Новости

● Примите участие в традиционном сезонном голосовании Самый-самый #20!

● Для удобства навигации на форуме создан "Путеводитель". Здесь вы можете самостоятельно найти ответы на все возникающие вопросы


Рейтинг форума PG-13. Запрещено описание особо жестоких сцен, отсутствует откровенная эротическая составляющая.

Коты-воители. Отголоски прошлого

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Леса » Обгоревший платан


Обгоревший платан

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

ОБГОРЕВШИЙ ПАТЛАН
Продолжение темы - не имеется


http://images.vfl.ru/ii/1539360837/f1f0c195/23764701_m.png


Говорят, раньше кроме платана, что стоит мертвым черным силуэтом на краю гремящей тропы, в отдалении от территории Грозового племени, здесь был перелесок, в котором можно было неплохо поохотиться. Но потом случился пожар, из-за какого-то безответственного двуногого, и впоследствии осталось только это огромное, сухое, но крепкое дерево.
Вблизи платана можно поохотиться на сов или отточить боевые навыки.

0

2

<Змеиная горка
Кедру не приходилось выбирать место. Он просто шёл как можно дальше от территории Грозового племени. Он считал, что стоит похоронить друга на максимально возможном расстоянии от территории племён. Там, куда никто не решится пойти. Там, где могилу друга не смогут найти лесные воители, чтобы над ней надругаться.
Путь с телом Мастера заметно утомил полосатого воителя, и тот решил, что пора остановиться и похоронить наконец-таки друга. Было довольно сложно смириться с тем, что серого кота больше нет с ним, теперь уже в действительности, с доказательствами. Наверное, это вторая причина, почему Кедр так долго шёл.
И всё же он остановился. Тяжело дыша, он огляделся вокруг, подыскивая подходящее место. И взгляд его упал на одиноко стоящий рядом с Гремящей тропой платан. Дерево, видимо, многое повидало на своём жизненном пути: оно казалось очень-очень старым, пусть возраст обгоревшего со всех сторон растения было определить сложновато. Такое одинокое, сильно погоревшее, израненное судьбой, оно напоминало Мастера. Столь уродливое, безжизненное снаружи дерево словно бы скрывало живость внутри себя, под этой тёмной повреждённой корой. Всё вокруг себя оно подчинило спокойствию - даже обыкновенно шумную Гремящую тропу.
Интересно, не того же ли спокойствия добивался сам Мастер?.. Кедр взглянул на чернеющее небо. "Это вряд ли", - порассуждав немного над вопросом, заключил он. Всё же, как бы ни хотелось, думать только со светлой стороны о Мастере у него не получалось.
Он с трудом дотащил тело до платана и стал копать. Он провёл за занятием много времени, стараясь выкопать яму поглубже. Наконец дело было завершено. Осталось только приправить... В смысле... прихорошить друга. Он не знал, какие травы используют, чтобы подготовить тело к захоронению, поэтому нарвал всего, что только нашёл вблизи того места, и тщательно натёр цветочками да травами серое тело. Он придал ему вид получше. А затем аккуратно стал внедрять тело в землю. Так сказать. После чего с нарастающей тоской закопал усопшего. А после ещё и повыравнивал поверхность, заложил её ветками, травами, цветами и камнями, надеясь отвлечь от этого места внимание. Однако нагромождением различных предметов оно и стало выделяться.
Дело было кончено, но Кедр не спешил уходить.

0

3

<<<Змеиная горка
Кедр, казалось, не замечал оруженосца, стоящего неподалеку и смотрящего за этим лапным (ручным) трудом. Нет, даже не "казалось" - он действительно сейчас начисто позабыл о нем, погруженный в свое горе. Кречет и не вмешивался, молча наблюдая за происходящим. С каким остервенением полосатый соплеменник копает яму, ломая когти о мерзлую еще землю, как выискивает травы...
"Он хочет похоронить его по всем обычаям", - понял юный оруженосец. Он тяжко вздохнул и опустил взгляд, бычком потом посмотрев на Кедра. Он не мог понять, к чему подобные почести. Мог бы пустить его по реке, мог бы бросить со скалы - тоже обряд, если на то пошло... там бы до Мастера тоже никто не добрался, если его так беспокоит, что над телом надругаются, или что до него доберутся вороны и будут трепать окоченевшие останки.
Под конец Кедр стал маскировать место. Кречет непонимающе вытянулся, округлил глаза, пару раз порывался что-то сказать, а в итоге махнул на это хвостом. Однако во взгляде читалось: "Ке-едр, что ты творишь..."
Таким образом могила стала выделяться. Уж лучше бы воитель не старался, однако что сделано - то сделано.
Когда Кедр, все еще находясь спиной к нему, остановился, чтоб посмотреть напоследок на это место, Кречет сделал над собой усилие и подошел.
Он не сразу нашел, что сказать, тоже стоя и глядя на могилу. Потом он прищурился и перевел взгляд на старшего кота. Он всерьез беспокоился за него.
- Он ведь был не просто твоим знакомым? - утвердительно спросил Кречет, а потом с досадой посмотрел в сторону леса и поежился. Холодало уже, а ветер из-за открытого пространства, на котором они находились, нещадно трепал шерсть. В этот момент Кречету хотелось спрятаться в тени деревьев, однако он не хотел торопить воителя, - вряд ли другой Речной кот сделал бы это для него. Расскажи мне, - попросил он, слабо улыбнувшись. Может, если Кедр хоть кому-то выговорится, то ему станет лучше.

0

4

Кедр стоял над местом захоронения, как бы прощаясь с другом. С бывшим другом, получается. Эх, как жаль, что не выходит всё как надо: нет ни ночи бдения с телом наедине, ни старейшин, которые помогают мёртвому в благе перейти к предкам... Злодеев так не хоронят. Кот вновь задумался: а что, собственно, есть зло? Разве достижение цели любыми доступными методам есть зло? Может быть, это против морали, но зло ли это? Всё субъективно.
Кедр почувствовал рядом с собой чью-то ауру, нарушающую атмосферу грусти и одиночества. Он это почувствовал, но словно не заметил. Когда некто заговорил, полосатый жутко испугался, однако не выказал своего впечатления. И только услышав голос говорившего, он начал припоминать то чувство "чужой ауры".
- Он ведь был не просто твоим знакомым? Вряд ли другой Речной кот сделал бы это для него. Расскажи мне.
Чувствуя приходящую на сердце теплоту, Кедр стал несколько более уверенным, несколько более добродушным и несколько менее адекватно реагирующим.
- Ну, мы уши друг другу каждый вечер вылизывали и на луну смотрели ночами напролёт. А когда луны не было видно, мы резвились друг с другом на утопающей во мраке поляне, - говорил он спокойно, ровно, не шутящим голосом. - Да ладно тебе, это сарказм, - выдохнул Кедр спустя мгновения молчания. Наверняка оставив говорившего с ним Кречета в догадках, действительно ли это был сарказм. - Да, на самом деле: мы не были простыми соплеменниками. Друг для друга. Мы были друзьями. О, у меня никогда не было столь искреннего и преданного друга. Никогда в беде не бросал. И я это говорю не просто потому, что мёртвых поминать нужно добрым словом. Всё действительно было так. Он был всегда лучшим другом. Даже когда изменился и стал маниакальным убийцей. Всегда. Я любил его как друга. Всегда.
Закончив свою короткую речь, кот не проронил более ни слова. Он, вспоминая Мастера, рисуя его образ в своей голове, с теплотой смотрел сначала на выделяющееся место рядом с обгоревшим платаном. И столь же тёплый взгляд он перевёл на Кречета. Казалось, слова, сказанные старшим из котов, освободили полосатого и даже немного сблизили с тем, кому он их адресовал. Оруженосец вовремя рядом с ним оказался.
Кедр наконец смог отойти от могилы. Внутри словно бы появилась пустота, однако воздух казался чище. Он расстался со своим другом. Теперь он свободен и опустошён.
Приглашая Кречета жестом кончика хвоста следовать за собой, Кедр направился в лагерь. Он шёл в полном молчании, переосмысливая жизнь. Этим днём всё изменилось.
>Лагерь Речного племени

0

5

- Ну, мы уши друг другу каждый вечер вылизывали и на луну смотрели ночами напролёт. А когда луны не было видно, мы резвились друг с другом на утопающей во мраке поляне, - что уж тут сказать, подобных признаний Кречет не ожидал. Весело было, наверное. Однако, осознав услышанное и взглянув на Кедра, оруженосец понял, что это тот не всерьез, и укоризненно склонил голову набок, поджав один уголок рта в какой-то свойственной себе обаятельной манере. При этом глаза, словно два голубых кругляшка, продолжали пытливо вглядываться в бурого воителя.
- Да ладно тебе, это сарказм, - что и следовало ожидать. Мастера трудно было представить тем, кто проводил юные луны подобным образом. Однако последующий рассказ не меньше удивил Кречета.
- Да, на самом деле: мы не были простыми соплеменниками. Друг для друга. Мы были друзьями. О, у меня никогда не было столь искреннего и преданного друга. Никогда в беде не бросал. И я это говорю не просто потому, что мёртвых поминать нужно добрым словом. Всё действительно было так. Он был всегда лучшим другом. Даже когда изменился и стал маниакальным убийцей. Всегда. Я любил его как друга. Всегда, - как-то обрывисто закончил Кедр. У Кречета остались вопросы - как же такой искренний и преданный друг стал вдруг тираном и убийцей, который Кедра хочет со свету сжить? И вообще, который даже собственную смерть рассматривает только как возможность сделать бывшему другу больно! Что-то должно было произойти, но что - это пусть остается с Речным воителем. Возможно, там что-то очень личное, даже постыдное, что обсуждать не принято. Да и Кречет не был любопытным. Точнее, был, но в разумных пределах - не как кошки-сплетницы.
- У меня тоже есть такой друг, - светло улыбнулся Кречет, - Светлячок. Скорее бы его тоже сделали оруженосцем...
"Только я надеюсь, он не станет внезапно маньяком", - вдруг озабоченно вытянулся в струнку оруженосец, и его взгляд устремился куда-то в прострацию. Ну не-ет.
Еще он подумал об Осиннике. Но того нельзя было отнести к друзьям однозначно. Между ними какая-то вражда-дружба, это напряжение даже не объяснить. Кречету не нравилась мысль, что у него есть какое-то предназначение, а уж то, что этим предназначением являлся Осинник, и вовсе не радовало.
Он внезапно захотел поделиться этим с кем-то, тоже рассказать, что его тревожит, однако, взглянув на Кедра и раскрыв было рот, Кречет вдруг на расстоянии ощутил невесомый подзатыльник. От Звёздного Снега? Разве он так может? Ладно. Оруженосец итак помнил его слова, что надо быть осторожнее. Об этом никто не должен узнать, и "никто" не означает "только те, кому доверяю". От сохранности этой тайны зависит исполнение пророчества.
Вместо того, чтоб что-то добавить, Кречет прижался к Кедру боком, разделяя горе, хотя и не мог полностью понять, что это означает.
- Тяжело терять.., - он глубоко вздохнул, а потом последовал за воителем в лагерь, ощущая тоску не за Мастера, к которому он все равно проникнуться теплыми чувствами не мог исходя из своего опыта, и даже после слов бурого воителя о том, каким тот когда-то был..., но за Кедра, которому придется жить с этим. Как говорится, не жалей мертвых - жалей живых. А что еще более угнетало, если поставить себя на место полосатого кота, так это то, что для всех остальных племен новость об уничтожении серого одиночки будет радостью и надеждой на светлое будущее.
>>> Детская

+1

6

<<< Анкета, биография <<<

Она заприметила этот обгоревший платан ещё издали. Огромный в предрассветных сумерках, он возвышался над зелёным полем, подобно чёрной скале, которая выстояла всё несмотря ни на что. Великий древний ствол, размашистые ветви – платан был могуч, даже несмотря на то, что мёртв. Мёртв…  Марго сильнее стиснула зубы, пытаясь сдержать подступающие слёзы. Мёртв! Мёртв! Он тоже мёртв! Как и тот крошечный комочек, который кошка несла в своих зубах!
Марго никогда не простит себя за то, что случилось. Никогда.
Кошка не поняла, как оказалась совсем рядом с платаном. Только здесь у самого ствола чувствовалось настоящее величие этого дерева. Древняя мощь - несокрушимая и незыблемая. Даже после жизни платан не переставал быть прекрасным. В другой бы раз Марго восхитилась этой красотой, но сейчас она просто отрешенно и с ужасной болью в сердце смотрела на мёртвое дерево, пытаясь сглотнуть огромный ком в горле. В конце концов, она не выдержала, и слёзы ручьями полились из её глаз. Кошка опустилась на большие массивные корни и прижала к себе котёнка.
- Прости меня, Френсис… - прошептала она, сглатывая слёзы. – Прошу, прости. Я..я правда хотела как лучше... Ты же знаешь, я никогда бы тебе не навредила… Я…э-это моя ошибка!  Ужасная ошибка… Прости меня, Френсис, прости… Мама очень сильно любит тебя. Мама никогда тебя не забудет…
Медлить больше было нельзя, и Марго, отодвинув котёнка, принялась копать. Очень медленно, но какими-то судорожными рывками. Если не сейчас, то она никогда её не похоронит. Земля попала в раны, и почти утихшая боль с новой силой ударила по плечу. Однако кошка как будто этого не замечала, продолжая врываться лапами в землю. Когда ямка была готова, Марго принялась вылизывать Френсис, покрытую дорожной пылью. Закончив, кошка положила котёнка в ямку. Она не выглядела мёртвой. Казалось, она лишь прикрыла глаза. Марго прикоснулась носом к её головке, пару солёных капель упали на коричнево-серую шёрстку.
- Прощай… - кошка едва заметно выдохнула это и принялась рьяно закапывать ямку. Быстро, чтобы не поддаться соблазну остановиться и вновь её увидеть. Не закапывая до конца, Марго резко метнулась в сторону и принялась рыскать вокруг в поисках цветов. Кругом были только маленькие жёлтые цветочки и, не найдя ничего получше, кошка вырвала один побег с корнем. Вернувшись обратно, она аккуратно посадила цветок в ямку и закопала её окончательно. Пройдёт время, и рыхлая земля порастёт травой. Возможно, даже цветами. Будет красивое место между больших корней. Но сейчас здесь возвышался только один крошечный росточек с парой жёлтых цветков. Здесь Марго распрощалась со своей прежней жизнью. Здесь она похоронила дочь.
Марго прислонилась лбом к могучему стволу. Она одну половину ночи носилась по Городу, стараясь оторваться от городской стаи, потом другую половину брела по дороге Зверей Двулапых, пытаясь смириться со смертью Френсис. Она была вся в грязи, шерсть покрылась пылью, а на левом плече застыла красными ручейками кровь. Однако умываться на могиле дочери, Марго показалось кощунством. Закрыв глаза, кошка постаралась, чтобы голос звучал как можно ровнее и тихо проговорила, сама не зная к кому обращаясь:
- Позаботься о ней.
Возможно, это было адресовано платану, возможно Всевышнему, в которого так верил Калиостро, но после этой фразы Марго окончательно простилась с дочерью.
Кошка с трудом оторвала голову от ствола и посмотрела на занимающийся рассвет. Слёзы уже высохли, и на Марго накатило какое-то отстранённое спокойствие. Солнце восходило прямо над виднеющимся вдалеке Городом. Кошка вспоминала о своём сыне. Выжил ли он? Выжил ли Калиостро? Хотелось очень верить, что да. Очень хотелось. Но Марго понимала, что это почти невозможно. Потому ли она боялась искать их? Наверное. Однако вместе с этим рассветом в сердце удаляющейся в сторону Леса кошки поселилась надежда. Надежда на лучшее.

>>> Старая Гремящая Тропа >>>

Отредактировано Марго (2018-08-31 19:10:43)

+3


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Леса » Обгоревший платан