Новости

● Для удобства навигации на форуме создан "Путеводитель". Здесь вы можете самостоятельно найти ответы на все возникающие вопросы

● Дорогие художники форума! Помогите наполнить Галерею !

● ❗️1 декабря запланирована ежесезонная чистка. Проверьте свою активность.


Рейтинг форума PG-13. Запрещено описание особо жестоких сцен, отсутствует откровенная эротическая составляющая.

Коты-воители. Отголоски прошлого

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Флешбек » Мурчите. Не мурчите. [Дуновение Ветра/Бородист/Мошка]


Мурчите. Не мурчите. [Дуновение Ветра/Бородист/Мошка]

Сообщений 21 страница 23 из 23

1

http://cs604319.vk.me/v604319002/117ba/hNK2ZHzkknE.jpg

Место действия: грозовое племя и палатка целителя в частности.

Действующие лица:
Дуновение Ветра, Бородист, Мошка

Краткое описание:
Бородист подхватывает болезнь, но следующие два дня упорно игнорирует это и продолжает работать, самовольно вызываясь на патрули по обходу границ и всему такому. В скором времени к Дуновению Ветра его приводят напарники по патрулю с сильнейшим жаром и кашлем, который впоследствии перетекает даже в озноб. В процессе лечения Мошка прибегает в палатку, проведать своего наставника и пообщаться с сестрой.

Очерёдность:
Бородист > Дуновение Ветра
Дуновение Ветра > Бородист > Мшистая

Отредактировано Бородист (2016-07-07 19:16:30)

0

21

Обида не могла сдержать слез, норовящих выплеснуться жаждою успокоения, но чего делать, бывай во всех делах несломленным молодцом, явившись сторонником нюнь в этот мир грез? Закалившаяся по недопониманиям старшей сестры, Мошка пытливо отстаивала собственные идеалы - желание лечить не далекого соплеменника практичнее разговоров. Как же можно не ринуться за явственным помочь лекарством ради блага и последних, перед посвящением тренировок, Бородиста? Жажда во что бы то ни стало поднять на лапы учителя и выудить у него запасы знаний, которые тот наверняка припрятал напоследок, затмила всякий разум, о чьем имении сейчас гордилась старшая сестра, - мудрый, если того понадобится, принесет себя в жертву ради блага страдающего, - выкрикивая из-за пушистого барьера, щурилась Мошка, все никак не понимая, почему Дуновение Ветра зла на ее вспомогательную причастность, твердя о правилах. Но вот стоило заметить, как на радостях от предвкушения юнице редче всего давалось им угождать, чаруясь итоговым весельем. Ей-то не приходилось принимать решения, от которых зависело чужое здоровье. Ну, в каком-то плане…

«Я не могу ее узнать! Какие черти покусали ее до степени, огрызайся она помогшей ей сестре? Ни за что не поверю, есил так она выражает свое волнение за меня. Нет, и в помине!»

- Почему вы так очерствели с этими своими обязанностями и законами, вы позабыли о товарищеской поддержке! Не ты ли учил меня приходить на помощь другу, - отречась по ходу натачивания глаз в ее сторонку, запаниковавшая неузнаваемой бесчувственности, она томно сглотнула назревающую сентиментальность. Редко выдерживающее страстных концовок разбирательств сердечко полыхало внеземным адреналином как если бы стоялось на обрыве у скал, на высокой ветвей или же перед самим убийцем. Но на том и были построены отношения ее старшей сестры, испытывающие мелкую душонку на стойкость и верность племени, выигрывая сценки вроде этих. До сих пор нынешнее казалось игрушечным спектаклем, а Дуновение Ветра, на самом деле, в глубине души, очень довольна и горда младшей Мошкой, когда-то проводя рассказы и экскурсии именно для этого, ведь так? Ей изначально предвиделись моменты рода, когда понадобиться помощь совсем не ученицы? Напуганная не натворенным собственными лапами, а вдруг перевоплошенной старшей в претворившееся наказание.

Самоанализ малость стабилизировал учащенное дыхание. Осознание возможной сбежки до друга и выпуск накопленного после сценок уверило  придти в себя в надежде на лучшее, ведь не так уж она тут и надобилась, принеся, подумаешь, какую-то соломину, - но если она тебе не нужна, - вскинулось бровями, - раз уж ты не пошла за ней в первую очередь, значит она тебе была не нужна, - хитро ощурив палатку, - разве ученица не должна присутствовать рядом с учителем в важные моменты? Лично я присутствую. Мои обязанность есть помощь своему учителю. Ну а если это противоречит твоим идеалам, я не виновата рости с кучей заботы у себя внутри, - чрезмерно опечаленно погляделось на Бородиста, резво махнув хвостом, подытоживая вердикт воли.

Столь глупыми с высоты лун и мудрости наставника, Мошке пытливо преподносила благодарение за его ношу в роли себя. Картина, как мать защищала собственного котенка - явно похожее на происходящее, в чьих материнских принципах было доказать свою причастность во его спасении. Но вот все не понимающий инстинктивной озабоченности лишь возжелал проститься, видать-таки стыдясь, огорчив тем самым не верующую собственным ушам Мошку, - как это просишь прощение? За твое лекарство нельзя просить прощение! Кто тут и должен просить прощение, - скосив брови к переносице, той зырькнулось на старшую, - уж я-то промолчу, кто и как воспитал своих учеников, что чуть не отравили меня коем разом… Отведя глазенки в лапы, припомнилось гуляние с Колпицей и неправильно шагнувшая лапа, от боли по которой вызвалась поделиться ягодами ученица целителя, - тогда, она дала мне не те ягодки, забыла? Ты еще долго лечила меня, хоть и лапы заработали куда раньше…

+2

22

Стоило заметить, что конфликт, словно вода в чашке – вот-вот зайдет за границы и случится необратимый конфуз. Столь отвратительное отношение сестры давило на дымчатую со всей силы, выжимая из неё все соки. Не хотелось чувствовать ни обиды, ни злости, ни ненависти, но все эти чувства смешивались в один-единый компанент, становившись лекарством от острых замечаний Мошки, слетающих с её уст, словно огненные стрелы из арбалета. Вряд ли кто-то когда-то поймёт сестёр, у каждой на уме свои правила, которым следуют они повернее всяческих законов остального народа. Всё же кое-как в голове пролетала мысль о своей виновности. Страшие должны вести себя подобающее, не ввязываться в глупые ссоры подростков, но когда целительница покрылась толстым слоем искусно сотворенного снега, оставаться не причем в этой ситуации оказалось крайне сложно. Даже невозможно.
Почему вы так очерствели с этими своими обязанностями и законами, вы позабыли о товарищеской поддержке!
Такая мысль ввела в самый настоящий ступор врачевательницу. Насчёт закона были многие варианты точки зрения. Кто-то его отвергал, кто-то следовал, будто бы в нем написаны не предписания, а сама судьба, кому-то он был просто как желательная просьба к тому или иному поступку... Но в Лесу чаще всего, безусловно, встречались те, кто соблюдал устав, вероятно, не всегда, но большую часть своей жизни. Без него не будет порядка среди племён, воцарится хаос, что крайне не желательно. Подумать только, каждый, поступая так, как сказано в своде правил, сам того не замечая, становится прорабом закона, теряет собственное право на решение каких-либо проблем, и зачастую своё мнение бывает более верным, нежели то, что внушают.
Многие и многие речи, выхлестнувшие из уст крошки не ударяли по старшей так, как ей хотелось бы. Находить отговорки показалось на мгновение низким, но давать шанс оставить последнее слово за собой Мошке не было позволительно, отчего Дуновение собиралась с мыслями и хотела выступить перед сестрицей, чтобы кое-что разъяснить.
– Ну а если это противоречит твоим идеалам, я не виновата рости с кучей заботы у себя внутри, – последние же слова стали решающими. Дрожь пробежалась по спине, а рот сам собой распахнулся от неожиданности и разочарования. В ушах раздалась эта фраза, видимо, навечно впившись в память целительнице. Внутри неё живёт стремление кого-то опекать, так она сказала, почему-то посчитав, что взрослая родственница отличается от неё именно этим качеством, точнее, его отсутствием.
"Я не могу не заботиться о других, это мой долг," – даже про себя свой голос звучал как-то глухо и отрешенно. Серые глазки сощурились, якобы выискивая во взгляде сёстры нотки сарказма или иронии, но моментально обзор был закрыт.
Хватит, – усталый и болезненный приятель решился встать на сторону своей подопечной. Он просто был обязан защитить её. Дуновение помотрела так на него, будто бы видела сквозь шерсть усача, прямиком на Мошку, но вовсе не игнорировала его присутствие. Зачем-то тот попросил прощения, но в физиономии её поменялось лишь направление правого уха. Внутри что-то разрывалось на части, но внешне нельзя было показывать, что горечь сейчас же выплестнется наружу в виде слёз. Бородист впервые встал перед ней без прежних эмоций, она будто бв увидела в друге кого-то другого кота, отчего загадочное чувство вынуждало трясти лапы гадкой судорогой.
Кто тут и должен просить прощение, – Мошка была права, как ни жалко это говорить. Хотелось тут же извиниться перед серо-белым, да только язык не мог пошевелиться. Теряя дар речи, та осознавала, что не сможет сказать ни слова. Она обещала, обещала самой себе и ему, что спору конец. И если она что-то начнёт говорить, то вряд ли заткнет себя на том моменте, когда нужно.
Ты еще долго лечила меня, хоть и лапы заработали куда раньше...
"Каждый имеет право на ошибку. В особенности новички."
К слову, Колпица была ещё той тёмной лошадкой. А Мошка всегда остра на язык, поэтому дело, возможно, и не в воспитании, а в отношениях соплеменниц. Не будь она настолько дерзкой, не нажила бы себе врагов, впрочем, ученица Дуновения была крепка на слове, могла и ответить, правда, предпочла, видимо, отомстить немного по-другому. Хоть это и глупое предположение, всё может быть. Но дело даже не в юной целительнице, сколько в старшей особе. Пытаясь, даже тщетно, но с трудом, забыть о своих чувствах, сероглазка глядела прямо на Бородиста. Она повиновалась его просьбе закончить спор – она молчит. И это продолжится до тех пор, пока инцидент действительно не будет исчерпан.

+1

23

После этого выпада, стало потише. Кошки более менее успокоились, если можно это так назвать, конечно. Мошка была готова чуть ли не расплакаться, сетуя на черствость своей сестры и напирание на Воинский Закон, а после и на своего болеющего наставника, ради которого сюда явилась. Воин коротко хмыкнул, когда она заговорила о вопросах просьб прощения. Не сказать, что самец был с ней не согласен. Мошка всё правильно говорила. Практически. Она всё ещё была слишком молода, хотя, вроде, уже давно не Моховушка и больше почти не Мошка. Потому, что взрослый кот, понимающий значение слов "долг" и "честь" понимает также и то, что не все всегда всем воздается, и что не всегда ты получаешь то, что заслуживаешь. И правила ты должен соблюдать не ради того, чтобы тебя за это чем-то наградили, а потому, что это твой долг. Посему и сам Бородист решил влезть в этот разговор, не за тем, что ждал от кого-то из сестёр извинений, а потому, что просто хотел прекратить эти споры.
И прекратил. Теперь обе кошки смотрели на него, полными влагой глазами. "Браво, Бородист."
Кот устало прикрыл глаза и глубоко втянул воздух своим, всегда мокрым, но сейчас крайне сухим носом. Бородист вообще чувствовал себя очень сухо. В его рту было сухо, на губах было сухо, и даже, казалось, что на коже и в самих костях. И всё его тело было измождено, пробиваясь то жаром, то холодом. Он даже отодвинулся от слишком горячей Мошки, которая всё ещё лежала на подстилке, проигнорировав то, что Бородист ей сказал.
Дуновение Ветра тоже не спешила возвращаться к целительству. Все молчали. Бородист тоже ничего не говорил и больше не стремился оспаривать ни Мошку, ни Дуновение. Это он уже попробовал, ничего хорошего не вышло.
"Если это зелёный кашель, то они станцуют на моей могиле." - подумал было воитель, но быстро осекся. Это плохие и совершенно несправедливые мысли. Дуновение Ветра и Мошка желают ему только лучшего обе. Даже если они немного потеряли головы в этой глуповатой ссоре, они обе за о нём заботятся. И сердиться нина кого из них воин не хотел. Просто он никогда не любил такие молчаливые заминки и бездействие, а жар с ознобом сделали его раздражительным.
Тем более он не хотел настраивать себя на возможность кончины. Жить Бородисту нравилось, и помирать он точно не собирался. Тем более не так, из-за какого-то чертовского вируса, который подхватил не пойми где. Он, как храбрый воитель считал, что лучшая смерть, какая только может выпасть коту, это либо своя собственная, от почетной старости, либо яркая и храбрая, в честном бою. А вот лежать здесь, покрываться испариной и соплями, наводя страх и на Дуновение, и на, теперь-то, Мошку, ему вообще не хотелось.
Стоит напомнить, что он вообще уперто препятствовал тому, чтобы целительница племени видела его таким жалким, а теперь к этому зрелищу прибавилась не то, что она, так ещё и собственная ученица здоровяка. Сделать он с этим ничего уже не мог, кроме как надеется на то, чтобы, ясное дело, поскорее переболеть и выйти из этого, чертовски недостойного воителя, положения.
Так почему же это так затянулось? Любое лечение требует времени, но в случае Бородиста они сейчас все втроем тратили его не на то, что нужно.
"А что, если это и правда зелёный кашель?" снова подумалось болеющей голове серо-белого исполина. Кашля у него пока вроде не было, но ведь всякое может быть. В таком случае, вряд ли он простит себе, окажись по его вине в зоне риска Дуновение Ветра или же Мошка.

0


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Флешбек » Мурчите. Не мурчите. [Дуновение Ветра/Бородист/Мошка]