Разыскиваются:
ВечерокИскролап

Листопад & Белогривка

МышелапаПолыничка

РассветнаяПесчаная Буря

Рейтинг форума PG-13. Запрещено описание особо жестоких сцен, отсутствует откровенная эротическая составляющая.




Самый-самый и Заслуженный игрок
^ Голосуем ^
На ролевой ведутся Древа племен, оставьте свой след в истории!

Приветствуем тебя, дорогой гость. Ты попал на олдскульную ролевую по Котам-воителям, где администрация и игроки стараются поддерживать канонную атмосферу. Здесь нет магии, неуместных имен, несуществующих у кошек окрасов.
Зато мы предлагаем тебе ту самую магию Котов-воителей, которая однажды увлекла за собой с самой первой книги. Вспомни, как ты знакомился с этой вселенной вместе с юным Огоньком, смотрел на лагерь его глазами; переживал за Синюю Звезду, сочувствовал Щербатой и многое другое.
Здесь начинается новая история. История твоего персонажа. Множество новых приключений, которые ограничены только миром, в котором он живет, и твоей фантазией!
Если все это тебе по душе, то ты нашел именно ту самую ролевую. Смело регистрируйся, а мы поможем разобраться на форуме и влиться в коллектив.

Коты-воители. <Отголоски прошлого>

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-воители. <Отголоски прошлого> » Звёздное племя » Долина Сновидений


Долина Сновидений

Сообщений 91 страница 100 из 100

1

ДОЛИНА СНОВЕДЕНИЙ
Продолжение темы - не имеется


http://se.uplds.ru/9yo8X.png


Сюда стекаются сны всех земных воителей. Подвижный рельеф загадочного места словно нарисован жидкими масляными красками, перетекающими друг в другу, сливающимися в горы, моря. реки, пески, поля, цветы, снег... Та волшебная палитра из которой сновидец может создать любую реальность.


За посещение этой локации можно получить награду:
http://www.pictureshack.ru/images/21000_SnKGb.png
Долина Сновидений х1
Награда за посещение локации

Инструкция:

Обращайтесь в тему "Подарки" чтобы вам поставили её или чтобы получить множитель х2 за повторное посещение локации (а так же х3, х4, х5 и тд за все последующие посещения). Нужно скопировать её код (звёздочки при отправке из кода убрать!!!):

Код:
*желательно добавить ссылку на пост*
[****code][td][align=center][img]http://www.pictureshack.ru/images/21000_SnKGb.png[/img]
[b]Долина Сновидений х1[/b]
Награда за посещение локации[/align][/td][****/code]

0

91

Сорока продолжала игриво глядеть на Кленовницу, внутренне пытаясь реабилитироваться после излияния души. Это было странно. Даже противно и мерзко. Она никогда никому не рассказывала о себе и, тем более уж, о том, что у было неё на уме и в, казалось бы, прожжённом и прогоревшем целиком сердце. Она выставила себя слабачкой, каковой не была на самом деле, но коей теперь могла выглядеть, и это ей ужасно не нравилось. Чувствовала себя вывернутой наизнанку, выпотрошенной, как рыба на главной поляне Речного племени. Зачем она вообще язык развязала? Знала ведь, что потом может пожалеть. "По-хорошему, её бы сейчас убить..." - тогда бы и свидетелей её слабости не осталось.
Да, Сороке больше нравилось, когда остальные считали её грозной, непредсказуемой, неуязвимой к обычным кошачьим эмоциям и ни о чём не сожалеющей. Такой, которую ничто не связывает, которую никогда не пробовали утянуть на дно призраки прошлого. Которая всегда была такой, какая есть. Глаза загорелись бешеным пламенем, но тело оставалось недвижимо. Внутренне кошка колебалась, пытаясь понять, насколько ей необходимо убийство Кленовницы. С одной стороны, бывшая глашатая должна была умереть - просто обязана: никто не должен знать о Сороке больше, чем любой другой темнолесовец, иначе её слабостью могут воспользоваться или - того хуже - подорвать авторитет чёрно-белой, что в Тёмном лесу сродни смертному приговору; с другой - сам факт, что воительница колебалась, уже говорил о многом. Никогда прежде она не сомневалась, стоит ли кого-либо убивать, хотя повод к убийству всегда был менее серьёзный. Что могло сломать механизм так называемой самозащиты (да, кошка действительно считала, что убийство во избежание плохих для себя последствий - это чистейшей воды самозащита)?
- Но что, если не секрет, тебя сюда привело? Близкие-то все, должно быть... - слова Кленовницы вернули её в реальность.
Сорока вмиг погасила взгляд бешено играющих глаз и мрачно, но довольно-таки озорно улыбнулась, предпочтя ответить только на второе предложение:
- Все до единого.
Из её уст слова звучали хищно, но удовлетворённо. Она коротким движением чуть вскинула голову и флиртующе похлопала глазками. Кленовница ей симпатизировала, причём даже очень - настолько, что убивать её действительно было крайне жалко, но зато хотелось узнать её поближе, пригласить провести ещё один день в долине сновидений, отужинать вместе кроликом, переспать в её компании одну ночь, а затем потащить с собой в горы, чтобы узнать, друг она или враг, или "так", а потом на пару с ней взять Тёмный лес и заставить всех в нём котов пританцовывая подносить двум подружкам белок; после чего познакомить с Вербогривкой и задружить втроём. Ну, или вдвоём с Кленовницей поточить когти о шкуру и кости неопытной ученицы племени Ветра. В принципе, всё зависело от того, насколько кошечка понравится чёрно-белой этой ночью. Но пока что стоило ограничиться только невинными разговорами внутри чужих снов.
- Приходи в начале следующей ночи. Поговорим, - внезапно предложила Сорока, завлекающе подёргивая ушками и плавно поводя хвостом, словно бы гладила воздух. Ей безумно хотелось продолжить беседу.
Когда Кленовница покинула этот сон, чёрно-белая продолжала улыбаться. И чем больше она думала о прошедшей встрече, тем шире становилась её улыбка. Да уж, она, стало быть, совсем изголодалась по общению. Бедная Кленовница - так несправедливо пасть жертвой этой не приученной находиться в обществе трещотки.
Повспоминав приятные моменты беседы, Сорока решила продолжить поиски сна Вербогривки - та уже должна была уснуть, учитывая, как много времени было потрачено на оглашение интимных подробностей своей жизни (к примеру, смерть) со стороны двух истосковавшихся по компании кошек.

+2

92

Пещера учеников

"Надолго закрывая глаза в одном месте, будь готов открыть их в совершенно ином," - эту мысль изрек когда-то Стервятник, а Вербогривка запомнила, так сильно она ее впечатлила. Тогда полосатая впервые решилась рассказать о своих ночных вылазках, которые на проверку вышли вовсе и не вылазками.
В данный момент распахнула ученица глаза на пустоши. Освещено все было идеально, кошечка могла разглядеть каждую травинку за два лисьих хвоста от своего носа. Только, что довольно странно, небо при этой ослепительной яркости имело иссиня-черный оттенок. Хоть на нем и плясали звезды да гордо светила полная луна, такой яркости ночью быть не может! Во всяком случае, Вербогривка никогда не наблюдала схожего на территории Ветра.
Но - что уж, ей не привыкать просыпаться в таких долинах, что кардинально отличаются от ее привычного мирка. Не только она, Вербогривка, но множество живых существ постоянно перемещаются ночью туда, где никогда не окажутся, в ситуации, в которых никогда не были и физически не смогут вляпаться. Конечно же, речь идет о неизбежном погружении в сон. Хоть существовали и те из живых, кто снов не видит совершенно, героиня нашего рассказа к ним, к счастью или несчастью, не относилась. Она являлась одной из тех, кто еженощно пускается в славные путешествия, самые разнообразные, к коим только способно ее воображение, развитое не в последнюю очередь многочисленными сказками старейшин. Наутро Вербогривка, как правило, забывала о том, какие и в каком количестве леса покоряла в темное время суток, творя это на пару с легендарными воителями или соплеменниками, либо еще недолго помнила днем, а потом все отбрасывалось на задворки сознания наравне с прочими ненужными знаниями.
Но сейчас ей открылись совершенно иные сны. Эти сны коты долго помнят и после пробуждения. Впервые с ней это случилось в кроличьих норах. Обычно подобное называют "осознанным сновидением". До боли реалистичное восприятие, в то время как частенько видение в сладких грезах размыто. Но сейчас воспринимала все Вербогривка с холодной ясностью. Такие же сны видят целители или предводители, общаясь со Звездными предками. Но дело в том, что что они тогда, что кошечка сейчас видят не совсем сон, нет. Это - тонкая грань между миром живых и миром мертвых, в которую можно просочиться благодаря тому, что впустил в сон погибших, даже если без всякого своего на то желания. Здесь, в месте, где два связанных напрямую противоположных мира пересекаются, начинали твориться странные вещи...
Но для ученицы это все еще просто сон, и подозрительная осознанность ее не смущала. Она спокойно приравнивала это новое ко своим предыдущим сновидениям, только в них тогда еще не ходили предки. Вероятно, потому, что повода не было, а так бы шастали за милую душу.
"Ну, теперь у них опять не станет повода. Сейчас мы встретимся в последний раз," — поворачиваясь всем тельцем то в одну, то в другую сторону, думала Вербогривка. Внутри нее, однако, зарождалась легкая паника, как это часто бывает, когда от планов переходит непосредственно к делу. — "Так, вспоминай, что ты ей скажешь!.. Ну, голова, ну, работай! "Здравствуйте, простите, я слишком хочу быть воительницей, потому не буду вас слушать"? Нет-нет. "Вы меня недооцениваете, и, ей-Звездному Снегу, я вам это докажу, только поверьте мне. Тоже, тоже не то, все не то..." — зажмурившись, лихорадочно думала Вербогривка.
Затем, когда паника улеглась просто под действитем времени, а никого поблизости до сих пор не наблюдалось, ученица, набравшись всей своей смелости, громко спросила у тишины:
- Сорока? - после глубоко вдохнула и добавила серьезным тоном: - Я здесь. Спасибо за спасение. Еще раз.

+4

93

Пустошь. Самое то для племени Ветра. Сорока усмехнулась. "Могла бы нафантазировать нечто более интересное, что ли. Хозяйка своего сна, как-никак". На самом деле она немного завидовала Вербогривке: при жизни чёрно-белой никто не давал такой прекрасной возможности как осознавать во сне, что она в действительности спит, а не беззаботно охотится или патрулирует. "Охота. Патрули..." Каждый сон-повседневность, где она совершает исключительно обыкновенные для заурядного кота-воителя занятия, казался ей вполне адекватным, несмотря на всю ту дичь, что происходила в реальной её жизни. Почему ей не казалось это подозрительным?
Эх, будь у неё возможность погрузиться в осознанный сон, кошка бы её точно не упустила и перестроила мир снов под себя. Хотя такие штуки могут погрузить всю долину в хаос... О предки, да кого это когда-либо волновало? В любом случае, теперь у неё никогда и не будет шанса реализовать свои грязные фантазии в долине сновидений. Мёртвые не властны над снами.
Приятные воспоминания от встречи с Кленовницей уже почти растворились в голове Сороки, слившись с осознанием того, что следующей ночью вновь придётся приходить пораньше, с первым же уснувшим воителем - и всё для того, чтобы встретиться с кошкой из Тёмного леса. "И на что я решила пойти? Зачем?" - недовольно закатывала глаза бывшая грозовая, пока ожидала появления своей потенциальной жертвы. Да, она уже почти жалела, что назначила встречу; и она уже перестала понимать, понравилась ли ей бело-рыжая на самом деле или же то было обманное чувство, вызванное чувством растерянности после излияния души. Видимо, всё же придётся прийти на это свидание - хотя бы ради того, чтобы убедиться, что при желании у неё будут моральные силы собственными когтями вытянуть из бывшей глашатой жизнь. А то сегодня кошка отчего-то сдала позиции, отказавшись убивать, возможно, очень опасного свидетеля.
- Сорока? Я здесь. Спасибо за спасение. Еще раз.
- Не стоит благодарности, - сию же секунду раздался за спиной Вербогривки уже знакомый кошечке голос.
Сорока стояла сзади и уже хищно сверкала глазами, даже не пытаясь скрыть выражение "я тебя съем", отчётливо вырисовывавшееся на лице. На морде неподвижно застыла полуулыбка; уши подёргивались в предвкушении. Кошка смотрела на ученицу почти не мигая. Голова была чуть склонена; кончик хвоста легонько покачивался из стороны в сторону. Если Вербогривка собиралась что-то сказать - это был самый подходящий момент.
Когда со вступлением, к которому относилось и рисование Сороки перед своей новой знакомой, было покончено, кошка несколько расслабилась, понимая, что первое впечатление оставлено. Получив мыслимую свободу действий, она, двинувшись на несколько шагов вперёд, начала неспешно приближаться к младшей по возрасту кошечке и остановилась от неё ровно на том расстоянии, на которое Вербогривка была готова её подпустить, не отступив ни на шаг назад.
- Ты хочешь стать воительницей, лучшей большинства других? - перешла сразу к делу Сорока. - Я могу открыть для тебя целый новый мир, если пожелаешь. Только для тебя одной, - она села на землю, не сводя взгляда с жертвы своего интереса, и почти добро улыбнулась, поднося к лицу лапу - для того, чтобы невинно её лизнуть. Вела себя кошка спокойно и непринуждённо, всем видом показывая, что её компания не столь напряжна, сколь могло показаться. - Вообще, я сейчас говорю о мире тренировок... но могу показать и кое-что более интригующее. Только пожелай.

Отредактировано Сорока (2018-09-22 04:33:22)

+5

94

Кокетливое "Не стоит благодарности" резануло Вербогривке по ушам и мурашками пробежало по спине до самого резко изогнувшегося хвоста. Ученица даже слегка распушилась по всему телу, но тут же взяла себя в лапы и пригладила шерстку: негоже будущей воительнице мертвых-то шугаться. Хоть эта покойница вела себя в точности как живая, и, обернувшись к ней, ученица встретилась с таким взглядом, что можно было бы сказать спокойно: если кто тут и может оказаться мертвым, то только Вербогривка, ляпни она лишнего.
На морде черно-белой застыло хищно-игривое выражение. В прошлый раз она тоже выглядела так, что Вербогривка страшно напряглась, но сейчас от прошлой Сороки ее отличала располагающая к себе полуулыбка и подергивающийся, как у котенка перед прыжком на соплеменника, кончик хвоста. Вербогривка по привычке принюхалась, чтобы запомнить запах незнакомки, но он все еще не напоминал запашок ни котов Ветра, ни Речных, ни Грозы, хотя Сорока и утверждала ранее, что являлась Грозовой воительницей.
"После смерти мы теряем запах? Но почему тогда сохраняется внешность, голос, все остальное? А чувствует ли она мир так, как я?" - ворох вопросов разной степени доставучести закружился в голове Вербогривки. Она было подумала, что Сорока, скорее всего, и сама не знает ответа, но то, что ей, мертвецу, много было известно об ученице совершенно иного племени, явно указывало на одно: после смерти открывается куда больше, чем ты знаешь при жизни. Выпытывать же у черно-белой Вербогривка все равно ничего не стала. Чисто из инстинкта самосохранения, почему-то бившего тревогу при виде Звездного предка. Так что безответные вопросы тихонько разрывали черепушку ученицы изнутри. - "Это похоже на пытку"
Они стояли друг напротив друга вечность. Затем Сорока сдвинулась с места, и Вербогривка рефлекторно отступила. К счастью, надвигаться кошка не стала.
Собравшись с мыслями, голубоглазая робко приоткрыла рот, дабы сказать черно-белой уже отрепетированную речь, но Грозовая оказалась быстрее:
- Ты хочешь стать воительницей, лучшей большинства других?
На мордашке ученицы большими буквами высветилось: "Что?" Затем, уже спустя пару секунд, Вербогривка корила себя за поспешность выводов. О, как же она себя накрутила, болезненно зациклившись на собственной слабости! Почему же только она не допускала каких-либо иных вариантов?
Хотя теперь происходящее стало лишь сложней и запутанней, а сдерживаемый поток вопросов начал душить полосатой шею.
- Я могу открыть для тебя целый новый мир, если пожелаешь. Только для тебя одной, - в душе Вербогривки загорелся алчный огонек. Определенно, после смерти открывается многое. И чужие чаяния, видимо, входили в это "многое". Сорока, тем временем, вела себя достаточно непринужденно, чтобы кошечка смогла совсем расслабиться. - Вообще, я сейчас говорю о мире тренировок... но могу показать и кое-что более интригующее. Только пожелай.
Кроха стояла, как вкопанная. Затем прочистила горло и, прищурившись, сказала:
- Я очень хочу стать воительницей. Чтобы племя мной гордилось, - борясь с совестью, ученица добавила: - И я рада бы стать лучшей. Н-но, - Вербогривка прижала уши, - Почему я? К другим ученикам Звездные предки приходят тоже? Разве нам не достаточно наставников? - она тут же испугалась, почувствовав, что может потерять шанс обучаться у Сороки, и смущенно произнесла исподлобья: - Я лишь не понимаю.

+4

95

Собственно, последовала реакция, которую и ожидала получить Сорока - её жертва попала в ловушку, так неаккуратно брошенную ей под лапы. Кошка зажмурилась, будто попала под щедрый поток солнечных лучей, и довольно заулыбалась, наслаждаясь моментом. Да уж, после смерти она таки научилась претворять желания в реальность. Всё начало удаваться. Интересно, а если бы ей при жизни предложили "обучиться новому", согласилась ли бы она? Попала бы в ту же ловушку, что сейчас организовывала для Вербогривки? Сорока подумала с секунду и дала себе уверенный ответ: да. Она бы определённо согласилась. И, кстати, даже без "бы" - если углубиться в прошлое, то можно отыскать в памяти тот день, когда она таскала еду у племени и преподносила добычу одиночке, который обучал её новым приёмам в обмен на беззаботную жизнь. "Мешок с костями", - нелестно отозвалась о бывшем наставнике кошка, вспоминая, как сильно тот подставил её в день смерти. Её смерти. Но злиться не приходилось - столько дел, столько дел!
Вот, к примеру одно из них сейчас говорило:
- К другим ученикам Звездные предки приходят тоже?
Сорока сменила выражение лица на легкомысленно-удивлённое; изо рта донёсся сложно поддающийся передаче звук, нечто среднее между "ох", "упс" и "хух". Звёздные предки, да? Что ж... лгать у неё было не в почёте, поэтому заговорила она сразу начистоту:
- Разве я хоть словом обмолвилась о Звёздных предках? Я не выражаюсь такими плохими словами! - её беззаботный вид говорил, кричал о том, что её совершенно не заботит, сможет ли понять её Вербогривка. Хотя Сорока очень надеялась, что та всё же внемлет её словам. - Возможно, я открою тебе ужасную правду сейчас. Доблестные воины Звёздного племени - не более чем просто сказка. На самом деле там обитают злые и очень жестокие коты, которым плевать хотелось на судьбу лесных племён. Вот даже взять общеизвестный факт: предки не приходят к обычным воителям и оруженосцам; они навещают во снах только избранных - целителей и предводителей. О чём это может говорить, кроме как о том, что у них слишком завышенное о себе мнение? Они очень избирательны в отношении того, кому могут показаться. Неужели они считают, что простые смертные их не достойны? То ли дело я - лично мне скрывать нечего; и я не страдаю завышенным чувством собственной важности, в отличие же от предков, - Сорока внимательно посмотрела прямо в глаза своей собеседницы. - Другой момент, - продолжила она, не переставая смотреть на Вербогривку. Чёрно-белая замедлила темп речи и убрала с лица все эмоции и любые намёки на их присутствие. Её взгляд был внимательный, проникающий в самую душу. Она словно бы пыталась загипнотизировать ученицу. Она собиралась действовать, как удав: сделать резкий выпад, схватить свою жертву, а далее почти пассивно пытаться её заглотить. Речь потеряла свою экспрессивность. Кошка настроилась на введение Вербогривки в состояние транса. Будет неловко, если её план потерпит крах. - Звёздному племени всё равно на жизни живых котов. Мне - нет. Это доказывает тот факт, что я хочу обучить тебя новому. Они - нет. Не было известно ни единого случая, когда бы Звёздное племя делом помогало лесным воителям. Предки не приходили тренировать своих детей во снах; они не показывались, чтобы остановить кровопролитные войны - хотя могли бы, это в их силах. Им просто нравится смотреть с высоты небес на враждующие племена и принимать всё новых и новых котов, которых посылают к ним многочисленные войны. А ты видела, сколько котят по ошибке предков попало после смерти в Тёмный лес? Таких малышей обычно сразу же убивают. И убивают навсегда. Я лично видела, как ожесточённые жизнью в Тёмном лесу коты убивали, а иногда и съедали совершенно беззащитных котят, которым и шести лун от роду не было. А Звёздным предкам было всё равно.
Сорока в трауре замолчала на несколько секунд. "Какая впечатляющая история! - мысленно похвалила она себя. - Аж сама прониклась". Её передёрнуло от мнимого озноба, пробежавшегося по телу после того, как она завершила свою речь. На самом деле она даже нигде не солгала: всё, что она думала о предка-воителях, было правдой; а насчёт котят - да, ей действительно доводилось встречать в лесу ещё совсем крошечных малышей, которые, по-видимому, попали в то мрачное место по ошибке. И коты, пожиравшие всю эту мелочь, - тоже не выдумка. Даже относительно небрезгливой Сороке было тошно от подобного рода зрелищ. Но сдавать позиции в глазах настоящих кровавых злодеев и убийц она не имела права - и потому была вынуждена стойко за всем этим наблюдать, попадая своим голосом в гул улюлюкающей толпы. Как же это было мерзко.
Траур с лица быстро спал - в силах Сороки было менять настрой в любой момент, как она пожелает. Кошка оживилась, на лице вновь появилась полуулыбка, а глаза заискрились энтузиазмом. Она выглядела так, будто до этого момента не сказала ни слова, - вновь цвела и радовалась жизни. А, собственно, грех не радоваться - в таком-то чудесном сне! "У Вербогривки всё не так туго с фантазией", - и правда, стоило это признать. Хотя пустоши бывшая грозовая не любила никогда. Что ж, не её и сон, чтобы жаловаться. Возможно, стоит заказать другой пейзаж в следующий раз?..
- Ну что? - бойко вопросила Сорока. - Составим расписание? Или мне не доверяешь? - она оставалась на вид дружелюбной, однако второй вопрос прозвучал довольно зловеще, пусть и говорила кошка с искренней доброжелательностью. Но жутковатую краску её речь потеряла после следующих слов: - Ты в любой момент можешь отказаться. Я просто желаю тебе помочь. Ты мне... нравишься? "Вроде бы правильное слово подобрала, нет?"

+6

96

Вербогривка продолжала пытливо глядеть на Сороку. Кошечка полагала, что ожидает сейчас чего угодно и, каким бы ни был ответ, она постарается сохранить лицо перед мертвой, иначе говоря - будет вести себя взросло и мужественно, чтобы желтоглазая ни на секунду не усомнилась в своем выборе.
Однако Сорока, словно понимая это, пошла в лобовую атаку с явным (как подумалось позже Вербогривке) желанием огорошить ученицу племени Ветра:
- Разве я хоть словом обмолвилась о Звездных предках? <...>
Этой самой бодрой из неупокоенных душ бессмысленно было продолжать: ученица уже оказалась сбита с толку и шокирована настолько, что враз стала выглядеть мертвее Сороки и кого угодно в нашем в грешном мире. Слова черно-белой сами по себе произвели бы на Вербогривку должный эффект, но вкупе с ее ребяческим, беззаботным видом они создали попросту неизгладимое впечатление. Рот кошечки открылся прежде, чем она придумала ответ, и из него исторглось робкое "ах", за которым ничего не последовало, ведь желтоглазая, пока ученица пребывала в оцепенении, говорить вещи поражающие не прекращала. Оставалось внимательно слушать, борясь со стремящимся превратиться в еловую ветку хвостом.
Сорока рассказывала решительно обратное тому, что когда-либо слышала Вербогривка о предках, но сопровождала это правдой. Однако и выворачивала вроде бы правду наизнанку. О том, что звезды спускаются лишь к целителям и предводителям, кошечка знала прекрасно. То же, что это высокомерно, не смела и помыслить. А ведь правда - не должны ли быть предки благосклонны и к обычным котам? Или это уже в ней говорит высокомерие?.. Нет, нет, это разумно, что ограничивать круг тех, кто может получить смертельно важное пророчество, нецелесообразно. И все же как вереница почивших с их накопленной мудростью не может догадаться?.. Глупо, глупо! Выходит, что они и правда жестоки. Но смысл врать воителям? Смысл воителям, старейшинам врать котятам о природе предков?
"Моя голова сейчас разболится," - надеясь пробурить Сороку увлажнившимися глазами, подумала ученица.
Наконец в ее голове созрел ответ черно-белой, полный непонимания и зарождающейся обиды.
- П-постой... Они ведь беспокоятся о нас. Иначе бы не посылали пророчества, - забывшись, Вербогривка даже подалась вперед, и тон ее повысился.
Сорока тут же растеряла былую беззаботность и заговорила серьезно.
Ученица не посмела вклиниться в ее рассуждения на этот раз. Ей очень хотелось сбежать отсюда или хотя бы отвернуться, чтобы не смотреть в глаза черно-белой, но голова резко потяжелела, все тело превратилось в камень. Сорока вмиг показалась больше, намного больше ее, Вербогривки. Она заслонила луну, звездный свет потух сам собой. Возможно, черно-белая действительно увеличилась в размерах на какое-то время, а кроха обратилась в каменную глыбу: в конце концов, они находились во сне полосатой, и ее восприятие могло начудить здесь на что воображения хватит.
"Котята... в Темном лесу? Это неправда. Не может быть правдой," - кошечка пыталась найти причины врать ей, но не могла наскрести ни одной. Она самая обычная ученица племени Ветра, во многом уступающая сверстникам. Сороке разумнее было бы являться все тем же целителям, глашатаям, предводителям... но она пришла к ней. Значит, ее мотивы чисты? Как же Вербогривке не хотелось верить в это. Но что-то в ее мировоззрении уже треснуло, как льдинка, на которую наступает, мимо проходя, тяжелый медведь.
- Ну что? - с внезапной бойкостью спросила черно-белая. Ученице бодрость духа не передалась. Она все еще чувствовала себя подавленной, даже уши ее сникли. - <...> Я просто желаю тебе помочь. Ты мне... нравишься?
Вербогривку точно выкинуло из транса. Она проморгалась, избавляясь от застилающей глаза мокрой пелены, и отступила на шаг.
- Ты пришла ко мне просто поэтому? Просто потому, что я тебе понравилась? - пытаясь прочесть корыстные мотивы по лицу Сороки, произнесла кошечка. Увы, она была еще мала, иначе, быть может, додумалась. Небольшая разгадка-то лежала на поверхности и заключалась как раз в том, что малая еще юна, неопытна, отчего наивна. - Тогда, - робкий тон плохо скрывал это чувство, которое Вербогривка обычно подавляла. Самодовольство. - мы будем встречаться в моем сне каждый день? Здесь будут проходить наши тренировки? - ощутив, что что-то упускает, кошечка поспешила дополнить: - Прошу, рассказывай мне больше. Я не понимаю... Мне кажется, я что-то упускаю... Это так сложно, когда всю твою жизнь, - она поджала губы, - тебе говорят совсем, совсем другое.

+2

97

Вербогривка отступила на шаг назад. Сорока, не вполне уверенная, как это стоит толковать, немного насторожилась; она вытянула шею, с любопытством засматриваясь действиями собеседницы, и через пару секунд, втянувшись обратно, сделала шаг вперёд, вновь пытаясь сократить дистанцию. Она не теряла при этом своё привычное улыбчиво-игривое выражение. Поведение Вербогривки её интриговало и даже ей льстило: ученица своими движениями, жестами давала ясно понять (возможно, сама того не осознавая), что на доминирование в их отношениях не претендует. Скорее наоборот - чёрно-белая видела лишь готовность подчиниться, поддаться её наглой напористости. Ей это нравилось. Характер действий младшей подкидывал дров в пламя самовосхваления Сороки, будоражил её дух, играл с воображением. Толковая малышка. Бывшая грозовая определённо не промахнулась с выбором, когда глянула в сторону этой кошечки.
- О да, - закивала головой Сорока, лапами проминая под собой траву, созданную воображением Вербогривки. Как же всё-таки приятно взаимодействовать с различного рода объектами во снах! Быть может, чувствительности земных у её бесплотного тела не было, но сам факт взаимодействия, вид примятой травы и скребущих землю когтей просто завораживал. Опомнившись, кошка быстро подняла взгляд и двинулась вперёд, огибая Вербогривку по кривой, но держась на довольно близком от неё расстоянии. - Я буду приходить к тебе каждую ночь! - восторженно говорила Сорока, возводя взгляд к небу, но не переставая медленным шагом описывать овал вдоль собеседницы. В какой-то момент она, словно бы невзначай, легонько коснулась своим хвостом бока племенной и кокетливо дёрнула ушками. Ей почему-то вдруг захотелось сделать акцент на своих белых кисточках. Внезапный порыв, которому кошка решила повиноваться. - Только подумай, сколько всего нового ты сможешь узнать, если будешь тренироваться днём со своим наставником... - она пренебрежительно фыркнула, - ... а ночью - со мной. А что самое замечательное - ни один лесной воитель не сможет обучить тебя тому, что знаю и умею делать я! Ты научишься вещам, которые смогут удивить любого. Только знаешь, в чём минус? - Сорока приостановилась, оказавшись рядом с передней частью тела Вербогривки. - Ты не сможешь никому рассказать о том, кто тебя всему обучил. Никто ведь не поверит. Но-о... в принципе, я не особо требовательная. Можешь говорить, что занимаешься самостоятельно. То-то все будут в шоке! Представь их лица! - кошка говорила будто бы о себе: она действительно прочувствовала ситуацию, в которой Вербогривка потенциально могла оказаться. И она восхищалась этим возможным будущим, словно это будущее переживала она сама. - Слушай! А представь в следующий раз перед сном что-нибудь необычное. Удиви меня! Сможешь? - Сорока с котячьим восторгом заглянула в глаза ученицы, пытаясь отыскать ту же искорку безумного веселья, что то и дело вспыхивала в её собственной душе. Довольно занятно: она никогда не радовалась так сильно чужим снам. И всё же, как же будет одубенно, если у этой светлошёрстки всё получится - и тогда она сможет беспрепятственно взаимодействовать с долиной снов. Тогда, меняя местность вокруг, можно было бы отточить самые невероятные навыки, о которых сама Сорока имела только теоретическое представление. Всё же Тёмный лес - не самое идеальное местечко для тренировок. Некоторым трюкам не научишься даже там. - А знаешь, - чуть умерив пыл, снова взяла слово бывшая воительница, - если долго не спать в собственном сне, наутро ты будешь кислее самой кислой клюквы. Так что... бум! - она резко стукнулась своим носом о нос новоизбранной воспитанницы и шагнула назад, покидая сон Вербогривки. "Скажи спасибо, что я не так сильно люблю потрещать, как считают некоторые". Теперь та могла погрузиться в обычный сон обычной племенной кошки, с которой никогда не случалось ничего необычного. Эта кошечка очень порадовала Сороку сегодня и даже несколько вдохновила её на новые свершения. Впервые за долгое время нечто на самом деле приятное. То ли ещё будет.

+3

98

Сорока приняла ответ Вербогривки с воодушевленностью. Кошечка смотрела, как активно кивает черно-белая головой, и не понимала - неужто ей, давно свое отжившей, бывалой воительнице действительно интересно тренировать ее, слабую ученицу Ветра? Если не сказать "слабейшую". Правда ли бывшей Грозовой настолько хочется передать свои знания Вербогривке или, может, это все плод воображения полосатой? А ведь и такое вполне возможно. Рассказывают же про поразительно правдоподобные сны, в реальность которых нет-нет, да начинаешь верить. Текущее сновидение могло относиться к разряду таких. Но, с другой стороны, это не объясняло, как удалось "ненастоящей" кошке узнать, где выход из пещеры, в которую упала Вербогривка. Едва ли это могло быть случайным совпадением... или могло бы?
"Мне бы спросить у Дурмана. Он должен что-то знать. Он же целитель. Если только я спрошу осторожно, не добавлю того, что говорила Сорока про Звездных предков..." - определенно, за такие крамольные мысли ученицу должны были бы хорошенько высечь. Или отправить вычесывать блох у старейшин в течение целой луны. В конце концов, едва ли кому-то понравится, что их почившую маменьку называют жестокой и смотрящей на воителей с высокомерием, и особенно не понравится целителю такая-то пляска на костях тех, кто помогает племенным жить вплоть до того, что дарует предводителям девять жизней. Они просто не смогут этого принять.
Хотя она, Вербогривка, вроде как приняла... Такая-то мелочь - и вылетела из головы? Нет, забыть про свою мать, отдыхающую сейчас в угодьях Звездного племени, непростительно. Маргаритка была и наверняка остается прекрасной воительницей. Но пришла к ученице в трудную минуту почему-то Сорока, а не она. Возможно, там, среди предков, свои порядки, нарушение которых карается ссылкой в Темный Лес?..
"Потому-то мама меня не навещает?" - выпустив когти в землю, подумала кошечка. Она почувствовала укол того чувства, которое доселе не испытывала, лишь слышала о нем. Ненависть. Совсем небольшая, мимолетная, но с ощущением ее что-то еще в мировоззрении Вербогривки громко треснуло, а заботливо посаженный Сорокой червячок сомнений начал медленное превращение в прожорливого цепня.
Черно-белая, тем временем, продолжала лить патоку в уши оруженосца, рассыпаясь в обещаниях стольких, стольких вещей, которым научится с ней полосатая.
Будто предугадав ранние помыслы Вербогривки, она ненадолго остановилась прямо перед ней, прекратив свое наворачивание кругов вокруг, и предупредила, чтобы голубоглазая никому ничего не рассказывала. Это слегка раздосадовало ученицу. Ситуация явно требовала более взрослого взгляда. Но раз так, то так. С этими ночными встречами ей пока прощаться не хочется.
Затем Сорока попросила представить в следующий раз нечто интереснее равнины под открытым небом. Вербогривка посмотрела на черно-белую с недопониманием: разве в ее силах контролировать собственные сны, просто представляя что-то накануне? Но раз просят, то, может, смертные и на такое способны.
- Хорошо, Сорока. Я постараюсь, - на мордашке крохи наконец появилось подобие улыбки. Усталое, но в определенной мере даже довольное. Сорока обогатила ее жизнь новыми красками. Светлыми или мрачными - еще неясно, но полосатой нравилось разнообразие.
После ее наглейшим образом отправили досыпать. Ну, как. Коснувшись носом носа.
Там, в палатке оруженосцев, кто-то проснулся от тихого смущенного писка рядышком.

Палатка оруженосцевГлавная поляна

Отредактировано Вербогривка (2018-10-11 14:22:54)

+1

99

----->Целительская----->Палатка воителей
     Прежде чем уснуть, Каменница долго топталась на своей подстилке, якобы пытаясь примять её поудобнее, а по факту бессознательно раздирая её когтями от скопившихся за день злости и раздражения. Наверное она бы истерзала её в клочья, так что пришлось бы спать на голом полу, если бы кто-то из устроившихся рядом на ночлег воителей не сделал ей замечание. Едва удержавшись от едкого ответа, Каменница всё таки легла, свернувшись в плотное кольцо и накрыв морду хвостом, изолируямь тем самым от внешнего мира.
     Сон долго не приходил. Инцеденты сегодняшнего дня никак не давали ей расслабиться, и она снова и снова прокручивал в голове этот день самого начала и до конца. От воспоминаний о битве мышцы начинали приятно болеть, но только вот мысль о том, что исход этой битвы нельзя назвать победой, портил всё приятные послевкусия. Снова, и снова Каменница возвращалась к мысли, что если бы у них была молодая и полная сил предводительница, то они бы никогда не отступили назад, пока не заставили племя Теней заткнуться раз и навсегда.
     Хотя молодость тоже не всегда преимущество. Взять того же Можжевельника, на которого Каменница была несказанно зла за то, что он так наивно себя вел. И виновата в таком поведении ученика, конечно же его наставница. Ненависть к приемной сестре Темени внутри Каменницы теперь полностью переключалась на её наследника.
     Она всё ещё не спала. По крайней мере ей так казалось. Энергия злости, обманчивая и очень сильная, никак не давала ей уснуть. Она чувствовала, как когти не желаете дачу расслабляться, начали ритмично выползать из подушечек и впиваться в землю снова , и снова...
     Нет, она не уснет, это точно. Осознав это, Каменница решила встать и выйти в лес из палатки. Но стоило ей открыть глаза, как она поняла, что находится вовсе не в воинской палатке. Было темно, ей потребовалось немного времени, прежде чем привыкнуть к такому освещению и распознать очертания окружающего пейзажа. Под лапами плотным слоем лежали побуревшие от времени иглы, а неба не было видно сквозь пелену плетей хвойных деревьев. Немного подумав, Каменница вспоминала это места. Она совсем рядом с лагерем племени Теней, там где была сегодня днём, и где так и не закончилась битва... Она была озадачена, так что не сразу решилась сделать шаг вперёд. Перед этим она птрогала лапой почву, и попыталась втянуть ноздрями воздух, чтобы поймать хоть какие-то запахи.

+1

100

- Сдаюсь, иди найди себе другое место для игр, - раздался неподалеку от Каменницы расслабленный голос каштанового кота. Если бы она повернулась и посмотрела вбок, то увидела бы туманные очертания его тела. Прямо как тогда, в битве. И еще она бы увидела саму себя, что так яростно лупила его когтями. Но вот Каменница-иллюзия словно что-то услышала, заозиралась, а потом, рявкнув, что найдет Громолапа, умчалась прочь и испарилась в длинном прыжке. Пламенный Лис же остался лежать тут, наедине с реальной Каменницей.
- Какое жалкое зрелище, - оказавшись рядом с Каменницей, изниоткуда, проговорил Мастер. Он просто стоял и смотрел в ту сторону, рядом с дочерью. Выглядел кот так, как при первой своей жизни - точной копией Каменницы сейчас, и оба глаза были целы. Это была еще одна иллюзия ее сна.
- Будь битва на территории твоего племени, я уверен, ваши воители сражались бы и не отступали до последнего вздоха, - уверенно сказал Мастер, - тот, кто сдался на своей территории - трус и не заслуживает называться воителем. Ты ведь тоже так считаешь, Каменница?
Это место было точной копией места прошедшей битвы. По крайней мере таким, каким помнила его Каменница. Никого, кроме Пламенного Лиса тут разглядеть было невозможно - мозг отсек мельтешащие детали и подробности. Посему, тут были только она, ее сдавшийся противник и отец.
- Удивительно, как легко некоторым разрешить себе сдаться. Битвы с одиночками, не скованные Воинским законом, кажутся намного реальнее, не правда ли? Потому что там все знают, что сдашься, и тебя никто не пожалеет. Сразу отпускает лень, которая присуща заплывшим жирком котам-воителям в их тепличной жизни, которую они называют благородной защитой своего племени, - по мере разговора слова кота становились все более ядовитыми и хлесткими. Он открыто насмехался над Пламенным Лисом, сдавшим свой дом. Тот выглядел вполне жизнеспособным, словно вот-вот поднимется и припеваючи пойдет в палатку целителей.
- Добей его уже, - вдруг посоветовал Мастер, - Вот он удивится-то.

+2


Вы здесь » Коты-воители. <Отголоски прошлого> » Звёздное племя » Долина Сновидений