Новости

● Для удобства навигации на форуме создан ПУТЕВОДИТЕЛЬ. Здесь вы можете самостоятельно найти ответы на все возникающие вопросы

● Не забудьте принять участие в традиционном голосовании "Самый-самый #19".

● На форуме в данный момент проводится голосование за оформление табличек к профиле. Оставьте свой голос!.


Рейтинг форума PG-13. Запрещено описание особо жестоких сцен, отсутствует откровенная эротическая составляющая.

Коты-воители. Отголоски прошлого

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Флешбек » Мурчите. Не мурчите. [Дуновение Ветра/Бородист/Мошка]


Мурчите. Не мурчите. [Дуновение Ветра/Бородист/Мошка]

Сообщений 1 страница 10 из 23

1

http://cs604319.vk.me/v604319002/117ba/hNK2ZHzkknE.jpg

Место действия: грозовое племя и палатка целителя в частности.

Действующие лица:
Дуновение Ветра, Бородист, Мошка

Краткое описание:
Бородист подхватывает болезнь, но следующие два дня упорно игнорирует это и продолжает работать, самовольно вызываясь на патрули по обходу границ и всему такому. В скором времени к Дуновению Ветра его приводят напарники по патрулю с сильнейшим жаром и кашлем, который впоследствии перетекает даже в озноб. В процессе лечения Мошка прибегает в палатку, проведать своего наставника и пообщаться с сестрой.

Очерёдность:
Бородист > Дуновение Ветра
Дуновение Ветра > Бородист > Мшистая

Отредактировано Бородист (2016-07-07 19:16:30)

0

2

Бородист редко болел. А, если совсем честно, то он вообще не помнил, чтобы с ним такое хоть когда-то происходило. До вчерашнего дня. Ещё с утра серый кот почувствовал странное и противное чувство, которому даже толком не мог дать названия, потому, что прежде он никогда в жизни не чувствовал недомогания. И в пасти у него от чего-то запершило. И как усач не пытался сглатывать или прокашливаться, это ему совершенно не помогало. "Как же это странно. Ну не мог же я..." - он поймал себя на такой мысли и тут же отдернул, "Конечно же не мог. Надо просто не зацикливать на этом своё внимание. Само пройдёт."
В тот день всё пошло наперекосяк. Ломота и недомогание во всём теле увеличивались пропорционально перемещению солнца на небе. Бородист стал замечать ухудшения в своём нюхе и реакции. Он несколько раз продул другим грозовым воинам в тренировочных спаррингах, а после с ними же и поругался так, словно его соплеменники были виноваты в его неудачах. Тогда он думал, что выпускает пар, на деле же ему нисколько это не помогало. Напротив, только добавило ко всем его недугам дополнительно режущую и стучащую в висках головную боль.
"Ты в порядке, Бородист? Выглядишь ужасно. Может, тебе надо к целительнице?" - сказал ему тогда один из соплеменников, заметивший, что тот проводит в пещере весь остаток времени тренировок, которых прежде серый никогда не пропускал. "Я в порядке. Почему мне все сегодня это говорят? Просто устал." - ответил ему тогда Бородист, стараясь всеми силами, чтобы его тон звучал раздраженно, а не сипло.
И дело ведь было не только в его упрямстве (хотя оно и было далеко не на последнем месте), и не желании идти к целителю племени, а в том, кем был этот самый целитель. С тех пор, как Бородист стал воином, он стал видеть Дуновение Ветра очень часто. Иногда они разговаривали и он даже сопровождал её во время сбора трав. Показать перед ней свою слабость коту казалось чем-то непозволительным. А сейчас он был именно такой.
"Опять голова... Да что же это такое..." - тихо зарычав от бессилия, большой и серый кот свернулся в тугой клубок, и всю дальнейшую ночь пытался справится то с жаром, то с ознобом, едва ли нормально засыпая.
А на следующее утро ему вдруг стало легче. Слабый жар и ломота всё ещё ощущались во всём теле, но в целом кот стал чувствовать себя немного лучше, и он был этому рад. Всё таки в здоровом теле, здоровый дух. Организм и сам себе прекрасно справится с невзгодами, если дать ему время. "Я совсем не сомневался. Совсем.".
За день Бородист успел сделать много всего - увиделся с теми, кому вчера нагрубил, помирился с ними и даже отправился вместе с этими котами патрулировать границу. Голова побаливала и в горле попершивало, но в целом прогулка ему удавалась, а разговоры с воинами неплохо отвлекали Бородиста от его болезни. Отвлекали, но вскоре это прекратилось. В один момент Бородист остановился, тяжело и болезненно выдохнув. Сначала серый почувствовал, как закружилась его голова, а потом вдруг разом и с оглушительной силой вернулись все те симптомы, что были у него вчера. Лапы стали ватными и воин погрузился в темноту.
Он почти не помнил дорогу обратно в лагерь. Помнил только, что вяло переставлял лапы, полностью опираясь на бок идущего рядом соратника и как кто-то из них настойчиво требовал от него оставаться с ними и не закрывать глаза, и ещё что-то про Дуновение....
- Нет, нет, нет, нет, - Бородист честно старался слушать голоса и выполнять требуемое, но, видимо, недолго, ибо потом снова провалился в темноту.

+1

3

Весь тот день Дуновение Ветра посвятила подсчёту трав. Был конец Сезона Голых Листьев, а значит, вот-вот появились бы ростки лекарственных растений. Целительница ждала этого момента так же, как маленький котёнок ждёт чуда. И это не преувеличение. Зимняя пора достается каждому воину с трудностью, особенно старейшинам и котятам. Есть всё-таки один плюс в том, что пустует Детская, ведь с котятами одна морока в холодные дни. Но, к счастью, последнее время никто не наведывался в палатку целительниц, и это сказано в смысле, что повезло котам избежать болезней. Сама-то сероглазка каждый раз чувствует какое-то неописуемое тепло в душе, когда к ней приходят, считают её нужной. В прочем, тишина и покой тоже неплохи в нелегкие времена, не правда ли?
Рванув к складу высушенных растений, полосатая деловито хмыкнула и обвела оценивающим взглядом количество каждого шмотка. Конечно, запасы быстро иссякали, но пока хватало. Стоило, кстати, ввести некое правило, которое бы принуждало целителей аккуратнее использовать лекарства, не отдавая самые редкие каждому пациенту в исключении тяжёлых состояний. Нет, это не обращение ко всем лесным, потому что дело их, как поступить, а лично к Колпице. Она, как ученица целителя, должна понимать, что экономия не всегда во вред. Можно представить такую ситуацию: раздали, значит, все травы больным, не жалея огромных порций, дабы эффект был сильнее и быстрее, а впереди ещё целая очередь. И как поступить, если в кладовой лишь паутина да мох? К тому же, зачем львиные дозы отдавать гостям палатки, когда нужно следовать по рецепту? Вот этому-то как раз предстояло научить дочку Рыси и Дыма. Неопытные новобранцы готовы своему лучшему другу вручить хоть все лекарства якобы в его благо. Помимо знания функций той или иной травы нужно понимать, как её подавать и в каком количестве. В общем, тяжёлая эта работа...
"Скорей бы снег растаял," - пронеслось в голове у целительницы, когда та прошлась по ровным рядам своих запасов лапой. "Надеюсь, что никого не угораздит заболеть прямо сейчас"
Глазами стражника серая не отрывала взора от кладовой, будто бы гипнотизируя её, чтобы та в разы пополнилась. На самом деле это так выглядело лишь со стороны, что она как будто бы чахнет над травами. Та просчитывала каждый листочек, каждую ягодку и каждое зернышко, тихо прошёптывая это вслух, что напоминало какое-то сказочное заклинание, доносящееся из уст чаровницы.
"Раз, два, три... Три стебелька ромашки. Мало, но вполне, на крайний случай есть мак. К тому же, действует он, как снотворное"
Таким образом Дуновение просидела несколько минут, тщательно запомнив каждый пункт, казалось, что она зрительно "сфотографировала" местечко с гербарием. Бодро вздохнув, та перевела дух и метнулась к пустующим подстилкам, где ранее отдыхали больные. Моховые подушки были чистые и сухие, что означало лишь одно: ученики явно чем-то провинились перед наставниками, что взрослые заставили своих подопечных менять их даже в целительской. В прочем, правильно сделали.
- Дуновение Ветра, - у самого входа послышались голоса, хором звавшие целительницу. Тем временем та развернулась в сторону шума, ожидая чего-то нехорошего, так как тон соплеменников был чересчур напуганным.
- Нет, нет, нет, нет, - вторил больной голос, обессиленного хозяина которого вначале владелица пещеры не признала. Тот выглядел, честно говоря, неважно. И это ещё мягко сказано. Как безжизненное тело, Бородист еле висел между двух воителей, и даже в таком состоянии выглядел недовольным, что изрядно обидело целительницу. Нахмурившись, та кивнула сопровождающим, чтобы те начали свою тираду насчёт друга.
- Мы ему несколько раз говорили, что надо в целительскую, - пробасил один, скосив глаза на усача.
- Правильно делали, - хмуро прокомментировала сероглазая, с грустью рассматривая последствия непослушания.
- А он утверждал, что само пройдёт, - издав смешок, проговорил второй кот, обвиняя серо-белого в халатности. С этим можно было согласиться. Какой здраво мыслящий воин доведет себя до такого состояния?
Схватив пахучую травку, Дуновение приложила её к носу приятеля, дабы вернуть из состояния некого обморока. Подождав, когда тот откроет глаза, целительница устроила опрос.
- На что жалуемся? - обобщенно спросила серая, подбежав обратно к кладовой. Судя по внешнему виду, у него болела голова, так как тот прищюривал глаза даже при плохом освещении. Первый признак болезни найден. Да-да, ставить диагноз пациенту - это как собирать пазлы. Одни элемент, второй... И так появляется цельная картина. Но пока Боролись кое-как соображал, что у него да как, молниеносная целительница притащила веточку можжевельника, но осмелиться дать ему лекарство та ещё не смогла, дожидаясь подтверждения логического размышления.

+1

4

Стоило только Бородисту сделать вдох, и запах лесного прототипа нашатыря прошил его слизистую насквозь, вынуждая отдернуться, распахнуть глаза и чихнуть. А потом воин посмотрел вперёд и встретился взглядом с Дуновением Ветра. Сначала Бородист подумал о том, как же она делает искусственное дыхание, с такой вонью из пасти? Потом - что у неё очень красивые глаза. А ещё осуждающие. Бородист увидел в её глазах своё собственное отражение - больное, изможденное и измученное. Это пристыдило воина. "Вот как дошел до такого? Чертово упрямство." провыл он сам себе, прижав к своей большой голове уши, и отвёл взгляд.
- На что жалуемся? - на этом вопросе собственно зрительный контакт и закончился. Серая с видом дела перевела внимание к полкам с травами, а Бородист направился внутрь её палатки к одной из свободных подстилок.
Приятели всё ещё подстраховывали серо-белого, но дойти он хотел сам. Трава Дуновения Ветра его немного отрезвила, так что он мог хотя бы это сделать сам.
- Меня немного лихорадит, - Бородист, разумеется, преуменьшивал. От него парило как от печки. - Либо, просто сезон Голых Деревьев подходит к концу, и тут просто стало так тепло?.. Ооох... Нет, всё таки у меня жар. - самец хотел было смягчить углы, но невольно вырвавшийся болезненный стон свёл это на нет.
- Возможно у него такая реакция на смену сезонов, - добавил своё слово один из воинов, когда они помогли усачу улечься на подстилку и принять подходящую для осмотра позу.
- А если это вирус и мы его у кого ещё заметим, то теперь сразу будем тащить сюда. - поддержал его второй.
На этом коты откланялись, оставив своего приятеля в лапы целительницы. Бородист поднял голову, чтобы проводить их взглядом, но держать её в таком положении очень быстро стало слишком трудно и она упала обратно на подстилку.
Грудь воина тяжело вздымалась и опускалась, дыхание было неровным и рваным. Он не проваливался обратно во тьму лишь потому, что наблюдал за Дуновением. Как кошка сметала с чашей в скале какие-то травы, видимо, уже на ходу просчитывая, что и от чего может сейчас помочь. Ему помочь.
Почему же он раньше не доверял целителям? "Целители - самые коварные в мире коты, они сначала спрашивают, где болит, а потом давят на это место." - вот что он об этом думал в своей юности. Но сейчас Бородист уже не котёнок. Он понимал, что задача воинов защищать своё племя, а задача целителей штопать их после каждой победы. Но он никогда не считал что из-за каких-нибудь своих ушибов или царапин был бы в настолько плохом положении, чтобы отнимать внимание целителей на себя. До этого момента.

Отредактировано Бородист (2016-04-10 10:05:14)

+1

5

Целительница с укором смотрела на серо-белого воителя, который в этот момент упорно чихал, намекая, что приведшая его в чувства трава ему совершенно не понравилась. Это было вполне странным, ведь ещё с детства коты встречались с худшим запахом, когда избавляли старейшин от клещей. К слову, остаётся загадкой, как Дуновению Ветра ещё не надоели эти зловонья, которые окутали абсолютно всю её шерсть. Это можно назвать привычкой, к тому же, не все травы такие плохопахнущие, как некоторые. Но на пасти всегда остаётся привкус использованного лекарства, что в каком-то смысле неприятно. Терпеть, безусловно, сероглазка это не намерена, поэтому она придумала свой способ избавления от парфюма из лекарств - съедать один листочек мяты. Это растение отлично маскирует запах, но в остальном бесполезна, так что средство неплохое.
Тем временем больной протащился к подстилкам, выбрав свободную, но почему-то не соизволил присесть на моховую подушку, хотя выглядел в данный момент безобразно в плане здоровья.
Присвоив себе легкую степень болезни, тот признался, что его лихорадит. Но вскоре не выдержал и сознался в том, что ему безумно жарко, что означало лишь одно - нужно срочно жаропонижающее. Выискав в своей кладовой кислицу, целительница вручила растение пациенту и проследила, чтобы тот прожевал засохший цветок и съел. Пока полосатая церимонилась с заболевшими приятелем, мило улыбаясь ему, дабы создать эффект доброго доктора, ведь не каждый хочет запихнуть себе в рот какие-то гадкие травы и видеть при этом недовольную морду целительницы, та не заметила, как друзья Бородиста ушли восвояси. В прочем, поступили они верно, никто же не защищён от болезней, особенно там, где обитают их разносчики. 
Присев рядом с подстилкой усача, та решила продолжить свой допрос, дабы выяснить настоящую причину его столь детского поведения.
- Неужели по лагерю прошелся слух о том, что я кусаю всех заболевших? - с насмешкой проговорила Дуновение Ветра, продолжая фокусировать внимание на состоянии Бородиста. Бока его тяжело вздымались, дыхание было прерывистым и неровным, отчего целительница начинала волноваться всё больше. Наполненные страхом глаза мелькали по дымчатой шерсти, а хвост сероглазки медленно, но нервно вилял, выдавая напряжение врачевательницы.
- Или тебе ближе попасть на небеса, нежели в очередной раз увидеть меня? - тон смягчился, но былой улыбки как и в помине не стало. Всё-таки целительница не приветствовала запущенные случаи, как сейчас, ведь иногда они заканчивались плачевно. В глубине душе было обидно, что воин был готов терпеть все муки, только бы не видеть её. Кто бы такое оценил с позитивной точки зрения?
Но почему-то не хотелось думать сейчас о том, что её кто-то недолюбливает, даже если это тот, кто сейчас сидит напротив. И дело не в правиле равности ко всем котам племени, а к тому, что немыслим был тот факт, что друг довел себя до ужасного состояния, и мысли сами пропадали, напоминая, что Бородисту и без того плохо.
"Видимо, это правда, что в каждом взрослом коте живёт котёнок", - подумала серая, не отрывая взгляда от предмета волнения, ибо начинала догадываться, почему на самом деле тот решился заняться самолечением.

+1

6

оф: про вонь из пасти - это было как бы о том, что он не сразу понял, что ему подсунули пахучую траву, и решил, что его привели в сознание, делая дыхание пасть в пасть. болеет, немного туго соображает же. я просто поторопился и не расписал мысль так, как хотел :д

Сильный духом и телом воитель оказался сейчас напрочь разбитым. Он даже уже и не отпирался, когда целительница принесла ему ещё каких-то трав и предложила, а точнее настоятельно проследила, чтобы воин их прожевал и проглотил. Это было довольно проблематично, поскольку цветок был суховат, крошился, прилипал к языку и нёбу в пересохшем от болезни рту. А воды Бородисту за всё время так и не предложили. Хотя бы пару капель с листка глотнуть, чтобы хоть немного промочить пасть.
Тщательно жуя, но не выражая от этого удовольствия на лице, коту удалось таки стимулировать слюноотделение, а потом тяжело проглотить весь предложенный ему цветок. Справившись с этим, он выдохнул облегченно. Дуновение при этом смотрела на Бородиста сочувствующие, даже улыбалась.
Сглатывая, чтобы позволить остаткам трав спуститься глубже по глотке, и смотря на эту мягкую улыбку серо-полосатой целительницы в голове у воина стали крутиться множество разных мыслей. Осуждает ли она его? Считает ли идиотом? Или прониклась его ситуацией? А может быть, что хуже всего, затаила обиду на то, что Бородист так долго молчал?
- Неужели по лагерю прошелся слух о том, что я кусаю всех заболевших? - Дуновение присела рядом с ним и заговорила, но при этом с такой интонацией, с какой разговаривают с неразумным дитя. "Всё-таки считает идиотом."
- Нет. - сухо ответил самец, поджав губы и нахмурившись. Может, как раз сейчас Бородист и выглядел обиженно по-детски. Черт, лихорадка заставляла его дергаться и делала слишком чувствительным.
По правда говоря, сейчас он уже и сам не знал, зачем тянул столько времени. Если и думал сперва, что приболел не серьёзно, так теперь Бородист точно был уверен, что серьёзно. Если думал, что у целительницы могут быть другие более важные больные, чем какой-то "несерьёзно" приболевший воин, так теперь он уверен, что никого не было - вон сколько лежанок, совсем нетронутые. Всё это было очень сложно, словом.
Бородист привык быть воином, готовым защищать и заботиться. Наверное, он настолько к этому привык, что стал забывать о том, что защищать и заботиться о нём самом могут тоже. Дуновение Ветра сейчас делала это. Для него. А из-за своей упертости Бородист столько времени от этого отказывался. Довольно странные мысли для такого состояния, но зато они были приятны и кот перестал хмурится.
- Или тебе ближе попасть на небеса, нежели в очередной раз увидеть меня? - а вот тут случилось то самое страшное - в голосе серой кошки почувствовались нотки грусти и обиды.
- Н-нет! - испугавшись, что он мог её обидеть, Бородист был готов подскочить на подстилке, если бы не его состояние. Но его прыти хватило только на то, чтобы накрыть её лапу своими, мягко обхватывая подушечками по обе стороны. - Дуновение, я не... Я просто не хотел, чтобы тебе... Я... - желтоглазый смотрел на лицо целительницы, всё пытаясь подобрать слова. Он действительно испугался. Ни за что на свете Бородист не хотел причинять этой кошке таких чувств. - Знаешь, если бы нас это сблизило, я бы заболевал хоть каждый день. - поделился усач и вздохнул. Его лапы, скользнули по её запястью, ощущая грубоватой кожей своих подушечек мягкий и приятный мех целительницы. А после Бородист убрал их, укладываясь обратно на своё место. В этом жесте здоровяк словно хотел передать что-то личное. Он не умел просить прощения словами.
Хорошо, что коты не краснеют, потому что в противном случае Бородист был бы сейчас пунцовый как маки полевые. Отчасти из-за болезни, отчасти от стыда и злости на самого себя.
- Можно мне воды? Пожалуйста, - спустя какое-то время, попросил воин.

+1

7

Не столько обиды, сколько непонимания самой ситуации, затаилось в душе целительницы. Её целью было узнать истинную причину сего поведения. И даже не для того, чтобы отомстить воину в случае того, что она ему противна, а, скорее, набрать себе опыт. Ещё будет много таких случаев, и надо быть начеку.
На первый вопрос пациент ответил без всякого энтузиазма, так что, этот вариант напоминал скорее дружескую шутку, а не выяснение обстоятельств. Но всё-таки... Вдруг кто-то да осмелился такое сказать о Дуновение Ветра? По крайней мере, теперь можно быть в полном спокойствии, ибо сей момент уже обговорен с одним из рядовых, кто должен знать все и вся о том, что говорят соплеменники.
Но пока этот вопрос отошёл на второй план, так как Бородист сильно настораживал сероглазку. Усач трясся, как от холода, а это намекало на то, что его лихорадит. Раз так, то придётся заболевшему принять ещё один препарат. Что ж, лекарства глотать - это не охотиться, дело постыдное и невкусное. Сожалея приятелю в его чёрной полосе судьбы, Дуновение Ветра покинула в очередной раз серо-белого, чтобы найти прекрасный фиолетовый цветок. Он очень редок на территории Грозы, но ради хорошего самочувствия пациента нужно было пожертвовать диковинкой. В прочем, полосатую даже не душила жадность при использовании лаванды, ведь она не жалеет ничего для здоровья соплеменников, и это не странно.
Следующее предположение оказалось совершенно неверным, судя по неравнодушной реакции Бородиста. Тот вскочил, хотя ему это было, по-видимому, сложно, и начал что-то бубнить. Его передние лапы обхватили ступню целительницы, отчего серая смущенно скосила глаза на друга, не ожидая такого расклада событий. Лапу обожгло теплом, созданным болезнью, из-за чего дымчатой леди стало не по себе. Взгляд солнечных глаз прожигал, казалось бы, насквозь врачевательницу, а та лишь скромно улыбалась, приподняв плечи вверх и приопустив ушки. В его глазах читался страх, но чего он так испугался?
"Мне кажется или у меня начинает кружиться голова?"
Набрав побольше воздуха, сероглазая дама пыталась заглушить в себе нароставшие с каждой секундой эмоции. Смешанное чувство страха за бедного Бородиста, который и так еле дышит, а тут ещё и взметает с желанием утихомирить бурю в душе целительницы, и непреодолимое влечение услышать продолжение пьесы.
- Знаешь, если бы нас это сблизило, я бы заболевал хоть каждый день, - со всей искренностью, которая только нашлась в этом воинвенном усаче, тот произнёс эту фразу, от которой в душе загорелся огонёк, и по всему телу пробежался необъяснимый жар.
- Тебе нельзя болеть, - как бы ни трудно, но констатировать факт пришлось. У каждого свои обязанности, а валяться в целительской каждый день было как-то не для воителя. Хотя... Возможно, это по-настоящему было бы желанно в каком-то смысле. Мощные, но несколько ослабевшие лапы отдалились, отчего стало немного холоднее. Серые очи вонзились в каменный пол палатки, дабы не загонять себя в краску при встрече с взглядом приятеля. Казалось, что последнее слово за ней, надо было как-то разрядить обстановку, вернуть в неё прежнюю непринужденность, но разве можно было? Единственное, что смогла произнести леди, то это слова прощения, дабы друг был уверен на сто процентов, что целительница на него не дуется:
- Не думай, я даже не обижалась, - та сказала это как-то издалека, чтобы не заставлять вновь Бородисту испытывать свою вину при таком ужасном состоянии. Слишком много он уже перенес, пока считал, что та обиделась.
Прошло некоторое время, и усач осмелился попросить воды. Не вынуждая приятеля ждать, Дуновение рванула к выходу, где был ещё чистый и нетронутый снег. "Сосуд", который в недалеком будущем будет заполнен водой, был кусок мха. Растопив температурой собственного тела ком снега и направив капли на зелёный клок, целительница пыталась добыть таким образом жидкость для питья. Вполне незамысловатое дело, но из-за него безумно мерзли подушечки лап, и сероглазка от этого чуть морщилась. Закончив, та бегом метнулась к оставшемуся одним в целительской пациенту и, подойдя вплотную, нависла над ним с мхом, намекая, что сама будет его поить.

+1

8

Тон Дуновения Ветра переменился на более мягкий и успокаивающий, даже с оттенками грусти. Но доброй грусти, какая тоже бывает. Бородист даже улыбнулся немного, тоже с долей печали. Разумеется ему нельзя болеть. Да и не хотелось бы, если на то пошло. Пусть он и только-только это попробовал, но уже с полной уверенностью мог заявить, что никому в жизни никогда бы не пожелал пережить такого. Даже врагам. Быть больным - это наиужастнейшее состояние, которое может приключится с воителем. Всё тело ломит, начинают ныть мышцы, о существовании которых ты и подумать не мог. А что главное, становишься таким беззащитным, беспомощным... "Рррр... даже думать об этом противно!"
Дуновение Ветра ушла за водой, оставив больного война лежать на подстилке. Мужчина знал, что она вернётся, но без этой дамы в палатке как-то очень быстро стало слишком пусто и одиноко. Серо-белый не помнил, когда бы ещё он так остро испытывал потребность в другом кошачьем, обычно он в равной степени хорошо себя  чувствовал как в компании, так без неё. Но сейчас он цеплялся за Дуновение, словно за круг, брошенный утопающему, и только это могло поддерживать его над реальностью и непроглядной холодной тьмой. И без неё он... О, звёзды, ну и мысли.
"Когда там должна подействовать эта трава?" Разумеется, лекарство не могло подействовать мгновенно, как бы сильно того не хотелось. А за не имением других вариантов, коту оставалось только ждать. Он решил, почему бы не начать считать минуты, чтобы хоть немного отвлечься?
"Раз." Бородисту не становилось лучше. Мелкая и противная дрожь не переставала колотить его, но он всё равно пытался это сдержать и перетерпеть, стискивая зубы до скрежета клыков. Он стал метаться, перекатываясь то на спину, то на бока, и периодически пропуская болезненные стоны, которые болеющий усач сдавливал до состояния мычания, но даже от этого эти звуки не становились менее пугающими.
"Два." Собственная длинная шерсть сваливалась, мешалась, и по ощущениям всё больше представлялась огромным паутинным коконом, из которого было невозможно выбраться. А под крепкой мужской грудью бешено колотилось сердце. И не по доброму, как от какой-нибудь радости или сильного чувства, а напротив самым пугающим из возможных образов.
"Три." Взгляд измученного воина метнулся в сторону пола. Он был прохладный, манящий. Хотелось улечься на него. Тогда бы.. Тогда, наверное, будет хорошо. Или, по крайней мере, не так плохо, как сейчас. Этот пол, он ведь совсем рядом. Надо было только доползти...
Но прежде, чем Бородист начал совершать задуманное, в палатке послышались шаги. Наконец-то вернулась Дуновение Ветра. Она торопилась и по ней это было видно, но воин всё равно не мог отделаться от мысли, что прошла целая вечность. "Какой же там был счет?..."
От кошки несло манящей и приятной прохладой и свежестью, когда она нависла над больным, предлагая ему воду, за которой серый её отправил. И, предки, кот был чертовски рад её видеть. Он постарался подняться на подстилке повыше и приподнял голову, подставляя свой пересохший рот под предложенный ему мох, с накопленной в нём водой.
Вскоре, с помощью целительницы, Бородиста удалось напоить. Делал он это жадно и рванно, немного даже пролилось по его подбородку и груди. Но, когда мужчина напился, он наконец вздохнул с облегчением. Вот теперь серо-белому усачу действительно стало лучше. И критическое состояние болезни начало отступать. Видимо, жаропонижающее наконец на него подействовало.
- Спа... Спасибо, Ду, - Бородист даже толком не закончил, потому что уже и забывать стал вовсе как это - чувствовать себя хорошо. Но его большие янтарные глаза смотрели на кошечку, полные благодарности. Следом за этим кот более чем счастливо заулыбался. - Ты мой герой.
От врачевательницы всё ещё несло такой приятной уличной прохладой, и Бородист не хотел это так просто упускать. Пользуясь тем, что серая леди всё ещё была рядом с котом, он взял её лапу своими, как делал прежде.
- Я хочу ещё, чтобы было вот так, если ты позволишь, - самец не спрашивал, поскольку вместо того, чтобы ждать ответа, он просто притянул кошку к себе ближе, и прижал её лапу к своему виску. - Мммм... Я бы с удовольствием сейчас искупался в том снегу, где ты ходила. - жмурясь от приятной прохлады, исходящей от подушечек Дуновения, Бородист легко улыбнулся.
Потом он снова открыл глаза и посмотрел на кошку, поддерживая её своей свободной лапой за бок, чтобы целительнице было не так трудно стоять на трёх лапах. Ему очень нравилось на неё смотреть. А ещё от неё очень приятно пахло.

+1

9

Задерживая клыками зеленое растение, которое впитало растопленный снег, целительница держала свою мордочку над головой Бородиста немного под углом, дабы видеть, когда тот раскрывает пасть. С неимоверной жадностью тот глотал принесенную воду, казалось даже, что приятель страдал жаждой не один день. Выжимать челюстью влагу из мха было немного проблематично, так как изредка скулы сводило от холода, что не достовляло удовольствия Дуновению Ветра. Искоса поглядывая на пациента, та думала: не будет ли воину хуже от прохладной жидкости? С одной стороны, тот мог захворать сильнее, ведь у него могло бы разболеться горло, но с другой - серому нужно было охладиться, что тоже немало важно. Вскоре друг был удовлетворен, испив долгожданную водицу. Теперь он выглядел несколько иначе. Будто бы обычная вода подействовала в разы эффективнее, нежели травы. Хотя, да, это вздор. Никакое лекарство не действует моментально, поэтому время питья совпало с действием жаропонижающего.
Не особо утруждая себя поблагодарить свою спасительницу, Бородист смог поговорить отрыв сто лишь что-то подобное на "спасибо". Но, в целом, это было лишь последствием недуга, поэтому злиться на усача за его краткие изложения сероглазка не думала. Кто бы подумал, что больной может настолько ярко засиять в благодарной улыбке? Казалось, что он вложил все оставшиеся силы, только бы улыбнуться, а это уже в каком-то смысле подвиг.
Откинув мох, целительница хотела отойти подальше от пациента, дабы не мешать ему наслаждаться заслуженным отдыхом, но Бородист решил воспользоваться низкой температурой лап Дуновения прежде, чем они успели согреться. Подтянув к себе тело дымчатой леди, желтоглазый приблизил её лапу к своему виску. Хотелось отпрянуть, так как настолько короткое расстояние между ней и котом было не привычно целительнице. К тому же, стоять на трёх лапах было крайне не удобно, но, к счастью, друг позаботился об этом, обняв бок полосатой дамы. Конечно, такая поза со стороны выглядела странно и необычно, но что не сделаешь ради комфорта? Зато серо-белый теперь мог наслаждаться прохладой лапок целительницы, очаровательно жмуря глаза от удовольствия. Слабо улыбавшись, целительница чувствовала жар, исходящий от усача. Пожалуй, именно это тепло заставляло её оставаться на месте и буквально утопать в приятном пекле.
- Мммм... Я бы с удовольствием сейчас искупался в том снегу, где ты ходила, - мурлыкал Бородист, кажется, представляя, как сам прыгнул бы бомбочкой в сугроб. Но частично замерзшей сероглазке эта идея не нравилась даже в мечтах.
"Пусть снаружи не так холодно, как было раньше, но я бы не осмелилась проводить вне палатки много времени", - вздрогнув от воображаемого мороза, подумала серая и весело ухмыльнулась.
Тут целительница заметила на себе чуткий взгляд приятеля, будто бы он на неё не просто смотрел, а рассматривал. Обычная физиономия сменилась на какую-то смеющуюся. Бородист выглядел немного забавно, особенно с ракурса Дуновения. Тот мило  подергивал черным носиком, видимо, принюхивался к столь специфичному запаху. В прочем, это неудивительно, ведь палатка целителей несколько отличается ароматом от других пещер.
Почему-то казалось, что пауза несколько затянулась, но вовсе не доставляла неудобств дымчатой. Просто смотреть на своими лапами спасенного от болезни воина, который тоже дарил ей свой взгляд, какой-то добрый и ласковый, доставляло невероятную радость целительнице. Сколько раз ей приходилось выручать своих соплеменников? Не счесть. От крохотных ран до смертоносных ягодок, которые кому-то нужно было срочно съесть. Пожалуй, каждый случай заколял в целительнице какую-либо черту, но больше всего в ней отражается сострадание. Невозможно видеть болеющего кота с равнодушным взглядом, особенно когда ты можешь ему помочь. Но чаще всего приходилось отвлекать больного от раздумий о своей хвори. Будь то обычный разговор про погоду или обсуждение работёнки Дуновения - неважно. Почему-то вспомнилась сестрёнка, которая, кстати, была подопечной Бородиста. Неплохой шанс спросить об её успехах и порассуждать о трудностях наставничества.
- Как Мошка поживает? - отдаляясь от приятеля, но при этом не скрывая улыбку, спросила дымчатая. Лапки достаточно согрелись, поэтому оставаться в таком положении было не очень-то разумно. - Можно ли её уже называть талантливой охотницей? - присаживаясь напротив серо-белого усача, продолжила полосатая леди. Конечно, было бы лучшим, если бы она не задавала вопросы, а, наоборот, рассказывала. Хотя, вначале лучше понять, готов ли он сейчас о чем-то разговаривать или хочет просто отдохнуть.

+2

10

Лапы врачевательницы были прохладные, приятные, вкусно пахнущие а ещё, к тому же, довольно мягкие. У других кошек, с которыми общался воин, они были заметно тверже и грубее. Скорее всего потому, что воительницы всегда сражаются, много ходят в патрулях и, конечно, охотятся. Не то, чтобы лапы Дуновения были чем-то хуже или лучше лап других кошек. Вне сомнений, она бы могла без особого труда раздать оплеух любым своим противникам, если бы того от неё потребовалось. Но просто запах и ощупь её подушечек, казались серо-белому коту очень приятными. А ещё, конечно, была приятна прохлада, которую эти лапы ему дарили. От этого больной даже тихо довольно заурчал, жмуря глаза.
Своим жестом серо-белый кот преследовал довольно однозначную цель, и не считал что вкладывал в это что-то непозволительно личное. Однако Дуновение Ветра довольно быстро отпрянула от самца. Возможно просто устала, нагрелась, а возможно посчитала, что такой контакт выходит за грань позволенного воинским законом. Если так, то Бородист решил больше ничего такого не просить и не делать. Он только разок в этот момент поймал себя на мысли, что хотел бы предпринять попытку удержать кошечку, но не сделал этого. Его лапы, все ещё немного подрагивающие, упали обратно на подстилку, рядом с головой.
- Как Мошка поживает? - спросила светло-полосатая дама, - Можно ли её уже называть талантливой охотницей?
Стоило ей сказать это, и кот округлил глаза и вздрогнул, ударив хвостом по земле. Только после этого вопроса Бородист вспомнил про свою ученицу. Мошка - ещё один персонаж, которого Борода подвел из-за того, что позволил себе заболеть. Он совершенно не занимался ей эти два дня и старался держаться подальше, видимо, инстинктивно боясь её заразить. Но перед тем, как запаниковать, Бородист вспомнил о том, что он всё таки не совсем её оставил, а попросил Полуночника приглядеть за ней, так что всё должно было быть в порядке. Кот успокоился и опустил голову обратно.
- Это ещё одна причина, по которой я не хотел заболевать, - признался мужчина, взглянув на целительницу. - Ей ведь всего пару лун до посвящения осталось, а я... А я лежу и жалуюсь тебе на свою лихорадку, хотя должен быть там и учить её, вот ведь... - он тихо прорычал от бессилия, а потом глубоко вздохнул. Он ведь уже пытался сам повлиять на ход болезни, но ни к чему хорошему это не привело, и с этим воину пришлось смирится.
Лёжа на боку Бородист почувствовал что-то, словно прохлада поддувала его со спины. При этом прохлада эта уже не казалась ему такой приятной и манящей как та, что была на лапах Дуновения, а напротив, - неприятной и, собственно, морозящей. Он поёжился немного и повернулся, перекладываясь с бока на спину, так как посчитал, что нагретая им самим подстилка сможет избавить позвоночник от этого ощущения.
- Мошка очень способная девушка. Но не знаю, уместны ли такие громкие слова, как "Талантливая Охотница". - уложив голову поудобнее, серо-белый мягко улыбнулся Дуновению Ветра. - Она очень способная. И сейчас она уже практически со всем хорошо справляется сама и моё присутствие рядом почти не требуется. Однако она до сих пор периодически отвлекается, удирает из лагеря с другими учениками и доводит меня до белого каления. - Бородист легко посмеялся, припоминая последнюю подобную выходку своего оруженосца. - Но всё таки... нет. Я всё же думаю, что она талантливая. - добавил он, и взглянул в дождливо-серые глаза кошки-целительницы. - Такая талантливая, как, пожалуй, ты, Дуновение. - самец обаятельно улыбнулся.
Бородист был ещё котёнком, когда Дуновение Ветра посвятили в ученицы целителя. И его самого потом, на пару с Полуночником, наставники частенько отправляли драить палатку целителя. Наблюдать там за серополосатой, и её учителем, усатому всегда было очень интересно, хоть он сам ничегошеньки в их деле не понимал.
Но сейчас же, когда воин сам стал наставником, то он не мог не заметить, что некоторые черты поведения Мошки, были схожи с теми, что Бородист тогда видел у Дуновения Ветра. Это одновременно и забавно и вполне оправданно, - всё таки гены есть гены. У усача с его братом такое тоже иногда наблюдали их наставники. "Где, кстати, Ельник? Должен был первый сюда заглянуть, как взволнованная мамаша. Да и Мошки с Полуночником не видно. Хмм.. Хотя, может, они просто и не знают ещё, что со мной тут приключилось."
- Странно, что никто не заглянул меня проведать. - отведя взгляд от кошки, вздохнул воин. Он устроил голову прямо, уставившись куда-то в потолок палатки и, кажется, слегка загрустил. Но потом, вспомнив о том, в каком жалком состоянии он недавно был, Бородист нахмурился и поспешил отказаться от своей идеи. - Нет, наверное оно и к лучшему. Я слабо и ужасно сейчас выгляжу, так ведь?

+1


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Флешбек » Мурчите. Не мурчите. [Дуновение Ветра/Бородист/Мошка]