Рейтинг форума PG-13. Запрещено описание особо жестоких сцен, отсутствует откровенная эротическая составляющая.




● Для удобства навигации на форуме создан ПУТЕВОДИТЕЛЬ. Здесь вы можете самостоятельно найти ответы на все возникающие вопросы

Приветствуем тебя, дорогой гость. Ты попал на олдскульную ролевую по Котам-воителям, где администрация и игроки стараются поддерживать канонную атмосферу. Здесь нет магии, неуместных имен, несуществующих у кошек окрасов.
Зато мы предлагаем тебе ту самую магию Котов-воителей, которая однажды увлекла за собой с самой первой книги. Вспомни, как ты знакомился с этой вселенной вместе с юным Огоньком, смотрел на лагерь его глазами; переживал за Синюю Звезду, сочувствовал Щербатой и многое другое.
Здесь начинается новая история. История твоего персонажа. Множество новых приключений, которые ограничены только миром, в котором он живет, и твоей фантазией!
Если все это тебе по душе, то ты нашел именно ту самую ролевую. Смело регистрируйся, а мы поможем разобраться на форуме и влиться в коллектив.

Коты-воители. Отголоски прошлого

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Племя Теней » Берег Озера и полумостик


Берег Озера и полумостик

Сообщений 231 страница 240 из 240

1

БЕРЕГ ОЗЕРА И ПОЛУМОСТИК
Продолжение темы - не имеется


http://images.vfl.ru/ii/1539786944/dad88c76/23844917.png


Это - Берег Озера со стороны племени Теней с шатким полумостиком в придачу, где котам, идущим на совет, можно пройти через территорию этого племени максимум в двух лисьих хвостах от самого озера. Чаще всего вода здесь гладкая и не слишком волнистая, тихо и бережно журча, она красиво серебрится и омывает прибрежную травку, сплошь разросшуюся здесь повсюду. Кроме того, здесь довольно красивый и романтичный вид.
* разрешен проход через территории котам других племен, но не дальше чем в двух лисьих хвостах от берега.

0

231

Характер соперника оказался полностью подстать Грохоту, что не могло не радовать. Он был готов отдать должное самой судьбе, что столкнула воителей на поле боя и дала возможность показать себя с самой сильной стороны, которой они обладали. Замес в грязи вызывал отвратные ощущения, от которых исполин был готов с головой нырнуть в озеро, лишь мы смыть с себя прилипшие частички грязи, что уже брызгами лезли в рот, но думать о такой роскоши пока не стоило. Впереди еще самое горячее.
Грозовой воитель устремился в атаку. Он развернулся после ухода от укуса Грохота и теперь летел на него с запрокинутой вверх лапой, желая отомстить своему обидчику за боль в его ребрах. Лапа неслась прямо на макушку исполина. Резко делая выпад вперед, он подставил свое плечо, чтобы избежать полного удара. Белому коту все же удалось совершить атаку, но вероятно не так как хотелось и его лапа проскользнула по уху старшего, на мгновение оглушая того. В голове все отозвалось глухим звоном и в глазах слегка потемнело. Давно он не получал подобную оплеуху. Решив теперь померится силами, враг толкнул здоровяка в бок и лапы того подкосились, как на зло, на влажной земле, отчего он рухнул на передние лапы и попытался дернуться задними, пока те были еще на весу.
— Я же сказал, что не на того ты напал. Теперь не отделаешься, - прошипел тот на ухо и Грохот нахмурился. Он чувствовал, как бурлит кровь в венах, а язык так и наровит выкинуть ехидную фразочку.
- Из твоей пасти смрадит, как от лягушачьего помета, - в порыве бешеного гнева в глазах и удачно появившегося плеча перед ним, исполин нацелился точно в него, решая вцепиться в наглеца. В тот же момент чужие когти заставили зашипеть от боли и плечо грозового воителя задел лишь один клык исполина. Когти хорошенько прошлись по животу старшего, благо не оставляя глубоких следов, но все же заставили отозваться непривычной болью на плоти.
Возраст исполина уже чувствовал явно не для битвы. С каждым новом движением энергии оставалось меньше, но сдаваться так просто совсем не хотелось, по крайней мере не перед соплеменниками. Его взгляд упал на собственных соплеменников, что так стойко сражались со своими врагами. А ведь ради чего? Клока земли, на который они почти и не будут приходить, разве что красоваться новой территорией. Лишние, бесполезные жертвы. Забивая голову туманными мыслями, Грохот в тот же миг посмотрел Северу в глаза с некой жалостью, будто бы хотел неосознанно передать все свои логические выводы к которым он пришел и дать понять, что все это лишь глупая игра.
Белый кот продолжал мусолить лапами его шерсть, отчего полосовать её стало тяжелее, ведь грязь создавала подобие щита. Решив более не ждать, когда тот доберется до самого сокровенного, черный воитель резко дернулся в сторону, все же переворачиваясь на другой бок и напряг задние лапы, чтобы окончательно отбросить врага в сторону. Удар оказался не такой сильный как ожидался. Дернувшись с места в попытке схватиться за шкирку того, чтобы, наконец, оказаться сверху, Грохот оплошал и вновь успел лишь оставить след от клыков на шкуре. Воспользовавшись моментом, грозовой воитель потянулся к того раскрытой пастью и кажется, снова нацелился на несчастное ухо, которое будет наверняка заживать еще очень долго, настрадавшись после столь долгожданной битвы.

+3

232

-----> Главная поляна племени Теней
Гремучник остановился, выпуская когти во влажную землю и в нетерпении размахивая хвостом. Все его нутро вопило от внутренней злости и ярости. Вот они — причина всех бед Сумрачного племени, сброд, что возомнил, что он стал лучшим во всем лесу. Настолько, что плевал на Законы и честь. Кот зарычал, завидев рыжую шерсть давнего знакомого, что стоял в отряде напротив их собственного. На языке вертелось множество ядовитых фраз, но Гремучник сдержался, краем глаза поглядывая на Чернозвёзда, будучи уже готовым ринуться в бой. Как же давно он ждал этого шанса хорошенько отыграться на паршивых грозовых. И чтобы никто не имел права остановить его и уличить в нарушении "закона". Эти законы были не писаны для грозовых, так почему он сам должен им повиноваться?!
Дождь щедро поливал землю, и почва под ногами больше напоминала грязное месиво. Гремучник со стиснутыми зубами сильнее впился когтями в грязь, изо всех сил сдерживая себя, чтобы не броситься в атаку уже сейчас. Его желто-зеленые глаза были прищурены, и в них читался лишь гнев и презрение. Лапы мелко дрожали от нетерпения. Быстрее. Ну же.
Серая Комета. Не представляешь как долго я ждал этого момента, — начал брат, и Гремучник низко зарычал. К чему сейчас были высокие речи? Неужели нельзя просто скомандовать в атаку?! Чем дольше оттягивался этот миг, тем быстрее начинало биться сердце и стучать в ушах. Будто молодой воин, он в нетерпении хлестал себя хвостом по мокрым от дождя бокам. Пройдя через множество битв, сейчас он понимал, что именно этот бой заставляет его сердце сжиматься и дрожать. Какой же мышеголовый бред! Он просто закончит его и выйдет победителем, как это обычно бывало. Никакой жалости, никакого трепета — лишь чистая ярость и заученные до автоматизма боевые приемы.
В атаку! — прорычал Чернозвёзд, и Гремучник уже не чувствовал своих лап, сорвавшись с места. Перед глазами стояла пелена дождя и гнева. Где он? Кот стоял у полумостика, когда сквозь шум ливня наконец услышал чье-то приближение. Рот расплылся в полуоскале. Наконец-то! Он развернулся так быстро, как только мог, но Лисьехвост был быстрее. И намного крупнее. Его челюсть в ту же секунду потянулась к загривку Гремучника, и, несмотря на попытку сумрачного уйти от атаки, рыжий успел впиться острыми зубами прямо в его шкуру. Кот сдержался, чтобы не зашипеть от боли, пронзившей его тело и отдающей в висках. Мир перед глазами зашелся в бешеном танце, и Гремучник не мог сделать абсолютно ничего, уступая противнику в габаритах. Он стиснул зубы и закрыл глаза, стараясь не потерять концентрацию и быть в состоянии сражаться дальше после встряски. Движения рыжего воина стали медленнее, и кот понял, что тот устал, а значит сейчас будет самое время контратаки. Он не сдастся так просто какому-то грозовому воину, вылезжему из палатки оруженосцев всего несколько лун назад!
Гремучника бросили на землю, словно мерзкую крысу, и тот зарычал от ярости, застлавшей его глаза. Голова кружилась и гудела, отчего он почти не чувствовал лап, но краем глаза все же смог заметить, что Лисьехвост готовится к броску. Собрав все оставшиеся силы, он сделал попытку подсечь противника в прыжке, извернувшись. Но было слишком медленно. Слишком слабо. Слишком медленно. Тебе нужно больше! Слабак! Пульс бешено стучал в ушах, эхом отдаваясь от биения сердца.
Лисьехвост обрушил свой вес прямо на Гремучника, и тот зашипел, на миг теряя весь воздух из легких. Мерзкое отродье. Захват длился несколько секунд, и воин наконец ощутил, что его не прижимают. Он извернулся, готовый принять новую атаку кота. Лисьехвост дрался в полную силу, пользуясь своим преимуществом, и сейчас Гремучнику ничего не оставалось, кроме как защищаться. Он ощутил небольшую каплю уважения к противнику, но тут же подавил ее, заменяя яростью и презрением. Они не достойны уважения. Они достойны смерти.
Эта мысль придала Гремучнику силы, и, когда Лисьехвост вновь прыгнул на него, пятнистый кот смог перекатиться, подминая противника под себя. Теперь он смотрел на него снизу вверх. И это был до ужаса приятное зрелище. По телу прошла приятная дрожь, а взгляд ядовитых желто-зеленых глаз впился в морду рыжего. Хотелось вгрызться прямо в горло паршивцу, чтобы завершить его жалкое существование на этом свете, но кот подавил это дикое даже для самого себя желание, лишь с силой начиная давить на горло противника передними лапами. Задней же лапой он встал на незащищенный живот, выпуская когти и впиваясь в мягкую плоть, чтобы грозовой не смог извернуться. На морде появилась кривая ухмылка на грани дикого безумства, пока глазами он пожирал все эмоции, проносящиеся на лице противника. Он должен был увидеть, как его глаза закатятся от недостатка воздуха, должен почувствовать, как его тело будет постепенно обмякать, а силы покидать его. Ради этого он здесь. Ради мести.

+4

233

Из твоей пасти смрадит, как от лягушачьего помета, — прорычал черный воин, и Север лишь оскалился на эти слова, пытаясь не поддаться на провокацию. Дождь несчадно поливал землю, а грязь облепила двух котов со всех сторон так, что невозможно было определить, кто перед тобой. Все коты на поле боя стали похожи на одинаковые темные силуэты, набрасывающиеся друг на друга раз за разом, бьющиеся за жалкий клочок земли, лишь с отдаленной целью защитить свою честь и достоинство. Черный потянулся к плечу Севера, чтобы вцепиться в него своими зубами, но грозовой уже прижимал его к земле, занося лапу, чтобы хорошенько прочесать живот. Сам по себе Север был котом миролюбивым, но в пылу битвы с противником он будто лишался тормозов, повинуясь своим инстинктам, которые наббатом звучали у него в голове: рвать, метать, кусать. Никакой пощады, никакого снисхождения. Если ты решил выступать против, то будь готов к худшему.
Когти прошлись по мягкому незащищенному животу, оставляя алые следы, быстро смешивающиеся с грязью и полностью исчезая в ней. Грязь мешала, делала движения медленными, казалось, когти будто скользили по шерсти, совершенно не касаясь её. Север с силой сомкнул челюсти, встречаясь глазами, полными гнева, с глазами сумрачного. И замер. Тот смотрел с жалостью, и грозовой сам подивился своей жестокости. Они сражаются лишь чтобы доказать... что? Что они самое сильное племя? Что у них самые большие территории? Нет. Они бьются ради битвы. Жестокость ради жестокости. Кот мотнул головой, отгоняя эту секундную слабость. Их сражение еще не окончено.
Север выпустил когти и вцепился чёрному в плечи, задними лапами прочесывая тому живот. Но воин был не так прост. Он резко дернулся в сторону, переворачиваясь и намереваясь схватить Севера зубами за шкирку, но не успел сделать задуманное. Его зубы лишь слегка клацнули где-то рядом с грозовым, и на морде того отразилась победная ухмылка.
Тебе стоит быть быстрее. Двигаешься, как улитка, — дерзко бросил Север, и тут же двинулся на чёрного, впиваясь тому в ухо. Во рту почувствовался солоноватый привкус крови, и грозовой замотал головой, усиливая боль сумрачного воина. Тот дернулся и зашевелился в попытке вызволиться. Он попытался боднуть Севера головой в грудь, но Север быстро отпрянул, уворачиваясь от удара. Кот тяжело дышал, весь покрытый грязью и мелкими царапинами, но его душа будто летала, заставляя лапы мелко дрожать и нестись вперед, не уставая. Он бросил мимолетный разномастый взгляд на сумрачного, в котором можно было прочесть все: от восторга до ненависти и уважения. А после ринулся в бой, уже зная, что перевес на его стороне.

+2

234

Лисьехвост мысленно возликовал, когда повалил противника на землю. Челюсть немного ныла, но пасть все еще была искажена в дикой ухмылке. Настала его очередь насмехаться над Гремучником. Горло Лисьехвоста вибрировало от тихого рыка и кровавого ликования. Обычно он дрался честно, не пытаясь серьезно ранить, но сегодня не самый хороший день для милосердия.
И вот, его противник пал на землю. Напружинив все свои лапы, он приготовился к броску, целясь прямо в легкие. Гремучник предпринял попытку предотвратить атаку, но после такой тряски он действовал слишком медленно. Лапы надавили на его ребра, прошлись по трепещущему боку. И вот, он приготовился к решающему удару, но...
Чужая первородная ярость немного сбила рыжего воина с толку. Но Лисьехвост был зол не меньше и неосмотрительно бросился вперед, отчаянно желая схватить того за плечи и снова свалить прямо в грязь, что бы она, чавкая, пожирая его плоть. Но - рывок! - и он сам оказался на земле! Лисьехвост беспорядочно забился в ярости, раскидывая лапами комья земли пока его душили. Это то, что было в его сне. Эта грязь, это гнетущее ощущение близкой смерти. С небольшим страхом он подумал, что сейчас в его горло вгрызутся острые змеиные клыки. Обе лапы стиснули его шею, перемкнули поток крови в сонных артериях, заставили со свистом втягивать те жалкие крохи воздуха, которые он мог себе позволить. Задняя лапа врага незаметно для внимания рыжего воина встала на живот, нервно содрогающийся и совсем беззащитный. Глаза Гремучника имели ядовитый цвет и с огненной злобой смотрели прямо в полу-стеклянные глаза Лисьехвоста. Его морду исказила ухмылка, едва ли не отражение ликующего минуты две назад грозового воителя. Быстрым трепещущим пламенем на рыжей морде появились множество эмоций: страх, отчаяние, разочарование в себе. Но именно отчаяние заострило черты его лица, распахнуло ему рот в немом крике.
Глаза начали закатываться и он, осознавая, что его противник сейчас вот-вот убьет его, попробовал сопротивляться. Передние лапы, дрожащие от слабости, уперлись тому в грудь, но сумели лишь немного оттолкнуть его. В ответ на это, Гремучник прочесал рыжие бока и кровь рекой хлынула из ран. Сдерживая болезненный крик, Лисьехвост попробовал еще раз  толкнуть его. Сейчас ему нужно немного места, что бы развернуться, принять удобное положение и атаковать его. Прижатый к земле, он совершенно беззащитен.
Но, самое главное, его горло освободилось. С жадностью он вдыхал в себя воздух, чуть ли не захлебываясь. Шум крови в голове, свистящего воздуха в легких окончательно запутал его. Лисьехвост снова сделал выпад передними лапами, уже чуть сильнее, но все еще недостаточно. Он безумно хотел встать на лапы, он уже почти поднялся, но Гремучник очень неожиданно нырнул под его живот, толкнул в ноги и Лисьехвост, чуть завалившись набок, но выровнявшись, скользящим движением перевернулся на спину. Рыжие лапы тут же слабо забарабанили когтями по животу нависшего над ним соперника. Такое ощущение, что лапы не принадлежат ему. Словно бы тело вообще не его, оно лишь колется, чешется от недостатка кислорода и быстрого тока крови в жилах, трепыхается в боевой агонии. Гремучник толкнул его в бок. Полностью опустошенный, Лисьехвост повалился на землю снова.

Ничтожество. Он всегда был ничтожеством. Единственное его достоинство - чувство ложной уверенности в себе. Он знал, пусть и не хотел признаваться себе, что проиграет. Гремучник не по силам ему, совсем еще юнцу. Быть может, Лисьехвост и смирился бы со своим проигрышем, если бы не злость, ревущая в каждой нервной клетке его тела. Он здесь, лежит в грязи, униженный, оскорбленный, обдуваемый семью ветрами. Он должен отомстить и за позор на Совете, и за этот бой.
Яростно заклокотав и не помня себя от бешеного безумия, рыжий воитель со всей дури ударил склонившегося над ним Гремучника по лбу своей тяжелой головой. Получилось высвободиться из его хватки. Уже не чувствуя ни ликования, ни  страха, он снова прыгнул вперед, лапой целясь в голову. Он попытался было нырнуть в сторону, контратаковать, но вмиг потяжелевший и огрубевший, грозовой воин настиг его снова. Бездумно, без какой-либо стратегии, подгоняемый лишь диким хаосом в его сердце, Лисьехвост обхватил его лапами, падая вместе с ним на землю, впиваясь когтями между ребер. Что бы Гремучник и не думал вставать, он завалился на другой бок, вжимая того всем своим весом в грязь, что бы тот задохнулся во влажных земляных комьях. На лице грозового кота не было совершенно никаких эмоций, оно застыло каменной маской, но глаза его горели первородным огнем.

+4

235

Гремучник, не помня себя, сжимал горло своего противника, с жестокой кровожадной ухмылкой наблюдая, как тот пытается извернуться, хрипит, тщетно глотая ртом воздух. С открытым от недостатка воздуха ртом, со стеклянными, смотрящими в пустоту глазами грозовой выродок нравился ему намного больше. Именно так все и должно быть. Именно так это и задумывалось изначально. Страх, ужас, отчаяние — Гремучник впитывал все эти эмоции, упиваясь ими, словно они были живительным соком, таким вкусным и сладким. Он облизнулся.
Передние лапы Лисьехвоста уперлись Гремучнику в грудь. Такое слабое и бесполезное сопротивление. Почему он продолжает сопротивляться?! Кот стиснул зубы и со злостью прошелся по бокам рыжего выпущенными когтями. Не. Должно. Быть. Никакого. Сопротивления.
Умри наконец, — прошипел Гремучник, полосуя бока грозового. Его черные от грязи когти становились бордовыми, а глаза потемнели от ярости. Хотелось причинить боль, еще раз увидеть страдание на ненавистной морде, но что-то внутри твердило, что убивать выродка не следовало. Рациональная часть его еще помнила про Воинский закон, про честь и правила, про уважение. Как он посмотрит в глаза своим соплеменникам, когда те узнают, что Гремучник убил грозового кота? Пятнистый зарычал от злости, плещущейся через край. Как же вся эта ситуация выводила из себя. Как же чесались когти вонзиться поглубже в плоть, разодрать изнутри. Но, словно собаку на привязи, закон сдерживал его, и чем больше Гремучник хотел вырваться, тем больнее колючий ошейник впивался ему в шею. Он не мог. А может и не хотел?
Лисьехвост жадно глотал воздух, пользуясь секундной свободой. Гремучник мог снова начать душить его, но не стал. Слишком громким был голос совести у него в голове, и слишком он боялся за свою воинскую честь. Эта битва должна закончиться его победой. Честной победой, которой он бы утер нос Лисьехвосту и про которую не стыдно было бы рассказать в лагере. Пару мгновений он наблюдал, как грозовой пытается встать на дрожащие лапы. Как жалко. Это должна быть легкая победа. Гремучник быстро нырнул под рыжего, делая подсечку, и вот тот снова на земле, весь в грязи и ранах. Пятнистый кот осклабился.
Смотреть на тебя сверху, за твоими жалкими попытками так приятно, — Лисьехвост попытался прочесать ему живот, но лапы, видимо, не слушались его. Гремучник лишь отмахнул его лапы в сторону, а после с силой ударил в бок, выпуская когти, — А знаешь, что еще приятнее? Видеть, как ты теряешь уверенность, как ты сдаешься и ломаешься.
Лисьехвост лежал на земле неподвижный, и Гремучник мысленно уже праздновал победу. По-другому и быть не могло. Бои были его стихией. Тем, что он умел и чем гордился. У такого еще зеленого воителя, хоть и более крупного, не было и шанса против опытного сумрачного кота. Сейчас Гремучник чувствовал угасающий огонь ярости. Противник повержен. Остался лишь завершающий штрих, что полностью докажет победу — он еще не видел его глаза. Он хотел увидеть смирение, страх перед пятнистым воином, может быть, затаенную злобу и обиду. Что угодно, что покажет, что Гремучник стоит выше. Что он победил. Что Лисьехвост сломался.
Было слишком тихо. Бока грозового вздымались, и Гремучник заподозрил неладное. Он напрягся, готовясь к чему угодно, но было слишком поздно. Лисьехвост резко поднялся и ударил его по лбу своей головой. В глазах потемнело, и Гремучник пошатнулся, отказываясь верить в это. Он ведь... он победил! Почему это жалкое отродье не хочет наконец сдаться?! "Придется заставить", — кот впился когтями в землю, пытаясь прийти в себя после последней атаки. Лисьехвост высвободился из хватки, наконец становясь на лапы.
Значит, наш бой еще не закончился? — сквозь зубы проговорил Гремучник, исподлобья смотря на грозового, — Признаюсь честно, не ожидал от тебя такого сопротивления. Это заслуживает... уважения, — на морде Лисьехвоста не дрогнул ни один мускул. Заболтать его не выйдет. Кот стиснул зубы. Ситуация накалялась все больше и больше. Лисьехвост резко прыгнул вперед, проходясь когтями по морде Гремучника, из-за чего тот с болью зажмурился и покачнулся, не успев отскочить в сторону и контратаковать. Только сейчас он почувствовал, как сильно дрожали его лапы и колотилось сердце. Облепившая его грязь замедляла движение, делая его неповоротливым. Силы начинали постепенно покидать его. "Нет!" В панике и нахлынувшей ярости он стал озираться по сторонам, но бордовая кровь застилала весь его взор. Лисьехвост обхватил его лапами, сваливая на землю. Его когти впились куда-то меж ребер, и сумрачный тихо взвыл, извиваясь, чтобы выбраться. Ни звука, ни слова не было произнесено грозовым. Липкий страх поражения подкрался к Гремучнику, овладевая им. Этого не должно было случиться! Как и в начале боя, Лисьехвост прижимал его к земле своим весом, но сил сопротивляться становилось все меньше и меньше.

+3

236

Когти молодой воительницы в упоении драли шерсть врага, и казалось, что разум Каменницы летает где-то далеко отсюда, словно даже сейчас, когда её тело бодрствовало, она была там, в Темном Лесу, где нужно рвать, кусать и бить, и каждая ошибка может стоить жизни. Она словно чувствовала затхлый запах гнили, сопровождавший каждую её ночную тренировку с Мастером, и ей казалось, что и присутствие отца она тоже ощущает рядом,  и она словно играла спектакль здесь, для него, чтобы он видел, как легко и непринуждённо она чувствует себя в бою. Враг пытался сбросить нападавшую с себя, но Каменница не разжимая хватки когтей, держала баланс, словно пиявка став частью противника.
     Монотонный процесс штрихования спины Пятна когтями довольно скоро стал для Каменницы скучным. Да-да, эта кошка могла в пылу сражения заскучать – настолько легко в эмоциональном, да и физическом плане, ей давались сражения, после стольких лун постоянных тренировок в Темном Лесу. Чтобы разнообразить ситуацию, Каменница потянулась к уху врага, желая схватить его зубами и дёрнуть, возможно оставить тем самым его без кончика на память о себе, но это расслабление на фоне скуки стоило ей ошибки, и Пятно успел плотно прижать уши прежде, чем Каменница успела подумать о собственном равновесии, чтобы не потерять свою выгодную позицию.
     Черно-белый кот тотчас извернулся, и занёс лапу для удара, и Каменнице пришлось втянуть когти, и соскочить с его спины, чтобы избежать этого целенаправленно удара. Она приземлилась в двух лисьих хвостах от Пятна, и в ту же секунду поспешила снова к нему, чтобы с разбегу обрушить весь свой вес на него и вернуть преимущество. Враг выставил вперед все четыре лапы, и взгляд его скользнул куда-то в сторону других дерущихся, словно он уже смирился с превосходством Грозовой противницы. Уголки губ Каменницы расплылись в довольной ухмылке, обнажая клыки, и она перенесла вес на задние лапы, когтями передних собираясь расчистить путь к незащищенному животу противника. За спиной сверкнула резкая вспышка света, и громкий треск зарезал тишину. Невероятной силы раскат грома заставил Каменницу остановиться, и опуститься на все четыре лапы в сантиметре от Пятна и оглянуться.  Какие-то доли секунды прошли, и вокруг стало светло, как днём, от огня, который со скоростью горной реки расползался по ветвям... Небесного дуба.
     Зрачки Каменницы расширились от нахлынувшего испуга, и отражение пламени засверкало внутри них. Она ещё не осознавала происходящего в полной мере, но одно было ясно точно: битва окончена. Под громкий стон падающего исполинского дерева, Каменница бросила неопределённый взгляд на Пятно, и молча, ведь любые слова утонули бы в треске, сорвалась с места, бросаясь вглубь родной территории, желая увидеть полную картину происходящего.
-------------->Небесный дуб
Битва на дайсовой арене. (в посте обыграла дайсы из сообщений #8, #11, #12)

Отредактировано Каменница (2019-12-18 10:33:49)

+2

237

И почему она была такой злобной?
Пятно видел рот Каменницы, растянувшийся в ухмылке; видел, как она нацелилась в его живот и... остановилась. Он вдохнул воздух, и тут раздался гром. Даже не гром — что-то сильнее грома, сильнее любого звука, что он раньше слышал; как будто прямо на них упала гигантская сосна.
Он увидел яркую вспышку и огонь — море огня — ещё до того, как Каменница обернулась. Он с трудом сначала приподнялся, а затем встал. Тяжело дыша, он наблюдал, как пламя хищником пожирает Небесный дуб.
«В Небесный дуб попала молния», — это была его мысль, пока он ещё стоял в оцепенении и неверии. «Звёздное племя уничтожило Небесный дуб!» — это была его мысль, когда он заметил, как зрачки Каменницы расширились и как она напряглась, испуганная.
Битва была окончена. Звёздное племя окончило битву. «Почему?» — несмотря на тепло, ползущее по берегу, он задрожал. Небесный дуб, весь обёрнутый пламенем, затрещал, и начал медленно падать. Кто-то громко закричал.
«Свиристелинка?»
Каменница бросила на него странный взгляд и молча сорвалась с места. Пятно последовал за ней.

=> Небесный дуб

Отредактировано Пятно (2019-12-21 13:04:16)

0

238

Грохот ощутил, как зубы белого вонзаются в его ухо и невольно зашипел. Боль была резкой, похожей на удар током, но от движения плавно перетекала в тягучее состояние. Попытавшись вырваться, исполин дернул головой в попытке боднуть кота в грудак, чтобы хоть как-то сбить порыв противника, но от расплывчатости в глазах промахнулся. Его тело ныло от усталости, ведь года явно брали свое. Быть может внутренне он все еще чувствовал себя тем озорным учеником, но внешнее состояние говорило само за себя. Взять, к примеру, пару седых волосинок на его черной шерсти. Белый воитель кажется снова был готов броситься в бой, но резкий грохот в небесах заставил невольно отскочить, пропуская противника мимо себя и инстинктивно даже припасть на задние лапы.
Мелькнула яркая вспышка, которая разом пронзила верхушку Небесного дуба. Поначалу, казалось, что все обошлось, но резкий ветер дал разгон для огненных искр, которые стремительно бросились пожирать кору древа, забираясь прямо в его глубь, будто бы туча короедов. Пламя разгорелось над дубом и его ветви начали рушиться один за другим. Запах гари тут же ударил в ноздри исполина и он уже потерял все желание боя. Тело охватывал страх за соплеменников, но больше всего за свою возлюбленную. Он дернулся вперед, уже бросая грозового воителя где-то за спиной и даже не думая ему помогать.
- Мышь! - черный дым мешал обзору и оставлял осадок на легких. Закашляв, жадно хватая оставшиеся частички еще свежего воздуха в этой стороне, Грохот пытался высмотреть мышь и тут же оскалился. Он увидел её вдалеке. Тело возлюбленной лежало на земле и, кажется, не двигалось. Рядом была Марго и Пятно. Первая мысль в глазах Грохота была слишком жестокой. Он относился к этой одиночке настороженно и теперь его догадки лишь подтвердились. Она могла быть причиной всему, что здесь произошло. Отпихивая своих соплеменников, черный исполин бросился к кошке.
-> Небесный Дуб

Отредактировано Грохот (2020-01-02 15:31:00)

+2

239

Черный воин постепенно терял силы под напором Севера, а тот даже не думал останавливаться, полосуя шкуру противника, впиваясь в нее своими когтями, зубами, закусывая так, что начинало сводить челюсть. Сумрачный пытался вырваться, но было уже бесполезно — исход боя предрешен. Север сверкнул глазами, оглядывая поле боя в момент короткой передышки.
Грозохвостки и Ледника не было видно, и сердце отчего-то сжалось в тревоге. Дождь хлестал прямо в морду, и разглядеть котят не представлялось возможным. "Только бы с ними всё было в порядке." Кот не простит себе, если что-то случится с его котятами. Они были еще слишком неопытными, чтобы идти в такую серьезную битву. Но Серая Комета решила по-другому. Да и какой он будет отец, если запретит этим ученикам идти в бой. Это было слово предводительницы, значит, в ее глазах они уже готовы. Противоречить ему — значит выставить котят слабаками в их глазах и в глазах соплеменников. "Но всё же, что ни делается — всё к лучшему, ведь так?"
На глаза попалась Каменница. Вот уж о ком не нужно было беспокоиться. Порой даже казалось, что она повидала куда больше битв, чем сам Север, что плохо укладывалось у него в голове. Слишком подозрительная и противоречивая личность, да еще и Загоняющий... Ветер ударил в морду коту, и он отвернулся, сосредотачивая свое внимание на запыхавшемся противнике. Тот еще стоял на лапах. Оставалось лишь заставить его сдаться и идти искать Ледника с Грозохвосткой.
Север уже напряг задние лапы для прыжка, как яркая вспышка очертила ломанную линию на небосводе, и мгновенно послышался оглушающий треск. Даже с одним слышащим ухом кот съежился от громкости, так и не совершив атаку. "Молния? Предки?" — Север замотал головой и замер. Его глаза на секунду расширились от ужаса.
Небесный дуб горел. Огонь быстро распространялся по дереву, и даже отсыревшие ветки не были ему преградой. Труха сыпалась на землю вместе с ветками, а в воздухе почувствовался запах гари. Вот он — гнев предков. Что стало причиной? Неужели сама война? Или кто-то вроде Гремучника, как в ту ночь Совета, опять нарушил Закон?
Коты бросились врассыпную с поля боя. Сумрачный воин же, не оглядываясь и крича что-то, что Север не услышал в общем шуме, побежал к начавшему крениться дереву. "Оставаться слишком опасно, так куда этот дурень побежал?" И тут осознание чуть не подкосило ему лапы.
Там оставались коты. Там могли остаться его котята. Ледник. Грозохвостка. Это было куда серьезнее всей этой битвы. Куда серьезнее противника в лице Сумрачного племени. Куда серьезнее возможности проиграть Небесный дуб — предки уже лишили их этой возможности. Теперь дуб может похоронить под собой всех, кто не успел сбежать.
Север стиснул зубы. Не время смотреть на горящее дерево. Не время медлить. Нужно убедиться, что с котятами все в порядке, и, если того потребует случай, вызволить их из беды.
Кот бросился с места, поспешно нагоняя сумрачного противника. Да и не противник он уже. Под дубом могли оказаться как грозовые, так и сумрачные, и жизни каждого были одинаково важны.
------>Небесный дуб

+3

240

Гремучник стиснул зубы и зажмурился. Это не должно было быть так. Какой позор. Он, старший воин, опытный боец, сейчас проигрывает какому-то грозовому воину-переростку, недавно вылезшему из палатки оруженосцев. Пятнистый зарычал от злости и еще раз предпринял попытку выбраться из-под тела грозового. Но он слишком устал. Лапы разъезжались по влажной грязи, а вес рыжего кота давил к земле, не позволяя даже поднять голову. Неужели все так и закончится? Поражением. "Ничтожество", — подумал про себя Гремучник. Гнев и ярость, клокотавшие в нем, будто потеряли источник силы, как и тело самого воина. Он обмяк, переставая сопротивляться и чувствуя, как его лапы будто наливаются свинцом. Даже если бы его сейчас отпустили, кот не смог бы далеко уйти из-за множества ран и усталости.
Паршивец, — резко бросил он Лисьехвосту, но не с целью разозлить, а скорее дать понять, что их битва закончилась. "Да-да, я принял поражение, но мы с тобой еще поквитаемся, так и знай", — как бы говорило одно это слово. Гремучник никогда еще не ощущал себя таким слабым. Значит, он должен стать еще сильнее. А возможно, всему виной отвратительная погода и место битвы. Да, так оно и есть. Просто Лисьехвосту повезло больше — он крупнее, а соответственно, тяжелее. Ему легче драться в грязи, легче прижать к земле. Кот выпустил когти. Да кого он обманывает. "Слабак".
Дождь хлестал Гремучника по бокам, пока тот поднимался с земли. Он со злостью посмотрел в глаза Лисьехвосту.
Зубоскаль сколько хочешь. Празднуй победу. Но мы еще встретимся, и я выбью из тебя всю дурь, — процедил он, показывая острые клыки. Но в глазах его теперь можно было увидеть усталость. Он устал. А еще унижен. И больше унижен в своих собственных глазах. Он будет тренироваться до крови на подушечках, до дрожащих мышц, до тех пор, пока лапы не смогут удерживать его тело. Но он победит в следующий раз. Обязательно.
Внезапно небо озарила яркая вспышка, а затем прогремел раскат грома. Гремучник вздрогнул и обернулся на звук. Молния ударила прямо в Небесный дуб, отчего его верхушка загорелась. Это было смешно. Были бы силы, пятнистый рассмеялся бы сейчас. Сколько было пролито крови за это злосчастное дерево, а теперь оно не достанется никому — огонь быстро распространялся по веткам, будто заглатывая их.
Что ж, вы хотели этот дуб отстоять — забирайте, — с кривой усмешкой сказал он Лисьехвосту. Гремучник никогда не видел большой пользы в дереве как таковом. Для него было важнее отстоять честь Сумрачного племени и отомстить за все козни Грозового. Обе стороны знали, что Небесный дуб был лишь предлогом. Огонь распространялся слишком быстро, и дуб начал крениться, становясь огромной угрозой для тех, кто не успевал сбежать с поля боя. Ничего не говоря более, он пошел к дереву, чтобы ближе посмотреть на масштаб событий. На его морде было безучастное выражение. Он был слишком зол на себя, чтобы как-то реагировать на происходящее. Но нужно было узнать, не случилось ли чего с братцем или, что еще хуже, со Свиристелинкой.
------>Небесный дуб

+2


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Племя Теней » Берег Озера и полумостик