Новости

● Для удобства навигации на форуме создан ПУТЕВОДИТЕЛЬ. Здесь вы можете самостоятельно найти ответы на все возникающие вопросы

● Не забудьте принять участие в традиционном голосовании "Самый-самый #19".

● На форуме в данный момент проводится голосование за оформление табличек к профиле. Оставьте свой голос!.


Рейтинг форума PG-13. Запрещено описание особо жестоких сцен, отсутствует откровенная эротическая составляющая.

Коты-воители. Отголоски прошлого

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Флешбек » Правда сделает вас свободным, но сперва – несчастным.


Правда сделает вас свободным, но сперва – несчастным.

Сообщений 1 страница 10 из 16

1

Действующие лица:
Зимушка и её приёмные дети – Огонёк, Аконит, Вьюнок.
Время и место действия:
За пределами лагеря племени Теней, буквально несколько хвостов от выхода. Пасмурный день, уже клонящийся к вечеру. Падает мелкий снежок.
Сюжет:
Вьюнок случайно узнаёт правду о своём происхождении, и Зимушке приходится устроить этот разговор с котятами. Она хочет сказать всю правду об их рождении и происхождении, чтобы не осталось "тёмных мест". Аконит уже вернулся с тренировки, а Вьюнок – от целительницы.
Очередь:
Зимушка → Вьюнок (ушла) → Огонёк → Аконит
(очередь можно изменить)

Отредактировано Зимушка (2016-01-04 17:43:11)

0

2

Палатка воителей по отыгрышу, главная поляна по факту
Зимушка незаметной тенью скользнула из лагеря к обозначенному месту. Она чувствовала себя бесконечно несчастной, подавленной и разбитой. Но Зимушка не прокручивала в голове никакой текст – она знала, что скажет всю правду от начала до конца. Она берегла своих детей от этой правды долгое время, но теперь уж приходилось говорить всё напрямую.
Воительница остановилась в нескольких хвостах от выхода из лагеря и прислушалась. Она была пока что здесь одна.
– Выдра, зачем же ты оставил меня одну? – еле слышно прошептала кошка, обращая свой взгляд на небо. Иногда ведь погибшие коты приходили к тем, кто их ждал в лесу, давали советы, поддерживали... Во всяком случае, Зимушка о таком слышала от матери. Неужели она так и не увидит того, ради кого так сильно изменила свою жизнь?
Кошка опустила голову. Не время было рассуждать об этом. Да и вообще пора бы было уже прекратить жить воспоминаниями. Но чем тогда жить, если через несколько минут дети, ставшие для неё почти родными, возможно, начнут презирать её? Морда Зимушки искривилась от внутренней боли, но она в который раз за день взяла себя в лапы и сделала глубокий вдох и выдох. Наконец ноздри защекотал свежий запах: это значило, что котята пришли. Воительница слегка обернулась, сидя к ним боком, и взглянула на них своими голубыми глазами, из которых после смерти Выдры не исчезало выражение подавленности; теперь к этому выражению добавилось ещё и отчаяние. Она промолчала, ожидая, пока котята подойдут ближе. Когда Зимушка в одиночестве представляла предстоящий разговор, слова находились сами собой. А сейчас в голове кружилась сотня мыслей, путались все события, захлестывали воспоминания, но не было ни одного подходящего слова, чтобы начать говорить о них.
Сглотнув вставший в горле ком, Зимушка, сидя все ещё боком к котятам, опустила голову, слегка прикрыв глаза. Она понемногу начала успокаиваться. В конце концов, с чего она взяла, что дети непременно откажутся от неё? Возможно, был шанс на то, что они сохранят добрые отношения. Или хотя бы не будут сторониться друг друга. Да что толку сейчас придумывать за них? Для начала нужно рассказать обо всём, а затем уж решать проблемы по мере поступления.
Кошка шевельнула хвостом, подзывая к себе поближе котят. Сейчас она приложила все усилия, чтобы выглядеть невозмутимой.
– Рассказ будет долгим, садитесь, – негромко, но отчетливо произнесла кошка, а затем опустилась на землю, укрыв лапки пушистым хвостом. Мелкие снежинки кружились в воздухе, но Зимушка не обращала совершенно на них внимания: она внимательно наблюдала за детьми.

Отредактировано Зимушка (2016-01-03 19:51:45)

0

3

Вьюнок едва держала себя в лапах, всё это очень надоело, почему именно ей принадлежала такая нелёгкая судьба? Почему она не похожа на Незабудочку или хотя бы Медвянку? Почему? Чем она так провинилась? Может в прошлой жизни она была плохой, ведь за свою короткую жизнь она точно не успела ничего натворить?
Наконец, приёмная мать подозвала к себе хвостом, пёстрая медленно подошла к кошке. И легла, подвернув под себя лапки. Но вдруг внезапный сильный приступ кашля, заставил кошечку буквально свалиться на бок. Снова поднявшись, Вьюнок смущённо посмотрела на братьев и Зимушку. Опустив взгляд, ученица снова прилегла.
"Неужели я ещё чего-нибудь не знаю?" - испуганно думала ученица, перебирая все возможные варианты, но её детский ум не мог вообразить ничего хуже, чем то, что рассказал ей Когтишка.
Вьюнок всё понимала, любовь и все дела, но единственное, чего она не понимала - это почему Зимушка возится с ними, разве они не живое доказательство неверности Выдры? А малышка-Вью видела,что Зимушка искренне любила её отца. Что в голове у Зимушки?

+1

4

Не то чтобы ему очень нравилось происходящее. Эта напряженность, с которой Зимушка произнесла свои слова, излишняя нервозность сестра. Он шел за ней по пятам, нервно подергивая кончиком рыже-белого хвоста. А Вьюнок впереди словно бы подскакивала, периодически срываясь на резкие прыжки или быстрый бег, словно поскорее хотела придти уже на место. Он быстро переглянулся с братом, поймав его не менее настороженный взгляд. Вопросительно подняв бровь и получив в ответ лишь легкое покачивание, он сделал большой прыжок вперед, пытаясь догнать сестрицу и выяснить что тут, черт возьми, в конце концов, происходит, но та словно не хотела с ним встречаться, тоже ускорив шаг и восполняя отрыв. Огонек был озадачен, но, тем не менее, послушно вернулся на прежнее место, бросив на Аконита на этот раз взгляд удивленный и, возможно, даже немного испуганный. Н привык заботиться и о том, и другом. И если хоть с одним из них происходит что-то непонятное ему или необъяснимое, это сильно коробило нашего рыжика. Вообще-то его напрягали любые тайны (кроме своих, разумеется). И сейчас напряжение достигло своего пика, соединив оба критерия. Была тайна. И тайна была у одного из самых дорогих для него существ.

Он видел, как перед самым их приходом в указанное место скользнула Зимушка, и Огонек понял, что им предстоит очень личный разговор. От этого стало даже хуже. Недавно погиб их отец – Выдра, поэтому ничего хорошего этот разговор явно не предвещает. Желтоглазый поморщился, когда одинокая снежинка опустилась на его нос, растаяв на нем и обдав его холодком. Или причина холодка была не снежинка, а плохое предчувствие. Но этот оруженосец ещё не знал такого выражения как «плохое предчувствие», поэтому списал все на легких снегопад. И, когда они подошли к Зимушке, поманившей их хвостом, он с удовольствием отряхнулся, хотя на шерсти почти не было снежинок. И, в отличии от сестры, предпочел седеть, а не лежать. Он выжидающе уставился на белую кошку, отведя взгляд от её голубых глаз только на то, чтобы ободряюще ткнуть Вьюнок носом в плечо, когда та, смущенная, поднялась с земли, куда её опрокинул внезапные приступ кашля. А потом, чуть подумав, он сел чуть плотнее к цветной кошечке и едва ли не уткнулся ей носом в затылок, снова вперив взгляд в воительницу.

«Итак, ничего хорошего она нам явно не скажет».

+1

5

Новоиспеченным оруженосцам предстоял разговор с приёмной матерью. Видимо, не очень приятный, если заметить подавленное состояние Вьюнок. Сейчас она выглядела такой заплаканной, разочарованной или даже убитой. Мысли "что же случилось с сестрой" всё витали в голове Аконита, но ни одной по-настоящему серьёзной причины быть настолько удушенной лапами судьбы. "Неужели случилось что-то ужасное, что Вьюнок выглядит, как будто из неё выдали все соки? Всё же она девчонка, ей поплакать и просто так можно. Как например, на посвящении. Ну, и плаксивая мне сестра досталась..."
Нет, Аконит безусловно любил свою сестрёнку, да и не хотел упрекать в том, что она рёвушка-коровушка. Ему, наоборот, нравилось, что она кажется настолько беззащитной, ведь тогда есть предлог, чтобы выступить в роли рыцаря и защитника маленькой принцесски.
Путь к назначенному месту был близок, тратить много сил и времени не пришлось. По дороге Аконит ловил на себе удивленные взгляды Огонька, который, по ходу, тоже ничего не понимает. Ведь и вправду. Вьюнок ревёт, мама зовёт всех троих подальше от ушей, а два брата-акробата вообще без понятия, что творится в этом бренном мире. Да и сестра сама не горит желанием сказать и слово братьям, молчит, как партизан. Да идёт впереди всех, как не желая видеть никого и ничего.
Заметив неподалёку сидящую Зимушку, Аконит ускорил шаг. Приёмная мать сообщила, что рассказ будет немаленьким, и попросила присесть.
"Что она будет такого рассказывать, что мы лапах не устоим?" - подумал желтоглазый, как бы в шутку. Но в глазах блестнул страх. Пусть оруженосец всегда хотел знать больше других, но сейчас просто-напросто хотелось оглохнуть.  Всё вокруг пугало и оповещало, что сейчас будет что-то плохое. Точнее, не что-то, а рассказ Зимушки.
Ученик присел рядом с Вьюнок, но не прижался к сестре боком, как это сделал Огонёк. Это бы выглядело, будто братья взяли малышку в плен и не хотят выпускать. Взор Аконита направился на белоснежную воительницу, давая знак, что готов слушать, внутри борясь с двумя желаниями: узнать всё же, что случилось и не слышать, понимая, что новость явно плохая (не хмуриться же, если новость хорошая).

Отредактировано Аконит (2015-12-11 19:21:25)

0

6

Перед ней сидели растерянные и ничего не понимающие котята, и смотреть в их испуганные глаза было невероятно тяжело, но и отступать было некуда. Зимушка молчала, ожидая, пока все они устроятся поудобнее, и для нее эти несколько мгновений казались очень долгими. Она бы хотела оттянуть тот момент, когда прозвучат слова правды, но это было уже невозможно. Кошка смотрела на своих приёмышей ласково, с грустью и состраданием. Она сейчас отгородилась от своего горя и поставила себя на место котят: ведь они сейчас узнают, что их родителей нет в живых, а мать при этом они даже не застали. Зимушка понимала, что сообщает вовсе не благие новости, и ей было так трудно причинять боль своим детям, пусть боль моральную, а не физическую.
– Сегодня Вьюнок узнала правду, которую от вас скрывали с момента самого вашего рождения. – Зимушка начала с некоторого предисловия, которое, по ее мнению, должно было несколько смягчить то, что прозвучит далее. – Я берегла вас от этой правды и по-прежнему уверена, что не зря... – Ее голос наконец перестал дрожать, и кошка овладела собой. – Но вы не должны были узнать ее от кого-то постороннего, – "Когтишка сам не ведает, что творит".
– В любом случае, каким бы страшным не показалось вам это признание, знайте, что я всегда любила вас, люблю и буду любить, и у меня нет никого дороже вас.
Вряд ли котята в этом могли усомниться: Зимушка смотрела на них с истинно материнской теплотой и любовью. Рассказ действительно предстоял долгий, потому что начала белоснежная воительница издалека. Она решила рассказать все от начала до конца, чтобы не гадать, что именно сказал Когтишка и сколько в том было правды.
– Я и Выдра родились в Речном племени. Мы с самого детства всегда были рядом: играли, баловались, делились своим недовольством по поводу обучения, – Тут она тепло улыбнулась своим воспоминаниям. – Вместе мы стали воителями, а затем начали вместе выполнять племенные обязанности. – Она ни словом не обмолвилась про то, что Выдра был когда-то в нее влюблен, потому что не посчитала нужным это говорить. – Однажды нас отправили в патруль. Было очень снежно, и мы сразу заметили рыжую шерсть  гостя на нашей стороне границы. Вернее, это оказалась гостья. Это была Орлица, воительница племени Теней... – она внимательно вгляделась в мордочки котят, а затем добавила: – Ваша мама.
– Выдра долгое время ни о чем не говорил мне, потому что любовь двух воителей из разных племен запрещена. Но потом я уличила его во лжи, и он обо всем рассказал мне. Я знала, что Орлица, ваша мама, ждала котят, – Зимушка опять назвала Орлицу именно их мамой, но она повторяла это без определенной цели. – Ваши мама и папа долгое время не виделись, – Как тяжело было говорить "ваши мама и папа", когда четыре с половиной луны они называли матерью саму Зимушку. – И, к сожалению, больше увидеться им было не суждено. Патруль племени Ветра нашел Орлицу на своей территории: она была почти мертва, но, к счастью, Колос был в том патруле, и он сделал все, что мог, чтобы спасти хотя бы новорожденных котят. Орлицу он спасти не успел, но вы были живы и здоровы, и Пролеска, воительница племени Ветра, решила забрать вас в племя, выдав за своих детей.
Зимушка помрачнела, заново проживая все те ужасные дни в своих воспоминаниях. Она не смотрела сейчас на котят, ее взгляд был обращен поверх их голов. Кошка восстанавливала событие за событием.
– На состоявшемся Совете все узнали, что Орлица погибла, и племя Теней потребовало отдать вас им, потому что в племени Теней остались родные Орлицы. И тут Выдра, который не мог позволить себе вводить кого-то в заблуждение, признался перед всем Советом, что это он отец детей Орлицы.
Начиналось самое тяжелое, и Зимушка заговорила медленнее, взвешивая и обдумывая каждое слово, чтобы рассказ прозвучал как можно мягче.
– В Речном племени очень строгие законы. Острозвезд не позволил Выдре воспитывать вас в Речном племени. Тогда Выдра принял решение покинуть племя, ради вас, – Едва заметная улыбка скользнула по Зимушкиной морде, которая выражала гордость за поступок друга. Но теперь нужно было сказать и о себе.
– Я попыталась вразумить предводителя, но он был непреклонен. Я покинула племя и отправилась вслед за Выдрой. – Кошка закашлялась.
– А потом... – Она на несколько секунд умолкла, только сейчас осознав, что похищение было не тем поступком, о котором стоило говорить, но ведь без этого не будет правдивой картины... – Племя Теней решило идти войной на племя Ветра, чтобы забрать вас. И тогда мы с Выдрой, Мороком и Чернобоком, желая вернуть вас и предотвратить войну, решились на преступление. Вы были украдены из детской племени Ветра и перенесены в племя Теней. Жабозвезд предложил нам остаться в племени и пополнить ряды его воителей. Мы с Выдрой согласились. Выдра попросил меня стать для вас матерью, и я без раздумий согласилась.
Воительница опустила взгляд, боясь увидеть укор в глазах детей. Ее история была окончена, и теперь предстояло самое страшное – увидеть, какое впечатление она произвела на котят. Потом она поняла, что дети не знают  о гибели своего отца и до сих пор считают его пропавшим без вести.
– Вы еще очень малы, и я всем своим сердцем понимаю, как вам тяжело, но правда – горькая лечебная трава, ее нужно проглотить, а когда горечь на языке пройдет, можно и подумать, что это была за трава? Времени для раздумий потом будет много, а за это время лечебная трава подействует и приведет к выздоровлению.
Зимушка не знала, как сказать о смерти Выдры, и очень боялась этих слов. Произнеси она их – и самые страшные ее призраки прошлого восстали бы перед ней. Поэтому она молчала, ожидая вопросов или упреков.

+2

7

– Сегодня Вьюнок узнала правду, которую от вас скрывали с момента самого вашего рождения.
Услышав своё имя, ученица вздрогнула и вскинула голову, внимательно посмотрев на ту, которую считала своей родной мамой на протяжении многих лун.
Белая кошка принялась за рассказ, который Вьюнок старалась воспринять, как можно спокойнее, ведь она всё знает, но, наверно, каждый раз, когда она будет слышать это, маленькое сердечко будет ныть от страшной боли. Малышка зажмурилась и уткнулась носом в рыжую шерсть брата, зарывшись по-глубже, она постаралась успокоится, не заплакать снова, что удавалась ей с большим трудом, но она держалась как могла.
Тихий всхлип вырвался из её груди, когда к ней пришло осознание того, что её родные мать и отец вовсе не любили друг друга, а она и её братишки не плод любви, а всего неожиданное последствие нарушение воинского закона.
– Вы еще очень малы, и я всем своим сердцем понимаю, как вам тяжело, но правда – горькая лечебная<...>
Пёстрая вскочила на лапы и встал перед носом Зимушки, сердито махая хвостом. Голос её дрожал, а глаза были мокром месте.
- Это вовсе не лечебная трава! Это огромный шрам, который был у нас от рождения, ужасное уродство, которое никогда не заживёт! Не нужно лжи, ма..., - Вьюнок остановилась с открытым ртом и потом быстро добавила - Зимушка.
Ученица племени Теней отвернулась, ей было сейчас больно, она не хотела причинять боль ещё и Зимушке, но злые слова сами вырывались из её пасти.
- С меня достаточно лжи, - тихо прошептала она и медленно переставляя лапы, малышка поспешила уйти от сюда.

0

8

Он никогда не видел у Зимушки таких глаз. Огонек даже не мог описать их. Так смотрят на умирающих. Или смертельно раненых. Словно уже знают их ужасную судьбу, что до следующего рассвета они уже вряд ли протянут, но, тем не менее, шепчут известное «все будет хорошо». Конечно, сам оруженосец до такого пока не мог додуматься, но на уровне инстинктов чувствовал что-то в этом роде. Чувствовал, что мать собирается рассказать им что-то безумно важное, что-то такое, что перевернет их жизнь с лап на голову. Что-то удивительное. И ужасное в то же время. Это «что-то» должно было не просто «перевернуть жизнь», оно должно было её разрушить, сломать, словно песочный замок, сдуть, словно карточный домик. И она явно не хотела этого делать, не нужно было быть гением, чтобы понять, что вся эта затея с «тайное должно стать явной» - не её идея. Это была чья-то просьба или чей-то приказ. Зимушка несколько раз чуть приоткрывала рот, не смея начать, не зная что надо говорить в таких случаях. Рыжий уже хотел было подтолкнуть её, напомнить о своем присутствии нерешительным «мам», но она уже начала. И этот момент стал ещё более неуютным, если такое, конечно же, ещё было возможно.

Сердце екнуло, а затем зашлось от страха, когда он почувствовал, как Вьюнок рядом зарывается носом в его шерсть, ища поддержки, не желая, чтобы кто-нибудь видел её слезы, чтобы никто не слышал тихого всхлипа в густую рыжую шерстку. Но Огонек сидел слишком близко, он не мог пропустить мимо ушей этот тихий вздох, не мог не почувствовать, что глаза у неё уже на мокром месте. Сестра всегда была чувствительной, несмотря на то, что каждый раз старалась держаться, видимо считая, что слезы уронят её в глазах братьев. Аконит среди этой компании был, наверное, самым серьезным, но вспомните, как он вечно старается быть в центре событий, его «один раз живем», и поймете, какой ужас собой представляет второй брат. Но ни один из них никогда и ни за что не обидит сестру, оба слишком любили её. Но она, не обращая внимания на это качество и ту теплоту, что всегда витала в желтых глазах, продолжала делать вид, что ей не больно. И тут юного полукровку осенило, жуткая мысль вдруг затесалась у него в мозгу.

Великое Звездное племя, что же такое могло произойти, что Вьюнок почти не скрывает слезы? Что такого могло случиться, раз уж она решила плюнуть на все свое достоинство?

Голос у Зимушки дрожал, она старательно пыталась совладать с дребезжащими интонациями, а когда у неё это наконец-то получилась, голос её стал увереннее, она заговорила спокойнее. Белая кошка словно уже решилась прыгнуть в холодную воду, решила сделать все быстро, чтобы не мучить себя мрачными ожиданиями. Но слова не соответствовали эмоциями, голубоглазая все оттягивала момент правды, как будто от этого будет легче.

Она прощается с нами. Великие предки, она прощается.

Ещё одна шальная мысль, последнее распространенное предложение, которое появится у него в мозгу за ближайшие несколько минут. Остальные будут состоять лишь из кратких фраз вроде: «но», «как» и «почему». И, конечно же, из имен. Имени той, кого он считает матерью и той, кто ей никогда не станет. Матерь их заговорила голом печальным и чуть мечтательным, словно она опять возвращалась в те деньки, когда над ней ещё не нависла грозной тучей правда и ложь, свет и тьма. И чем больше он слушал, тем больше холодело его сердце. Он не верил. Просто не мог поверить, что кошка, которая сейчас сидит перед ним, та, которую он называл матерью много лун, которая помогала ему, научила ходить, смеялась его успехам, зализывала его бесчисленные ранки. У бока которой он засыпал каждый день, счастливо прижимаясь к нему и чувствуя, что это то, ради чего он живет – ради семьи. Что она не его мать. Она не вынашивала его где-то под сердцем, не рожала его, не вылизывала его сразу после рождения, не слышала его первого вздоха. Он закрыл глаза. И перед ними всплыло другое имя.

Орлица.

Он зажмурился, силясь понять что он чувствует.

Орлица. Орлица. Орлица...

Ничего. Он распахнул глаза, осознавая, что ничего не чувствует. Но он должен был. Это его мать. А ему только что сказали, что она мертва. Умерла, рожая его. И... все равно ничего. Ни горечи утраты, ни сожаления о её поступке, ни злости на Зимушку. Это имя было для него пустым звуком, ударом капли о лист, глухим стуком камня о стены в пустом помещении. И ничего больше. Разве что Орлица – это что-то более резкое, что-то более свободное, ветряное и жестокое. Что-то далекое, как орлы в небесах, что-то острое, как их когти. А Зимушка. Зимушка - это что-то более родное, теплое и пушистое. Теплый снег. Представьте себе теплый снег. Эти миллиарды снежинок, огромные сугробы кристалликов льда. Но не того колючего и холодного, к которому мы привыкли. А того, в который если прыгнешь, то не отморозишь лапы. В котором можно вечно играться, не заботясь о холоде. Не заботясь ни о чем, кроме игры и счастья. Возможно, он почувствует что-то чуть позже, когда до него дойдет осознание того, что он – полукровка, бастард. Нежеланный ребенок. Не принадлежащий всецело к одному племени. И тогда придет злость. Злость на ту, настоящую мать, которая, не заботясь о будущем своих детей, крутила роман с чужаком. На отца, который поддался этим чарам, не устояв, не выполнив своего долга перед племенем. Да даже на сами звезды, сведшие их вместе. На кого угодно, но только не на эту голубоглазую кошку. Та любовь, что всегда теплилась в его душе, никуда она не делась. Она не может испарить по щелчку пальцев, по мановению руки. К ней примешается горечь, но не утраты. Горечь от того, что Зимушка не доверилась им раньше, решила, что они ещё слишком малы для правды.

Зимушка-Зимушка-Зимушка...

Он вздохнул, сфокусировавшись на говорившей. Что-то в её истории не складывалось, он пытался ухватить это за хвост, но оно каждый раз ускользало от него. Вновь и вновь он бросался вдогонку за этой мыслью, но она, дразня его, убегала прочь, насмехаясь над невежей – оруженосцем. Виляла, давала приблизиться совсем близко, даже зацепится за неё один раз. Но каждый раз неизменно возвращалась на прежнюю позицию – далеко впереди него. Он раздраженно скалил зубы от отчаяния. Он видел эту цель впереди, но добраться до неё не мог. Онвыбивался из сил, гоняясь за ней, а когда он уже почти поймал её, его отвлекло то, чего мать, собственно, и боялась. Рыжий не смог остановить это, погрузившись в свои мысли. А Вьюнок, его милая сестрица, оторвавшись от его плеча, выскочила вперед, обвиняя белоснежную кошку во всех смертных грехах. Сердце упало. Он понимал злость сестры, но не признавал её, считая, что эта кошка – последняя, кто виноват в этой истории. Она просто оказалась не в том месте не в то время. И у неё просто было достаточно благородства, чтобы не бросить их умирать.

- Вьюнок... – он кинулся за ней следом, желая остановить, но замер на месте. То, что он так долго не мог поймать, оно наконец-то далось ему в лапы. И он, бросив преследование сестры, обернулся к воительнице.

- Ма... – он запнулся, как и младшая, смутившись, - Зим... – но называть эту кошку по имени? Он не в силах. – Предки, можно я буду называть тебя мамой, ладно? Отлично. – Он не стал дожидаться ответа, так ему натерпелось задать свой вопрос, чтобы он опять не ускользнул от него подобно рыбе и не нырнул в омут памяти, оставив его ни с чем.

- Итак, мам. А что Орлица забыла на территориях племени Ветра? Будь я беременной кошкой, я бы не потащился через  весь лес на пустоши, чтобы родить там, а потом ещё и возвращаться обратно с выводком новорожденных котят. – Он попытался превратить все в шутку, но улыбка получилась какой-то натянутой, он улыбался через силу.

Отредактировано Огонек (2015-12-21 19:55:04)

+1

9

Атмосфера царила здесь не лучшая. Начался долгий и страшный рассказ, который раскроет всю тайну происхождения трёх котят.
Я и Выдра родились в Речном племени, - так началось признание Зимушки. Плохое начало ужасной истории. Аконит вздрогнул, как будто в него попала молния.
" - Мои мама и папа не чистокровные?!" - первый вывод уже был неприятным, но это ещё цветочки. Впереди ягодки. Далее были некие эпизоды счастливой жизни мамы, как она росла вместе с их отцом, как стала воительницей и так далее. В прочем, скорее всего, самое хорошее, что случалось с их мамой.
Однажды нас отправили в патруль. <…>
" - Ого! Мои родители задерживали нарушительницу!" - подумал про себя малыш, представляя фрагмент картины этой истории. Появилась ухмылка, а глаза поднялись вверх, но смотрели в никуда. Он просто задумался, ничего страшного.
- Это была Орлица, воительница племени Теней... - Зимушка замолчала и присмотрелась ко взгляду каждого из оруженосцев. -  Ваша мама.
Аконита перекосило, глаза округлились, будто он увидел двуногого перед собой, а хвост встал трубой.
- Ч-что? - еле слышно проговорил бурый оруженосец, уставившись на воительницу. - Ты не наша мама?.. - это уже был риторический вопрос. На него ответ не нужен. И так ясно и понятно всё, что сказано ранее. Второй вывод потряс котика ещё сильнее.
" - Вот почему Вьюнок ревёт, не унимаясь..."
Взгляд метнулся к сестре. Бедная крошка уткнулась носом в шерсть брата. Ничего Аконит больше не видел вокруг, только Зимушку, Огонька и Вьюнок. Но это только начало рассказа. Пожалуй, хуже ничего не будет.
Выдра долгое время ни о чем не говорил мне, потому что любовь двух воителей из разных племен запрещена. Но потом я уличила его во лжи, и он обо всем рассказал мне. Я знала, что Орлица, ваша мама, ждала котят, - полные боли глаза поднялись и остановились на Зимушке. Она искренне сожалеет трём котятам, но им только хуже от каждого сказанного слова. Нет, Аконит не собирался рыдать, как сестра. Просто надо показать равнодушие. Всё в порядке. Полном. Жизнь не изменится после рассказа. Все будут также троих ненавидеть, как и раньше. Какая, в прочем, разница?
Мысли просто разрывали Аконита пополам. Все остальные слова приёмной матери были как в тумане. Но основной смысл он понимал. Про себя он нашептывал что-то:
" - Орлица погибла... Выдра принял решение покинуть племя... Зимушка пошла за ним... Зимушка... А зачем? Зачем ей это было надо?"
Он резко вздрогнул, и взгляд прояснился. Сейчас уже не до своей биографии. Ему захотелось узнать, почему приёмная мать пошла за Выдрой? Ещё оказалось, что племена воевали ради троих котят. Значит, они не такие уж и ненужные. Конечно, целью племён взять себе котят не было спасти их, а показать, что они их, то есть, воители тоже их. Это тоже в какой-то мере обидно.
В завершении плвествования Зимушка начала утешать их, говоря что-то о горькой траве. Но смысл? Пока привкус этой травы чувствуется - сердце разрывается на части.
Вьюнок вышла из себя и накричала на приемную мать. Это страшно, когда котята, которые считали тебя настоящей матерью теббя ненавидят.
- С меня достаточно лжи, - прошептала сестра. Ей трудно. Ещё тяжелее, чем братьям. Девочки всегда всё приувеличивают. Она демонстративно попыталась уйти, но сейчас же была задержана братом. Тем временем Огонёк ещё задал вопрос. Но он не волновал Аконита. "Почему Зимушка пошла за Выдрой?" - вот это волновало желтоглазого оруженосца.
- Мама, - уже твёрдо в отличие от других котят проговорил ученик, - Для чего ты пошла следом за отцом? - он не стал превращать это в шутку, как брат. Ничего смешного тут не было, да и смеяться незачем.

0

10

Зимушка с замиранием сердца ждала, что скажут ей дети... вернее, котята. Она не могла больше называть их детьми, потому что не имела права, но ей бы очень хотелось оставить всё, как есть.
- Это вовсе не лечебная трава! Это огромный шрам, который был у нас от рождения, ужасное уродство, которое никогда не заживёт! Не нужно лжи, ма..., – Да, им было очень тяжело услышать эту правду, особенно Вьюнок – она была юной и принимала всё близко к сердцу, и Зимушка бросилась было ей навстречу, чтобы утешить. Она увидела, как вскочила Вьюнок, и ошибочно истолковала это как желание найти утешение, но вдруг всё поняла. Молящие глаза Зимушки встретились с влажными от слёз глазами Вьюнок, и она прочла в них нежелание больше видеть её, ненависть к ней. - Зимушка. – Вьюнок решила исправить свою оговорку, и это ударило в самое Зимушкино сердце. Кошка сжалась, словно от удара, когда дочь, произнеся какие-то слова, – их Зимушка не услышала: так сильно колотилось сердце в груди от волнения, – поспешила уйти. Кошка не стала её останавливать. Теперь Зимушка была для неё лишь соплеменницей, и она не имела права что-либо запрещать.
Воительница не плакала, потому что слёз и не осталось у неё вовсе. Она лишь проводила взглядом уходящую дочь, понимая, что та больше не вернётся. Вот так вот символично всё получилось. Вьюнок уходила сейчас не только от неё, но и от её жизни, заботы, ото всего, что их связывало.
Внезапно Огонёк сорвался с места и бросился за сестрой. Зимушка вздрогнула, но не сказала ничего и ему. Она устало прикрыла глаза, ожидая, что и Аконит сейчас уйдёт, оставив её наедине со своей болью.
- Ма... Зим... Предки, можно я буду называть тебя мамой, ладно? Отлично.
Зимушка приоткрыла глаза, чтобы убедиться, что она не упала в обморок и это не сон. Огонёк стоял перед ней и... спрашивал разрешения у неё называть её мамой? Воительница боялась радоваться своему счастью. Значит, он не ушёл. И Аконит тоже был тут.
– Да... – робко выдохнула она, хотя Огоньку не надо было её разрешения, чтобы продолжить.
- Итак, мам. А что Орлица забыла на территориях племени Ветра? Будь я беременной кошкой, я бы не потащился через  весь лес на пустоши, чтобы родить там, а потом ещё и возвращаться обратно с выводком новорожденных котят.
– Я бы тоже, – слабо улыбнулась Зимушка, – Если бы только меня не связывало с этим племенем ещё кое-что. Орлица была влюблена в Сапсана, воителя племени Ветра. Он погиб, защищая её от нападения собак. Выдра признался в содеянном во всеуслышание отчасти и оттого, что не хотел порочить память Сапсана, ставшего героем. Не будь этой маленькой детали, Выдра бы, наверное, нашёл другой способ вернуть вас.
Огонёк решил, что это похоже на какую-то шутку, но Зимушка осталась серьёзна.
Заговорил наконец и Аконит, и с души белоснежной кошки словно камень упал. Он назвал её мамой, и это прозвучало уверенно и логично, словно так всегда было, должно быть и будет.
- Для чего ты пошла следом за отцом?
– Разве я могла поступить иначе? Смогла бы жить, зная, что он находится где-то на территории леса совсем один и постоянно подвергает себя опасности? Ваш отец был самым дорогим котом в моей жизни. Только вот он об этом так и не узнал, – она украдкой глянула на небо. – Теперь самые дорогие в моей жизни коты – вы. И я рада, что я могу об этом вам сказать.
Она немного помолчала.
– Надеюсь, Вьюнок простит меня со временем, – Зимушка покачала головой, словно не веря в это. – Если вы всё ещё здесь... Хочется верить, что и вы меня простили.
Их прощение было ей необходимо, потому что она была виновата, и чувство вины давило на неё.

0


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Флешбек » Правда сделает вас свободным, но сперва – несчастным.