой шерсти Ветрогона. Если бы котёнок увидел их впервые в жизни, то он бы, честно слово, подумал, что у Ветрогона выросла вторая голова – котёночья голова. Но Вьюжка прекрасно различал ту тонкую грань между отцом и братом.
Дождавшись, когда Штормик устроится поудобней, Вьюжка моментально взобрался следом, устроился позади брата. А потом кинул мимолетный взгляд на Кремку. Он надеялся, что кошка не рассердится на котят за то, что они вот так ушли, пускай и под присмотром Ветрогона, не хотел расстраивать маму.
Но приключения приключениями, а потому, быстро перебив некоторое волнение, Вьюжка выжидал начало путешествия.

+1

5

- Привет, пап!
- Да, Ветрогон!
Такие разные воители, - он растроганно улыбнулся. Его никто не называл "папой". Такие слова звучали, на удивление, приятно. А вот Штормик уже с ранних лун подражал взрослым воителям. Да, пройдет время и потом даже Вьюжка, находясь в окружении соплеменников, будет называть его по имени. Но, к счастью, котятам ещё расти и расти до посвящения в оруженосцы, а потом в воители. Такая долгая дорога, но она, увы, промчится слишком незаметно перед глазами. Хотелось бы мне, чтобы кого-нибудь из малышей взял на попечение сам Дикозвёзд.
- Хотим-хотим-хотим-хотим! Конечно, мы хотим! Хотим же? - затараторил Вьюжка.
Штормик же времени не терял и поскорее взгромоздился ему на спину, а затем перебрался на загривок. Острые коготочки впились в его шерсть, но они совсем не причиняли боли. Следом уселся и Вьюжка. Теперь Ветрогон издалека напоминал трехголового воителя. Маленькие любопытные глазки выглядывали из-под его рыжей гривы.
Ветрогон вышел из укрытия и направился в сторону границы с племенем Ветра. Их землю разделял небольшой ручей, который, как раз-таки, перегородил дорогу пылающему огню. Кажется, что там до сих пор всё дымилось, хотя пламени не было заметно. Даже за множество лисьих хвостов он чувствовал эту ужасную гарь, поэтому не стал приближаться слишком близко. Он гулял по лесному пригорку и с интересом поглядывал на родной дом.
- Во время Сезона Зеленых Листьев наш дом прекрасен: зеленый, желтый, с яркими цветами и большими кроличьими ямами, - он немного погрустнел, когда понял, что весь их привычный рацион, наверняка, либо погиб, либо сбежал куда-нибудь подальше и, возможно, только через несколько лун только тогда, когда начнет желтеть трава, вернутся кролики и куропатки. Смогут ли они выжить, учитывая то, что за лето коты-воители обычно нагоняют жирок, чтобы выжить зимой. - Я так хотел, чтобы вы, открывая глаза, увидели над собой чистое и светлое небо, а не кроны деревьев над головой, - Ветрогон ностальгически улыбнулся. - Возможно, сейчас наш дом выглядит опасно, но обычно там приятный чистый воздух, а ветер приятно взъерошивает шерсть. Мы так быстро пересекаем поля, что кажется, словно мы парим над землей. Вы - чистокровные котята, настоящие коты Ветра. Когда-нибудь и вы будете также быстро бегать. Когда-то давным давно, много-много лун назад наше племя имело туннельщиков, которые прорывали под землей длинные коридоры, чтобы незаметно передвигаться и раньше всех засекать врага. То время давно кануло в лету, - кот быстро передвигался по полянке и чувствовал, как его мышцы опасно болят, а больная лапа по-прежнему скрипела. Звездоцаповы собаки хорошо расправились над ним. - А вы кем хотите стать? - рыжик пошевелил ушами, обращаясь с малышам. - Свирепыми воителями? Быстроногими охотниками? Или, быть может, захотели бы возродить умершую традицию нашего племени и жили бы и под землей, и на пустоши, чувствуя себя везде дома?

+1

6

Штормик едва дышал и даже не старался захлопнуть пасть, пока в неё не залетела та самая муха, посадку которой так упорно обещали ему взрослые. Он был всего-навсего котёнок, юный и любопытный, кроме того, котёнок, который почти не высовывался из палатки благодаря надзору матери. Штормик был уверен, что Кремка совсем не проспала приход Ветрогона, ведь она чутко реагировала даже когда он сам, рыжий негодник, осторожно поднимался от её бока и тихонько крался к выходу из Детской. Вероятнее всего Кремка доверила их с братом отцу, зная, что Ветрогон, несмотря на ранение, не даст своих детей в обиду никому. Штормику нравился Ветрогон. Он вообще испытывал большую приязнь к котам Ветра, к их лихому нраву и склонности срываться с места в карьер. Ведь всё это было в нём самом, а, как известно, нам нередко нравятся те, кто похож на нас в нравящихся нам качествах. Возможно, грозовые котята не понимали их с Вьюжкой резкости, но они просто копировали движения взрослых, своих, родных взрослых, так как воители Грозового племени не стали для них по-настоящему родными. Но Ветрогон, он был особенным. Ветрогон ходил не так, как все, вёл себя с ним не так, как все, и вообще он казался самым странным котом Ветра из тех, с кем Штормик общался. Котёнок нередко замечал во взгляде отца сожаление или разочарование, понять было трудно, но этот взгляд не был направлен на него. Никогда, никогда он не решился бы спросить, чем вызван этот взгляд, поэтому просто заставлял себя поверить в то, что отец устал после охот и патрулей.
-  Во время Сезона Зеленых Листьев наш дом прекрасен...
Штормик открыл глаза так широко, как мог, чтобы получше разглядеть местность и представить, как по сравнению с ней выглядел бы дом.
- ...зеленый, желтый, с яркими цветами...
"Не-е-ет, это место не сравнится с нашим домом", - подумал котёнок и прищурился, представляя переливающийся желтым и зеленым цветом вереск с бутонами, как у лесных цветков.
- ...и большими кроличьими ямами.
На этих словах Штормик восторженно охнул и едва не свалился с отцовского загривка.
- Кроличьи ямы-ы, - мечтательно пропел он и расплылся по шкуре Ветрогона, зарываясь носом в шерсть и представляя, что это кроличья шерстка. Нет, серьёзно. Кроличьи ямы он считал чем-то прекрасным. Судя по всему, многие кролики после пожара оказались в Грозовом лесу, так что сам Штормик нередко видел кроликов в кучке с дичью или у кого-то за трапезой. Но осознание того, что кролика можно поймать самому, было ещё прекраснее, чем видеть тушки кроликов. Возможно, такую радость могли испытывать только дикие коты, увлеченные процессом и результатом охоты.
Он внимательно слушал отцовские слова, воспринимая их скорее как сказку, но глубоко веря в то, что эта сказка реальна. Ведь если Ветрогон говорит так, значит так оно и есть, он честный и никогда не стал бы обманывать их.
Небо, поля, коридоры... Штормик вздрогнул, вспоминая, как на днях что-то слышал про коридоры, но обождал рассказывать про это, потому что отец задал куда более интересные вопросы, чем его возможная сбивчивая история.
- Я? - улыбнулся он. - Я хочу стать предводителем, конечно! Самым уважаемым котом в племени, чтобы никто не страдал, не голодал. Я стану таким большим и сильным, что смогу победить любые пожары, и никто больше у нас не отнимет наши пустоши, вот так. Совсем-совсем скоро я стану оруженосцем, и наставник меня всему научит!
Он гордо задрал подбородок, но во время очередного скачка на кочке едва не кувырнулся с отца наземь. - Видишь, Ветрогон, я уже знаю и про наставников, и про оруженосцев. А вообще, я... ну, недостаточно знаю. Немножко только. Мне хочется быть и свирепым, и быстроногим... может, я хочу стать свирепоногим охотелем? Охотоногим свиретелем? Нет, охотель звучит лучше чем свиретель. Но свиретель грознее!
Штормик крепко призадумался и слегка навалился на Вьюжку, чтобы почувствовать спиной уютный мягкий мех. Он решил, что не будет говорить за Вьюжку, ведь у брата есть своё отличное мнение, которое он и сам расскажет отцу. Штормик хотел послушать Вьюжку, ожидая от светлого котёнка не меньшей воинственности.
- А ещё, Ветрогон, - посерьёзнел Штормик. - Я обязательно убью собаку.
"Клянусь".

+1

7

Воодушевленно рассматривая местность, сидя на спине отца, Вьюжка размышлял о том, как же выглядят их родная территория. Такие же ли там деревья? А может быть деревьев там и вовсе нет? Пусть он и не видел те места, откуда ушли коты племени Ветра, но он чувствовал к ним огромную тягу. Особенно по рассказам племенных котов, которые видели свой лагерь до того, как случился великий пожар. И все таки, а что на деле является пожаром? Как он выглядит? Такой же ли он тяжелый, как его запах? Такой же неприятный?
Нет, конечно, Вьюжка чувствовал ненависть к этому самому пожару, но любопытство все равно вставало на первое место, почему кремовый котёнок безумно желал узнать, что же произошло там, когда они со Штормиком были еще незрячими. Но молчал. Возможно, эти воспоминания ложатся тяжелой ношей на плечи отца или матери. Тяжелей, чем сейчас Ветрогону, несущему на своей спине двух своих детей.
Когда Ветрогон заговорил, описывая родину, маленький Вьюжка чуть ли не подпрыгнул, будто бы ужаленный осой. Удивленно посмотрев на Ветрогона, он сразу же перевел взгляд вновь на природу, пытаясь отыскать те же самые цвета здесь. Дома трава зеленее. И желтее, самой собой. И ярче. И наверняка вкусней, чем эта! Вьюжка обязательно попробует, как только Ветряные коты вернутся на свою территорию, родную траву, сравнит ее. Но сомнений у котёнка не было – их край намного лучше, намного уютнее и лучше, чем какая-то территория Грозовых котов. А уж что говорить о кроличьих ямах! Вьюжка хотел бы увидеть эти самые кроличьи ямы, заглянуть в одну из них, посмотреть, как же живут эти самые кролики, которые постоянно приносят коты-охотники.
Котёнок уже не представлял, как усидеть на месте. Перебирая передними лапами, как бы легко барабаня по шерсти Ветрогона, он задумчиво мычал, сдерживая тихий визг внутри себя. Когда-нибудь, когда Вьюжка естественно подрастет, он посетит родные территории. Наверное, к тому времени коты еще не переберутся. А если и переберутся, то будет вдвойне лучше. Он хотел домой, хоть и не видел ни разу этого самого дома.
- А кролики тоже живут по типу нас? Племенами, да? А какие они, эти самые ямы? – тихо пробормотал маленький Вьюжка, не в силах отступить от своего желания узнать о жизни других существ. Не может же быть такого, что кролики не владеют какими-то своими традициями и обычаями. А у них тоже есть оруженосцы?  В голове вертелось огромное множество вопросов.
- Мы увидим чистое небо, открывая глаза! Обязательно. Когда мы пойдём обратно домой, то мы зажмуримся, а потом, как придёт, откроем глаза. И будет чистое небо! Небо с воздушными кроликами и котами! - Вьюжка хотел поддержать Ветрогона, но ему на секунду показалось, что своими нелепостями, он только вгонит себя в какое-то неуютное состояние.
Посему, быстро поспешил забыть о сказанных словах, тряхнул головой и прислушался к вопросу. Да задумался. А кем он хочет стать? Конечно же, легендарным воителем. Но легендарным охотником тоже хочется стать. А что, если легендарный охотник входит в титул легендарного воителя?  И, если это так, то почему его все равно называют воителем? А не охотелем, как сказал Штормик? Или воитник? Забавно звучит же!
- А я, ну. Конечно, хочется стать и тем, и тем. Но это придёт со временем. А пока, я думаю, что хочу стать честным котом. Да. Вырасти и показать все свои способности, научиться всему-всему. А еще, еще, еще... – он замолчал на пару минут, обдумывая свой ответ. Слова не приходили в голову, от чего котёнок смешно нахмурился. Но потом сразу же изменился в лице, широко улыбнулся
- Хочу помочь всем, кого я встречу. Всем хорошим, конечно. Возможно, из меня получится хороший честный воитель. С замашками охотника. Ведь мы, Ветряные коты, быстролапые! Значит, мы хорошие охотники уже в душе! И собаку, да! – он согласился со словами Штормика, попытался повторить тот же серьезный тон брата:
- Собаки будут нас бояться. Меня. И Штормика. Обязательно.

+1

8

Первым голос подал Штормик.
- Я хочу стать предводителем, конечно! Самым уважаемым котом в племени, чтобы никто не страдал, не голодал. «...» Совсем-совсем скоро я стану оруженосцем, и наставник меня всему научит!
Ветрогона радовал этот настрой. Возможно, когда-нибудь его дети в действительности станут важными персонами в племени. Что, если Штормик станет предводителем, а Вьюжка глашатаем? Или, наоборот, Вьюжка предводителем, а него братец займет место главного помощника? Рыжий кот был мечтателем. И, разумеется, родные дети для него были самыми лучшими, которые обязательно всего-всего добьются. Интересно, думала ли так Старица и мой отец?
- Мне хочется быть и свирепым, и быстроногим... может, я хочу стать свирепоногим охотелем? Охотоногим свиретелем? Нет, охотель звучит лучше чем свиретель. Но свиретель грознее!
- Тогда, думаю, вражеским воителям уже стоит тебя страшиться, - тепло засмеялся Ветрогон. - Я уверен, что Дикозвёзд обязательно обратит на вас внимание и даст самых лучших наставников, - пообещал длиннолапый.
- А кролики тоже живут по типу нас? Племенами, да? А какие они, эти самые ямы? - Вьюжка же заинтересовался другим делом.
- Кролики живут группами, но я не уверен, что у них тоже есть предводитель и глашатай, - усмехнулся рыжик и взмахнул хвостом. - Я только знаю, что их подземные норы объединяются в большие системы под землей. К сожалению, мы слишком большие для того, чтобы забраться туда. А любопытные котята, - он специально сделал на этом акцент, обращаясь к своим детям, которые, раз так интересуются этими кроличьими туннелями, вполне могут захотеть туда забраться. - Могут заблудиться в темноте и никогда-а-а не выбраться, - мрачно заключил он. Ветрогон понимал, что Кремку точно хватит удар, если эти прохвосты заберутся куда-нибудь, а потом не смогут слезть или выбраться, и их придется спасать целым племенем.
Вьюжка мечтательно выдыхал о воздушных кроликах и котах. Эта мечтательность досталась ему от отца, который тоже любил городить милые нелепости. Да даже достаточно вспомнить, как Ветрогон признавался Кремке в любви. Он сравнил её с красным закатом, который укатывается. Рыжик надеялся, что у его сына уж точно побольше будет мозгов, когда он будет признаваться объекту своего внимания.
- Хочу помочь всем, кого я встречу. Всем хорошим, конечно. Возможно, из меня получится хороший честный воитель.
- Если ты хочешь помогать всем, то не задумался о стезе целителя? - он улыбнулся, интересуясь, как сын относится к врачевателям.
Но тут дети задели очень серьезную тему, от которой Ветрогон был готов стать темнее тучи.
- А ещё, Ветрогон. Я обязательно убью собаку, - клятвенно пообещал Штормик.
- Собаки будут нас бояться. Меня. И Штормика. Обязательно, - Вьюжка вторил серьезному тону брата.
В душе у воителя всё похолодело, словно туда упал огромный булыжник и с грохотом разносил всё то равновесие, которое он с трудом приобретал все эти луны после несчастного случая.
- Не стоит приближаться к собакам, - голос стал таким спокойным и даже с холодком. - Это мерзкие, огромные твари, которым достаточно одного укуса своей челюсти, чтобы откусить голову даже самому опытному и крупному коту. Дети, - он вздохнул. - Я потерял слишком дорогих мне соплеменников, и я не хочу терять вас двоих, - Ветрогон посмотрел на светлое небо, где красовались облачные узоры.

+1

9

- Тогда, думаю, вражеским воителям уже стоит тебя страшиться, - сказал отец, и Штормик весь выпрямился, широко улыбаясь от такой похвалы. Именно этого он и хотел. Стать огромным-огромным воином, прям как Ветрогон, или даже как два Ветрогона, чтобы папа гордился им в два раза сильнее. И, конечно, Штормик хотел потом пойти в палатку к этим заносчивым грозовым котятам и посмотреть на них с высоты своей воинской чести и славы. И ка-а-ак... рявкнуть! Как какой-нибудь взрослый воин, заставший их за проделкой. Впрочем, следующие слова отца не дали Штормику замечтаться. Он удивленно замер и посмотрел на отцовский загривок.
"Дикозвёзд..."
Штормик долго думал, так, что даже не пытался вставить свои пять мышиных хвостиков в разговор о кроликах. Но когда отец сказал, что котята могут заблудиться в норах, он положил ему лапку на ухо и осторожно прижал рыжее ухо, привлекая внимание.
- А что, если я соберу много-много котят? Большой отряд. Племя котят. Разве когда котят много, они могут заблудиться? - Штормик удивленно моргнул. - Когда королевы выпускают котят из палатки, они всегда нас выводят вместе, не по одному, чтобы было удобнее следить. Мы возьмём с Вьюжкой целую кучу грозовых котят, скажем им, чтобы нас слушались и пойдем в норы. Будем оставлять на каждом отрезке нашего пути по котёнку и говорить им, чтобы они громко мяукали. А сами с Вьюжкой пойдём вперёд, исследуем норы и наловим кроликов. А грозовые будут стоять да мяукать, мы по мяуканью их найдём и все вместе выйдем, ха-ха! Как тебе мой план, Ветрогон? Ха-ха-ха!
Штормик не выдержал и рассмеялся в голос, представляя себе стоящих как истуканы, мяучащих грозовых котят. Он повернулся к Вьюжке и улыбнулся ему  во всю пасть. Похоже, их сегодняшняя прогулка была посвящена теме животных, так что улыбка Штормика быстро погасла. Он упрямо нахмурился, не желая признавать каких-то собак сильнее себя самого. Тем не менее, отца стоило успокоить.
- Ветрогон... - непривычно тихо обратился Штормик. - Ты верь в меня. Я не дам ни себя, ни Вьюжку в обиду собакам, я буду очень-очень осторожным. А Вьюжка, он же куда умнее меня.
Штормик виновато улыбнулся. - Мы вырастем и станем такими сильными, что собаки будут нас бояться как огня. Ты не сомневайся.
Он подумал, что отец вряд ли станет воспринимать слова котёнка всерьёз. Но сам себе Штормик пообещал, что раз уж Ветрогон так волнуется за них, то он пока не будет трогать собак без повода, да и Вьюжку не даст в обиду.
Чтобы как-то сменить болезненную собачью тему, Штормик решил вернуться к своим прошлым размышлениям.
- Слушай, Ветрогон, а расскажешь про Дикозвёзда? Он такой важный, даже Грозовые не скажут ему слова поперёк.
Штормик встопорщил ушки. Он, конечно, не думал, что Дикозвёзд такой же, как предводители из сказок. Он не убивал огромных змей и не выигрывал войн одним взмахом лапы, по крайней мере, при котятах он такого не делал. Может быть, отец знает предводителя с каких-то других сторон?

+1

10

Завороженно вслушиваясь в рассказы о кроликах, Вьюжка представлял маленьких пушистых зверьков, которые всюду мельтешат в норах, привыкшие к каждому ответвлению. В конце они все, естественно, выбираются в одну единую, большую нору. И никаких проблем. Правда, Вьюжке на секунду стало жаль кроликов. Они видят вокруг себя темные земляные туннели, а ведь здесь, наверху, гораздо больше интересного. Глупые кролики.
Штормик предложил идею использовать грозовых котят, как ориентиры. Представляя, какая какофония будет в этих самых норах, Вьюжка рассмеялся, ойкнул и демонстративно закрыл лапами уши. Идея показалась ему достаточно забавной до такой степени, что он аж попытался имитировать то самое приглушенно-громкое мяуканье, пытаясь каждый раз повторять  каждый мявк с точно такой же интонацией, что и предыдущий. А потом до него неожиданно дошло.
- Штоормик, мы же напугаем кроликов. Пускай котята мяукают как только слышат чье-нибудь приближение. И мы с тобой поймём, где кролик, если он подойдёт к котёнку, и сами не заблудимся! Наверное. Да и вообще, надо будет выучить наизусть все эти туннели. Ты представь, можно будет по ним путешествовать куда только хо-очешь!
Котёнок закинул голову назад, поднимая голову к небу, словно пытался как можно сильней протянуть последнее слово. Он наивно полагал, что все-все норы в мире связаны между собой.
Слушая Ветрогона относительно целителя, Вьюжка призадумался и наклонил голову в бок. Попробовать стезю целителя ему, в принципе, было интересно. Знакомиться с новыми травами, помогать нуждающимся и прочее. Но, если он будет целителем, то как он будет сражаться с собаками? Впрочем, он пока еще маленький (даже не оруженосец!), поэтому время решить у кремового котёнка будет.
Неожиданный разговор о собаках принял такой же неожиданный оборот, заставив Ветрогона помрачнеть. Вьюжка слегка съежился, едва голос отца оповестил об этом. Он даже забыл ответить на вопрос отца о том, что он думает касательно целительства – они со Штормиком что-то сказали не так. Возможно, разговор о собаках – это не так тема, которую Ветрогон хотел бы поднять при семейной прогулке, но Вьюжка считал, что подобные фразы несомненно докажут всю храбрость, теплящуюся в маленьких сердцах котят. Несколько помявшись, он решил промолчать, наблюдая за тем, как меняется окружение. Забавно это – кататься на чьей-либо спине. Ты вроде бы не двигаешься, а вроде бы и двигаешься, наблюдаешь за тем, как мелькают, либо медленно передвигаются деревья, кустарники, луга.
- Мы будем очень осторожны, пап. Правда. Осторожными и сильными. И никогда не дадимся собакам в зубы!
Он хотел что-то еще продолжить, но Штормик переключился с одной темы на другу. Одобряюще кивнув, Вьюжка понял, что так будет в действительности лучше. Все же, потерять такую не нагнетающую и приятную обстановку не хочется. Поэтому, лучше поговорить о чем-нибудь еще. И истории про Дикозвёзда, думал Вьюжка, будут отличным способом чуть больше познакомиться с предводителем племени.

+1


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Флешбек » Вереску не вырасти в дубраве.