Новости

● Для удобства навигации на форуме создан ПУТЕВОДИТЕЛЬ. Здесь вы можете самостоятельно найти ответы на все возникающие вопросы

● Не забудьте принять участие в традиционном голосовании "Самый-самый #19".

● На форуме в данный момент проводится голосование за оформление табличек к профиле. Оставьте свой голос!.


Рейтинг форума PG-13. Запрещено описание особо жестоких сцен, отсутствует откровенная эротическая составляющая.

Коты-воители. Отголоски прошлого

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Флешбек » Отцы и дети.


Отцы и дети.

Сообщений 1 страница 10 из 13

1

Действующие лица:Дикобраз [Дикозвёзд], 20 лун
Пташка [Перепел], 6 лун
Погода и время:Идеально теплый денек, уже в самом конце весны, из тех, которых умудряются быть одновременно и не жаркими, и не настолько прохладными, что ты ежишься от прикосновения росы к лапам. Едва заметные намеки на ветерок и облака, периодически закрывающие светило. Шорох трав и свежий легкий бриз - лучший день для прогулки.

http://savepic.net/7950493.jpg
Местонахождение: где-то на Ветровых территориях.

Краткое описание флешбэка:Когда-нибудь этот день должен был настать. Какая-нибудь прогулка да должна была стать роковой. Ведь Пташка видел, как к другим котятам приходят воители, которых они называют "папами", а к ним с Деревцем не приходит никто. И мать на него лишь печально посмотрела, когда он в первый раз заикнулся об этом. Чтож, Дикобраз тоже уже наверняка задумывался о том, чтобы сказать двум братьям, когда придет время. Ведь, как он считает, из-за него и погиб отец...

0

2

Кроликов сложнее таскать, чем ловить. В этом Дикобраз убедился уже давно и убеждался до сих пор. Да, он был высок, но даже так не удавалось поднимать обмякшую тушку над землей, да еще чтобы она не волочилась по земле. Однако, ему было грех жаловаться. Такой хороший улов не всегда может порадовать охотников, даже в теплые времена. Дичи заметно прибавилось, да и всюду уже чувствовалось дыхание сезона Зеленых Листьев.
Кот сгрузил свою ношу в кучу с добычей и отошел в сторону, освобождая путь остальным патрульным. Он наскоро облизал лапы и грудь, потому как шерсть за время возвращения в лагерь сильно пропахла кроликом. Освободившись от навязчивого запаха, воин подскочил на месте и затрусил в сторону Детской, не забыв перед этим прихватить свежую полевку. У него уже были планы на этот день, так что свободному времени Дикий был только рад. Даже намеренно напросился в утренний патруль, чтобы до вечера его не тревожили.
А планы у него были более чем безобидные и семейные. Взять своих братишек на прогулку по территориям. Котят так просто из лагеря не выпускали. Но в сопровождении взрослого, к тому же еще и родственника... почему бы и нет? Дикобраз уже так делал, и никто слова не сказал, что так нельзя. Да и в Законе нигде не говорилось, что малышам вредны прогулки. Наоборот, это было бы для них хорошо. К тому же совсем скоро они оба будут оруженосцами. Авось и пригодятся им чем-нибудь прогулки с братом. Но честно сказать, он заботился совсем не об этом. Ему просто нравилось проводить время с ними, играть, баловаться, как в детстве. Отец не мог к ним прийти по понятным причинам. Может еще и от того Дикобраз чувствовал на себе дополнительную ответственность.
Аккуратно зайдя в тесное помещение, он положил выбранную тушку перед матерью.
- Доброе утро, - ласково мурлыкнул он ей, - Я тут тебе завтрак принес. Свеженькая.
Сбоку что-то шевельнулось. А точнее сказать кто-то.
- Привет, Пташка! - расплываясь в довольной улыбке, добавил он, когда заметил котенка. - Где же твой брат? - ну а это уже было сказано тихо, шепотом, почти что на ухо. Не хотелось тревожить мать, она кажется отдыхала. Переживать за детей, конечно, полезно, но беспокоить ее попусту не хотелось. А кому как не этому бело-рыжему комочку знать, где его брат? Тем более планы Дикобраза распространялись на них обоих.
Однако, Деревца похоже и правда здесь не было. Может, он гуляет где-то по лагерю? Но тогда почему один? Или он увязался с кем-то другим прогуляться? Вполне возможно. Королева не была склонна бездумно считать всех подряд опасностью своим чадам и достаточно здраво относилась как к ним, так и к соплеменникам.
В общем, звать на прогулку, похоже, предстояло только Пташку. Что ж, тоже не беда. Уж они найдут и вдвоем как развлечься. Тем более Дикий уже выбрал пару мест, куда можно отправиться. Достаточно недалеко от лагеря, чтобы котенок не устал, но в то же время и интересных.
- Ну что, хочешь погулять за пределами лагеря? - зеленые глаза лукаво блеснули, и взгляд впился в глаза Пташки в ожидании его реакции и ответа. Королеву воитель уже давно не спрашивал о разрешении увести малышей. Кажется она даже была рада немного передохнуть. Может в прошлом воин и вел себя чересчур... самоуверенно, но с тех пор утекло не мало воды. Кошка вряд ли простила сыну его глупость, но доверяла. И он был благодарен ей за это. И бесконечно виноват.
Но не это сейчас важно. Это все прошлое. Сейчас нужно было просто наслаждаться жизнью и вот так вот запросто проводить время с родней.

0

3

Сегодня с утра Деревце опять убежал, оставив Пташку одного. Рыжий малыш хотел было рвануть за активным братцем, но взгляд наткнулся на отдыхающую в палатке мать. Конечно, она никогда особо не ущемляла своих младших сыновей, разрешая им гулять там, где им вздумается, но материнское сердце все равно хотело бы, чтобы оба её комочка сидели послушно у её лап. Она боялась за них, старалась защитить, хотела бы, чтобы они всегда были в её поле зрения, но при этом подавляла это желание, ведь ссорится со своими чадами не хотелось ещё больше. И если брат либо не замечал этого, либо просто притворялся, что не замечает, то сероглазый не мог ничего с собой поделать. Пока он был лишь котенком, несмотря на то, что недавно ему исполнилось уже шесть лун – Шелест Звезд пока почему-то не устраивал церемонии – и обязан был слушаться мать во всем.

«Вот стану оруженосцем и буду делать, что только захочу. И говорить тоже».

А пока ему оставалось лишь, тихонько вздохнув, направится в сторону родительницы, бросив напоследок недовольный взгляд в сторону улепётывающего Деревца. Шершавый язык, прошедшийся по его макушке, и нежное урчание было ему наградой. А затем королева вновь откинулась на подстилку, а малыш устроился за её спиной, чтобы солнце не слепило ему глаза и не манило своим круглым диском. Его считали малообщительным котенком, а он лишь старался радовать своих родных, которых у него, по непонятной причине, было не так-то уж и много. Однажды он уже интересовался, почему это у них нет кота, который приходит и играет с ними, приносит еду, иногда выводит погулять втайне от матери, но на него лишь печально посмотрели, поправили встопорщенную шерсти и заверили, что все это будет делать Дикобраз. Но Дикобраз был их братом, а котята называли таких вот гостей папами.

- Доброе утро, - малыш вздрогнул и удивленно поднял голову, оборачиваясь на голос. По видимому, он так глубоко ушел в свое разочарование и мысли, что не услышал, как посетитель вошел, и не почувствовал даже запаха полевки. Старший брат аккуратно положил тушку перед их родительницей и что-то начал говорить ей, пока рыжий комочек смешно обегал её с другой стороны. Его задние лапы были длиннее фронтальных, и зад иногда подпрыгивал при беге, а при ходьбе создавалось странное ощущение, будто он поднимается на цыпочках. Он пока ещё не решил эту проблему и стоически терпел насмешки других котят.

- Дикобраз! –
малец радостно заулыбался, поднимаясь на длинные каудальные конечности и упираясь передними ему в плечо, вытягивая шею и отвечая ему тем же заговорщическим шепотом на ухо:

- А Деревце опять убежал, - он помолчал секунду, обдумывая последствия, - только не говори ему, что это я тебе сказал, а то он опять решит, что я ябедничал, - уголки губ котенка разочарованно опустились, а сам он продолжал стоять, оперевшись о плечо старшего. Они с братом были довольно близки, несмотря на расхождения в характерах, но полосатый совершенно не терпел, когда рыжий малыш что-то говорил о его походах матери или Дикобразу. Дер утверждал, что Пташка так ябедничает, а сам Пташка в растерянности смотрел на него, не понимая где кончается грань между «ябедничеством» и простыми новостями, которыми стоит поделиться с родными.

Но после предложения зеленоглазого непонятного цвета очи мальца радостно засверкали. Он в возбуждении слегка выпустил коготки, запуская их в бурую шерсть, стараясь не поцарапать, хотя восторг от такого события заставлял его на секунду забыть о том, что он может причинить небольшую, но все же боль такими действиями.

- О, да-да, идем! Прямо сейчас? Да? Да-да-да? Пошли, да? Уже идем? – он не мог сдержать эмоций и, оттолкнувшись от плеча старшего брата, опустился на все четыре лапы, а затем чуть отбежал и остановился напротив выхода, нетерпеливо топчась на месте. – Ты идешь? Мы же сейчас идем?

+1

4

Чтобы хорошо расслышать Пташку, а так же показать, что ему на самом деле интересно, Дикобраз даже склонил голову к малышу. Когда тот рассказывал о похождениях своего братца.
- Ни слова, - тихо мурлыкнул воин в ответ, заговорщически подмигивая мальцу. Он понимал, каким важным это казалось ему, более того не хотел ссорить его с Деревцем. И, что самое главное, был даже чем-то счастлив, оттого что секрет был рассказал именно ему, а даже не матери. Хотя та вполне спокойно реагировала на новости о том, что ее сыновья носятся по лагерю без присмотра. Все-таки в стенах родного дома с ними не могло ничего случиться. Всюду воины и оруженосцы, которые хотя бы краем глаза, но приглядывают за котятами.
Прикосновение когтей он конечно же почувствовал. Но не стал придавать этому негативной окраски. Это же котята! Даже приятно было видеть такую бурную реакцию с его стороны.
- Идем-идем! - весело ответил воитель, пока спутник скакал у входа. Он коротко кивнул матери, слегка улыбаясь, а затем противнулся в узкий лаз на свежий воздух. Солнце уже вовсю светило, так что зрачки превратились в две узкие щелки. Но все-таки погода была прекрасная. С самого сезона Голых Деревьев, Дикобраз мечтал вновь почувствовать замах свежей травы и тепло, витающее в воздухе. Еще было прохладно, но трава уже зеленела и радовала не только глаза своим видом, но и нос своей свежестью.
Легкой трусцой направился воин к выходу из лагеря, все время весело поглядывая на котенка. "Почему же его еще не посвятили? Хотел бы я быть его наставником, но у меня уже есть ученик." Да и было бы это не так эффективно. Ибо наставник должен объективно оценивать способности оруженосца, а дружеские отношения не позволяли такого делать. Конечно, можно отсеивать на время родственные чувства, но все-таки это не то. Да и делать так Дикобразу бы очень не хотелось. В любом случае он был намерен иногда поглядывать за обучением котят, чтобы у них все было в порядке. А то наставники разные бывают, мало ли кто попасться может.
- Как думаешь, куда мы пойдем? - спросил вдруг кот, когда путешественники добрались до выхода. Он пропустил Пташку вперед, жестом показывая, что он в принципе может идти куда сам захочет. У него уже было в запасе несколько мест, но все-таки по-хорошему стоило спросить и у котенка, что хочет увидеть он. Может, это повлияло бы на выбор воина, либо помогло выбрать что-то одно из имеющегося. Или можно было вообще пойти куда глаза глядят, как настоящие взрослые воины! Им ведь не нужно придерживаться каких-то правил в отношении прогулок. Только по чужим территориям гулять нельзя. А все остальное сплошное поле для игр, и в прямом и в переносном смысле.
- А может ты хотел бы увидеть что-то конкретное?
Кот предполагал, что о каких-нибудь названиях или местах брат мог слышать из сказок или рассказов старших. На главной поляне всегда шло много разговоров, так почему в них не могло прозвучать "Старая Рябина" или "поле клевера"? Вполне могло. В любом случае, Дикобраз нашел бы где погулять. Времени было еще полно, так что можно было особо не торопиться.

0

5

- Ни слова, - пока он этого не понимает, но, наверное, именно за эту готовность сохранить секрет, не предать он Дикобраза и любит. Сейчас же он чувствует, помимо, конечно же, радостного возбуждения от предстоящей прогулки по территориям, лишь урчащую благодарность, теплом расползающуюся по его груди. Но в будущем, когда он уже станет взрослым воителем (или ещё не очень взрослым), он сможет понять, почему наедине со старшим братом он может расслабиться, не следить за каждым словом и верить, что все, что было сказано между ними, останется там. В этом плане с ним они полностью солидарны: предательство – худшее преступление, которое только может совершить любой кот.

Но пока он столь мал, ему оставалось лишь скакать у входа, не зная, как выразить переполняющее чувство благодарности и радости. В голосе воителя слышался добродушный смех, он обернулся на секунду к матери (Пташка поспешил сделать тоже самое и в благодарность получил легкую улыбку, полную любви, да благословляющий кивок), а затем уже направился в сторону выхода. Рыжик поспешил выскочить первым и, оказавшись на солнце, быстро зажмурился, чувствуя, как лучи пробиваются даже сквозь веки красноватым почему-то светом. Сзади послышалось какое-то кряхтение и шорохи, поэтому малыш поспешил отскочить и как раз вовремя – на поляну выполз брат и чуть прикрыл глаза, видимо ожидая такого поворота событий. Он на мгновение обернулся к младшему, узкие зрачки потихоньку восстанавливали нормальный размер, на морде появилась зазывающая улыбка. И они вдвоем легонько побежали в сторону равнин. Вот только у самого прохода Дикобраз вдруг остановился, жестом пропуская сероглазого вперед и давая ему свободу действий, интересуясь параллельно направлением движения.

- На равнины... – он задумчиво прищурился. - Или - нет-нет! – к кроличьим норам, - он быстро покосился на полосатого, - ты научишь меня охотиться на кроликов? Ведь Шелест Звезд скоро должен меня посвятить, – и вдруг он замер, словно громом пораженный. – А лучше на поляну клевера. Нам о нем рассказывал какой-то молодой воитель, - он задумчиво поднял голову к небесам, - я забыл его имя, - он попытался представить его перед собой, но вышло не очень хорошо, - такой большой и рыжий, - Пташка не был крупным котенком, он вытянется чуть попозже, поэтому для него пока все были «большими», так что описание, честно сказать, так себе будет, но на большее он был не способен. – Или ты уже придумал, куда хочешь отвести меня, а сейчас просто проверяешь? – глаза, оттеняя траву и листву, хитро блеснули светло-зеленым светом, почти таким же, какой был у Дикобраза. И вот сейчас, смотря на этого мальца, так возбужденного прогулкой по лесу, кто бы мог подумать, как он распаясается через какую-то луну-вторую, вылетев из материнского гнезда и получив в наставники мягкотелого старика? Впрочем, если бы он так не хотел почувствовать свободу и ветер в шерсти, если бы он не привязывался к ощущению свежего воздуха в легких, то тот пожилой воитель стал бы отличным учителем для любопытного котенка. Вот только в нем почти сразу, как шелест Звезд объявит его новое имя, проснется огромное, всепоглощающее свободолюбие, из которого и вытекут все те проблемы, которых он не оберется в будущем.

Но не сейчас. Сейчас он лишь с хитрым нетерпением ожидал ответа брата, развернувшись к нему мордой. Сейчас он бил себя хвостом в нетерпении, в преддверии чего-то необычного, в желании разгадать этот небольшой квест, подкинутый ему зеленоглазым родственником.

0

6

Вот они, эти теплые деньки, которые скоро заполнят серость холодов яркими красками. Как бы хотелось, чтобы Сезон Зеленых Листьев длился побольше! Еще было рано скучать по нему, потому как он только наступал, но уже хотелось больше. Чтобы трава зеленела круглый год, а солнце не переставало греть до следующего сезона. Наверное, так все и происходит в Звездном лесу. Или как они живут там? Наверняка среди звезд не идет снег... звезды и сами чем-то похожи на снежинки.
Всего одна мысль, а сознание уже успело удалиться. Настолько далеко, что Дикобраз вновь вспомнил отца, собак и свою глупость. Хорошо Пташка не мог видеть как покраснели его уши. Каждый раз, когда раздумья хоть на миг касались Звездного племени, у воина перед глазами стоял отец. И все, что с ним было связано. К чему все эти глупости сейчас? Кот тихонько тряхнул головой. А его братец как раз начал перечислять все то, что хотел увидеть, или предполагал, что увидит, сегодня. Несколько его предположений оказались верными.
- Кролики такие шустрые, что на них обычно охотятся группами, - ответил Дикий, прищуриваясь. Научить Пташку ловить прыгучих зверьков он бы за один раз все-равно не смог. Да и это была не его обязанность. Но несколько вещиц, которые помогли бы ему в будущем, он вполне мог объяснить. Будет потом, чем попрекать Деревце с его своевольными вылазками, в конце-то концов. - Но если мы встретим по дороге хоть одного, то попробуем словить, как тебе такая идея? Вместе, как два охотника, - кот подмигнул котенку и посмотрел по сторонам. Ему на самом деле подумалось, что это неплохая идея. Поймать они бы вряд ли что-то смогли, но подурачиться-то можно хоть иногда. Это весело, к тому же полезно. Хоть чем-то, но полезно.
Дикобраз хотел сказать что-то еще, но Пташка вдруг остановился, что подвигло затормозить и полосатого.
- Да ты почти все мои мысли прочитал! - удивленно расширив зрачки, охнул кот. Последний вариант, на котором он останавливался был как раз поляной клевера. Он выбирал между ней и кроличиьми норами, но раз уж брат проявил желание полюбоваться последним, не было смысла его переубеждать. - Я как раз хотел отвести тебя туда, - кот улыбнулся. Говорил он так уверенно, что вряд ли у кого-нибудь появилось бы ощущение, будто он просто воспользовался чужой идеей и выдал за свою. - Нам во-он в ту сторону, - бурый кончик хвоста качнулся в указанную сторону.
И маленькая кампания из двух родственников направилась к поляне. Сейчас клевер наверняка уже начал цвести, а значит нельзя было откладывать поход сюда в долгий ящик. Тем более скоро Пташка станет учеником и сможет сам приходить сюда. Уже без надзора старшего брата. Хотя он вроде не выглядит угнетенным необходимостью оставаться под его присмотром. Это в общем-то и не столько присмотр, чем прогулка на равных. Дикоббраз никогда не расценивал эти вылазки как необходимость, его никто не заставлял. Просто это на самом деле было классно, вот так вот гулять вместе.
Чтобы скрасить тишину перехода, воин решил поведать как раз об охоте на кроликов. Он рассказал немного о том как они себя ведут, но достаточно немного, чтобы это не наскучило и запомнилось одновременно. Потом он вдруг медленно припал к земле, принявшись перешагивать медленно и бесшумно.
- Вот это вот охотничья стойка, - пояснил он, - Если мы где-нибудь встретим добычу, нужно оставаться незаметными. Понимаешь? Кот повел бедрами и прыгнул вперед, вытягивая перед собой передние лапы и выпуская когти. Он приземлился аккурат на черного, блестящего жука. Для примера это был отличный экземпляр. Он тоже мог убежать, завидев "охотника". Подняв лапу, воин выпустил насекомое. - Хочешь попробовать? - вопросительный взгляд несколько секунд был направлен на брата, после Дикий посмотрел перед собой. - Мы как раз почти пришли. Иногда на поляне бегают полевки... - тихо, шепотом, добавил он. И не соврал. Полевки иногда бегали повсюду. В том числе и среди клевера.

Отредактировано Дикозвёзд (2016-04-11 11:18:10)

0

7

«А два кота – это группа? Или мы не будем сегодня охотиться на кроликов?»

Он выжидательно смотрел на полосатого брата, который с удивлением в глазах и улыбкой на морде отвечал котенку. Гордо вздернув подбородок, он важно кивнул, мол, «да, все так и было, я читаю твои мысли». А затем рыжий проследил за направлением длинного хвоста, поворачивая голову и вглядываясь в даль, сужая очи, словно пытался уже отсюда увидеть далекую поляну клевера. Конечно же, ничего он не увидел, поэтому ему не оставалось ничего, кроме того как поскакать догонять Дикобраза, который уже обогнал его, шествуя впереди и, словно флагман, чертя невидимый маршрут для юного члена племени, сейчас восхищенно взиравшего на него снизу вверх. Старший всегда был для него авторитетом, так как отца он никогда и не знал, и, забегая вперед, могу сказать, что навсегда и останется. И, даже несмотря на свое иногда просто до ужаса вопиющие поведение, в этом зеленоглазом воителе он будет видеть свой собственный маяк, указывающий в каком направлении надо плыть сквозь море вереска.

Пока они шли, он многое рассказал про ушастых созданий и про то, как их можно удачно словить. Пташка слушал внимательно, не перебивая и буквально смотря ему в пасть. Котик жаждал знаний, жаждал найти свой способ выплеска энергии. И учеба – отличный способ. Есть ещё грубая сила или коварство какое-нибудь, придумывание гениальных планов. Но в первом он пока был совершенно не силен (вот вырастет – длинные и очень сильные задние лапы будут грозным оружием), а все его «планы» были, конечно, действительно гениальными, но проваливались ещё на стадии «подготовка к выступлению», оставляя остальным только совершенно спонтанную импровизацию, на которую способны были далеко не многие.

Когда брат внезапно в самом конце пути припал к земле, Пташка посмотрел на него как на идиота. Неужто остальную часть дороги он собрался передвигаться таким вот способом? Но, прежде чем малец успел спросить, где старший умудрился удариться головой, Дикобраз заговорил первым и объяснил свое странное поведение. Затем прыгнул вперед, мягко приземлившись на какого-то черного жучка (больше всего сероглазого удивило то, что насекомое осталось цело-здорово) и, обернувшись, с улыбкой предложил младшему опробоваться в качестве охотника. Грех отказываться от такого предложения.

Полосатый попытался повторить маневр воителя, но, как только он прижался к земле, почувствовал какое-то неприятное напряжение в задних лапах, словно кости пытались вывернуть в другую сторону. Не очень сильно, но, все же, нельзя назвать такие ощущения одними из божественных.

- Это... – он запыхтел, - неудобно, - пока ещё он не стал предметом насмешек со стороны из-за своих излишне длинных конечностей, поднимающих хвост выше плеч, ведь котята – существа пока ещё добродушные, незакомплексованные, не поддавшиеся ещё предрассудкам взрослых и готовые дружить со всеми. Но оруженосцы, особенно старшие, куда более жестокие создания. И эта длинна будет доставлять ему неприятности не только на тренировках, но и в лагере, пока он не научится всегда держать их в полуприсиде, когда будет стоять спокойно. Но, в любом случае, из-за этого ему стоит немного подкорректировать стойку под особенности строения своего организма.

Он тихонько пополз вперед и почувствовал, как с каждым шагом становится легче, а задние лапы отставляются все дальше, вытягиваясь и образуя странный угол наклона. Сероглазый нахмурился, напружинил их, как это делал Дикобраз и прыгнул вперед. Неудачно, правда. Такое положение лап давало ему ускорение вперед, а не вверх. Это была отличная поза для старта, но не для скачка. Рыжий ударился о землю неподалеку и пушистым клубком покатился по инерции дальше, смеясь то ли истерично, то ли действительно веселясь.

0

8

В силу хорошо выработанных привычек, Дикобраз никакого дискомфорта не чувствовал, но не удивился, услышав от Пташки, что ему неудобно. Он видел, какие у того длинные лапы и мог представить, почему же братишке так непривычно держать охотничью позу.
- Поначалу всегда неудобно, - улыбнулся воин, поводя плечами, словно разминаясь перед забегом. - Ты потом привыкнешь. "Подстроишься под свои особенности. И наверняка будешь потрясающе загонять кроликов, потому что с такими лапами ты скоро станешь быстрее меня." Нет, это была не шутка, Дикобраз всерьез так считал. Он уже даже представлял себе, как они вместе с взрослым Пташкой гоняются за кроликами вдвоем и притаскивают в лагерь по нескольку зверьком разом. "Вот будет здорово! - подумалось воину, - Но ты не вырастай раньше времени, мы еще много веселых вещей найдем до того времени." Но все-таки это неважно, какого возраста будет брат. Дикий был уверен, что у них найдутся общие интересы и всегда будет между ними что-то родственное, и не ошибался. Потому что братской дружбе было суждено со временем только окрепнуть.
Он внимательно наблюдал за первыми шагами котенка. Но совсем не ожидал, что его так подведут собственные конечности, и потому не успел поймать. Впрочем, ушибы едва ли не первая вещь, что сопровождает ученичество. Особенно самое его начало. Главное, чтобы сильно не покалечился, а синяки пройдут. Можно считать прошел боевое крещение.
- Ты там как? - весело выкрикнул Дикобраз, срываясь с места, чтобы отправиться вдогонку за Пташкой. Весело, потому что он смеялся, а не плакал и не кричал от боли, а значит все было в порядке. Само происхождение смеха правда оставалось неясным, но воин оставил за собой надежду, что все-таки братцу было просто весело.
- И вовсе неплохо для первого раза! - ухмыльнулся кот, поравнявшись с рыже-белым. - В следующий раз перед прыжком подтягивай задние лапы поближе к животу, чтобы прыгать выше. Главное не торопиться. Добыча, - кот придвинул морду к самому уху Пташки, - Только никому не говори, что я такое сказал, - шепотом промурлыкал он, а потом закончил начатую прежде фразу: - Может и подождать. Да-да, я серьезно! Если не шуметь и подготовиться, шансов поймать кого-нибудь будет больше, чем прыгать наобум. Это был такой совет на будущее. Торопливый и неспособный сидеть на месте дольше минуты Дикобраз в свое время пренебрегал этим правилом и это очень ему мешало. Терпения, надо сказать, не прибавилось, но в нужных ситуациях воин все-таки заранее планировал свои действия и лишь потом делал. Так что совет в общем-то был искренним и действенным, если пользоваться с умом. А уж ум у Пташки точно был.
Поглядев по сторонам, Дикобраз вдруг расплылся в довольной ухмылке. Вокруг двух котов пустошей раскинулось настоящее море белых и розовых шарообразных цветков. Сладкий запах витал в воздухе, а зеленой листвы практически не было видно среди цветущего клевера. То тут, то там мелькали сердцеобразные листки, собранные о три штуки на стебелек.
- Ну-ка, погляди по сторонам. Мы на месте!
И не слишком озабочиваясь такими словами, как солидность и серьезное поведение, кот мягко упал набок в самые цветы. Липкий сок потом склеит непослушную шерсть и придется часами ее вылизывать, но оно того стоит. К тому же небо красивое. Совсем совсем теплое, как в Сезон Зеленых Листьев. О да, совсем скоро эта пора окончательно возьмет верх над холодами и котам не придется переживать по поводу нехватки пищи. Лучшее время года, заслуженно.

+1

9

С четверть минуты он еще катился кубарем, ударяясь то головой, то лапой. Но не чувствовал боли, продолжая весело смеяться, пока бешеные вращения не начали сбивать свой ход. Мир перед глазами крутился все медленнее и медленнее, пока, наконец, крестец Пташки последний раз ни ударился о землю, вконец останавливая движение. Котенок лежал на спине, согнув поднятые кверху лапы, и смотрел на голубые небеса, которые плыли перед очами. Голова кружилась, немного побаливая то ли от ударов, то ли оттого, что вестибулярный аппарат кота пришел в ужас  от таких многократных изменений и теперь с трудом понимал, где верх, а где – низ. Поэтому он продолжал лежать спиной на траве, видя, как разноцветные картинки сменяют одна другую, слыша голос брата, звавшего его, словно через толщу воды. Но этот звук заставил его с глухим «ух» перекатить на бок, а затем, ещё побыв немного в таком состоянии, медленно поднять на лапы, качаясь. С задними лапами была особая проблема: как он их не подтягивал, они все равно не хотели становиться в нужное положение. Постоянно разъезжались и попусту не могли ровно встать. Поэтому через минуту мучений он просто плюхнулся на хвост, вытянув конечности вперед и поджидая брата в такой странной позе. По крайней мере, из неё было очень трудно упасть.

Дикобраз уже вскоре оказался рядом, ухмыляясь и оценивая по достоинству его совершенно провальный прыжок. Его положительное мнение резко подняло расстроенному малышу настроение. Он вскинул ушки вверх и продолжил слушать брата с двойным вниманием и обожанием.

«Может, он станет моим наставником?»

Конечно, он уже спрашивал об этом у матери, но та говорила, что никогда предводитель не поставит на обучение родственника. Это очень расстраивало маленького Пташку, но он все равно грел в душе надежду на такой исход. Порой он подолгу рассматривал Шелеста Звезд , раздумывая над тем, какие мысли витают в голове у этого кота. Порой даже ловил его взгляд, но он почему быстро отводил его – видимо, маленький котенок был ему не интересен. Но для сероглазого не было важно – видит предводитель его заинтересованность или нет.

- Правда? А если наставник будет учить меня совершенно другому? Кого мне слушаться? Тебя или наставника? – ох, знал бы он, что, когда встанет перед ним такой вопрос, он выберет третий вариант: никого. Впрочем, о его существовании он пока и не догадывался, ведь поведение Деревце для него пока было неправильным. В морду он более сильному брату этого, естественно, не говорил. Не то, чтобы он его боялся, но да, дорогу старался не перебегать, ведя себя по максимуму прилично  и пытаясь не досаждать старшим. Но, видимо, переходный возраст был и у котов. И совсем скоро поведение Пташки, которому достанется слишком уж мягкотелый наставник, кардинально изменится.

- Ну-ка, погляди по сторонам. Мы на месте! – малыш с готовностью покрутил головой, замечая. Что вокруг них теперь не жесткая и чуть суховатая трава пустошей, а бело-розовое, мягкое поле клевера. Заметив, как даже взрослый и серьезный брат с удовольствием повалился на бок, катаясь в цветах, вдыхая прелый запах, рыжий радостно засмеялся и принялся скакать вокруг, хватая ртом цветочки и чувствуя на самом кончике сладковатый привкус нектара.

- Дикобраз! Дикобраз, они сладкие! Почему они сладкие? – он с удовольствием откусил маленький цветочек и принялся его жевать. Первую секунду на языке была лишь вкусная «начинка», но потом, постепенно, его заменил горький сок лепестков. Скривившись, малыш с возмущенным мявом выплюнул гадкое растения и в паника принялся тереть лапами язык. Стараясь смыть не вкусную жидкость.

- Горько! – пожаловался он старшему, с обидой глядя на хитрющий клевер. – Почему они сначала сладкие, а потом такие горькие?

0

10

Пташка задавал правильные вопросы. Дикобраз был обрадован смекалистостью брата. Он даже не знал что ответить. С одной стороны хотелось все же сказать что слушать надо себя любимого, но понимал в то же время, что именно наставник должен будет стать для малыша авторитетом и в некотором роде примером для подражания. Но и тут были свои нюансы. Не всегда наставники были предельно правы, так что воин считал, что ко всему стоит относиться с умом и не принимать на веру то, что кажется сомнительным.
- Слушайся того, кто на твой взгляд прав, - ответил он, полностью доверяя взглядам Пташки. Он не был дураком уже с детства, так что и в будущем вполне сумеет рассчитывать в первую очередь на самого себя. - Но спорить с наставником все-равно не нужно. Только проблем на свою голову заработаешь, - фыркнул он весело, и легко потрепал братишку по голове. - Они все-таки старше и знают очень много.
Тем временем котенок заметил долгожданную поляну. Пока он скакал вокруг, сбивая с шарообразных цветов мелких насекомых и больших пчел, Дикобраз блаженно валялся на боку и одним глазом наблюдал за рыжим. Когда тот догадался пожевать лепестки, воин улыбнулся.
- Они сладкие - потому что внутри нектар и пыльца. Пчелы собирают их и делают из них мед, - терпеливо пояснил он, поднимаясь и усаживаясь на мягкий травяной ковер из сердцеобразных листков. Сообразив, что Пташка скорее всего никогда не слышал о меде, а уж тем более не знал какой он на вкус, Дикобраз поторопился объяснить: - Мед - это такая липкая и тягучая штука, очень сладкая на вкус. Обычно им пользуются целители. Но как-нибудь мы с тобой тоже найдем немножко меда, как считаешь? Будет нашим следующим приключением!
Тем временем, малыш добрался до невкусной части цветов и уже вовсю тер язык лапой. Спрятав подошедший к груди смех в густые усы, воин хитро ухмыльнулся.
- Цветы всегда горькие, просто сперва тебе попался нектар. Лучше не дожевывать до конца, смотри, - и Дикобраз расчистил перед собой небольшую площадку, легонько притоптав траву. Затем приблизился носом к цветку клевера и тщательно его обнюхал, дабы выяснить насколько подходящим для поедания тот был. Давным давно отец показывал ему, как надо подбираться только к сладкой части, хоть для воинов это и была абсолютно бесполезная информация. Ведь не вся жизнь война. Нужно находить в ней и вот такие вот счастливые моменты безделья.
Почуяв сладковатый аромат, воитель аккуратно подцепил трубчатые лепесточки за самые краешки и аккуратно потянул. Он старался не сжимать зубы, чтобы горький сок не попал и на его язык. Потому что процедура сия была не из приятных. В итоге лепестки отвалились от цветка с тихим, едва слышимым треском. Кот положил их на землю и с интересом взглянул на брата.
- Та часть, которая ýже и светлее - сладкая. Если пожевать только ее и остальное выплюнуть - горькое ты почувствовать и не успеешь.
И чтобы убедить в этом нарвавшегося на противную горечь котенка, Дикобраз сам взял за краешек один лепесток и пожевал. Потом выплюнул и улыбнулся, демонстрируя своим счастливым видом, что не почувствовал ничего неприятного.
- Так конечно дольше, но и мы никуда не торопимся, верно? - произнес он, а потом, сам не замечая, что говорит вдруг что-то, чего бы не стоило, добавил: - Меня этому наш отец научил в детстве. Я тогда такой же маленький как ты был.

0


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Флешбек » Отцы и дети.