Новости

● Для удобства навигации на форуме создан ПУТЕВОДИТЕЛЬ. Здесь вы можете самостоятельно найти ответы на все возникающие вопросы

● Не забудьте принять участие в традиционном голосовании "Самый-самый #19".

● На форуме в данный момент проводится голосование за оформление табличек к профиле. Оставьте свой голос!.


Рейтинг форума PG-13. Запрещено описание особо жестоких сцен, отсутствует откровенная эротическая составляющая.

Коты-воители. Отголоски прошлого

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Флешбек » Опасно? Я смеюсь в лицо опасности!


Опасно? Я смеюсь в лицо опасности!

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Действующие лица:Враногрив, 39,5 лун
Беляк [Северяк], 5,5 лун
Погода и время:Последние отголоски жаркого лета, запоздалое эхо в виде внезапно теплых дней. Такие приятные неожиданности стоит использовать по максимуму, выбираясь из лагеря и гуляя по красивейшему золотистому лесу. Легкий ветерок, ерошивший шерсть и срывавший совсем слабые листочки с деревьев, не холодил, а на солнце можно было даже погреться.

http://fs00.infourok.ru/images/doc/158/182067/640/img3.jpg
Местонахождение: Змеиная горка.

— Вы готовы к приключениям?
— Да, сэр!
— Вы готовы к опасностям?
— Да, сэр!
— Вы готовы умереть?
— Можно повторить вопрос?

Краткое описание флешбэка:И статный Враногрив, и неугомонный Беляк - оба решили воспользоваться последними всполохами лета, отправившись в одиночные прогулки. Разница лишь в том, что первый был уважаемым воителем, которому разрешалось ходить в одиночку, а второй - несмышленым котенком, которому не разрешалось даже выходить из лагеря. Их столкновение само по себе неприятно, а если при этом бесбашенный малец будет сидеть прямо в эпицентре змеиного логова?

0

2

Выходить из лагеря было запрещено. Выходить из лагеря в одиночку было запрещено вдвойне. Выходить из лагеря в одиночку и уходить за пределы Грозовых территорий – запрещено в тройне. Запрещено в кубе. За такое Беляку оторвут целых три ненужных части тела – уши да хвост. Нет, хвост нужен был для удержания равновесия, но его использовали меньше, чем, допустим лапы или глаз, поэтому лишится он, скорее всего, именно его. А зачем нужны были эти странные кожаные домики над самим слуховым отверстием белоснежный даже и не знал. Что они есть, что их нет – ничего не меняется. Хотя, если представить кота без ушей, это будет выглядеть более, чем странно. Это будет даже как-то нереально, инопланетно и совершенно, совершенно невозможно и неосуществимо. И вообще, это ужасно уродует.

«Ничего подобного. Если бы у котов никогда бы не было этих домиков, то их наличие ты бы считал настоящим изуверством и кощунством. Как разноцветные глаза или глухота на одно ухо. Все считают тебя особенным или выродком, но для тебя это обычное состояние. Вот представь, что ты слышишь правым ухом? Как такое вообще возможно?»

Да-да, именно об этом думал Беляк, убегая из лагеря. Не о том, что так делать нельзя. Не о том, что потом Летящая из него фаршированную собственным хвостом утку сделает (как она сделает из кота утку – отдельная история), а о том, что кожаные перепонки над слуховым проходом совершенно не нужны.

«Но зачем-то их туда же поставили, верно? Значит, они не совсем бесполезны. Наверное».

Разноглазый выскользнул в теплый лес и понесся что было сил, стараясь убежать от невидимой погони. Ведь если его поймают в самых воротах лагеря, будет очень обидно, ведь после с него и глаз не спустят за такой проступок. То, что после такой вот вылазки его могут не посвятить в оруженосцы, его сейчас не волновало – пусть все будет так, как этого хотят звезды. Он не властен над своей жизнью и, если так захотят предки, он просидит в котятах ещё луну – без проблем.

«Да ты живым можешь не вернуться, потом подумаешь о посвящении. Решай проблемы по мере их поступления».

Да-да, он действительно мог не вернуться домой в целости и сохранности. В разговорах воителей он услышал байку о Змеиной горке и о гадюках, которые там живут. И малец тут же, просто моментально загорелся желанием поймать хотя бы одну. Да даже просто увидеть краем глаза ускользающий хвост с погремушкой будет счастьем. Поэтому он несся по территориям, не сбавляя скорости и проявляя удивительную выносливость для почти шестилунноой особи. Остановился он только пару раз, ожидая, пока сердце вернется в привычный спокойной ритм с пару минут, глубоко дыша и нервно дергая хвостом. А когда он добрался до места назначения, солнце уже стояло в зените.

«Надеюсь, мама до сих пор думает, что я где-то на поляне вместе с сестрами и братом. Мало вероятно. Но вдруг...»

Маленький белый комочек еле-еле взобрался на огромные камни, периодически соскальзывая и ворча что-то нечленораздельное. После трех или четырех попыток ему это удалось, но, когда он оказался на самой вершине, хвост его удрученно поник. Никакими змеями даже и не пахло.

«Где же они все? Тот воитель говорил, что тут все просто кишит ими. Неужто соврал?»

Ох, как он ненавидел ложь. Особенно сейчас, сидя посреди огромных булыжников как мышеголовый и ища вокруг хотя бы одну-единственную самую малюсенькую змейку. Неужели он продел такой трудный и долгий путь зря? Лапы просто отваливались от усталости, долгого бега и скалолазания, легкие горели огнем, и все впустую. Да что же за день сегодня такой-то, а?

+1

3

Враногрив любил раннюю осень.  Летнее тепло сочеталось с  прохладными северными ветерками, лес одевался в золотую листву, а дичь становилась ленивой и жирной. Лучший предлог для того, чтобы все больше времени проводить на охоте - Враногрив любил надолго уходить из лагеря в одиночку, получая возможность придаваться своим мыслям, любоваться природой и попросту отдыхать  в тишине леса мот  лагеря, который  замолкал только глубокой ночью. Охотится черный предпочитал как можно дальше от обычных мест промысла охотничьих патрулей и большинства котов племени. Сегодня таким местом должны были стать окрестности Змеиной горки. Черный уже поймал парочку мышей и с удовольствием думал о том, что к Голые Деревья в этом году вряд ли будут голодными - дичи было много и коты активно делали запасы.
  Неподалеку послышалось шуршание - большая рыжая белка устраивала на земле свою зимнюю кладовую и была так увлечена этим процессом, что даже не заметила кота.  Враногрив прижался к земле, мягко переставляя свои большие лапы по листве - его шаги были немногим громче чем шуршание, вызываемое порывами ветра. Он уже собирался сделать решающий прыжок, когда в нос Враногриву ударил запах грозового кота, знакомый  до боли, но в  то же время он никак не мог вспомнить чей... Осознание прорезало его сознание как вспышка молнии, озаряющая ночной мрак. Беляк! Не  может быть, котенок совершенно не мог здесь оказаться. Враногрив забыл о белке. Прямо перед ним, в мягкой земле, отпечатались следы маленьких лапок негодника.  Запах был свежий, и вел к Змеиной Горке. Черный кот помчался по нему, не разбирая дороги. Наконец, он увидел белоснежный комочек шерсти, замерший подле валунов.  А совсем рядом с котенком, на теплом камне, лежала, похожая на ветку, маленькая коричневая змейка - Враногрив бы не приметил ее, не мелькни  из ее пасти маленький язычок. Не теряя времени, черный подлетел к Беляку и увесистым ударом лапы оттолкнул его от камня, также как котята толкают моховой мячик, играя.  Враногрив стал между белым и змеей, строго глядя на будущего оруженосца.

0

4

И вот, наконец, его такое долгое ожидание и недвижимое сидение на месте было вознаграждено сполна. Движение он заметил лишь краем глаза и моментально развернулся на месте, поднимая вокруг небольшие тучки песта. Вот она, его награда. Небольшая такая бурая змейка. Не та, о которой рассказывали старейшины и некоторые воители. Те говорили, что у неё есть ещё на самом кончике небольшое такое утолщение, которым она умеет мастерски греметь. У этой хвост был острый, но тем не менее, это не отменяло радости разноглазого. Он сделал аккуратный шажок вперед и чуть наклонился, разглядывая обитательницу скал.

Она действительна была восхитительна в своей ядовитой, злобной красоте. Большая и немного плосковатая голова, надглазничные щитки чуть нависают над очами, придавая ей вечно недовольный вид. Медно-коричневый окрас, отливающий на осеннем солнце кроваво-красным и резко отличающаяся от основного окраса, зигзагообразная полоска на самой спине. Темно-коричневая, почти черная, но, тем не менее, кажущая более светлой, когда на неё падали солнечные зайчики. И ярко-алый раздвоенный язычок, иногда высовывающийся из пасти и дергающийся вверх-вниз, едва не ударяющий её по носу.

- Она прекрасна... – Беляк был в эйфории от смертоносной рептилии совсем недолго. Буквально сразу он почувствовал резкий тычок в бок и отлетел в сторону, словно перышко или комочек мха. Над ним нависло что-то огромное, черное, с серьезной строгостью на него глядящая и уже не такое прекрасное. Поэтому первое, что он сделал, когда пришел в себя – вскочил на лапы и заглянул за Враногрива (а это был именно он) в поисках смертельной красоты. К его счастью, гадюка лишь шарахнулась в сторону, вставая, приподнимая свое тельце над камнем, но уползать с такого теплого местечка не собиралась. Из груди белоснежного вырвался облегченный вздох. А затем он перевел свой разномастный взор на старшего воителя, и укора в нем было едва ли не больше, чем во взгляде Враногрива. Словно это он был нашкодившим котенком, сбежавшим из лагеря, а не Беляк.

- Вот что ты наделал, Враногрив? - он старался говорить как можно тише, чтобы змейка не испугалась звуков его голоса. – О чем ты вообще думал? И думал ли вообще? – искреннее, детское возмущение в голосе. - Она же могла убежать, - он махнул хвостом в сторону небольшой рептилии, - как бы я потом её нашел? - он вновь уставился на гадюку, в глазах заплескалось восхищение. – Ты только посмотри на неё, просмотри, как она прекрасна в своем смертоносном величии, - откуда только такие слова берутся в маленькой детской головке? – Неужели ты совсем-совсем ничего не смыслишь в красоте? – взор оскорбленного гения, оскорбленного художника или поэта. – Оруженосцы говорили, что ты ужасно злющий. Но я им не верил, – гордо вскинутая голова, взгляд глаза в глаза – малыш совершенно не боялся старшего воителя. – А ну отойди с этого камня. Он не твой, - малец так резко перескакивал с темы на тему, что за ним было безумно уследить: то говорил о красоте змей, то о злобности Враногрива, то о камнях и собственности, - он её, - взмах хвоста в сторону гадюки, готовой напасть, если опять вдруг потревожат.

0

5

От такой наглости Враногрив попросту опешил. Белыш всегда казался ему слишком большим непоседой, но чтобы настолько... Позади Враногрива предупреждающе  зашипела маленькая древесная гадюка. Голубка когда-то рассказывала ему о видах змей и эта, маленькая, непримечательная и похожая скорее на веточку, была одной из самых опасных, и явно не была слишком довольна тем, что прямо у нее из подноса большой кот бесцеремонно отпихнул такую замечательную добычу, которая сама  лезла есть в пасть. Поняв, что  сейчас не время и не место читать нотации, черный воин бесцеремонно ухватил котенка за шиворот и решительно потащил его прочь от опасного места. Продолжалось это не долго - Беляк был далеко не новорожденным котенком, сил и терпения у довольно щуплого воина хватило ненадолго. Наконец он выплюнул белый загривок и строго посмотрел на котенка. Очень хотелось дать ему хорошую оплеуху, но  Враногрив решил оставить эту замечательную возможность матери котенка, которая наверняка сходит с ума.
- Может быть я и злой, но о чем думал ты, нарушая Воинский Закон?  О чем ты думал, мышеголовое создание?  Какой воитель может получится из кота, который ради любопытства готов заставить нервничать все племя и нарушает кучу правил за раз?
Враногрив почти что рычал, а его когти рыли землю. Он, сам не отдавая себе в том отчета, изрядно испугался за этот  бестолковый комок белоснежной шерсти, и теперь с трудом сдерживался.  Воитель  судорожно закашлялся - давало знать о себе купание в проруби прошлой зимой. И почему все котята - такие непоседы?
- Не завидую твоему будущему наставнику... А теперь пошевеливайся - наверняка в поисках тебя  Летящая уже весь лагерь в верх дном перевернула. Уверен, тебя ждет строгое наказание.
Сам воин злорадно думал о том, что раз он такой злой - то Бородатик и Ночнолап совершенно не удивятся, если он отправит их на внеурочный поиск клещей у старшейшин и  смену подстилок в детской - может, если у них сил на то, чтобы шевелить лапами, они не будут перемывать кости наставникам.

Отредактировано Враногрив (2016-04-19 20:02:20)

0

6

Он разозлил змейку. Гадюка поднялась выше и начала издавать какой-то завораживающий шипящий звук, источник которого разноглазый найти не смог. По крайней мере, он был не снаружи. Значит, где-то внутри.

«Может, это у неё взамен погремушки?»

Он хотел было поближе рассмотреть рептилию, но Враногрив вдруг схватил его за загривок и куда-то потащил. Конечно же, юное создание активно сопротивлялось, болтая в воздухе всеми конечностями и нещадно усложняя зеленоглазому транспортацию непоседливого котенка. Он хотел вернуться на Змеиные скалы. Ему так понравилась та змейка, что он до безумия хотел вернуть её. Снова взглянуть на этот потрясающий зигзагообразный узор с красивым медным отливом. И, может, показать его потом Летящей да Сказание (Соколик явно будет не в восторге, но ему, вообще-то, тоже стоит привить чувство прекрасного).

- А вот и нет! – маленькое упрямое создание, он совершенно не хотел куда-либо идти с Враногривом. Его слова его задели. Он лишь хотел посмотреть на прекрасных созданий, а этот большой колючий вояка вдруг напал на него, словно он решил спрыгнуть со скалы (впрочем, лезть в логово змеи недалеко стоит). Казалось бы, он уже достаточно взрослый для того, чтобы понимать, что сбегать из лагеря да совать свой любопытный нос, куда не следует – плохо и не одобряется более старшими членами общины, но юный беляк этого почему-то не понимал. Да и когда он подрастет, даже когда станет воителем, эти границы все равно будут настолько размыты у него в голове, что остальным остается только качать головой, смотря на его выкрутасы. Но пока он был всего лишь котенком, он и вел себя как котенок. Глупый и неразумный.

- Я слышу, как ты дохаешь, -
он вывернулся из хватки черного кота и отбежал от него, готовый вообще сорваться с места и скрыться в неизвестном направлении, если зеленоглазый вдруг опять попытается его поймать. Сие намерение выражалась в явно напряженных и широко расставленных лапах, в хвосте, стоявшем палкой и во взгляде, который внимательно следил за малейшими изменениями в дислокации чернявого.

– Держу пари, ты тоже не особо слушался старших, когда простыл. И целительницу тоже не слушаешься. Дуновение Ветра наверняка говорила тебе, что стоит себя беречь и не разгуливать по лесу в холода. Но ты же даже и не подумал её слушаться, да? – он отпрыгнул ещё дальше, когда Враногрив вдруг шевельнулся. Хотел он шагнуть вперед, попытаться поймать мальца или просто вздрогнул, но для Сева этого было достаточно. – Что ты сделал? Зарылся в снег, словно лиса на подснежной охоте? – мать рассказывала ему, что псовые так охотятся на мелких зверьков, когда всю землю покрывает белое оделяло. – Купался в ледяном озере? Провалился под лед? – он весело фыркнул, отпрыгивая ещё дальше. – Снег ел, сосульки облизывал? – он уже совсем подался в крайности, хотя сам не видел в этом ничего странного. – Тут я с тобой полностью согласен. Сосульки бывают вкусными. И снег, кстати, тоже. Нет ничего странно в том, чтобы есть их, - и, что самое удивительное – он не издевался. Совершенно. Малец действительно не видел ничего предосудительного в том, чтобы питаться таким вот способом. – И попить заодно можно. Это же замершая вода, так? Поэтому они тают на языке, как и снежинки, если поймать их пастью? – он вдруг замолчал, остановив поток слов и неожиданно сменил тон на обиженный. – Зачем ты прогнал ту змейку? Она же была такая красивая... ты мог бы поймать её, - помните, я говорил о странном понятии красоты и её использования? Вот вам, наглядный пример. Разноглазый желал сохранить эту потрясающую красоту, но, если эта змейка вдруг вырастет, то сбросит кожу, и тот прекрасный цвет навсегда исчезнет. А так он сможет, во-первых, сохранить её природное очарование, а во-вторых, накормить племя. По крайней мере, именно так и рассуждал Беляк.

0

7

Черный кот прижал уши,  слушая  болтовню вечно заговаривающегося Беляка, который, как и всегда, очень быстро потерял мысль. Неожиданно чаша его терпения переполнилась и Враногрив рявкнул, оскалившись:
- Я стал так кашлять после того, как спас такого же мышеголового как ты! - воин весь сжался, словно грозный звук собственного голоса устрашил его. Дальше он заговорил тише, примиряющие - не хватало еще, чтобы вбалмошный котенок принялся носится от него по лесу.
- Просто запомни, малыш. Ты можешь совершенно не ценить собственную шкуру и совать свой беленький хвостик в пасть самой страшной собаке. Это твой выбор, и рядом не всегда будут няньки, способные остановить тебя. Вот только всегда будет кто-то, кому ты важен, и кто во что бы то ни стало постарается тебе помочь - сможешь ты ли себе простить, если этот кто-то, возможно дорогой тебе, пострадает из-за твоей беспечности? Мама, или твоя сестричка?
Враногрив вздохнул, с затаенной грустью глядя на котенка и медленно направился  к  лагерю - он был уверен, что Белыш не станет отбегать, во всяком случае пока.
- Это змейка видела нас и была зла. Такая змейка очень проворная и скорее она бы укусила меня, чем я ее. Нет никакого смысла ловить ядовитую гадюку, тем более что я уже поймал кое-что.

Отредактировано Враногрив (2016-04-21 23:08:04)

0

8

Тормоз - тоже механизм хд

Вообще-то Беляк был совершенно не готов к тому, что Враногрив вдруг начнет на него орать. Белый котенок в страхе прижал уши к голове, но, удержавшись, не отскочил назад. Он впивался когтями в землю, чтобы лапы не унесли его к черту на рога, где не видно этих яростно поблескивающих желтых глаз. Он гордо вздернул подбородок, но в глазах был страх. Лишь гордость не давала ему сбежать от страшного большого воина, способного повалить его одним ударом могучей лапы. И этой гордости у него было хоть отбавляй. И он уже приготовился к тому, что Враногрив прыгнет на него, пытаясь поймать несносного котенка за шкирку, но тот вдруг как-то скукожился, сжался, словно испугавшись звуков собственного голоса еще сильней, чем Беляк. Он успокоился также быстро, как и вспыхнул, расслабляя мышцы и стараясь говорить спокойно, смягчая эффект от недавнего взрыва. А в Беляке любопытство боролось с внезапно возникшим инстинктом самосохранения (он периодически всплывал в глубинах сознания и делал какие-то там жалкие попытки образумить малыша). Но, как и в большинстве случаев - даже, можно сказать, во всех - интерес с легкостью повалил на лопатки здравый смысл. Огромный черный кот, который вспыхивает быстро, остывает еще быстрее, подобно каленому железу - о, он очень заинтересовал Беляка.

- Как тогда отличить поступки благородные от поступков бесбашенных? Ведь в итоге можно погибнуть и от тех, и от других. Но в первом случае тебя воздвигнут на пьедестал и будут поклоняться, принимая за шаблон великого воина и бла-бла-бла, а во втором сочтут идиотом, - кто-то может сказать, что разноглазый умен не по годам. Но, если говорить начистоту, он и сам иногда не понимал, о чем вдруг начинает рассуждать. Он говорил лишь то, что приходит ему в голову. Половина рассуждений были бессмысленными, но попадались действительно философские. Для Беляка и те, и другие были бесполезными - он забывал из почти сразу же. - Хотя, разве есть смысл? Какая разница, что будут думать о тебе после смерти? Тебе уже будет не до них. Есть только то, что ты успел сделать и что не успел, - он чуть улыбнулся. Мысли были слишком заумными для пятилунного котенка, но он забывал о них через секунду. - Вот, допустим, ты когда-нибудь ел сосульки? Или, может, чувствовал ветер в шерсти, шорох крыльев за спиной? - он тоскливо посмотрел на небо, недоступное для котов. - Вряд ли. Ведь ты такой правильный. И что тебе это дало? - взгляд его наткнулся на ягодный куст, и малыш тут же забыл обо всем, оборачиваясь на Враногрива и задорно сверкая разномастными очами. - А я тут, кстати, пробовал одни ягоды. Не знаю, как они называются, но очень вкусные. Такие темно-синие, - он уткнулся носом в траву, будто пытаясь отыскать их по запаху. - Я был очень осторожен. Ведь смерть-ягоды красные, верно? - он вдруг замер. - Или белые?.. Не помню, - беззаботная улыбка, и он вновь принялся искать свои плоды, забыв не только о философских размышлениях, но и о змейке, по которой так убивался пару секунд назад.

0

9

Котенок испугался. Это было видно. И это было дурно - не иначе как его наставнику придется срывать глотку, чтобы втолковать белому котику хоть что-нибудь важное, а молодежь не должна жить в страхе. А ведь Беляк, как ни странно, любопытен и совсем не глуп, и, казалось бы, должен был легко учится. Черный глубоко вздохнул.
- Если бы змея укусила меня, когда  я оттаскивал тебя от нее - я бы погиб как герой, потому что спас чью-то  юную жизнь. Это был бы оправданный риск. А если бы она укусила тебя  - ты бы погиб как дурак, потому что ты подверг свою шкуру огромному риску, чтобы потешить свое любопытство, не более того. А племени нужен живой ты, а не описание того, какая же змейка красивая.  Оно бы и не узнало ничего о том, какая она красивая - ты бы просто погиб, как если бы заразился Зеленым Кашлем. Всегда нужно оценивать риски, дружок. Ты знаешь что-нибудь о лисах? Такие большие, рыжие и злые, таскают маленьких непослушных котят? Они тоже любопытны. А Двуногие их очень не любят. И сооружают большие челюсти, блестящие и пахнущие как их монстры. Они прикрывают их листвой, а поверх кладут мясо. Лиса чует необычное мясо, ровно как и эти страшные челюсти, и лезет туда из любопытства. А челюсти смыкаются на ней и уже не отпускают. Думаешь, лиса не может поймать мышку и получить мясо? Еще как может, но любопытство гонит ее в смертельную ловушку. Познание это хорошо, но рядом должен быть кто-то достаточно опытный, чтобы оно было безопасным.
Вопрос котенка его уже не удивил. Черный устало  двинулся в сторону лагеря - по пути нужно было забрать свою дичь. А по возвращении поблагодарить Звездное Племя за Ночнолапа и Бородатика - Кристальная Звезда отдаст Беляка в оруженосцы кому-то еще. Он говорил спокойно и размеренно, будто рассказывал белому сказку.
- Ты прав, смерть - ягоды красные. Они большие, похожи на большой красный глаз. А синие ягоды - это можжевельник, он полезен, придает коту сил.  Целители и предводители едят его перед тем, как идти к Лунному Озеру, чтобы не тратить время на лишний отдых и охоту.

Отредактировано Враногрив (2016-05-03 01:09:56)

+1

10

Беляк бежал чуть в стороне, словно боясь приближаться, но постепенно, завороженный интересным рассказом о лисах, подбирался все ближе и ближе. Он уже не представлял Враногрива как злобного воителя и, если на то уж пошло, также уже не понимал, почему за ним ходит такая слава. Конечно, он наорал на него, хотя, будь на его месте какой-нибудь другой вояка – он бы сейчас остался без ушей и болтался у него в пасти, будто бы нашкодивший малыш. Впрочем, им он отчасти и был – разве что сам себе в этом ни за что не признается. Враногрив же обошелся без всяких экзекуций. И вот Беляк уже шагал совсем рядом с ним, с открытым ртом ловя каждое его слова и губкой впитывая всю эту новую для него информацию.

- Правда? – разноцветные глазенки восторженно блестели. – Нет, ну правда-правда? – он возбужденно заскакал на ходу, уже придумывая свежие идеи для приключений. – Знаешь, а я бы обязательно попался, - вдруг как-то беспечно отозвался он, разглядывая проплывающие над их головами облака, - и умер бы, – веселая улыбка и он вновь продолжил прыгать так, будто бы ничего такого только что и не сказал. Впрочем, с его точки зрения, так все и было. – Но знаешь, этот факт совершенно не отбивает охоту туда лезть, - мелочь чуть прищурился. – Как думаешь, если рядом будет кто-то, кто придет мне на помощь – я смогу выжить? Ведь это мясо... Ты сказал, оно необычное? Ты никогда его не пробовал? Не знаешь, какое оно на вкус? – он в надежде уставился на взрослого. – Хотя, - разочарованный взмах хвоста, - вкус все равно невозможно описать... И ты, конечно же, не скажешь мне, где установлены эти ловушки? – Беляк со вздохом покосился на него, уже зная ответ. Воитель ни за что не расскажет ему больше, чтобы полуглухой котенок не напоролся на одну из этих блестящих штук и не умер. Котенок это понимал, поэтому не ждал от Враногрива ответа. Ни положительного, ни вообще хоть какого-нибудь.

«Ничего, сам найду».

- Тогда расскажи лучше о ягодах. Ты знаешь что-нибудь о ягодах? Я хотел спросить Дуновение Ветра перед выходом, но она была слишком занята, - печально опущенные хвост и уши были в таком состоянии всего пару секунд, а затем взметнулись вверх в надежде. – Но ты-то должен о них знать, верно? Ты, конечно, не рассказал мне о тех штуках, в которые попадаются лисы, но о синем можжевельнике и красных смерть-ягодах поведал. А о белых? Есть на свете белые ягоды? А зеленые? Или, может быть, ещё какого-нибудь цвета? Коричневые? Голубые? Желтые? Серые? Или, может, черные? А белки каких бываю цветов? Бывают синие белки? Или зеленые? Наверное, бывают. Ведь если они зеленые, то им легче прятаться в кроне деревьев. Видимо, именно поэтому я никогда не видел зеленых белок в куче – их просто невозможно поймать! А ты? Ты когда-нибудь видел зеленых белок? Или, может, голубых? Так им легче сливаться с небом, - как он внезапно перескочил с ягод на белок – остается загадкой, но он забрасывал воителя тучей вопросов, не давая ему даже слово вставить для ответа. И многие из заданных моментально забывал, отвлекаясь на остальные или, например, на птичек.

0


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Флешбек » Опасно? Я смеюсь в лицо опасности!