Рейтинг форума PG-13. Запрещено описание особо жестоких сцен, отсутствует откровенная эротическая составляющая.




● На ролевой ведутся Древа племен, оставьте свой след в истории!

● На форуме введен Игровой помощник, просим ознакомиться.

Приветствуем тебя, дорогой гость. Ты попал на олдскульную ролевую по Котам-воителям, где администрация и игроки стараются поддерживать канонную атмосферу. Здесь нет магии, неуместных имен, несуществующих у кошек окрасов.
Зато мы предлагаем тебе ту самую магию Котов-воителей, которая однажды увлекла за собой с самой первой книги. Вспомни, как ты знакомился с этой вселенной вместе с юным Огоньком, смотрел на лагерь его глазами; переживал за Синюю Звезду, сочувствовал Щербатой и многое другое.
Здесь начинается новая история. История твоего персонажа. Множество новых приключений, которые ограничены только миром, в котором он живет, и твоей фантазией!
Если все это тебе по душе, то ты нашел именно ту самую ролевую. Смело регистрируйся, а мы поможем разобраться на форуме и влиться в коллектив.

Коты-воители. Отголоски прошлого

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Племя Теней » Главная поляна (5)


Главная поляна (5)

Сообщений 171 страница 180 из 184

171

Жаболап глубоко вздохнул и тут же закашлялся. Запах гари, паленой шерсти и крови от себя самого и от соплеменников нещадно бил в нос. Войдя в лагерь, кот неожиданно для себя осознал, как он устал, и как, оказывается, подкашиваются лапы, как раскалывается надвое голова. Он помотал головой, гоня прочь усталость.
Послышался неприятный голос черной соплеменницы. Жаболап дернул ухом, недовольный фразой Черного Солнца, но ничего не ответил: в конце концов, он не имел к этому никакого отношения. С одной стороны, действительно, запах от Теневых котов был не из приятных, но они, всё же,  рисковали жизнью. Ученик вздохнул и расплылся в довольной улыбке, услышав голос Грохота, попытавшегося поставить соплеменницу на место.
Серый кот заметил в толпе Гремучника, и, склонив голову набок, пару секунд подумал. А что я теряю? — подумалось ему, и, дернув кончиком хвоста, ученик подошел к своему наставнику, планируя расспросить, что случилось с предводителем и Свиристеленкой, с кем сражался Гремучник, почему вспыхнул Небесный Дуб и был ли Гремучник этому свидетелем. Но, набрав в легкие воздуха, чтобы начать расспрос, Жаболап едва сдержал кашель. Ну, что это такое... — пробурчал он про себя.
Гремучник! — сипло позвал он наставника, — О чём вы говорили с Чернозвездом? Что вообще произошло? Кому теперь достался Дуб? Грозе? С кем ты дрался? Выиграл? — засыпал вопросами кот, постепенно чувствуя, что сиплость уходит, и вообще говорить стало легче. Дышать, однако, легче не стало, но это было терпимо — как будто пробежался от лагеря до озера, — Ты знаешь, я победил Грозовую воительницу! Может, я скоро стану-таки воином? Уже почти пора, — распушил грудь Жаболап.
Он вспомнил свои тренировки — и дневные, и ночные — ученику уж очень хотелось проявить себя во всей красе, и у него это получилось. После того, как Жаболап осознал, что все его старания всё-таки оправдались, его захлестнула волна нерушимого спокойствия. И никакие колкие фразочки наставника не испортят его настроя.

+2

172

- Коты племени Теней! С битвы вернулось много раненных, поэтому я прошу вас помочь мне. Все, кто в силах устоять на лапах, помоги тем, кто ослаблен и потерял сознание добраться до палатки целителя! Все раненные обязаны зайти в мою палатку и получить помощь, не важно, чувствуете вы себя хорошо, думаете ли вы, что у меня и без того много хлопот! ОБЯЗАНЫ! - голос Ольховой Лапки звучал грозно и в то же время расплывчато. Не смотря на всю свою выдержку, сознание исполина снова мутнело. Он преодолел долгий путь на ногах и свежая рана так и не успела затянуться, отчего кровь мелкими струйками стекала на оземь, пачкая местами снег. Соплеменники постепенно начали подтягиваться в пещеру целителя, чтобы их раны осмотрели. Свиристелька оказалась там в первых рядах. Когда места не хватало, воины помогали расположить места для отдыха в других пещерах, оставляя на охране лагеря самых стойких или тех, кто не участвовал в битве. Силы постепенно покидали. Как только Чернозвёзд зашел в целительскую, то обессиленно рухнул на пол, проваливаясь в долгий сон.
-> Пещера целителя

ПЕРЕМОТКА
-> Главная поляна
Жизнь продолжала идти, сменяя постепенно день и ночь. Снег, активно выпадавший несколько дней превращался в лужи под натиском яркого солнца. Приближалась весна. Её запах ощущался в распустившихся ростках подснежников, которые росли по краям поляны. Запах гари, так стойко державшийся некоторое время уже давно исчез, а коты, пострадавшие в огненной стихии пришли в норму. Лишь только шрамы могли напоминать о прошедшей битве. Жизнь снова наполнялась красками, а лагерь заметно преображался.
Чернозвезд вытянул лапы вперед из своей пещеры и постепенно выбрался и сам. Он как и прежде был величествен, а большой шрам на боку только украшал предводителя, предав ему особый шарм. На поляне было пустовато, но некоторые соплеменники уже выбирались наружу, чтобы полакомиться упитанной дичью раньше других. Прошло уже несколько лун с последних событий, но исполина все еще тревожили мысли о пропавшем глашатае, ведь они так и не нашли следов. Ольховая Лапка, а теперь уже Ольха поведала ему о решении Алтея уйти в дикие земли, что стало очередным ударом. Навалившиеся душевные переживания так и оставались на сердце тяжелым грузом, не давая мыслить в правильную сторону, отчего сегодня был первый день, когда предводитель показался из своей пещеры на свет.
- Пусть все коты и кошки племени, способные охотиться самостоятельно, соберутся под Скалой на собрание племени!- громогласно пробасил Чернозвёзд, оглядывая поляну и подходя к подножию скалы, дожидаясь, когда у нему начнут подтягиваться. - Все вы знаете, что с пропажи бывшего глашатая - Шмелебока, и ушедшего целителя - Алтея, прошло много времени. Эта утрата тяготит мою душу несколько лун, поскольку один из них был моим близким другом, а другой был нашей поддержкой и помощью в самых трудных ситуациях. Решение Алтея было осмысленным, но Шмелебок пропал не по своей воле и я хочу убедиться в этом окончательно.
Чернозвёзд обвил лапы хвостом и невольно сощурился.
- Кто желает отправиться по моему поручению, прошу сделать шаг вперед, остальные займутся укреплением лагеря, - морда исполина выражала спокойствие.Он понимал всю серьезность этого путешествия, ведь соплеменникам придется ступить на те земли, куда укажет след, а место это может оказаться непредсказуемым и очень опасным.
- Подумайте хорошенько, эта задача может оказаться опасной.

Отредактировано Чернозвёзд (2020-03-12 11:33:55)

+2

173

Перемотка

Битва окончилась. С того момента прошло достаточно времени, чтобы коты смогли более-менее восстановиться, а значит вернуться к своим прямым обязанностям.
- Пусть все коты и кошки племени, способные охотиться самостоятельно, соберутся под Скалой на собрание племени! - раздался громкий голос предводителя и все медленно начали собираться по Скалой. Змеелов так же вышел из палатки воинов и пройдя вперёд занял место под Скалой. - - Кто желает отправиться по моему поручению, прошу сделать шаг вперед, остальные займутся укреплением лагеря.
По началу глашатай даже хотел выйти вперёд, но потом резко передумал.
"Мне нельзя!" - и он был прав. Если вся верхушка покинет лагерь, то что же будет с племенем, если они пропадут? Можно, конечно же, надеяться на то, что соплеменники голосованием выберут нового предводителя или Звёздное племя укажет им нового вождя, но полагаться на это не стоит. Племя Теней слишком гордый и упрямый народ, чтобы отказываться добровольно от власти.
Чёрный кот молча сидел на своем месте и смотрел на тех добровольцев, которые отправятся на эту важную миссию.

+2

174

Дождь не кончался с самого Совета, напоминая котам о гневе Предков. Столько дней беспробудной сырости и серости погружали в уныние и чуть ли не сводили с ума.
Журавлиная не заметила момент, когда дождь перешёл в снег или что-то между. Ночью сумрачный отряд выдвинулся на битву и уже вот-вот должен был вернуться. Конечно, грозовые заслужили хорошей взбучки, но эта непогода заставляла задумываться об обратном. Не гневят ли племена Предков ещё больше? Эти мысли лежали тяжёлым грузом на сердце кошки. Так и не найдя сна в пещере воителей, Журавлиная вышла на главную поляну. Время тянулось мучительно медленно, а сонливость накатывала волнами. Для себя кошка решила, что возвращаться обратно было бессмысленно – сон не шёл, а ещё не хотелось будить сопевших воителей, которым в ближайшее время придётся трудиться не только за себя, но и за всех раненых, которые сегодня вернутся. На поляне появилось хоть какое-то движение - Ольховая Лапка огляделась и стремительно пронеслась в свою палату. Они с Алтеем вернулись! - однако радостный настрой растворялся с каждой секундой, что целитель так и не появлялся. Неужели исчезновение Шмелебока - это ещё не все потери, которые придётся пережить племени? Это такая кара от Звёзд?
В нос ударил едкий запах гари, а вскоре лагерь начали заполнять прибывшие воины. Отряхнувшись от воды, неприятно пробирающейся под шерсть, Журавлиная направилась к ним, чтобы помочь раненым. Этим же начали заниматься и другие соплеменники, и на поляне стало (кото)людно. Все принялись комментировать и обсуждать произошедшее (кажется, кто-то даже успел поругаться).
-.. О чём вы говорили с Чернозвездом? Что вообще произошло? Кому теперь достался Дуб? Грозе? С кем ты дрался? Выиграл? - со стороны раздался нескончаемый шквал вопросов, и воительница сама навострила уши. Чернозвёзд разговаривал с Ольховой Лапкой, и сейчас ему действительно правильнее заняться своим здоровьем и здоровьем племени, нежели пересказывать события битвы. Рядом с собой Журавлиная заметила Гремучника: судя и по запаху, и по внешнему виду, в этой битве он в стороне не отсиживался. Но, несмотря на это, сейчас держался (может, изо всех сил) уверенно. Кошка украдкой взглянула на воина, выжидая ответ. -Ты знаешь, я победил Грозовую воительницу! Может, я скоро стану-таки воином? Уже почти пора! – загордился собой оруженосец, и Журавлиная невольно улыбнулась и решила поддержать ученика. На всякий случай, если его наставник решит не быть снисходительнее.
-Жаболап, ты достиг больших успехов в обучении. Уверена, ты легко пройдёшь испытание и станешь примером для многих, -доброжелательно промяукала кошка. –Наставник может тобой гордиться, – с этими словами она вопросительно посмотрела на Гремучника, не против ли он такой похвалы?
Краем глаза воительница заметила потерявшего сознание Пятно и вспомнила, что обсуждения стоит отложить хотя бы до того момента, как все побывают в целителлской. Кстати, её собеседникам также стоило бы сейчас подумать о себе.
-Надеюсь, вы слышали Ольховую Лапку и обязательно к ней зайдёте, – этот настойчивый совет, конечно, адресовался обоим котам, но выжидающе она смотрела именно на Гремучника, не решаясь сейчас добавить что-то ещё.
А пока стоило помочь раненым.
--Перемотка—
Прошло довольно времени с той битвы, и практически ничего уже о ней не напоминало. Воители потихоньку восстановились, и даже беспробудный дождь наконец сбавил свои обороты, а запах гари сменился на запах пробуждающейся природы.
-Пусть все коты и кошки племени, способные охотиться самостоятельно, соберутся под Скалой на собрание племени! – голос предводителя прервал утреннюю сонливость и молчаливость, и племя потихоньку начало выбираться на поляну. Будучи одной из первых проснувшихся, Журавлиная теперь была и первой из тех, кто подходил к Скале, оставив позади сочный завтрак.
-Все вы знаете, что с пропажи бывшего глашатая - Шмелебока, и ушедшего целителя - Алтея, прошло много времени. – продолжил Чернозвёзд, и кошка непроизвольно выпустила когти. От чего племени было сложнее оправиться – так это от таких потерь, да ещё и столь загадочных. Ольха, конечно, достойно справлялась со своими новыми обязанностями, но после битвы ей пришлось очень туго. С таким количеством раненных и двум целителям сложно справиться. Рядом с собой воительница заметила Змеелова, обдумывающего свои действия после речи предводителя.
-Надеюсь, Шмелебока удастся отыскать, – с надеждой произнесла Журавлиная, но реальность была непреклонна: прошло слишком много времени. Если бы бывший глашатай мог, то уже вернулся. А сейчас только Звёздное племя ведает, где он. -Или тех… кто в этом виноват. – уже с нескрываемой злобой прошипела кошка. Мысль о том, что кто-то посмел покушаться на теневого воителя, приводила в бешенство.
-Кто желает отправиться по моему поручению, прошу сделать шаг вперед, остальные займутся укреплением лагеря! - продолжил Чернозвёзд, и Журавлиная делает свой шаг. Если что-то с Шмелебоком случилось... если кто-то посмел поднять коготь на воина племени Теней, то ему это так с лап не сойдёт. И она об этом позаботится.

Отредактировано Журавлиная (2020-04-01 00:44:16)

+4

175

Я позабочусь о них, но и тебя я жду в своей палатке. Тебе не обязательно там ночевать, но осмотреть тебя и дать тебе все необходимое я обязана. После этого пойдешь в палатку воителей отдыхать, — сказала Ольховая Лапка, и Гремучник кортко кивнул, отвернувшись от кошки. Неважно, хочет или не хочет она осмотреть его, главное, чтобы всё в порядке было со Свиристелинкой и Чернозвёздом. Осознание поражение в его битве ранило больше, чем все увечья, нанесённые Лисьехвостом. "В следующий раз я ему покажу. Мне просто нужно стать ещё сильнее." Кот выпустил когти во влажную землю и закрыл глаза, подставляя морду мокрому снегу. Где-то слышался голос Ольховой Лапки, что зазывала всех в свою палатку, где-то переговаривались коты, обсуждалось произошедшее. Племя Теней должно пережить это и переживёт. Скоро всё встанет на свои места, сколь трудна ни была дорога по достижению этого. Холодный снег отрезвлял и возвращал рассудок, и Гремучник открыл глаза, уже готовый идти в палатку воителей, как знакомый голос остановил его:
Гремучник! — "Жаболап, ну конечно же." Кот недовольно развернулся к своему ученику, встретив его взглядом своих жёлто-зелёных глаз, как бы говоря "а тебе-то чего", — О чём вы говорили с Чернозвездом? Что вообще произошло?... — кот стал засыпать Гремучника вопросами, и тот вздохнул. "Какой же он всё еще котёнок." Вопрос о его участии в битве отдался болезненно во все его раны, и кот поморщился, смеривая ученика взглядом.
Ты спрашиваешь так, будто сам в битве не участвовал, — проворчал Гремучник, но всё же продолжил, — Судя по всему, Звёздные предки решили проучить нас и остановить битву. У них очень радикальные методы, как ты понял. Дуб достался Грозе, но теперь и им он, наверное, не сильно будет нужен, — воитель криво усмехнулся, вспоминая обугленное дерево, некогда бывшее причиной распрей двух племён, — Всё остальное тебе не нужно знать, — кот не хотел говорить про своё поражение, чтобы не опуститься в глазах Жаболапа. И пусть тот только посмеет попытаться узнать подробности.
Ты знаешь, я победил Грозовую воительницу! Может, я скоро стану-таки воином? Уже почти пора, — к счастью, он заговорил совсем о другом, поэтому Гремучник мысленно расслабился, но не спешил хвалить.
Дай угадаю, подобрал себе противника без навыков боя? Она была слепая на один глаз? Может, глухая? У неё не было лапы? — подтрунивал кот с усмешкой на морде. Жаболап уже должен был знать, что его наставник скуп на похвалу, поэтому такое обращение было чем-то привычным, и сам Гремучник не преследовал цели унизить ученика. Просто немного... подшутить.
Жаболап, ты достиг больших успехов в обучении... — промяукала подошедшая Журавлиная. Гремучник закатил глаза, но на его морде всё же появилась небольшая улыбка. Давно он её не видел и уже успел отвыкнуть от её "правильного" тона, — Наставник может тобой гордиться, — кошка вопросительно глянула на Гремучника, как бы спрашивая, так ли это. Кот состроил недовольноую гримасу, но кивнул, едва сдерживая улыбку.
Ладно-ладно, ты молодец, — обратился он к Жаболапу, легонько шлёпнув того хвостом по носу, — Но ещё рано. Может быть, через луну. Раньше не жди. Можешь считать меня слишком строгим, но тебе, помимо боя, нужно научиться еще очень многому. Надеюсь, такой ответ тебя устроит, — теперь он обращался уже к Журавлиной, — И ты не посчитаешь меня таким уж плохим наставником. Видишь, как я стараюсь.
Гремучник с вызовом заглянул в глаза кошке, но быстро отвел взгляд, распушив шерсть на загривке от неловкости. К счастью, та этого, похоже, даже не заметила и лишь посоветовала котам зайти в палатку целителя. Кот вновь закатил глаза, но решил не упрямиться, подтолкнув Жаболапа к палатке, а затем пойдя следом.
<Перемотка>
За луну племя постепенно восстановилось. О войне сейчас напоминали лишь затягивающиеся раны на шкурах воинов. Как Гремучник позже узнал, Ольховая Лапка вернулась одна, приняв пост полноправной целительницы. Алтей же остался где-то в горах по мисси Звёздного племени, но воин не вдавался в подробности. Его всегда раздражал этот кот, и без него в племени стало хотя бы спокойнее.
Гремучник выбрался из палатки и тут же поморщился, наступив в большую лужу. Сезон Голых Деревьев не порадовал обилием снега, и везде была грязь и вода. Было бы неплохо остаться в сухой палатке, но воинские обязанности сами себя не исполнят.
Надо бы найти Жаболапа. Сам так хотел стать воином, а когда нужен, того и не сыщешь, — проворчал про себя кот, обходя лужу. Вчерашняя дичь лежала в куче изрядно подсырев за ночь, поэтому воин без удовольствия выудил оттуда мышь и начал есть. На поляне становилось всё больше котов, что вылезали из своих палаток, сонно хлопая глазами. На скале показался Чернозвёзд, всё такой же статный и величественный, несмотря на свою рану и навалившиеся трудности. Судя по всему, его что-то тревожило, и это не укрылось от взгляда Гремучника, знавшего брата наизусть. Он долго не выходил из пещеры, и воин был рад, что Чернозвёзд наконец начал приходить в себя. Как оказалось, вышел он не просто так, и уже через пару минут по лагерю пронёсся зов на собрание:
Пусть все коты и кошки племени, способные охотиться самостоятельно, соберутся под Скалой на собрание племени!
Гремучник тяжело встал со своего места и подошёл к скале, садясь рядом с Журавлиной. Чернозвёзд начал свою речь, и с каждым словом кот хмурился всё больше и больше. О Шмелебоке тот уже успел позабыть — он пропал тихо и без следа, будто его совсем не существовало. Неудивительно, что Чернозвёзд так озабочен его пропажей.
Надеюсь, Шмелебока удастся отыскать..., — пробормотала рядом Журавлиная, и Гремучник покачал головой.
Это вряд ли. Слишком много времени прошло. И кажется мне, он сам решил уйти из племени. Не знаю, зачем, не знаю, как, но всё это слишком странно. Если бы его увели насильно, были бы следы битвы — тогда мы бы легко отыскали его. Возможно, нет и смысла искать его, если он сам решил уйти, — сказал он уже тише, оглядываясь по сторонам. Краем глаза он наконец заметил Жаболапа. "Ну наконец-то." Кот поманил его хвостом, чтобы ученик подошел к нему.
Кто желает отправиться по моему поручению, прошу сделать шаг вперед, остальные займутся укреплением лагеря, — продолжал Чернозвёзд, и Гремучник без всяких колебаний встал на лапы и вышел вперед, бросив Жаболапу через плечо:
Ты тоже идёшь. Считай это твоим воинским испытанием. Обычное испытание было бы слишком скучным, не думаешь? — усмехнулся воин, пропуская фразу предводителя об опасности мимо ушей. Он и так слишком задержал его посвящение, и грех было бы не воспользоваться моментом наконец-таки провести испытание.

+4

176

Перемотка =>
офф: так как от Овражника ответа нет, буду пока что играть без него.
если он вернётся, поправлю пост.

К концу лечения Пятно решил, что никогда больше не возьмёт в рот мак. От него было слишком много проблем; Пятно скорее будет мириться с болью, чем с головной болью и рвотой.
Бр-р.
Первые поллуны он пролежал в беспамятстве. Он смутно помнил пару пробуждений, когда он с приглушённым криком пытался залепить Ольхе — или кто там оказывался у его подстилке, — когтями по морде. После этого он обычно несколько секунд тяжело дышал, и проваливался обратно в сон также легко, как и просыпался.
Сны снились дурацкие. То ему казалось, что он в пещере без выхода, то что у него зубы выпадали, то какая другая гадость. Никакого отдыха.
Не то чтобы он к этому не привык, но он надеялся, что хоть больной сможет нормально выспаться.
Зря.
Когда он наконец-то был в состоянии держать глаза открытыми дольше нескольких ударов сердца, то обнаружил, что обзавёлся новым шрамом. На левом плече красовался рубец. Крайне уродливый и ко всему прочему, неудобный: слишком заметный и буквально кричащий, чтобы по нему ударили. Это можно было использовать в свою пользу, но нужны были пара лун тренировок.
У Пятна не было столько времени.
Царапины на лапах и мордочке заживали быстрее. Спустя пару вылазок на солнышко — подышать воздухом и позавидовать всем те, кто не был заперт в палатке целителя, — он обнаружил, что их почти не было видно.
К воинским обязанностям его возвращать не спешили. Пятно скрипел зубами., но почти не спорил.
Дышать всё ещё было тяжело.
И раз уж его не выпускали из палатки, у него было время подумать.
Например о том, что Каменница его побила. И как побила!
Он не ожидал от неё такой сноровки. В чём был её секрет?
«Скорость». Каменница двигалась быстрее почти кого угодно, с кем Пятно дрался до этого. Минимум лишних движений, максимальная эффективность.
Нужно было попробовать повторить. Пригласить кого-нибудь потренироваться и попробовать усовершенствовать приёмы.
Алтей к ним не вернулся. Ольху посвятили в целители, — или она сама себя посвятила, это было бы в её духе, — и теперь она была их единственной опорой. Пятно злился на предателя-Алея и радовался Ольхе.
С ней было спокойнее.
И не ему одному. Мышь, например, настолько расслабилась, что родила. От Грохота.
Ему было немножко стыдно, что он не заметил их роман. В смысле, все знали. Кроме него. Её брата.
Тьфу ты.
Но зато теперь у него были племянники. Если бы не лечение, он бы сорвался с места на них посмотреть; впрочем, это и не понадобилось: котята росли быстро, и он сам не заметил, как они принялись периодически выкатываться на поляну.
Они были похожи на Грохота.
...Пятно думал, что теперь его отношения с Княженикой станут в сто раз более неловкими.

Первое утро в воинской палатке было тёплое. Он вздрогнул и осмотрелся. Не слышать дыхания Мыши под носом было непривычно.
...теперь она, наверное, с Грохотом будет спать...
«Ну и хорошо. Он спит ближе к центру, там теплее».
Пятно пихнул сопящего брата — пусть просыпается, соня, — и вышел из палатки.
У окраины поляны уже выклюнулись подснежники. «Нужно будет собрать немного для котят, им понравятся». Запах гари давным-давно выветрился, и уже ничего не напоминало о пожаре. Под лапами хлюпали лужи, с неба улыбалось солнце, и настроение было отличным.
Со скалы раздался зов:
Пусть все коты и кошки племени, способные охотиться самостоятельно, соберутся под Скалой на собрание племени!
Пятно обернулся. На скале стоял Чернозвёзд — как всегда уверенный и спокойный.
Все вы знаете, что с пропажи бывшего глашатая — Шмелебока, и ушедшего целителя — Алтея, прошло много времени. Эта утрата тяготит мою душу несколько лун, поскольку один из них был моим близким другом, а другой был нашей поддержкой и помощью в самых трудных ситуациях. Решение Алтея было осмысленным, но Шмелебок пропал не по своей воле и я хочу убедиться в этом окончательно.
Пятно поморщился. Злость из-за побега Алтея всё ещё не прошла. Что могло быть важнее племени?..
И к чему клонил Чернозвёзд?
Кто желает отправиться по моему поручению, прошу сделать шаг вперед, остальные займутся укреплением лагеря.
Пятно, не задумываясь, выскочил вперёд. Краем глаза заметил, что Гремучник сделал то же самое, и прикусил щёку.
Ну и ладно. Пятно как-нибудь переживёт его общество.
Подумайте хорошенько, эта задача может оказаться опасной.
Пятно укрепил стойку, всё больше укрепляясь в своём решении. От него не было пользы добрую луну; ему стоило отработать за то время, которое он провёл у целителя.
Это был отличный шанс доказать, что он нужен племени.

+4

177

Жаболап нервно подергал кончиком хвоста, с подозрением ожидая от явно уставшего от жизни наставника привычной колкости. Тот поморщился, но всё-таки ответил.
— Ты спрашиваешь так, будто сам в битве не участвовал, — ворчливо проговорил Гремучник и Жаболап едва сдержался, чтобы не фыркнуть, однако пятнистый кот продолжил, терпеливо отвечая на вопросы ученика.
Гремучник, видимо, не смог сдержаться, и подтрунивал на счёт победы своего ученика. Серый Жаболап с возмущенной искоркой в глазах сказал про себя: «А ведь сам не сказал, выиграл или проиграл!». В слух, однако, не стал спрашивать. Вдруг, заденет тонкую душевную организацию наставника.
Рядом Журавлиная, которую ученик сначала даже не заметил, промурлыкала добрым голосом:
— Жаболап, ты достиг больших успехов в обучении. Уверена, ты легко пройдёшь испытание и станешь примером для многих. Наставник может тобой гордиться.
Серый кот благодарно на неё глянул и снова распушил грудку. Он с интересом наблюдал за выражением морды Гремучника, который то ли попытался улыбнуться, то ли скривился, в общем, понять что он сейчас выдаст, было очень сложно.
— Ладно-ладно, ты молодец, — услышал Жаболап и оглушительно замурчал – такие слова от Гремучника не каждый день услышишь. Наставник добродушно шлёпнул его тонким хвостом по носу, и ученик недоуменно на него уставился, переставая мурчать. Его мечты о предстоящем посвящении разбились в пух и прах – оказывается, придется ещё учиться. «Ну вот», — пробурчал про себя Жаболап и широко зевнул.
Он не услышал, как бежевая воительница настоятельно порекомендовала им зайти в палатку целителя, а потому недовольно глянул на наставника, толкнувшего его к Ольховой Лапке. В конце концов, Жаболап сообразил, что от него требуют и неохотно потрусил за наставником в палатку.
Перемотка
Жаболап улегся возле входа в пещеру учеников, намереваясь понаблюдать за соплеменниками до тех пор, пока его не заставят поработать. Иногда он сам удивлялся своей лени, но сейчас лишь широко зевнул, вбирая в себя запахи подбирающейся весны и радуясь тому факту, что его чуткий нос, наконец, перестал улавливать запах гари.
Племя зажило старой жизнью. Единственное, что напоминало о прошедшей битве — новые шрамы на телах соплеменников. Жаболап облизнулся и положил голову на лапы. Краем глаза он заметил выбирающегося из палатки Гремучника, и, хмыкнув про себя – тот был, как всегда, не в лучшем расположении духа – не стал уходить с места.
Через какой-то промежуток времени, когда Гремучник уже успел поесть, а Змеелов – выбраться из палатки воинов, серый ученик заметил вылезающего из своей палатки предводителя, в прошедшей битве успевшего обзавестись новым шрамом. Чернозвёзд ловко вспрыгнул на скалу. Жаболап лениво встал, потягиваясь – он предполагал, что сейчас будет собрание.
И ученик не ошибся. После зычного крика предводителя на поляну начали вылезать спавшие до этого соплеменники, и Жаболап поспешил к центру поляны – занять вакантное местечко. Он подошел к Гремучнику и Журавлиной. Соплеменники обсуждали Шмелебока – пропавшего глашатая. Жаболап зевнул. Он сильно сомневался в возможности отыскать его, но некоторые, напротив – считали, что это вполне возможно. Наставник поманил его хвостом, и Жаболап неохотно сел рядом.
— Кто желает отправиться по моему поручению, прошу сделать шаг вперед, остальные займутся укреплением лагеря, — продолжал Чернозвёзд. Гремучник вскочил почти сразу, с ухмылкой кинув ученику:
— Ты тоже идёшь. Считай это твоим воинским испытанием. Обычное испытание было бы слишком скучным, не думаешь?
Жаболап пожал плечами, игнорируя насмешку, и охотно вышел вперёд: опасности его не сильно пугали. Он был целиком и полностью уверен в своих силах.

+3

178

------Перемотка------
Прошло довольно много времени с той злополучной битвы, где ради мнимых "благих" целей Свиристелинка едва не отдала собственную жизнь. Чему война за дуб ее научила, так это тому, что отец все же не всегда может быть прав в своем поведении и решениях. Как бы сильно песчано-бурая ученица не уважала и любила предводителя, столь мнимые и пагубные дрязги в будущем будут встречены ею очень резко. Ей хватило всей той боли и ужаса, что она испытала, сполна. Ужасающий шрам на боку Чернозвёзда отныне всегда служит его дочери напоминанием о том, к чему может привести никому не сдавшаяся, кроме узких кругов, ссора, и кто от этого страдает больше всего.
Первое время после пробуждения (которому теперь обязана вовремя вернувшейся Ольховой Лапке, теперь уже Ольхе) Свиристелинка отца старательно избегала. Неизвестно, стыд ли это от того, что из-за нее он отдал свою первую жизнь, или злость от того, что из-за его алчности они оба едва не погибли, но показываться предводителю на глаза желания не было. Все свое время, как и прежде, ученица посвящала усердным тренировкам и мелкой работе внутри лагеря, которой оруженосцам заниматься и положено. Бой с Грозохвосткой показал, что еще есть, куда расти, потому песчано-бурая ученица налегла на работу с большим упорством.
Запах гари уже успел сойти на нет, и благодарить ли за это время или едва моросящие дожди и снега Юных Листьев - неизвестно. Да и дела большого нет, важно, что в легкие уже не просачивалась эта удушающая вонь останков Небесного Дуба. Вот как раз-таки дожди вызывали опасения - их было слишком много, пусть они и не были интенсивными, а немногочисленный снег таял с пугающей скоростью. "Как бы болота из берегов не вышли однажды," - как-то усмехнулась про себя Свиристелинка, удаляясь на перерыв после охоты. И все же, в каждой шутке могла быть доля правды, хотя еще теплилась в душе ученицы надежда, что шутка шуткой и останется.
- Пусть все коты и кошки племени, способные охотиться самостоятельно, соберутся под Скалой на собрание племени! - зычный голос Чернозвёзда окончательно вырвал Свиристелинку из потихоньку отпускавшей ее полудремы, в которой она находилась даже проснувшись - вчерашняя работа изрядно вымотала кошечку. И все же, отлынивать было нельзя, и необходимостям песчано-бурая никогда не перечила. Кошечка пристроилась у скалы рядом с наставником. Тема, затронутая на собрании, привлекла внимание ученицы. Алтей принял решение не возвращаться - это его право и его выбор, но пропажа бывшего глашатая и давнего друга отца все еще была окутана покровом таинственности. Предводитель предполагал, что Шмелебок пропал не по своей воле, Гремучник же, сидевший рядом, высказал обратное. Свиристелинка же была склонна ко мнению последнего.
- Прошло много времени. Шмелебок далеко не глуп, чтобы не найти выход из положения и не вернуться домой. Либо он все же ушел по Своей воле, - ученица перевела взгляд на Журавлиную и понизила голос еще сильнее, - либо его уже нет в живых. Будем надеяться на лучшее, но что будет дальше - загадывать браться не буду, - песчано-бурая покачала головой.
Когда встал вопрос о добровольцах в поисковый патруль, с пометкой о том, что это может быть опасно, Свиристелинка приняла решение остаться. Во-первых, с нее опасностей на ближайшее время достаточно, а во-вторых, у Змеелова наверняка найдется для нее работа. Работа, которую дочь предводителя выполнит без малейших колебаний. Потому что она на это способна. Потому что она - это она.

Отредактировано Свиристелинка (2020-03-23 17:59:53)

+3

179

перемотка

← хвойный лес (номинально)

Сезон Юных Листьев приносит с собой затяжные дожди и густеющий от влажности воздух – уже в первые дни после таяния снега Рощице случилось заскучать по ушедшей зиме. Тенистые хвойные массивы задышали смолой и набухшей корой, сбросили оковы льда болота; дичь засуетилась в колкой лесной подстилке, что было, без сомнений, хорошо, однако духота переходных сезонов едва ли была тем, чем она, Рощица, искренне наслаждалась. И потому сейчас, чувствуя мокрую взвесь на шерсти, в лагерь возвращается торопливо и облегченно, лелея мысль разве что об обеде и сухой палатке.

Пойманных на охоте мышек она за хвосты относит в кучу с добычей, как раз вовремя, чтобы услышать призыв Чёрнозвезда, разносящийся над сонной поляной:

Пусть все коты и кошки племени, способные охотиться самостоятельно, соберутся под Скалой на собрание племени!

Рощица невольно напрягается, прикинув в голове, что торжественных поводов для собрания нет – в племени нет шестилунных котят, а Жаболапу еще предстоит пройти испытание прежде, чем он станет полноправным воителем. Бесшумно пройдя вперед и заняв себе место где-то в хвосте у толпы, она присаживается, впрочем, не расслабляясь – в планах у нее было занести поесть Мыши и старшим котятам.

Все вы знаете, что с пропажи бывшего глашатая - Шмелебока, и ушедшего целителя - Алтея, прошло много времени, – как Рощица и ожидала изначально, тема для созыва оказывается совсем не воодушевляющей. Воительница косится невольно в сторону целительской палатки, вспоминая, как, вернувшись в лагерь в злополучный день битвы, застала там не только изрядно побитых соплеменников, но и хлопочущую над ними Ольху, – Эта утрата тяготит мою душу несколько лун, поскольку один из них был моим близким другом, а другой был нашей поддержкой и помощью в самых трудных ситуациях. Решение Алтея было осмысленным, но Шмелебок пропал не по своей воле и я хочу убедиться в этом окончательно.

Рощица нервно переставляет передние лапы, стараясь не вслушиваться в пробежавшие по толпе шепотки. У каждого, казалось, были свои мысли по поводу ухода Алтея, многие из них крайне неоднозначные. Рощица же старалась лишний раз об этом не думать - ей и вовсе казалось порой, что ей не дозволено иметь хоть какое-то мнение; тем более, что оно не в силах будет что бы то ни было изменить.

Чёрнозвезд тем временем лишь очередной раз демонстрирует свое хладнокровие, продолжая твердо и ровно:

Кто желает отправиться по моему поручению, прошу сделать шаг вперед, остальные займутся укреплением лагеря.

Рощица вытягивает шею, пытаясь выглянуть из-за чужих затылков, и чувствует, как у нее дергает в груди при виде выступившего из толпы Пятна. Он же только-только оправился! Бок о бок с ним встает и Гремучник, за которым, как само собой разумеющееся, следует Жаболап – словно недавнего участия в битве с Грозой им показалось мало. Впрочем, не ей было возмущаться по этому поводу; ее даже в собственном лагере не было, пока ее соплеменники были полосованы когтями соседей, и пусть вина за это оставила ее с прошествием времени – так как никому, казалось, не было дела – но встречаться с участниками битвы глазами ей все еще было стыдно.

Рощица уделяет момент, чтобы выловить Пятно, прежде, чем отправиться в детскую, как и хотела (у нее было немного времени прежде, чем оставшимся в лагере дадут распоряжения). Тронув его хвостом, чтобы привлечь внимание, говорит, понизив голос:

Будь осторожен, ладно? Я знаю, Ольха тебя отпустила, но это не значит, что стоит тут же взваливать себе такой груз на плечи, – и тут же осекается, – Не то чтобы я тебя отговаривала!.. Это, конечно же, не мое дело. Что я имела ввиду… – Рощица внутренне морщится, – в общем, будь осторожен.

После этого она бесславно сбегает от неловкости в детскую, по пути прихватив белку для Мыши и небольшую ящерку для котят.

→ кусты ежевики (детская)

+1

180

Перемотка

Коварная судьба явно не хотела оставлять в покое племя Теней, и - жизнь Княженики в частности. В тот день, когда после драки с грозовыми вернулись её близкие - отец, Мышь, Пятно... Полуживые, пахнущие кровью и гарью, еле переставлявшие лапы - но живые! Наверное, именно в тот день Княженика поняла, что следует относится ко всему происходящему осторожнее. Она и до этого не была беспечной, но непосредственной и оторванной от реальности скорее была. Верила в мир во всём лесу, старалась оправдывать соседей, пыталась найти объяснение их поступкам. Если ей нужен был тот толчок, который откроет молодой кошке глаза - это был он.
В тот день Княженика не знала, куда бросаться сперва - к Грохоту? К подруге? К Пятну? Но отец соориентировался первым, подбежав к Мыши. Давно уже Княженика заметила, что между ним и подругой что-то происходит, что-то очень серьёзное, но серая красавица как могла старалась обходить тему отношений Грохота, не знала, как относиться к этому. Раздумывать было особо некогда, но от кареглазого взгляда теневой воительницы не укрылась перемена в отце - рядом с Мышью он был совершенно другим.
И тогда Княженика кинулась помогать чёрно-белому приятелю.
...

Вставать и выходить в сырую реальность не хотелось - от влажности её серая шерсть непослушно пушилась и ни в какую не хотела прилизываться. Отвернувшись в сторону и хорошенько зевнув, воительница качественно размяла затёкшие после лежания в одной позе лапы, принялась прихорашиваться. Слабость, которую в Княженике кого-то раздражала - в погоне за идеальным (по её мнению) внешним видом кошка частенько задерживалась и заставляла себя ждать. Она не делала это специально, не хотела никому доставлять неудобств и ей действительно было неловко и стыдно... Но ничего, решительно ничего не могла с собой поделать.
Когда серая шубка Княженики приобрела вид, который ей был приятен, воительница наконец выбралась из полумрака воинской пещеры. Вовремя, ибо над лагерем разнёсся зычный предводительский призыв.
- Все вы знаете, что с пропажи бывшего глашатая - Шмелебока, и ушедшего целителя - Алтея, прошло много времени. Эта утрата тяготит мою душу несколько лун, поскольку один из них был моим близким другом, а другой был нашей поддержкой и помощью в самых трудных ситуациях. Решение Алтея было осмысленным, но Шмелебок пропал не по своей воле и я хочу убедиться в этом окончательно.
  Алтей, чьи мотивы и чей характер никогда не был понятен Княженике взял и.. ушёл. В такой-то час? Непонимание, злость и любопытство - гамма чувств буревала в кошке, когда она вспоминала о бывшем целителе.
  Ещё одна боль в душе Княженики - Шмелебок. Приглянувшийся кошке своей исполнительностью и добрым отношением глашатай сумел разогреть в воительнице интерес. Она с грустью и улыбкой вспоминала, как вместе с Пятном пыталась ухватить толику внимания от Шмелебока. И не меньше Чернозвёзда волновалась за судьбу пропавшего глашатого.
- Кто желает отправиться по моему поручению, прошу сделать шаг вперед, остальные займутся укреплением лагеря. Подумайте хорошенько, эта задача может оказаться опасной.
Незамедлительно Княженика выступила вперёд, даже не давая себе время на размышление. Она была уверена, что должна была сделать это для Шмелебока... или в память о нём.

+1


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Племя Теней » Главная поляна (5)