Разыскиваются:
ВечерокИскролап

Листопад & Белогривка

МышелапаПолыничка

РассветнаяПесчаная Буря

Рейтинг форума PG-13. Запрещено описание особо жестоких сцен, отсутствует откровенная эротическая составляющая.




Самый-самый и Заслуженный игрок
^ Голосуем ^
На ролевой ведутся Древа племен, оставьте свой след в истории!

Приветствуем тебя, дорогой гость. Ты попал на олдскульную ролевую по Котам-воителям, где администрация и игроки стараются поддерживать канонную атмосферу. Здесь нет магии, неуместных имен, несуществующих у кошек окрасов.
Зато мы предлагаем тебе ту самую магию Котов-воителей, которая однажды увлекла за собой с самой первой книги. Вспомни, как ты знакомился с этой вселенной вместе с юным Огоньком, смотрел на лагерь его глазами; переживал за Синюю Звезду, сочувствовал Щербатой и многое другое.
Здесь начинается новая история. История твоего персонажа. Множество новых приключений, которые ограничены только миром, в котором он живет, и твоей фантазией!
Если все это тебе по душе, то ты нашел именно ту самую ролевую. Смело регистрируйся, а мы поможем разобраться на форуме и влиться в коллектив.

Коты-воители. <Отголоски прошлого>

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-воители. <Отголоски прошлого> » Племя Теней » Палатка целителя


Палатка целителя

Сообщений 751 страница 760 из 827

1

ПАЛАТКА ЦЕЛИТЕЛЯ
Продолжение темы - не имеется


http://images.vfl.ru/ii/1539787133/fd1c8d15/23844947.png


Целительская Племени Теней расположена под ветвями ели. Внутри темно и прохладно, так как сама по себе эта палатка почти вырыта. Дальняя стена имеет песочное основание, а вот крыша состоит полностью из густых веток. Целители в стенах хранят травы, чтобы ни дождь, ни солнце не испортили драгоценные травинки.

0

751

Офф

Прошу прощения за задержку.
http://sf.uploads.ru/kyUv0.png

С благодарностью принимая помощь Листвы, Зимушка успела подумать о том, не жалеет ли сама Листва, что она не может иметь котят? Как, должно быть, тяжело достается дар целительства...
Впрочем, и дар материнства доставался тоже не так уж и легко. Зимушка чувствовала боль, и ей казалось, что с каждым разом она была только сильнее, хотя, казалось бы, куда уже больше? Листва была для нее сейчас оплотом спокойствия, источником утешения и умиротворения: мурлыкая над своей подопечной, словно мать над котенком, она заставляла Зимушку чувствовать себя в безопасности, и та, полностью расслабившись и сбросив с себя тяжелые оковы страха, думала только о том, как совсем скоро и она тоже будет так мурлыкать, успокаивая своих детей, которых на каждом шагу в этом неведомом для их мире подстерегала опасность (по крайней мере, таковой казалась им, беспомощным малышам).
Зимушка ответила согласием на вопрос о готовности и покорно взяла палку, которую для нее приготовила Листва, и стиснула ее с таким усердием, словно ей предстояло не явить свету нескольких котят, а пройти испытание по удерживанию палок в пасти. Впрочем, и с тем и с тем королева справлялась вроде хорошо.
На присутствие или отсутствие Змеезвёзда Зимушка уже не обращала внимания, сосредоточившись на одном. Хоть совсем недавно ее и беспокоило и смущало нахождение в палатке кого-то мужского пола, сейчас у нее была одна цель – увидеть наконец своих милых котят.
Она воспитала воителей и любила их всем своим сердцем, так сильно, как только была способна, но сейчас...
Сейчас для нее происходило чудо: она понимала, что во всех этих котятах соединилась часть ее, Зимушки, и часть кота, которого она полюбила, Тёрна. Это было столь необычно, что кошка иногда даже забывала про боль, пытаясь представить, какими будут их дети.
Наконец все осталось позади, все загадки перестали быть нерешенными: Зимушка, уставшая, обессилевшая, но все же счастливая, смотрела за тем, как три крошечных (а котят родилось трое) комочка сначала копошились возле ее живота, а затем затихли. Вот и все? Все позади? Королева едва слышно мурлыкала, глядя на самых красивых в мире детей. Крупный сыночек, темненький, был весьма похож на отца. Родившаяся второй, доченька, являла собой хаос пятен трех цветов – белого, серого и палевого; нельзя было точно сказать, на кого она похожа больше. Третья дочка была вылитая Зимушка, точнее, маленькой ее версией, с совсем бледными, еле различимыми полосочками. Королева зажмурилась от своего счастья, но затем, открыв глаза, тихо произнесла одними губами "Спасибо", обращая к целительнице полный благодарности взгляд. Листва не могла слышать интонацию сказанного, но и по взгляду становилась понятна вся гамма материнских чувств.
Котята, не теряя времени и не слишком сердясь на неопытную и нерасторопную маму, начали утолять свой голод, а Зимушка в конце концов замурлыкала так громко и оглушительно, что, казалось, вокруг нее задрожала земля.
Но... теперь надо было дать котятам имена? Она нерешительно посмотрела на Листву. Без Тёрна? Самой?
Зимушка перевела взгляд на новорожденных детей и улыбнулась. Ну, мальчик определенно Кусачка. Хоть у него пока и нет зубов, а этот свое вряд ли упустит, нос отцапает, кому хочешь – вон как быстро разобрался в своих желаниях и сопоставил их с возможностями, выбрав правильный путь к материнскому молоку. Вторая дочка... Зимушка задумалась. Она вся была хаосом красок, да и носилась (если это слово применимо к беспомощному слабому котенку) возле живота несколько мгновений... Кошка улыбнулась: Позёмка. Такая же неугомонная, но в то же время твердо стоящая на своем и уверенная в своих силах. А третья дочка, которая показалась Зимушке такой близкой с первого мгновения, по активности не уступала двум "старшим" детям. Решив дать ей имя, схожее со своим, королева подумала о том, что эта девочка, совсем как метель: активная, белоснежная и тоже, конечно, сильная. Маленькая Метель – Метелинка.
Об этом всем Зимушка думала уже засыпая, и в конце концов сон все-таки одержал верх. Предусмотрительно оградив малышей своим пушистым хвостом, она прикрыла глаза и задремала, чтобы снова набраться сил. Теперь ей нужно было их много.

+3

752

Территория племени Ветра >>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>
Резво шевеля поршнями, Тёрн с довольным видом ворвался в лагерь. Заметив, что у Скалы вновь толпится народ, он лишь досадливо махнул хвостом. Опять он что-то пропустил. Эти племенные порядки и графики объявлений были совсем для него из ряда вон выходящие, он к этому не привык. Зато он хорошо охотился и много работал, поэтому, считал, что совершенно нормально пропускать очередную речь Змеезвёзда. К слову, тот, наверное, и сам-то не особо нуждался в присутствии Тёрна, и, возможно, мог вполне справится и без него. Добрые морды услужливо подсказали коту, что Зимушка пошла в целительскую. Мотнув хвостом, исполин чихнул.
- Наверное за семенами или травами. Кто их поймёт, этих беременных.
Прихватив небольшую мышь для Листвы и Зим, кот трусцой шмыгнул к врачевательской.
Темную пещеру окутывал странный запах. Не цветочный и не травяной. Сощурив глаза, привыкая к полумраку, кот двинулся чуть вперед и внезапно замер. Взгляд выхватил Листву, Зимушку и ... этих он точно не знал. Его словно обухом по голове ударили. К такому он точно не был готов. Похудевшая и довольная Зимушка обнимала их... Троих... Чувствуя, что теряет равновесие и вот-вот провалится в обморок, Тёрн инстинктивно открыл пасть.
- М...Мнэээ...
Язык словно к нёбу прирос. Округлив ещё раз глаза, он понял, что уже и тушку выронил, и к стене палатки привалился. Всё-таки, очень насыщенный день у него выдался. Сползая по стеночке, он пытался взять себя в лапы. Заплетающиеся лапы.
- Аааа.... Эээээ.... Эээээто кто?
Гениальный вопрос. Кто это? Понятное дело... Чьи-то дети... Наверное, даже его... Присмотревшись, он увидел чёрного котёнка с белыми подпаленами, трёхцветного и белого. Глупо сев наземь, он развёл лапы врозь и нервно спросил.
- Эта... Этааааа что? Мои? Ой, твои. То есть... наши дети что ли?
Переводя обалдевший взгляд с Листвы на Зимушку и обратно, кот гадал, сколько ещё таких непутёвых папашек попадало в такие ситуации. Когда вроде бы ненадолго отлучился, а тут... Отцом стал за это время.

+2

753

Я тихонько вздохнула, когда весь процесс родов был закончен. В эти моменты я просто отключалась, представляя собой статую спокойствия и умиротворения. И хотя по моему стуку сердца этого было совсем не слышно, для рожающих кошек я всегда должна была быть опорой и поддержкой. И я должна всегда четко знать, когда нужно нажать на живот, когда нужно дать кошке отдышаться. Я выполняла свою работу механически, может быть даже, с закрытыми глазами. Это все было настолько мне привычным, что мое волнение о допущении еще одной ошибки почти ушло. Только немного дрожало тело, хотя разум был спокойным. Я не хотела выдавать себя, но я, я знаю, была не в ладах со своим телом.
Я отошла от королевы, чтобы и самой передохнуть, и обратить свой взор на мою новую ученицу. Дали мне ее почти сразу же, как я вернулась в племя. Может быть, мой дорогой не хотел допустить пропажи важного звена в племени, а может быть, он хотел, чтобы я не печалилась из-за прошлого ученика, однако чем больше я сближалась с кошкой, тем больше поедала себя мыслью, что не хочу с ней пересекаться никак.
- Ты могла бы принести Королеве воды, - холодно заметила я своей ученице, сразу же отворачиваясь, чтобы она мне не успела ничего возразить. Я вздохнула. Мне не хотелось переносить на нее свою боль, из-за чего я была очень холодна с ней порою. Это неправильно, я знаю. Но иной раз мне хотелось просто сказать ей, чтобы она никогда не приходила ко мне более, но она приходила. Потому что я не говорила. Потому что мой долг - ее воспитать.
Котята были здоровыми. Зимушка не являлась слабой кошкой. Но она была речной. Я хотела спросить, будет ли она сразу им говорить, но промолчала, решив, что это точно не моего ума дело. Я прикрыла глаза.
А когда открыла, то увидела, что в палатку вошел Терн, друг Зимушки. Я ему не сказала ни слова, вновь закрывая глаза и абстрагируясь от всего, что происходит в моей палатке. Нужно будет - толкнут, не проблема. Но нет. Я открыла глаза, понимая состояние кота.
- Прожуй, - положила я листик у ног кота, а затем отвернулась, чтобы дать Королеве бурачник. - Терн, оно поможет тебе прийти в себя. Зимушка, это даст тебе больше молока. Как только ты почувствуешь, что у тебя есть силы идти, то мы поможем тебе, - заботливо проурчала я, поглаживая королеву хвостом по голове. Успокаивала. И тем не менее, в моей палатке не стоит находиться слишком долго. Я многозначительно посмотрела на Терна и улыбнулась. Уходите.

Отредактировано Листва (2017-02-19 16:43:46)

0

754

«Здравствуй, жизнь - это я! Прекрасный новый мир, ты звал меня.»

С каждым новым глотком материнского молока в малыше прибавлялось все больше и больше сил. Шкурка новоявленного Кусачки пообсохла, теперь его пушок по-детски мило топорщился в разные стороны, отчего котенок был чем-то схож с маленьким утенком, только темненьким да без клюва с перепончатыми конечностями. Двигаться ему действительно стало легче. И если раньше лапки нужно было держать при себе, то сейчас они получили огромнейший простор. Коротенькие серповидные отростки, в будущем смертоносные когти, легко убирали мешающую шерсть Зимушки от соска, из которого он получал пищу. Вскоре животик малыша надулся от сытости и он, с причмоком оторвавшись, сполз по материнскому животу на подстилку, аки напившаяся крови пиявка, да прямо под своих сестер, где теплее всего.
Все же он был еще слишком слаб. Слишком мал, чтобы в одночасье кинуться исследовать мир, в который совсем недавно пришел. Кусачке было невдомек и то, что это за шум раздается вокруг него, опасен ли он, отчего исходит. Носик новорожденного чувствовал родной запах рядом и знакомое тепло. Этого было достаточно для его спокойствия. Остальное не интересовало, не воспринималось. Но он скоро подрастет и научится, непременно научится!
Свернувшись в позу эмбриона, котенок расслабился всем телом и очень скоро погрузился в крепкий детский сон, в котором, к сожалению, ничего не видел.

+3

755

Названная Позёмкой, конечно же, ещё не ведала ни о своем новом имени, ни о мире вокруг себя ровным счетом ничего. Вообще, все её мысли сводились к простейшим ощущениям: хорошо-плохо, удобно-неудобно. Вдоволь наелозившись по подстилке, напившись молока и успокоившись, она заснула, удобно устроившись головой на спине своего брата. Было тепло, мягко, уютно в этом маленьком мирке между родным маминым боком и её пушистым хвостом... Но идиллия продолжалась недолго.
- Эта... Этааааа что? Мои? Ой, твои. То есть... наши дети что ли?
- Прожуй, Терн, оно поможет тебе прийти в себя. Зимушка, это даст тебе больше молока...
Размытый шум, в который сливались новые шаги, незнакомые звуки и чужая речь, потревожил слух котенка, хоть и не ощущался и не принимался ею в полной мере. Подчиняясь инстинктивному порыву, она раскрыла ротик и довольно громко запищала, вторя голосам незнакомого пока кота и снова суетящейся целительницы. В то время, как в палатке постепенно нарастала активность, пестрая кошечка, чутко реагирующая на это, тоже приступила к действиям, принявшись безотчетно размахивать короткими непослушными лапками, как будто уже сейчас пыталась повторять за действиями взрослых. Хотя, конечно же, это было не так, и всему виной был её возбудимый темперамент. А поскольку звенящая тишина и не думала возобновляться, заснуть Позёмке, кажется, в ближайшее время будет сложно. А раз так - она вполне себе может поднять на уши остальных. Непреднамеренно, конечно же.

+2

756

Воображение не выписывало картины мира перед закрытыми глазами спящей малышки, а если всё же оно и было наполнено какими-то образами, то явно самым фантастическими и несуществующими, которые тут же смывались из памяти, не отпугивая и не услаждая сознание новорождённой. Котёнок сопела, уткнув мордочку куда-то между материнским животом и боком брата, ощущая, что вполне удовлетворена жизнью. Да, конечно, сопротивляться неведомому было её практически что наисвятейшей обязанностью, но мир, окруживший её ныне, хоть и был пока непознан и незнаком, но пришёлся ей по душе. По крайней мере, пока рядом мама, пока рядом её семья - маленькая Метелинка была самым счастливым котёнком среди всех живущих существ нового мира.
Чуткий сон младенца разбудили неразборчивые голоса, звуки, шум. Это был её отец, впервые увидевший своих детей, и его волнение рябью передалось по детским тельцам. Только если брат, лежащий рядом, свернулся в клубочек потесней, пытаясь укрыться от неожиданного шума, то сестра, наоборот, отреагировала очень живо и громко. Метелинка с закрытыми глазами слегка приподняла от подстилки покачивающуюся головку на тощей шейке и, вытянув лапки навстречу отцу, невольно подхватила бессмысленный призыв сестры. Ах, кабы она и все, все котята умели говорить осмысленно с самого рождения! Пока она лишь непроизвольно выдавала реакцию на то ли внешнюю опасность, то ли нечто иное, присоединив свой громкий писк к ультразвуковому голосу сестры. Часть её существа рвалась вперёд, раньше всех, исследовать внешний мир, но далеко уползти она не смогла.
Зато случилось кое-что другое.
Открытый рот и прочищенный нос вдруг взорвались от неописуемой гаммы запахов. Метелинка захлебнулась своим писком, ими, замолчала, переваривая и осмысливая новое открытие, а затем снова открыла рот - чтобы пропищать о своём восторге всему свету. Котёнок есть котёнок, до будущего хладнокровия и равнодушия к открытиям мира ей ещё расти и расти, а пока - она была счастлива. Мир был прекрасен. Познаваемый по чуть-чуть, по малым шагам и кусочкам, он нравился ей и ему нравилась она.

Отредактировано Метелинка (2017-02-20 20:57:23)

+2

757

Офф

Если я допустила какую-то фактическую ошибку или о чем-то забыла, напишите мне в ЛС, я поправлю.

Зимушка смотрела на мирно сопящие и копошащиеся комочки и думала примерно о том же, о чем думала Листва. Правда, совсем об этом не догадывалась. Будет ли она говорить своим новорожденным детям о том, что они не являются чистокровными воителями племени Теней? Причем ни с ее стороны, ни со стороны отца? Зимушка украдкой вздохнула. Конечно, она скажет. Она скажет и воспитает их истинными воителями племени Теней, кем бы они ни были по крови. И она научит их, как отвечать обидчикам, если кто-то решит их уязвить этим. Тогда они с достоинством встретят напор какого-нибудь задиры, а вовсе не станут плакать, как Вьюнок... Которая, к слову, по-прежнему обходит Зимушку стороной и обдает при встрече холодом, который кажется страшнее, чем самый лютый мороз Сезона Голых Деревьев.
Наблюдая за всем этим умиротворением, копошением и сползанием по ее животу, Зимушка чуть было не задремала, чувствуя в себе легкую, но приятную усталость. Она гордилась тем, что справилась с родами и что они дались ей относительно легко. Разбудило ее неясное выражение неясных чувств. Это пришел ее супруг, который явно не был подготовлен к тому, что уже сегодня станет счастливым отцом большого семейства.
- М...Мнэээ... – Зимушка удивленно округлила глаза. Она не совсем понимала, почему Тёрн вдруг так нестойко держится на лапах. В голову пришла страшная мысль: он ранен? Новоиспеченная королева чуть не подскочила вместе со всей своей котячьей компанией, но затем вовремя обернулась на них и замерла, чтобы не потревожить. Тёрн продолжал издавать неясные звуки, а Зимушка продолжала за него беспокоиться.
- Аааа.... Эээээ.... Эээээто кто? – она испуганно обернулась: может, она кого-то не заметила, пока была полностью поглощена своими детьми? Может, Тёрн не знает ученицу целительницы? Да что с ним в конце концов? Королева очень хотела спросить, но настолько опешила, что сама не могла произнести ни слова.
- Эта... Этааааа что? Мои? Ой, твои. То есть... наши дети что ли? – Зимушка изумленно моргнула. Еще раз. Еще. А потом вдруг рассмеялась так, что все-таки потревожила сон своих ненаглядных детей. К слову, они уже и так проснулись от возгласов их отца, который был в большем шоке, чем Зимушка и ее дети вместе взятые. В тон ее хохоту попискивали дети, и Зимушке предназначалось угадывать, от радости они пищат или от горя. Судя по всему, горевать им пока было не из-за чего, значит, дети были охвачены радостью вместе с ней.
Листва вмешалась как самая рассудительная сейчас из всех. Тёрну дала какую-то чудо-травинку, про нее не забыла, да еще и приласкала, чему Зимушка была очень благодарна. "Молока?" – кошка вдруг осознала, что теперь она живой источник питания, и для нее это стало так странно, что она даже зависла на мгновение.
– <...> Как только ты почувствуешь, что у тебя есть силы идти, то мы поможем тебе, – королева благодарно кивнула.
– Я чувствую, что я готова, – и она бросила многозначительный взгляд в сторону Тёрна, мол, готов ли он? А потом, спохватившись, она все эже ласково промурлыкала имена котят. – Я дала им имена сама... – робко сказала королева, опуская взгляд на детей. – Это мальчик, вылитый ты. Я назвала его Кусачкой. А это, – она кивнула в сторону пестрой малышки, – Позёмка. А самая громкая – Метелинка, – и нос Зимушки указал на вторую девочку, похожую на нее саму. – Тебе нравится?.. – она нерешительно подняла на него взгляд, в котором читался вопрос.


Вскоре счастливая пара и ее милейшие котята перебралась в палатку целителей, удобно там разместившись и соорудив себе са-а-амое мягкое гнездо.

+3

758

Вот уже несколько недель в племени Теней ничего не случалось.
Казалось Беленке. И это так достало ее, что она, наверное, сама бы устроила какой-нибудь пожар.
На нас это не похоже. Что ж... очень даже жаль!
Конечно, ученица не хотела, чтобы соплеменники зализывали раны, ведь тогда бы ей, Беленке, пришлось бы их лечить, а гордая и высокомерная особа так не любила смотреть на весь этот ужас.
Ничего, Бел, все будет хорошо. Пока. Надеюсь...
Когда она представляла в своей голове море крови и раненых котов, то ученица невольно вздрагивала.
Ха! А я ведь брезгливая. Странное качество для целительницы!
Беленка любила вот так разговаривать с собой, потому что, вообщем-то, ни с кем другим болтать и не приходилось. В принципе... не велика потеря! Свой долг она вполне хорошо выполняла, а вот эти вот нежности, противное урчание и прочую гадость Беленка не так уж и ценила.
Ученица целительницы сидела в самом дальнем углу палатки и перебирала душистые травы, то и дело поглядывая на главную поляну. Патрули, охота, визжащие котята и дерганые оруженосцы. Повседневность! Каждый раз одно и то же. Равнодушное неаркое солнце проглядывает сквозь ветви величавой ели, тучи то и дело скрывают его, а оно все равно светит, светит, светит, освещая путь жителям леса, например, котам-воителям. Хотя уже темнело. Вот на другом краю от солнца появилась расплывчатая голубая луна. Или Беленке казалось...Она громко зевнула.
Надо сходить за травами. Их совсем уж нет...Даже мать-и-мачехи. Скоро весна, время заразы, а соплеменников лечить нечем!

+1

759

→ Берег Озера и полумостик → Главная поляна (номинально)

Она, будто бы в тумане, дошла до лагеря. её вёл сюда инстинкт, выработанный лунами, но никак не здравый смысл. Разум кошки помутнел, как поросшая илом вода, когда её ворошишь его лапой. В глазах отражалась боль и невыносимая тоска.

Враногривка встретила целительницу у входа в лагерь, сухо предупредив, что скоро прибудет много раненых, и им помощь нужна гораздо больше, чем ей. Врала она или нет - видит лишь Звёздное Племя.

Глубоко выдохнув, сумрачная упала на мшистый пол палатки, чувствуя боль в спине и лапе. Она была не такой заметной, как ранее, и пестрошёрстной даже показалось, что её конечности начали неметь, она переставала чувствовать нервные окончания там, где зияли раны, кровавыми уродливыми метками избороздившие её тело.

Тело...
Это последнее, что беспокоило Враногривку: её душа давала знать о себе куда сильнее. Она никогда не чувствовала такой опустошённости, каждое действие е казалось неверным и всё, что происходило вокруг - тоже.
Она проиграла в битве, проиграла самой себе и своим соплеменникам, доигралась до того, что эмоции взяли над ней верх. Она всегда давала им волю, поэтому сейчас получилось то, что получилось. Ей стоило, подобно всем сумрачным воителям, надеть на себя маску холодности, но её сердце было слишком горячим, и, видимо, северный ветер не сумел вовремя остудить его.

Шорох веток у входа, знакомый запах защекотал ноздри, заставив слабо дрогнуть кончик пёстрого хвоста. Враногривка лежала спиной к входу, забилась в самый тёмный уголок. В палатке до последнего момента она была одна.
- Я знаю, что ты всё видела, - прошептала она, однако слабы голос разнёсся эхом благодаря каменным стенам.

+1

760

→ Берег Озера и полумостик → Главная поляна (номинально)

Тростинка без труда поспевала за подругой, будто бы намеренно оставляя между ними расстояние: в таком настроении она видела Враногривку впервые, и под горячую лапу, как Стрелолист, попасться не хотелось. Впрочем... со Стрелолистом у крапчатой кошки другие мотивы, верно?
Кошечка прошмыгнула по тенистому подлеску, то и дело отряхивая лапы от талого снега и с содроганием огибая мелкие капли крови, сочащиеся из раны подружки. Камнелапка, конечно, тоже потрепала Тростинку, но она вовремя признала поражение и убежала, к своему стыду не давая ученице из чужого племени покалечить её. А она, бесспорно, могла.
На поляне на мгновение Тростинка потеряла Враногривку. Взъерошенные соплеменники выступали со всех сторон, начинали расспрашивать про битву, задавали сотни вопросов, и кошечка беспомощно оглянулась, надеясь, что поспрашивают у других участников битвы.
Ну и, сославшись на глубочааайшую царапину в плече, Тростинка побежала туда, где почуяла запах подруги: в целительскую.
И да, она была там, и сердце сжалось. Крапчатка забилась в самый дальний уголок, свернулась спиной к выходу, и кошка замерла, не зная, что и сделать.
- Я знаю, что ты всё видела, - глухо мяукнула Враногривка, и пятнистая поджала уши. А после сжала зубы и упрямо, непривычно тяжелым шагом прошла к соплеменнице, почти рухнув возле неё. Очень категорично.
- Видела, - буркнула кошечка, почти грубовато начав зализывать раны крапчатой, не упуская ни кровинки на разномастной шерсти.
- И ты красиво обошлась. С обоими. Стрелолист и вовсе. В ярости был, - с перерывами на вылизывание мяукала зеленоглазка, вдруг добавив:
- Я рада, что ты не... уступаешь ему во всем, потому что ты его... - подбирая слова, Тростинка пыталась выразить свое восхищение. А потом, снова поджав уши, ткнулась носом в затылок Враногривки, требуя обратить внимание на себя.
- Я тоже не буду послушной Когтю во всем, - пообещала подруге кошка, решив для себя этот факт.

+2


Вы здесь » Коты-воители. <Отголоски прошлого> » Племя Теней » Палатка целителя