Новости

● Для удобства навигации на форуме создан "Путеводитель". Здесь вы можете самостоятельно найти ответы на все возникающие вопросы

● Дорогие художники форума! Помогите наполнить Галерею !

● ❗️1 декабря запланирована ежесезонная чистка. Проверьте свою активность.


Рейтинг форума PG-13. Запрещено описание особо жестоких сцен, отсутствует откровенная эротическая составляющая.

Коты-воители. Отголоски прошлого

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Флешбек » У рыжих нет души.


У рыжих нет души.

Сообщений 11 страница 15 из 15

11

Упасть на бок было относительно хорошей идеей. Ключевое слово здесь – относительно. Потому что едва он успел приземлиться, ударившись с размаху плечом о поверхность нашей планеты, как ему в загривок тут же впились сорок два острых зуба (может чуть меньше, не заглотнула же она его шею полностью), и ещё спустя мгновение он вдруг чуть ли не взлетел, полностью оторвавшись от земли. По крайней мере, большая часть его тела болталось в воздухе, свешиваясь из лисьей пасти. А потом началось то, из-за чего он не мог ни закричать, ни даже вымолвить хоть одно словечко, так как все они застревали ещё на подходе, в горле, и душили его своей неспособностью освободить дыхательные пути. Так вот, этот рыжий псовый вцепился в его завоек мертвой хваткой и начал трясти что есть мочи. Мир перед глазами превратился в смешанную кашицу из огоньков, каких-то образов и призраков. Разные оттенки белого, зеленого, коричневого, кажется, он даже заметил где-то рыжий. Хотя это, может быть, просто была его собственная лапа, на мгновение мелькнувшая в поле зрения. Это продолжалось вечность. Или всего секунду. В тот момент для него и вечность была секундой, и секунда – вечностью. 
Но, сколько бы времени не прошло, в конце концов его отпустили, и он с глухим «ух» опять рухнул оземь и уже не нашел в себе сил подняться. Краски смывались с друг другом, деревья крутились как чертово колесо, невозможно было понять, где верх, а где низ. Кажется, болела голова от удара, кажется, его тошнило из-за того, что вестибулярный аппарат внутри него в панике бегал по кругу и истерично орал: «великие предки, что же делать, что же делать?». Или это был не он, а его, Огонька, собственные мысли, маленький таракан, который метался в голове, стукаясь то об одну её сторону, то об другую. Он не чувствовал холода, несмотря на то, что лежал на снегу, чуть ли не зарываясь в него мордой. Но из-за контраста белой пороши с ярко-рыжей, как и у него, лисьей шубкой, оруженосец смог определить, что её хозяйка, поняв, видимо, тщетность своих попыток справиться сразу с двумя, сбежала, трусливо поджав хвост. Полукровка даже попытался издать что-то вроде победного клича и даже открыл для этого пасть, но из неё не вылетело ни звука. Он не мог вздохнуть, пока его трясли, словно он был тряпичной куклой, а оставшийся воздух выбило из легких ударом о землю, поэтому сейчас на произнесения хоть какой-то маломальской фразы кислорода катастрофически не хватало.
В следующее мгновение он ощутил легкое холодное прикосновение ко лбу, а затем голос возле уха, спрашивающий как он. Видимо, Когтишка ткнул его носом, чтобы убедится в жизнеспособности младшего оруженосца. Секунды две желтоглазый просто смотрел в пустоту, осмысливая смысл слов своим мозгом, превратившимся от тряски в желе. А затем, когда до него дошло, надпочечники запоздало выбросили столько адреналина в кровь, что юноша резко вскочил с земли, с ужасающим хрипом наполняя легкие нужным для существования газом, едва не ударив головой бурого и восхищенно поблескивая глазами.

- Как я?! И ты ещё спрашиваешь? – энергия через край, сейчас его разумом полностью завладели эмоции, захлестывающие его с ушами. – Да мы, предки тебя дери, прогнали лисицу! – он не мог сдерживать чувства, которые ломали все барьеры и заставляли его полностью раскрыться перед эти заносчивым котом, презирающим полукровок. – Ты видел, как она сначала оскалилась? – рыжий поднялся на задние лапы, изображая хищницу в лицах. – А как кинулась на тебя? – на этот раз ученик скакнул вперед, громко клацнув зубами в воздухе. – И как я её отделал? – взмах когтями по воображаемой спине. – Как она из меня чуть дух не вытрясла? – котик замотал головой, делая вид, что загривок снова в пасти у противника. – И как ты заставил её отпустить меня? – быстрый восхищенный взгляд в сторону полосатого. – Я, конечно, справился бы и сам, - безмятежный взмах хвоста, - но что ты такого сделал, чтобы она кинула меня? – вообще-то «боец» выглядел сейчас немного странно: подбородок был измазан в лисьей крови, которая натекла из её загривка, грудка тоже испачкана, но уже в своей собственной, ручейками стекающей с завойка и с плеча, разбитого при падении. Было ощущение, что он прикончил очень крупною дичь и зарылся в неё мордой, выгрызая изнутри, покрыв при этом красной жидкостью всю переднюю часть тела. Ну, почти всю.

0

12

Огонёк молчал и ни на что не реагировал. Когтишка перепугался, что сейчас рыжий оруженосец отключится, а то и вовсе откинет лапы, а ему потом придётся объяснятся перед всем племенем и выслушивать горестные вопли и нравоучения, что он, старший, не мог уберечь своего соплеменника. Но через несколько секунд ученик зашевелился, а затем резко вскочил с земли да так, что Когтишке пришлось отпрыгнуть на шаг назад, чтобы Огонёк его не задел. А услышав радостный вой или хрип (Звездоцап его пойми), оруженосец и вовсе растерялся, сначала подумав, что соплеменник завопил от боли. Но нет же: вот он - скачет на лапах, нарезает круги и даже демонстрирует приёмы. Полосатый недоуменно заморгал.
– Ты видел, как она сначала оскалилась? А как кинулась на тебя? И как я её отделал?
Огонёк возбужденно прорезал воздух вокруг себя.
– И как ты заставил её отпустить меня?
Когтишка поймал на себе восхищенный взгляд и уже было готов пустить речь, что он, такой великий и опасный противник, что никто не сможет устоять перед ним, что дело в упорных тренировках и тому прочее. Словом, он собирался приукрасить себя и выставить в самом лучшем свете. Но тут пошло что-то не так.
– Я, конечно, справился бы и сам.
- Ах ты маленький... - тихо начал ворчать Когтишка, выпуская когти.
- Но что ты такого сделал, чтобы она кинула меня?
- Что я сделал? Спасал такого шерстяного дурака, как ты, - притворно разозлился полосатый и сделал своеобразный щелбан в лоб Огонька. - Укусил её в задницу. Будет знать, как на территорию племени Теней заходить, - гордо заключил он.
Затем подошел к соплеменнику и присел возле него.
- Ты не так уж и плох, как я думал раньше, - признался Когтишка, дергая ушами. Он почувствовал смущение, но постарался его отогнать. Только в следующий раз будь осторожен. Ведь я не всегда буду рядом, а ты так и норовишь нарваться на приключения.

0

13

Он заранее услышал раздраженные нотки в голосе соплеменника, но, не успев перегруппироваться и сконцентрироваться на чем-либо, помимо, конечно, прогнанной хищницы, от щелбана увернуться не смог и, почувствовав легкий удар по лбу, лишь разочарованно попятился назад, прижав уши к голове и смотря на Когтишку полным возмущения взглядом, мол, опять за старое? Но, тем не менее, бурый оруженосец и не думал вновь насмехаться или делать ещё что-нибудь из того арсенала, что применял раньше. Это был совершенно шутливо-дружеский удар, и, осознав это, Огонек выпрямился и удивленно склонил голову набок, приподнимая правое ухо, оказавшееся таким образом выше, хотя подходить ближе не осмелился, остерегаясь нового щелчка, на этот раз по носу. В любом случае, это было что-то новенькое. Но, когда племянник глашатая сам поднялся и направился в сторону котика, а затем даже уселся рядом, рыжий вернул голову в обычное положение, готовясь слушать с кислой миной. Он явно считал, что сейчас его начнут отчитывать или уверять, что и без него бы справились, что зачем он вообще начал выслеживать Когтишку и выдвинут ещё парочку претензий, основанный в основном на малом возрасте и, безусловно, на нечистокровности. Начинались такие лекции обычно одинаково, вы знаете их: «ты, конечно, молодец, но...» или «это было неплохо, но...», или вот ещё потрясающий пример – «ты все сделал правильно, но...». Это чертово «но» его жутко бесило своей безапелляционностью, а Аконит ворчливо уверял, что все, что было сказано до «но», можно и не считать. Это было вдвойне неприятно, поэтому малец предпочитал засчитывать на свою карму и сказанное до союза.

На первую фразу старшего ученика юноша лишь насмешливо фыркнул, мол, конечно не так уж и плох, я пытаюсь вдолбить эту истину в твою полосатую голову две с лишним луны, а ты продолжаешь строить из себя когтенепробиваемого бандита, но перебивать не стал, ожидая неприятного продолжения. Оно и последовало, да только не совсем такое, как ожидал лисенок. Он ожидал длинной лекции про хорошее и плохое поведение, про незаконные побеги из лагеря (обязательно с примерами летальных исходов), про вмешательство в личное пространство, наконец, если у него разыгралась паранойя. А будущий воин поступил немного по-другому. Чуть нахмурившись, сын Орлицы отчаянно пытался понять, что это было: лекция, оскорбление, комплимент или забота? И буквально через пару секунд, решив не портить себе впечатление за сегодняшний день, остановился на чем-то средним между комплиментом и заботой.  Весело оскалившись, он припал на передние лапы и замахал в воздухе огромным пушистым хвостом, доставшимся от Речных предков-исполинов, чуть ли не щекоча им Когтишке нос.

- Ой, да ладно тебе, мы с Аконитом и так со всем справимся. К тому же, кто согласится сидеть в скучном лагере с занудами-воителями, когда вокруг целый мир? – вопрос, по мнению плута, был риторическим, поэтому времени на ответы он особо не давал, тут же заводя разговор в совершенно другое русло, не удосуживая себя тем, что за такими быстрыми перескакиваниями с темы на тему трудновато уследить, не потеряв при этом нить разговора. – Кстати, а с чего вдруг такая забота? – желтые глаза сузились в две узких хитрых щелочки, пасть дергалась в едва сдерживаемой улыбке. – Мне показалось, или с десяток минут назад я был рыжим засранцом? – он явно напрашивался на комплимент, при этом полностью уверенный, что его не последует даже после такого совместного приключения.

0

14

Огонек не говорил: он сидел и слушал слова Когтишки, которые давались ему так с трудом. Ведь всю жизнь полосатый привык полагаться только на себя и не видел ничего хорошего в дружбе. Он даже отказался от Медвянки, которая с самого начала была настроена к нему так дружелюбно. Оруженосец считал, что он и так слишком хорош, чтобы заводить себе, как он думал, лишнее окружение. Но, когда он подрос и чуть набрался ума, Коготь понял, что скорее всего был не прав. Скорее всего. Кот был слишком самовлюбленным, чтобы признавать свою полную неправоту.
И вот сидел он около Огонька, смотрел на него и всё больше мыслей посещали его голову, которые назойливо трещали, что он, увы и ах, был не прав насчет отношения к нему. Да, Когтишка по-прежнему презирает полукровок, и он был уверен на все сто процентов, что такие коты, как Огонек, Аконит и Вьюнок будут лишь никчемной абузой. Если Огонёк такой... хороший... то, может быть, и Аконит похож на него, а я просто не вглядывался? А ещё Вьюнок обидел до слёз. О, нет-нет-нет. Надеюсь, что это не чувство совести или как эта штука называется?
Рыжик весело оскалился и замахал в воздухе хвостом, едва ли не щекоча нос Когтишке. Оруженосец сдерживался, чтобы не чихнуть.
- Сейчас доиграешься у меня тут, - игриво проворчал полосатый, отмахиваясь лапой.
В его глазах была небывалая теплота.
- Ой, да ладно тебе, мы с Аконитом и так со всем справимся. К тому же, кто согласится сидеть в скучном лагере с занудами-воителями, когда вокруг целый мир?
- У тебя ещё есть я, - вставил своё слово Когтишка, не желая сидеть в стороне. Но потом понял, что такие слова звучат как-то слишком... дружелюбно? - Ну, в смысле, зови меня, если опять в полужопии что-то завертится и захочется приключений, - полосатый вновь хотел взяться за своё, чтобы в его голосе звучало что-то нечто одолжения.
– Кстати, а с чего вдруг такая забота? Мне показалось, или с десяток минут назад я был рыжим засранцом?
Огонёк был ещё тем хитрым лисом. Когтишка засмеялся.
- Ты для меня всегда им останешься и не важно, сколько тебе будет лун, - полосатый потрепал соплеменника по макушке и поднялся на лапы. - Пойдем обратно?

+1

15

Это была победа Огонька. Это была полная и безоговорочная капитуляция Когтишки перед его очарованием. Две с половиной луны упорной борьбы, бесконечных преследований и целой тучи выслушанных оскорблений – этот рыжий юноша прошел через многое, пробив, наконец, панцирь бурого оруженосца. Ох, сколько презрения было в этом желтом взгляде, когда они впервые столкнулись – его, наверное, хватило бы на разрушения любви и спокойствия во всем мире и на соседних планетах, а теперь теплоты во взгляде бывшего недруга хватило бы на то, чтобы разрушить вражду между всеми племени. Хотя, наверное, только между двумя – между Сумрачными и Речными воинами. Теми воинами, плодом чьей любви и был этот мелкий лисенок. Чтож, он смог доказать одному коту, что полукровка достоин уважения, и что он совершенно не виноват в том, что совершили его родители. Конечно, над этой зарождающейся дружбой ещё работать и работать: укреплять, подпихивать камни к основанию, затыкать бреши соломой или глиной, следить и чистить. Она как огромная глыба мрамора, которой великий скульптор уже придал какую-то определенную форму, а теперь углубился в детали, пытаясь прорисовать каждую морщинку на новом лице. А Огонек был напрямую заинтересован в том, чтобы нигде ничего не откололось, не подпортило его произведение искусства.

Рыжий удивленно вскинул брови, едва старший оруженосец вновь заговорил. Он уже хотел было открыть пасть и сказать что-то вроде: «кто ты такой и зачем ты съел Когтишку?», но тут желтоглазый быстро исправился, стараясь загладить излишне дружелюбную фразу, вызвав тем самым веселую ухмылку на морде рыжего. Он уловил эту неловкость, прозвучавшую в начале его фразы, словно он произнес то, что очень старался не произносить. Иногда сын Орлицы был до невозможности толстокожим, не понимая самые банальные и лежащие на поверхности намеки, но сейчас, стоя перед котом, которого успел досконально изучить, он видел на его морде это замешательство. Торжество в его груди выросло ещё сильнее, едва ли не разрывая грудную клетку на множество частей. Хотелось кричать, прыгать, кататься по земле, выплеснуть куда-нибудь это накопившуюся энергию, пытающуюся изо всех сир выбраться на свободу, чего бы ей это не стоило.

- Ты для меня всегда им останешься и не важно, сколько тебе будет лун, - полукровка прикрыл глаза, быстро облизнувшись и почувствовав на языке лисью кровь. Он никак не мог поверить в собственную победу. Он потратил столько сил и времени, чтобы он, Когтишка, смог смотреть на него как на друга, а не как на ошибку природы, коей, по его мнению, он и являлся. Безусловно, юноша с самого начала был полностью уверен, что когда-нибудь этот великан сломается. Никто не может держать оборону вечно, тем более, что он начал вскоре замечать бреши в его стене из ненависти. И сегодня дамбу прорвало. Сегодня в оруженосце глашатая что-то изменилось: перещелкнули ли какой тумблер или, может, заплатили за свет в голове (до этого он, по видимому, был выключен), освещающий все происходящее и мигающий ему о том, что находящийся перед ним кот – грязнокровка, бастард, но, тем не менее, очень хороший друг. В любом случае, все перемены были только к лучшему.

- Да. Конечно. Пойдем, - пойдем, я покажу тебе новый мир... необязательно иметь кристально-чистую кровь, чтобы быть верным. Необязательно иметь длиннющую родословную, восходящую аж к правителям Львиного или Тигриного племени, чтобы быть благородным. Необязательно рождаться под счастливой звездой, чтобы найти свое счастье в жизни.

[Конец флешбека]

+1


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Флешбек » У рыжих нет души.