Разыскиваются:
ВечерокИскролап

Листопад & Белогривка

МышелапаПолыничка

РассветнаяПесчаная Буря

Рейтинг форума PG-13. Запрещено описание особо жестоких сцен, отсутствует откровенная эротическая составляющая.




Самый-самый и Заслуженный игрок
^ Голосуем ^
На ролевой ведутся Древа племен, оставьте свой след в истории!

Приветствуем тебя, дорогой гость. Ты попал на олдскульную ролевую по Котам-воителям, где администрация и игроки стараются поддерживать канонную атмосферу. Здесь нет магии, неуместных имен, несуществующих у кошек окрасов.
Зато мы предлагаем тебе ту самую магию Котов-воителей, которая однажды увлекла за собой с самой первой книги. Вспомни, как ты знакомился с этой вселенной вместе с юным Огоньком, смотрел на лагерь его глазами; переживал за Синюю Звезду, сочувствовал Щербатой и многое другое.
Здесь начинается новая история. История твоего персонажа. Множество новых приключений, которые ограничены только миром, в котором он живет, и твоей фантазией!
Если все это тебе по душе, то ты нашел именно ту самую ролевую. Смело регистрируйся, а мы поможем разобраться на форуме и влиться в коллектив.

Коты-воители. <Отголоски прошлого>

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-воители. <Отголоски прошлого> » Племя Теней » Палатка целителя


Палатка целителя

Сообщений 781 страница 790 из 827

1

ПАЛАТКА ЦЕЛИТЕЛЯ
Продолжение темы - не имеется


http://images.vfl.ru/ii/1539787133/fd1c8d15/23844947.png


Целительская Племени Теней расположена под ветвями ели. Внутри темно и прохладно, так как сама по себе эта палатка почти вырыта. Дальняя стена имеет песочное основание, а вот крыша состоит полностью из густых веток. Целители в стенах хранят травы, чтобы ни дождь, ни солнце не испортили драгоценные травинки.

0

781

В палатку зашел Стрелолист, что нашел себе место у входа и теперь отдыхал там. Тимьянчик бросил в его сторону быстрый взгляд, затем переводя его на испещренную шрамами морду Алтея. У целителя нрав был крутой, и сталкиваться с ним Тимьянчик разумно побаивался, но сейчас другого выхода не было. Он не ожидал благосклонности с его стороны, а потому не удивился отчетливому раздражению во всем его виде.

Тимьянчик прижал уши к голове, уже смирившись с тем, что его сейчас с позором выгонят из палатки, когда Враногривка заступилась за него. Тимьянчик поднял на нее удивленный взгляд: воительница, несмотря на раны, встала со своего места и тоже вызвалась помогать. Алтей, впрочем, такую инициативу не оценил, заставив лечь ее обратно, но Тимьянчика не прогнал — и даже повел показывать, как накладывать паутину.

Обращение «коротыш» кольнуло обидой — Тимьянчик был далеко не низким котенком, — но, кажется, Алтей подкалывал окружающих, даже того не замечая. Тимьянчик вздохнул негромко, но, перед тем как последовать за целителем, обернулся к Враногривке.

— Спасибо, — замявшись, прошептал он ей и быстро отвернулся, поторопившись за альбиносом. Тот тем временем приблизился к отдыхавшему после битвы Стрелолисту и осматривал его раны. Тимьянчик неуверенно подступил ближе, разглядывая следы засохшей крови на шерсти. От ран воителя отчетливо пахло разными травами, но Тимьянчик не мог разобрать, какими именно.

Он кивнул, внимательный и тихий, наблюдая за манипуляциями Алтея: как тот берет немного паутины, как накладывает ее на рану, выполняя все аккуратно и быстро. На последнее замечание Тимьянчик тоже кивнул, запоминая. Он взглянул на остатки паутины на лапе Алтея, затем, набравшись смелости, поднял голову и заглянул тому в глаза.

— Я могу--? — он не закончил, выразительно кивнув в сторону Стрелолиста, спрашивая разрешения помочь залатать его раны паутиной.

+2

782

- Я у--? - котенок ответил как-то тихо, и не уверенно, похоже даже не договорив фразу, однако Алтей не стал переспрашивать. Благо черно-белый ясно выразил свое желание жестами, даже заставляя альбиноса задуматься, знал ли котенок о его проблеме. Положительно кивнув, целитель протянул котенку лапу с паутинкой. В голове пролетела мысль о том, что возможно их серый подопытный вовсе не хотел быть лабораторной крыской, однако вспомнив как нагло тот повел себя на поляне, та капля сомнения и волнения мигом исчезла. А ведь это была идея! Провинившихся воителей отдавать на практику в целительстве котят. И пусть чувствуют как важно что-бы каждая работа выполнялась с максимальным вниманием и профессионализмом.
- Хвост тебе в лапы, я не против. Этого нахала все равно не жалко, - целитель фыркнул себе под нос что-то не приличное, а затем продолжил, - Будешь взрослым воителем, никогда не заставляй меня волноваться так же, как этот олух, и сразу же после боя возвращайся в лагерь или хотя бы предупреди что ты задержишься.
Алтей серьезно наблюдал за работой котенка и понимал, что нашел для себя самое нудное и безответственное занятие - доверять пациентов котенку. Маленькие лапы работали медленно и, о Звезды, казалось тряслись от страха. Впрочем как и сердце Алтея, так бессмысленно переживавшее что, что-то пойдет не так. Благо у Алтея не было занятий лучше этого, кроме как лечь спать и просыпаться от каждого движения, боясь что кто-то из котов ненароком вздумал потянуться во сне и раны снова открылись. Легче было не спать всю ночь, что собственно Алтей и планировал. Все равно целителю предстояло навести порядок в палатке и выгрести испачканный кровью мох и шерсть, да и этого дела оставалось не много. Так что сейчас целитель был даже рад компании юного соплеменника.
- Если хочешь, я могу показать тебе еще некоторые травы, - нудно сказал целитель когда малец закончил, не удостаивая его работу оценке, так как справился малыш вполне себе сносно.

+2

783

Алтей, хоть и был одного возраста с Враногривкой, а кошке казалось, что этому альбиносу куда старше её. Его манера речи, ворчливость и некая беспардонность шептали на ухо подсказку, что иметь дела с этим товарищем не стоило, по вопросам спора - уж точно. Сумрачная передразнила в голове его голос, иронично закатив глаза, присаживаясь обратно на подстилку.

Оглядываясь назад, Враногривка посмотрела через плечо на свои раны, прокручивая в голове слова Алтея. Подобно бороздам на сосновой коре, большие и малые царапины перекликались между собой, сплетались и расходились, узором покрывая лопатки и часть спины. После того, как целитель остановил кровь и очистил от подсохшей корки мех, боевые ссадины уже не казались такими серьёзными, как на первый взгляд. Пара глубоких зияли на сгибе между лопатками, но остальные казались молодой воительнице пустяковыми. Впрочем, возможно, Враногривка пыталась так сама себя успокоить.

Кошка обратила взгляд на котов, которые прошли к Стрелолисту. Послушавшись Алтея, пестрошёрстная осталась сидеть на месте, а после вновь легла, подмяв под себя лапы, с любопытством наблюдая, как Тимьянчик смущается и робко действует, но при этом быстр и чётко улавливает суть. На мгновение Враногривка подумала, как бы ворчал серый воитель, увидев, что с его ранами позволяют возиться несмышленому котёнку. Однако, Стрелолист спал крепко, уставший, мгновенно провалившийся в сон. Сердце на мгновение кольнуло вновь, и пестрошёрстная подумала, что была бы благодарна Звёздам за такой крепкий сон; сумрачной казалось, что после сегодняшнего она не уснёт никогда.

Впрочем, воительница ошиблась. Наблюдая за целителем и чёрно-белым котёнком, она почувствовала, как по телу разливается нега, веки опускаются, и полумрак целительской окутывает её, словно полотно из тонкой паутины, небрежно наброшенной сверху, нагоняя сон.

.          .          .

Враногривка проснулась чуть ближе к полудню, когда солнце уже было высоко. Она огляделась, мутным, заспанным взглядом разглядывая окружающую её обстановку, вспоминая детали предыдущего дня, и, когда всё встало на свои места, она угрюмо кивнула своим мыслям.

Ей снилось что-то запутанное, отдельными частями мозаики всплывающее в голове, но кошка никак не мгла сложить кусочки воедино, а после оставила эту затею окончательно. Дуновение свежего воздуха, тонкой струйкой доносившийся снаружи, успокоило её, отрезвив, разогнав тревожные мысли. Пестрошёрстная вновь с интересом взглянула на свои раны, подмечая, что Алтей, видимо, сменил несколько раз повязки, пока она спала. Теперь раны были лишь слегка намазаны тёмно-зелёной травянистой кашицей, которая имела характерный, но не очень резкий запах.

Остаток дня Враногривка провела в целительской, изредка поглядывая на подстилку Стрелолиста, но быстро отводя взгляд, если серый исполин хоть немного смотрел в её сторону.
Алтей был занят своими делами, да и воительница отвлекать его не спешила: нарываться лишний раз на суровый нрав альбиноса она не решалась, искренне сытая разборками с соплеменниками за последнее время.

Ближе к вечеру воители подтягивались на Совет, и Враногривка, подмечая, что раны не болят так, как предыдущей день, удовлетворительно кивнула, собираясь с остальными. На самом деле, она бы с удовольствием осталась в палатке, отлежалась бы день-другой, но мысль о том, что, придёт отряд Грозовых, с которым они дрались, на Совет и не обнаружит Враногривку...
Сумрачная уже слышала в своих ушах смех неприятелей, обсуждающих, что юная воительница зализывает свои раны, не в состоянии появиться на Совете.

Поднявшись с подстилки, Враногривка медленно прошла к выходу из палатки, дабы не тревожить сильно только что подзатянувшиеся раны.
Уже практически покинув целительскую, она поравнялась со Стрелолистом, находившимся у входа. Застыв с опушенной головой, пестрошёрстная в открытую посмотрела на его рану. Жёлто-зелёные глаза встретились с льдистыми напротив, недолго смотря сквозь полуприкрытые веки.
Отводя взгляд, она выскользнула из палатки, дёрнув кончиком пёстрого хвоста.

→ Главная поляна

Отредактировано Враногривка (2017-04-29 23:36:06)

+3

784

Тимьянчик кротко закивал, соглашаясь со словами целителями: будь даже он против чего-то, вряд ли бы спорил. Стоило бы спросить разрешения у Стрелолиста так тревожить его покой, но, судя по реакции Алтея, у того выбора было мало. Смелости Тимьянчику придавала мысль, что он действительно скоро станет оруженосцем и чем раньше он начнет учиться, тем проще ему будет в дальнейшем. Он мельком подумал о Метелинке, с которой можно будет поговорить после и рассказать обо всем новом, и не сдержал слабой улыбки.

Теперь уже была очередь Тимьянчика брать паутину и накладывать ее на раны. Он не мог унять нервозность, охватившую его из-за ответственности задания, но увлекся делом и, кажется, даже неплохо управился: по крайней мере, судя по Стрелолисту, ощутимого дискомфорта тот не испытал, а Алтей не разошелся в язвительных комментариях. Тимьянчик выдохнул с облегчением и почувствовал прилив сил: теперь он знал, как накладывать на рану паутину, а ведь было еще столько вещей, которые только предстояло для себя открыть.

Он и не заметил, что уже наступила ночь, да и не чувствовал особой усталости. Он бросил взгляд на Враногривку, но та уже спала. Тимьянчик закивал согласно, услышав Алтея, поневоле радуясь возможности узнать еще что-то новое, и уже увереннее ступил за целителем, чтобы посмотреть на травы.

+2

785

В палатке все продолжали шуметь. Враногривка о чем-то шепталась с Тимьянчиком, явно заинтересованная котенком. Затем вернулся Алтей и начался совместный курс лечения Стрелолиста. Бедняга Стрелолист с этими любительскими шарадами, - ворчал про себя Коготь, лишь удобнее обустраиваясь на своей подстилке. К счастью, к нему никто не думал подходить. Честное Звездоцаповское, глашатай Теней точно откусил бы любому подошедшему его длинный, любопытный нос, а затем оставил в своих коллекциях.
Но через некоторое время полосач погрузился в спокойный, глубокий сон. Сновидений он даже не запомнил.

Проснувшись, Коготь почувствовал себя гораздо лучше. Раны по-прежнему болели, но жара не было. Тело скрипело, ныло, но было терпимо. Кстати, проснулся он очень вовремя, так как уже совсем скоро должен был начаться совет. Глашатай отряхнулся, тяжело вздохнул, словно нёс на себе вселенский груз, а затем выбрался из палатки.

► Главная поляна

0

786

Котенок оказался куда более любопытным, чем Алтей предполагал, и кот совсем не знал что он чувствует по этому поводу. Учить соплеменников элементарным понятиям в медицине достаточно практичное дело, да и Алтею не помешало бы лишний раз повторить некоторый материал, которому его научила Листва. Однако Алтей был еще слишком молод и не опытен, что-бы давать уроки. Пусть сам он этого не признал бы вслух, но даже он с этим не спорил. Каким бы талантливым Алтей бы ни был в своем деле, ему предстояло еще многому научиться и многое узнать. Впрочем, альбинос был вовсе не против.
Алтей осмотрел свои запасы и подумал с чего следовало бы начать, - Я покажу тебе некоторые травы, если ты найдешь их в лесу, то, пожалуйста запомни место и доложи мне, - начал Алтей, поняв что прежде чем показать травы котенку, следует объяснить кое-какие правила, - не вздумай их рвать самостоятельно, если я лично тебя не попрошу, - белый кот говорил серьезно и голосе можно было даже различить легкую угрозу. Алтей уже знал несколько мест в лесу где можно было найти эти травы и было бы очень не приятно, если один, очень вдохновленный оруженосец, в "доброжелательном" порыве, сорвал целый куст и притащил его в лагерь. Это был прямой путь получить по морде когтями от белого целителя. Ну в прочем, не будем об этом.
- Вот это - Ноготки, - Алтей аккуратно отодвинул лапой кучу листьев и указал на кучку оранжевых цветочков, решив начать с чего-то более запоминающегося, - Они помогают при заражении ран, - Алтей осмотрел котов в палатке и сделал пару глубоких вдохов, пытаясь оценить общую обстановку, - Сегодня, слава Звездным, они не понадобятся.
Взгляд Алтея упал на желтые пахучие цветочки и целитель не удержался и нагнулся, что-бы вдохнуть их острый аромат с выражением морды полной любви и нежности, с которой коты обычно смотрят на своих кошек, - А это Пижма, - блаженно сказал кот и вновь выпрямился, освобождая место для котенка, чтобы и он смог понюхать цветы. Алтей не понимал как некоторым не нравиться волшебный, травяной запах целительской. Как бы странно это ни звучало, но альбинос и впрямь любил эти травы куда больше чем многих своих соплеменников и часто был больше рад тому, что ему удасться пожевать травы, чем помочь кому-то с его болезнью. Конечно, была клятва которую он произносил, принципы по которым он жил и Звездное Племя в которое он свято верил, однако у него для этого были свои причины. Очень специфичные причины.
- Она отлично помогает при кашле и просто вкусно пахнет, - Алтей внимательно и хищно следил за котенком, чтобы тот, не дай Звездное племя, не подумал оскорбить нежный желтый цветочек отдернув от него нос.

0

787

Во время небольшой паузы — видимо, Алтей думал, с чего начать — Тимьянчик оглянулся, рассматривая палатку. Днем она была забита воителями, которые ходили туда-сюда, наполнена гамом и пугавшей Тимьянчика неразберихой. Теперь целительская была погружена в тишину и приятный полумрак: посторонние вышли наружу, и даже Алтей вел себя тихо, сторожа сон раненых. Тимьянчик теперь чувствовал себя намного лучше и спокойнее.

— Хорошо, — кротко отозвался Тимьянчик и вдруг поймал себя на мысли, что возможность найти травы у него предоставится очень скоро: его посвятят на днях, и он сможет выходить в лес наравне с остальными оруженосцами и старшими воителями. Тимьянчик еще никогда не бывал за пределами лагеря, и от мысли, что он скоро окажется там, сердце забилось чаще. — Я понял.

Тимьянчик вытянул шею и приоткрыл пасть, глубже вдыхая запах цветков. У них был запоминающийся оранжевый цвет, и Тимьянчик, осмотрев их, подумал, что в лесу они должны попасться на глаза сразу же. Он скользнул взглядом по остальным травам и сразу же засомневался в своих выводах: у каждого растения были свои какие-то особенности в цвете, форме и запахе — не перепутает ли он их часом?

Алтей тем временем обратил внимание на другое растение, и Тимьянчик с нескрываемым удивлением наблюдал за переменой в чужом лице: такого выражения удовольствия он у целителя еще никогда не видел. Подгоняемый любопытством, он приблизился к пижме и глубоко вдохнул ее запах, отчего тут же чихнул и отскочил. Аромат был приятный, но он оказался слишком тяжелым для чувствительного носа Тимьянчика.

— Ага, — пробурчал он негромко и потер нос лапой. Тимьянчик оглянулся на выход из целительской, только сейчас подумав, что, по идее, его отсутствие в детской должно было взволновать и вынудить его искать; тем не менее, на пороге никто не появился, сам Тимьянчик в ясли не торопился, а, значит, пока Алтей не прогонит его прочь, он может побыть еще здесь.

— Ноготки от заражения, пижма от кашля, — обернувшись к Алтею, уверенно повторил Тимьянчик. Запоминал он вправду все просто и усваивал информацию быстро. Он чуть улыбнулся, уже без былого опасения заглядывая в глаза целителю и искренне произнес. — Спасибо за урок.

Он еще раз оглянулся на выход из палатки, но все же засомневался, не получит ли по ушам за то, что так поздно разгуливает по лагерю.

— Я, наверное, пойду, — протянул Тимьянчик, замявшись. — Еще раз спасибо, — он чуть склонил голову, поблагодарив Алтея, затем развернулся и торопливо выскочил из целительской, в этот раз не зацепив никого по невнимательности.

→ детская

Отредактировано Тимьянчик (2017-05-04 11:20:54)

+1

788

Котенок отшатнулся и чихнул, тем самым вызывая у Алтея ясное чувство, что целителем этому малышу точно не стать. Кот недовольно дернул усами, но воздержался от реплик в стиле "непригодный гаденыш" или "ущербная мелочь". Лис хорошо ему надрал уши и объяснил, что котята куда более впечатлительные чем взрослые и не стоит им слишком сильно бить по самооценке, а ведь так иногда хотелось.
Тимьянчик послушно повторил пройденный материал и, на счастье альбиноса, попросился в отставку. Белый кот раздраженно фыркнул на благодарственные слова и просто пошел дальше по своим делам. Уж кто-кто, а Алтей точно знал цену этим громким словам. Сегодня его соплеменники скажут спасибо за его труды, а уже завтра поторопятся надыбать еще болячек на свою голову. Были бы благодарны, не шлялись бы по битвам и дрались бы искуснее. Еще будут эти увальни тут корчить из себя благородных благодарных. Альбинос недовольно дернул носом, вспомнив как сам часто оказывался в этой палатке из-за своих "алтейных" боевых способностях. Был ли он благодарен ценительнице? Конечно! И каждый раз старался сделать ее работу проще! Даже специально научился оказывать себе первую помощь! Но нет, его соплеменники были куда более бездарны. Мало того, что они ходили по всяким битвам чужих племен, так некоторые еще и думали что могли просто так отлежаться на ранах, подобно бродягам! Взгляд невольно упал на мирно посапывающего в палатке Стрелолиста. Тоже мне, гордый вояка.

Ночь выдалась длинная и бессонная. Алтей, окруженный спящими соплеменниками, буквально трясся то от страха за состояние спящих, то от ярости, что в его палатке было так много раненых. В такие темные часы, белый правда любил своих мышеголовых подопечных. Они лежали мирно, не мешая целителю делать свое дело, прямо как цветочки. Да и пахли они примерно также, после того как целитель удавалось полностью обработать все раны. Видят Звездные предки, родись бы Алтей милой кошечкой, а не задиристым котом, соплеменники бы просыпались с милейшими цветочными украшениями в шерсти. Благо, обошлось.
Закончив все дела, целителю все же удалось урвать пару минут сна перед восходом, после которых кот нервно проснулся, понимая что пока он спал что-то могло случиться. К счастью, в целительной царил мир и покой и целитель даже позволили себе отлучиться на быструю охоту за завтраком. Вернувшись кот застал пробуждение некоторых пациентов, спешащих покинуть палатку. Немного побурчав себе под нос, Алтей все же отпустил их настраиваясь проспать весь день. Палатка быстро опустела, оставляя некий холод, но белому было все равно. Устало свернувшись на подстилке кот провалился в сон.

Тело окутал туман и Алтей нашел себя в темном лесу пахнущим каким-то зверем, а сердце билось в бешеном ритме страха. Кот помнил это место и будто знал куда идти. Ровным, зачарованным шагом, целитель прошел сквозь туман к пещере, окутанной запахом крови и смерти. Нос неприятно задергался, Алтей почувствовал как его тело прожигает боль от когтей. Оглянувшись, он увидел морду огромной не знакомой кошки со светлой пятнистой шкурой и кисточками на ушах. Ее лапы с острыми когтями оттолкнули кота и Алтей резко проснулся, замечая что в палатке остался лишь Стрелолист, а на поляне уже зашло солнце.
Альбинос с трудом поднялся на лапы, чувствуя как сбилось его дыхание судорогой, и чуть встряхнулся, чтобы окончательно проснуться и отойти ото сна. Алтей присел у входа, вдыхая свежий вечерний воздух и обдумывая сон. Неужели этот зверь решил поселиться где-то в пещере возле лагеря? И что это была за кошка? Она была почти в три раза больше любого из знакомых ему котов. Если именно она была зверем, то как они могли ее победить? Какие шансы были в схватке с кошкой таких размеров и на какие жертвы им прийдется пойти? Алтей нервно осмотрел поляну и понял что племя уже отправилось на совет, а значит ему прийдется отложить доклад Змеезведу. Однако не успел целитель расстроиться как на поляну ворвалась Враногривка в сопровождении речных котов. Тут Алтей немного напрягся и вышел на поляну с видом полного замешательства и недовольства. В общем, ничего не обычного...

---------------»»»»» Главная поляна

0

789

Стрелолист забылся беспробудным сном, больше не чувствуя жалящей сотнями раскалённых игл боли, не ощущая робких лап Тимьянчика на своих глянцевито поблёскивающих ранах, не слыша тихого шёпота Враногривки, острее когтей Бородиста разорвавшего его устоявшийся бесцветный мир, лишённый каких-либо ярких оттенков, кроме одного - иссиня-серого – цвета долга.
Во сне Стрелолист куда-то бежал. Убегал – от чего или кого, он не смог бы сказать и сам. Жилистые светло-серые лапы подрагивали и едва заметно напрягались, дыхание с тихим свистом вырывалось из сухой глотки, опаляя лихорадочным жаром длинные усы. Что-то настойчиво преследовало его, заставляя ускоряться, сломя голову прорываться сквозь густой валежник и шипастые лапы ежевичных плетей. Капля за каплей теряя мужество, старший воитель поддавался панике и сломя голову мчался по незнакомому лесу, трусливо боясь за свою жизнь. Такую же бледную и неприятную, как и его некогда сияющие ярче звёзд голубые глаза.
Лапа неожиданно попала в кроличью нору, заставив Сумрачного кота сбиться с ритмичного бега, и с глухим треском легко надломилась, точно иссушенная солнцем мёртвая ветвь.
Стрелолист испуганно дёрнулся, широко распахнутыми глазами глядя на изуродованную конечность, и проснулся, ещё несколько секунд непонимающе всматриваясь в свою подвёрнутую под грудку пульсирующую от боли лапу с утерянными когтями.
Стиснув зубы и болезненно оскалившись, полосатый кот выпростал лапу и принялся медленно её вылизывать, краем уха слыша, как Змеезвёзд созывает котов на Совет. Что-то нехорошее шевельнулось в его груди, когда он не услышал своего имени. С такими ранами нечего было и думать добраться до острова, но отчего-то покрытую копотью душу полоснуло горячими когтями жгучей злобы – жизнь в лагере продолжала спокойно течь и без его участия. Стрелолист отдавал всего себя служению племени, ничего не прося взамен, и вот, когда пришла пора вкушать плоды своей нелёгкой, с примесью горечи понесённых ран и сладкого торжества, победы, его задвинули в тёмный угол, оставили гнить в затхлой пещере.
Все разумные доводы вдруг сделались смешными и не стоящими и мышиного хвостика.
Вышвырнули.
Как немощного старейшину.
Глухо зарычав, полосатый воитель шатко поднялся на лапы и сделал шаг вперёд, намереваясь восстановить справедливость. Его лихорадило, под шкурой словно забегали красные муравьи, а глаза покрылись болезненной масляной плёнкой, смазавшей привычную резкость взгляда.
Медленно облизнув гладкие клыки, старший воитель шумно выдохнул, намереваясь выйти наружу и наворотить дел, о которых непременно потом бы пожалел, но тут чья-то хрупкая фигурка протиснулась мимо него, заслонив своим резко очерченным силуэтом слабый вечерний свет, и на мгновение застыла, желто-зелёными тусклыми огоньками глаз мерцая в темноте.
- Ты… - с понятной ему одному злобой выдохнул Стрелолист, щуря замутнённые болью глаза и медленно признавая в безликой тени Враногривку. Вложив все свои силы в это короткое ёмкое слово, которое та едва ли услышала, старший воитель, разом лишившись опоры, рухнул на подкосившиеся лапы и прикрыл воспалённые глаза, страдая от жара и желания сделать хоть что-нибудь – любую глупость, лишь бы вырваться из этой душной агонии и прекратить подтачивающую силы мучительную боль в висках.
Прометавшись на подстилке и бессвязно что-то бормоча, он всё же провалился в сон, не слыша, как соплеменники ушли на Совет, не заметив и как вернулась пёстрая воительница, тайком ведя за собой вереницу исхудавших котов, на лисьи хвосты вокруг источавших запах свежей рыбы.

***

Стрелолиста разбудил голос Алтея, раскатистым возмущённым эхом облетевшим мирно спящий лагерь и троекратно громогласно отразившимся от гладких камней скалы и точёных стволов тонконогих сосен.
Сначала воин даже не понял, что за шум происходит на поляне, но, принюхавшись и учуяв знакомый, но оттого не менее неожиданный запах соседей, вдруг остро ощутил, как озноб пробежал по позвоночнику цепкими коготками. Недоверчиво нахмурившись и поигрывая желваками, Стрелолист вслушивался в голоса, пытаясь вычленить из разрозненных обрывков доносящихся фраз чужие ноты. Виски снова заломило, но старший воитель уже понял, что услышал достаточно.
Прихрамывая, но держа уверенную осанку, Стрелолист привычно горделиво приподнял подбородок и вышел наружу. Встречать гостей.
Жар до сих пор не спал.

→ Главная поляна

+3

790

|Новая жизнь|

Первая вспышка. Златогривая кошка запрыгнула на скалу. Коты и кошки собрались вокруг нее под скалой, все безликие, словно тени. Подснежка была среди теней. Она никого не видела, никого не узнавала. Это и не нужно было - все внимание обращено к говорящей с камня. Подснежка не слышала слов, это были ее мысли, какие-то обрывки фраз.
Не достойные... Ошибка... Горы... Возвращаемся...
Вторая вспышка. На поляне никого нет. Темно, дует сильный ветер. Такой сильный, что в ушах свистит. Подснежка видит толпу котов, которые топчутся возле выхода из лагеря. Они извиваются, как змеи... И смотрят на нее пустыми глазами. Плюшка не хочет идти к ним, но у нее нет выбора. То ли змеи приближаются, то ли она к ним подплывает. Кошка поднимает глаза к небу. На нем нет звезд.
Третья вспышка. Очень холодно, шкура намокла от дождя. Вода везде, она даже заливает глаза. Ничего не видно. Ветер свистит, воет, как раненный кот. Страшно. Слышен гром и ничего не видно. Сверкают молнии. Одна за другой. Подснежка видит цепочку идущих котов, она является ее частью. Потом она видит, что осталась одна. Потом она бежит куда-то. Рядом раздается страшный треск, кошечка замирает. Что-то огромное падает прямо на нее. Ученица не может двинуться с места. Она кричит, но крик не слышен из-за воя ночной бури.
Четвертой вспышки нет. Вместо нее непроглядная тьма. Постепенно в этой тьме начинают появляться фиолетовые и пурпурные круги. Начинает медленно, но уверенно нарастать боль. Боль в голове, боль во всем теле. Боль в душе...
Подснежка застонала. Ученица спала долго, слишком долго. Тело затекло. Плюшка поморщила нос, засуетилась на подстилке. Ей было плохо, словно попала под стадо бегущих барсуков. Но всё же лучше очнуться, чем вновь и вновь просматривать заевшее кино из событий, которые произошли с ней совсем недавно.
Нос предупредил кошку о возможной опасности. Она не дома. Тут слишком сильный запах трав. Похоже на целительскую... И не похоже одновременно. Подснежка перевернулась на другой бок, попыталась вытянуть лапы. Приоткрыла голубые глаза.
Она точно в какой-то палатке. Хотелось бы верить, что дома или просто в безопасном месте.
- Эй, - мяукнула кошечка. Голос хриплый. Подснежка облизнулась. Ужасно хотелось пить. - Эй!
Не было сил даже хвостом бить от раздражения. Кошечка поджала его к телу. Помимо боли появилось другое противное чувство. Чувство страха.

+4


Вы здесь » Коты-воители. <Отголоски прошлого> » Племя Теней » Палатка целителя