Новости

● Для удобства навигации на форуме создан "Путеводитель". Здесь вы можете самостоятельно найти ответы на все возникающие вопросы

●❗️ 1.06.2022 запланирована ежесезонная чистка.❗️

● Дорогие художники форума! Помогите наполнить Галерею !


Рейтинг форума PG-13. Запрещено описание особо жестоких сцен, отсутствует откровенная эротическая составляющая.

Коты-воители. Отголоски прошлого

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Флешбек » Любовь не знает гордости


Любовь не знает гордости

Сообщений 11 страница 18 из 18

11

Лавина не думала, что все будет настолько хорошо. И хотя Сычеух в каждую их такую встречу, удаленную от соплеменников, преподносил все новый и новый сюрприз (он не повторялся, придумывал всякий раз другие вещи, которыми они могли бы заняться), сегодня он, кажись, превзошел самого себя. Ибо все этим вечером было совершенно - заснеженная поляна с луной и звездами, которые, взойдя на небосклон, освещали и снег, и их; скала с отпечатками лап, навевавшая приятные и светлые воспоминания; теплая и уютная пещера с приготовленной подстилкой и едой...
После веселой игры, где они оба, несомненно, набегались, такая спокойная атмосфера была очень кстати. Она была, Лавина рискнула так подметить, даже какой-то домашней... Здесь кошка не преминула раскрыться, быть самой собой. Днем у нее было амплуа строгой, но справедливой наставницы, храброй охотницы, для которой убийство зверьков ради пропитания и благополучия родного племени стало привычным делом (а как же тогда выживать?), воительницы, защищающей дом ценой своей жизни...
Порой Лавина смотрела на вышедших из детской королев - на Иву, Тигринку, - и думала: "Они ведь возвращаются к своим обязанностям. Им легко было отпускать своих детей, не заботиться так сильно о них более? Лишь приглядывать издалека, зная, что сейчас ответственность за них лежит на их наставниках..." И ей было сложно представить, что жизнь после стольких лун в яслях может легко вернуться в обратное русло, в то время, когда эти кошки были воительницами без других забот. Но Ива приглядывала за ними, все равно была рядом...
Сейчас же, возвращаясь к реальности, Лавина могла, не скрываясь, смотреть на Сычеуха со всей той нежностью, которую только испытывала к коту. Нынче не день, они не в лагере, где кругом соплеменники, она может наблюдать за его действиями, не пряча глаза. Дежурные улыбки - это все, что позволено, когда они заняты, а сейчас... Кошка может улыбаться, может касаться его, никто ей не запретит и не отдернет, потому что это их время, их место, их возможность побыть наедине...
- Приятного аппетита, - между тем сказал Сычеух, вырывая воительницу из ее мыслей. Пестрая улыбнулась, кивая и буквально одними губами желая воителю того же:
- И тебе.
Здесь она могла не напрягать голос. Так тихо, спокойно, никакого гомона. Любимый ее услышит все равно - шепчет она или говорит нормально. Но все-таки хотелось какой-то загадки, ощущения таинственности. Еле уловимый шепот, вроде никаких стараний, а вот уже и эхо подхватывает твои слова...
Краем глаза различая блики и их собственные тени, Лавина медленно насыщалась. Она не хотела спешить, обрывать ту прекрасную атмосферу расслабленности (и в то же время какой-то мистики) хоть одним резким движением. Все шло так, как и должно было идти...
Вот воительница потянулась, с довольным видом подрагивая усами. Кролик теплым комочком улегся в животе, избавляя того от чувства голода. Наступила некая нега, недаром же говорят, что после еды хочется спать. Однако намерения Сычеуха, подошедшего ближе, явно были далеки от простого желания улечься на подстилке...
"Что он задумал?"
Стряхнув с шерсти ненужные элементы, он встретился с ней взглядом, в котором пестрая в ту же секунду заметила плескающееся веселье. Бесенята в янтарных глазах кота смотрелись завораживающе, особенно с упавшим бликом от водопада, так, что кошка на мгновенье затаила дыхание.
- Как насчет игры в "правду или выкуп"? - внезапно предложил рыже-белый, чей взгляд еще был донельзя лукав, - решайся, или признай, что струсила.
"Что? Он думает, что мне слабо?" - повелась на подначивание Лавина, даже чуточку распушившись в итоге. И нет, она ничего не боялась! Потому что ей скрывать было нечего. Сычеух, еще в бытность оруженосцев, знал о пестрой больше остальных. Даже больше Камышинки и Львинолапа. Как-то получилось, что с одним из братьев кошка сошлась ближе, чем с другим. А после с ним же они хранили и свой секретный секрет...
- А, давай, - согласилась между тем воительница, впрочем, и не рассматривавшая возможность отказа. - И я выбираю правду!

0

12

- А, давай. И я выбираю правду! - азартная Лавина, конечно же, согласилась, для начала немного распушившись от одного только упоминания, от одного предположения, что она может струсить. Она же воительница и ничего не боится! Сычеух довольно приосанился и огляделся. На самом деле, он ума не мог приложить, какой же вопрос задать, ведь все было спонтанным, ему просто хотелось провести время и подурачиться, чего греха таить. Ну, что он хотел бы узнать о ней? Явно не то, как ей сегодня спалось. Так же, как вчера. И как позавчера. И почему именно сегодня? Чем сегодня отличается от завтра, или.... В общем, нужно что-то более личное, о чем бы он не спросил в другой момент. Что-то интимное...
- В детстве... - он тихонько подошел и обнял ее хвостом, а сам посмотрел в прострацию, как-то интуитивно и ее призывая туда смотреть, словно сейчас рисовал для Лавины мысленные картинки, пробуждая память прошлого, - О чем ты подумала, когда... - он даже голос понизил, давая понять, как это важно и серьезно, и вообще... атмосфера стала какая-то очень интригующая, вокруг было тихо-тихо, и где-то в глубине пещеры можно было даже расслышать полет капли, а через секунду всплеск, когда та ударилась о небольшую лужицу, которая лениво скапливалась там в течение долгих лун, сезонов, лет. И вот, кажется, Лавина уже затаила дыхание...  - впервые попробовала рыбку? - медленно переведя взгляд на кошку, он еще некоторое время сохранял то самое выражение лица, а потом, в момент осознания ею услышанного, расплылся в улыбке, дружески пихнул ее в бок и отскочил по инерции, дабы защитить свои уши, чтоб по ним не огрели чем-нибудь тяжелым, ведь они, как-никак, дороги Сычеуху как память.
При этом он стиснул зубы, чтоб не рассмеяться в голос. Поэтому получался не смех, а слабые звуки какого-то отсталого тюленя. Наверное, она сейчас его ненавидит. Думает: "серьезно, Сычеух, это то, что ты мечтал узнать?!" А до этого наверное настроилась на что-то действительно серьезное и даже напряглась, думая, какой будет вопрос. И тут это недоразумение вместо нормального вопроса, да еще Сычеух ржет как конь над ней - ну кто такое стерпит?
И тем не менее, придя в себя и успокоившись, раскрасневшийся и подавивший икоту Сычеух, устремил на нее испытующий взгляд.
- А если серьезно, о чем?
Отвечать-то надо, такие условия игры. Ну а что - вопрос, как вопрос. Если отмести интригу, которую он навел, вопрос очень даже нормальный, тем более, связан с Лавиной и ее детскими восприятиями. И ему и правда было интересно, подумала ли Лавина в тот момент, как и он, что всё: "жизнь - жестянка", так как отныне прощай мамино молоко, и здравствуй эта бронированная сельдь, которую долго ловишь, потом еще дольше очищаешь от чешуи, а потом совсем быстро съедаешь.

0

13

Отголосок ее согласия еще витал по пещере (даже спустя мгновенья после сказанного), окружив их какой-то магической атмосферой. Это было похоже на то, как если бы Лавина пообещала что-то серьезное, а водопад с таким неприглядным местечком, полным тайн, засвидетельствовал ее слова. Словно теперь они стали нерушимыми. Хотя кошка, если и давала какие-то клятвы, то непременно сдерживала их, без какого-либо напоминания или аккомпанемента ее слов.
Сейчас же воительница буквально вся навострилась, вытянулась в струнку в ожидании дальнейших фраз. Она не боялась услышать какой-то личный вопрос, ведь Сычеуху все равно доверяет. Но тянущее ощущение таки было. И словно мучая ее, воцарилась полнейшая тишина, нарушаемая лишь попеременным стуком падающих капель.
- В детстве.. - невозмутимо начал воитель, подходя к ней на расстояние мышиного усика и бережно обнимая. Лавина с любопытством возвела свои синие очи на него, гадая, к чему кот ее так старательно подготавливает. Он даже уставился куда-то, словно смотрел сквозь это время и место, погрузившись в свои мысли. А Лавина честно попыталась проникнуться моментом.
- О чем ты подумала, когда... - воин сбавил тон, чуть-чуть не дотягивая им до шепота. Но кошка не могла ни подметить, что рыже-белому нравятся драматические паузы. Он так оттягивал этот вопрос, что пестрая, не сиди она в его объятиях, непременно бы заерзала на месте...
"Осталось еще немножко, я уверена. Значит, он все-таки хочет узнать мои мысли, что я думала в тот или иной промежуток времени..."
И Лавина тут же представила себе яркий момент их взаимного признания. Момент, когда Сычеух сказал ей, что любит ее. И любит не как сестру, а как подругу. Помнится, кошка тогда жутко растерялась, не зная, что ответить, но и она уже чувствовала перемены в себе. То, как ученица волновалась во время их ссоры, нельзя было списать на переживание от возможной потери связи с братом. Это было нечто большее. И пестрая открыла свое сердце, осознав все...
"Наверное, он хочет спросить, о чем я думала тогда. Хотя что было на уме, то я и говорила..."
Впрочем, откуда воителю было об этом знать? Но на этой встрече, на этом их свидании (поправилась Лавина), можно было вспомнить старые времена... Даже атмосфера была подходящая, такая волшебная и интригующая... Романтическая.
Предвкушая сей вопрос, кошка сладко зажмурилась, ожидая той предстоящей секунды, когда же родной голос обласкает ее уши подобными будоражащими память эпитетами, воссоздавшими (как она думала) ту поляну и то признание. Но вместо этого...
- ...впервые попробовала рыбку?
Лавина медленно раскрыла глаза, тут же сузив их до щелок. Ну, что это за вопрос?! Она ожидала какой-то прозаичности, романтики, а Сычеух... так обманул ее ожидания! Плохой, плохой кот!
Воин между тем пихнул ее в бок, типа говоря: "Ну что ты, дорогая, все хорошо." Воительница же так не думала и даже дернулась в попытке наподдать кому-то по его наглым ушам, но Сычеух, словно предсказав ее действия, отпрыгнул в сторону.
Еще смеется, окаянный!
- Весело, да? - буркнула распушившаяся Лавина, глядя на потуги кота не заржать во весь голос. То, что он отмочил, она запомнила и решила, что обязательно отыграется, приди только ее очередь задавать судьбоносный вопрос.
- Хм... - задумчиво протянула кошка, когда они оба успокоились (она перестала щурить глаза, а он - хрипеть от смеха). - Думаю, я поняла, что попала по полной, т.к. эту рыбу еще предстояло очистить и при этом оставить хоть что-то, что еще можно съесть, - легкая усмешка постигнула губы пестрой на этих словах. - На вкус она была мокрой... - и нахмурилась, вспоминая, - рыбой. Да, на вкус была самой настоящей рыбой, как и говорили взрослые.
Едва сказав это, Лавина улыбнулась. Она ответила на вопрос кота, а теперь ей предстояло то еще веселье, ибо воительница не могла просто так оставить то, как потешился над ней любимый.
- Правда или выкуп? - заискивающе сверкая глазами, спросила Лавина. - Давай, Сычеух, я выбрала правду, а теперь ты рискни и выбери выкуп. Смелей, это не так сложно, как кажется. Не трусь!

Отредактировано Лавина (2015-03-15 18:04:32)

0

14

- Весело, да? - буркнула распушившаяся Лавина. Знала бы она, какая красивая, когда злится... но наверно, ей не очень понравилась перспектива быть объектом шуток. смахнув с глаз слезы счастливого смеха, Сычеух приготовился слушать.
Рыба была на вкус... рыбой! Мокрой. Да-да, он прекрасно знал это чувство и закивал, удовлетворившись ответом. К этому моменту кот уже успокоился, а где-то на задворках разума уже подползал червячок сомнения - ведь после такого Лавина наверняка захочет отыграться, вон уже как у нее сверкают глаза. Когда кошка улыбается и сверкает глазами в таком контексте, любой здравомыслящий мудрый кот посоветовал бы Сычеуху спасаться бегством, но вот в чем дело - он сам запер их здесь, и он совсем не хотел убегать. Даже такая обстановка распаляла немного; возможно, он мазохист, но чувство опасности и неизвестности от той, в чьем он сейчас распоряжении находится, и кто ему точно вреда не причинит, ему нравилось.
- Правда или выкуп? Давай, Сычеух, я выбрала правду, а теперь ты рискни и выбери выкуп. Смелей, это не так сложно, как кажется. Не трусь!
Ага, Лавина решила поймать его на тот же крючок. Наверно, вспомнила, сколько раз они с Пятногривом соревновались. Он же безумно любил соревноваться, вспомнить только их вечно любимый спор: "кто больше рыбы наловит", "кто выше прыгнет", "кто быстрее добежит"... И тут не устоит, тем более, перед кошкой, которая пытается взять его на слабо!
Уже зная, что ни к чему это хорошему не приведет и будучи почти уверенным, что через минуту будет жалеть об этом, кот запальчиво и почти сразу после ее вопроса воскликнул:
- А что, давай свое задание! Выкуп!
"Будто есть что-то, с чем бы я не справился! Да я одной левой!" - бодрился воитель. Интересно, что ей пришло в голову? Что можно придумать, коли они находятся одни в пещере? Здесь ведь нет больше никого, и нет ничего интересного... Разве что, выкуп будет включать какое-нибудь задание на завтра... кот поежился и теперь уже забеспокоился - не хотелось завтра ходить по лагерю и кукарекать. А вдруг она придумает для него подойти к Острозвезду и сказать что-нибудь, эм, нелицеприятное? Ну не~ет, избавляться она, вроде как, от него не собиралась. Пока что.
Испытав все муки ожидания, кот беспокойно заелозил и поднял на Лавину глаза с немым вопросом, а потом его взгляд смягчился и потеплел. Это же Лавина, как он вообще может так о ней подумать! Теперь Сычеух смотрел чуть ли с нежностью, размышляя, что там его малышка ему уготовила. Хотелось уже услышать свою судьбу, была не была! Если что, сожалеть и расстраиваться придет пора позже. А еще, на всякий случай, такой теплый и невинный взгляд, который из-за светящихся любви и преданности называли "щенячьим", очень располагал к себе, это так, ко всему прочему. Он получался неосознанно, и Сычеух даже не предполагал, что так может повлиять на Лавину и упросить ее задать ему что-нибудь безобидное.

+1

15

А капли все падали и падали, разбиваясь об образовавшиеся лужицы... Наверное, здорово было бы проследить за полетом этих маленьких частичек воды, глядеть, как вначале образовывается капля, формируется, слетает с родной поверхности и вот уже бесконечно несется вниз, к земле, с большой, очень большой высоты. Но на деле ее падение длится не дольше секунды... В промежуток отмеренного времени она успевает все, в том числе и последнее - присоединиться к луже таких же упавших с высоты капель.
Вода из водопада - единственное тому объяснение. Наверняка она собирается на столь же большой высоте, а потом плавно спускается вниз, не спеша, в конечном итоге разбиваясь о камни и землю... Легкий переход, падение, которое можно увидеть невооруженным взглядом. Водопад - это вода. Вода - это капли. Тут они вместе образуют единый поток, его можно узреть, им можно любоваться, под его звук можно засыпать... А вот полеты маленьких капелек ты не увидишь, лишь уловишь отзвуки краем уха, как попеременно прекращающуюся трель.
Лавина любила воду, насколько могла, будучи Речной кошкой. Ее с детства учили плавать, ценить озеро и реки, ловить рыбу и просто наслаждаться моментом, когда твое тело окунается в сию нехитрую жидкость, как его тут же подхватывает легким, приятным течением, который не сносит с лап, подобно стихии, а лишь только покачивает из стороны в сторону, как мама, убаюкивающая ребенка...
Видеть рябь, идущую по воде, отблески солнца; слышать шум плескающихся волн; и, главное, самой чувствовать, как вбирается вода в шерсть - неповторимые ощущения! Немногие ценят их, понимают их...
Кошка помнила о воде. Каждую минуту. Всякий раз на охоте она вспоминала рыбалку и, как следствие, прекрасные чувства от плавания. Некоторое время назад, окунаясь в холодную воду с истаявшим льдом, воительница не только вздрогнула, но и представила (на мгновенье перед ней возникла картинка), как они и раньше ходили сюда, преодолевая сие мелкое неудобство, как искали глину с взъерошенной мокрой шерстью...
Мокрая! Она вспомнила об этом, когда думала о рыбе, о сути вопроса Сычеуха. Хотя сельдь и не была первой добычей пестрой, пойманной в далеком ученичестве. Ею была мышь, словленная для королевы, и то скорее, это был проблеск удачи, а не ее заслуга.
- А что, давай свое задание! Выкуп!
Лавина с предвкушением улыбнулась, сверкнув глазами напоследок. Да, сквозь призму размышлений, она таки наблюдала за любимым, за его движениями и явственным волнением. Ухо ее было отведено чуть в сторону, слушавшее перестук капель. Но это не мешало кошке в целом воспринимать всю ту прекрасную картину, которая была перед ее глазами.
Беспокойство кота было обоснованным, но таким... умиляющим, что ли. Словно кошка поймала в лапы взъерошенного птенца. Выражение лица Сычеуха было точно таким же в то время, когда он не контролировал себя, когда поддавался таким вот порывам. Хотя кот и в обычное время был вполне открытым, но Лавине все время казалось, что именно в такие моменты он особенно раскрывается полностью, обнажая свою сущность, а ей, как любопытной подруге, было интересно читать его всего, владеть его мыслями. Так хотелось...
Воительница уже перебрала в голове все возможные варианты того, что бы ей желалось, чтоб кот сделал. Но к чему бы она не приходила в итоге, в реальности натыкалась на невинно-испытывающий взгляд рыже-белого. И теперь ей казалось, что это не он ждет ее приговора, а она...
Лавина закусила губу, склоняя голову набок. Когда она подначивала его сделать выбор в пользу выкупа, думала о многих вещах, которые вполне себе может попросить. И дело было не в месте, времени или лицах действия... Вначале, конечно, было весьма заманчивым заставить Сычеуха, скажем, поведать всем о том, как он любит лягушек (а кошка была уверена, что не любит) или посоветовать спящим рядом воинам глотать целые коробочки мака, т.к. те громко сопят во сне (результатом было бы, скорее, что это любимого отправили б к Тмину за снотворным)... Но все это казалось таким воистину детским, словно они с Сычеухом еще молоденькие ученики. Хотелось чего-то такого, чтобы и душе было приятно, чего-то... взрослого. Да, взрослого поступка, но в то же время такого, чтоб им не растерять было ту милую детскую непоседливость, дух легкого соперничества, желания подпихивать и подначивать, как сейчас...
Наверное, кот уж подумал, что она забыть забыла об игре (прошло немалым несколько минут, как думала пестрая). Но Лавина все помнила. Просто она улыбалась, уже без всякого лукавства глядя на него. Так, как ей всегда хотелось смотреть открыто...
- Ладно, - наконец произнесла кошка, медленно поднимаясь на лапы, потягивая между делом затекшие части тела. По ее лицу наверняка не было видно, что она задумала. Однако воительница уже все решила, осталось лишь озвучить это вслух...
- Я хочу, - так же медленно, как и Сычеух ранее протянула Лавина, делая осторожный шаг навстречу коту, ловя его заинтересованный взгляд, но не отвечая, лишь улыбаясь уголками губ, - чтобы ты...
Вот проказница касается носиком сначала чужой лапы, потом изгиба локтя, плеча; устраивается рядом и смотрит, пристально смотрит, не отводя глаз; аккуратно обвивая рыжий хвост воина своим, протягивает лапку и трогает ею пушистую шубу, уже высохшую после купания...
Кажется, что Лавина просто играет в свою игру... игру с огнем, не хватает лишь рядом плясавшего пламени костерка. И музыки, какой-нибудь загадочной, жаркой и близкой к кульминации события.
- ...мы... - ласково поправляется, вытягиваясь и уже щекоча теплым дыханием знакомое рыжее ухо. Медленно замирает и произносит на выдохе, чувствуя, что уже не может больше терпеть, - пошли и уснули.
Еще некоторое время кошка сидит и прерывисто дышит, крепко сжимая кольцо из их хвостов. Однако вскоре, уж подрагивая от смеха, утыкается в плечо Сычеуха. Ее глаза горят, и она чувствует себя просто превосходно.
- Серьезно, - ловит взглядом немного опьяневший взгляд кота. Да, пожалуй, немного переборщила с наведением ореола таинственности. Но что уж там, зато выкуп вполне безобидный. Лавина даже милостиво разделила его на двоих.
А если по-честному, то она немножко устала за день и уже хотела отдохнуть в мягком гнездышке. А спецэффекты, драматические паузы... Кто их не любит-то?

+1

16

Время тянулось для Сычеуха слишком медленно. Да еще Лавина вела себя так... закусила губу, склонила голову набок, словно не замечала, что коту тягостно это ожидание. Либо она решила поступить с ним так же, как и он с ней. Так что его тогда ожидает, подвох? Если подвох, то это будет не смешно. Совсем не круто, ведь повторяться - это значит уже испортить шутку.
- Ладно, - внезапно прозвучал голос Лавины, и тот встрепенулся - взгляд снова стал прикованным к ней. А кошка тем временем не торопилась, лицо было непроницаемым и загадочным.
- Я хочу... - Он было тоже встал на лапы, решивший, что для этого они сейчас должны будут куда-то пойти. Но Лавина сделала шаг в его сторону, - чтобы ты... - и кот пораженно осел наземь, когда она вдруг коснулась носом его лапы, провела до плеча снизу вверх, а потом устроилась рядом, не сводя с него глаз. Зрачки самого же Сычеуха расширились донельзя, кажется, у него даже дыхание сбилось. Он чувствовал, как переплелись их хвосты, а также ее биение сердца. Неужели наконец-то?.. Сейчас он уже был уверен, что это никакой не подвох. Такой взгляд невозможно сымитировать, а когда Лавина еще и словно просяще дотронулась лапкой до него, он тяжело выдохнул, поняв, что с самого начала затаил дыхание, словно боясь пошевелиться.
Но всё же, он кот, а не домашняя киска, и инстинкты взяли свое. Включившись в игру, Сычеух, уже знал, к чему всё идет. Блеснув глазами, кот тоже подался навстречу, громко заурчав и тем самым поощряя ее продолжать и ничего не бояться.
- ...мы.. - ласково поправилась Лавина, и кот улыбнулся, всем видом давая понять, что безумно одобряет то, что она задумала. После она дотянулась до его уха, обдавая теплым дыханием Он, казалось, уже не мог урчать, как подобает, и вот-вот готов был сорваться на громкий требовательный мярг, как вдруг в это самое ухо Лавина и произнесла конец фразы, - пошли и уснули.
Сычеух окаменел, задержав ее в объятиях, в которые где-то в процессе ее заключил, так что ее мордочка была у его плеча, а он смотрел поверх головы Лавины, теперь уже растерянно и недоуменно. Воительница же беззвучно смеялась, спрятав нос в его шерсти, а он помрачнел, не двигаясь и совершенно раздавленный. Потом медленно отстранил ее и встретился взглядом, совершенно серьезным и, как могло показаться, даже осуждающим.
- Серьезно, - сказала кошечка. Сычеух опустил взгляд, так что даже невозможно было понять, сердится он, на самом деле обижен, или что... но вдруг кот снова поднял голову, и на лице была всего навсего теплая улыбка и виноватый взгляд.
- Я безнадежен, я понял, - промяукал он, то ли имея ввиду то, что любимая кошка прямо на свидании заявляет, что хочет спать, то ли то, что только что выставил себя настоящим идиотом, отчего даже как-то неловко.
После этого воитель спохватился и встал, направляясь к подстилке и заботливо проверяя, так ли она хороша и надежна. Ну да, строить такие их научили еще в бытность оруженосцами, для старейшин.
- Ложись первая, Лавина, я пристроюсь рядом, - предложил кот, даже после всего происшедшего заботясь в первую очередь о ней. Да что уж там, ничуть он на нее не злился, ни секунды. Не мог он на Лавину ни сердиться, ни даже долго обижаться на ее проказы и выдумки, порой выставлявшие его дураком, но зато веселящие любимую.

0

17

Лавина не могла успокоиться, впрочем, как и перестать зарываться носом в шерсть любимого кота. Кота, реакция которого на невинную игру оказалась в прямом смысле непередаваемой...
Однако была ли игра на самом деле такой невинной, какой казалась на первый взгляд? Немного подумав, воительница слегка качнула головой, что явственно означало лишь одно - отрицание.
Нет, игра хоть и не несла в себе никакого подтекста (по крайней мере, по мнению кошки), под определенными ракурсами могла показаться весьма... провокационной. Лавину бросило в жар, когда она поняла, что возможно, все могло обернуться иначе, затяни она с концовкой своего предложения... Впрочем, воительница и так, и так оказалась бы на мягкой подстилке. Но в данных случаях это было бы вызвано совершенно разными причинами.
Однако одно Лавина не могла отрицать, это точно, - не договори она, все равно бы не стала противиться ничему. То, что могло произойти, хоть и смущало, но было вполне естественным. Все через это проходили. Настанет черед и их, с Сычеухом. Возможно, сейчас она лишь ненадолго отдалила это событие... Но (кошка опустила глаза) если бы секундами ранее все зашло слишком далеко, она не стала бы сопротивляться, наоборот, с удовольствием притянула б кота еще ближе за шею...
"Мы оба этого хотели."
Да, пожалуй, такой вывод можно было сделать, едва пестрая разобралась в себе. Она еще была смущена создавшимся положением, инициатором которого и стала, но тем не менее и слегка обеспокоена возможными дальнейшими действиями Сычеуха, а также его мнением - он ведь наверняка все принял всерьез, забыв о том, что Лавина тоже может устроить ему подвох. И она устроила. Только теперь было как-то неловко из-за того, что ее поняли неправильно. Точнее, поняли-то правильно. Ее движения были вполне намекающими, разводящими и ясными, тем более для Сычеуха. Но все-таки не к такому она стремилась, думала кошка о другом, когда проявляла всю эту нежность в непривычных для нее действиях (таки пестрая никогда не была Камышинкой, любившей каждым жестом подчеркнуть свою привязанность к семье; выказывать свои чувства не только словами, но и взглядами, движениями воительница только училась). Кто же знал, что воитель подумает о таком? Хотя, признаться, Лавине до чертиков нравился ход его мыслей... Разве что, были ли они готовы сейчас?
Легонько тыкая носиком в плечо кота, пестрая чувствовала всю напряженность его мышц. Рыже-белый явно еще переваривал неожиданный конец ее слов,... либо уже успел разочароваться в своей подруге. А этого той совершенно не хотелось, потому-то воительница поспешила тихонько мурлыкнуть, потом еще и еще, чтобы уверить любимого в том, что она извиняется за свой экстравагантный выбор выкупа. Хотя с каких это пор желание поспать является экстравагантным действием?
"С того самого времени, как у тебя появились ассоциации, Лавина. Перестань думать о всяких... взрослых прелестях. Если вы с ним стали воинами, это еще не значит, что вы достаточно взрослые и созревшие для этого."
Успокоив себя и постаравшись закрыть эту щекотливую тему, кошка таки подняла глаза вверх, с некоторой опаской сканируя эмоциональное состояние воителя. Но когда тот встретился с ней взглядом, никакой обиды в родных глазах не было, лишь слегка виноватое выражение... и тепло.
- Я безнадежен, я понял.
Каким бы кавалером себя не считал Сычеух, в глазах Лавины он не опустился ни на дюйм! Это была ее глупость, ее выбор особого поддразнивания, который привел к уже понятно какому результату. Ей следовало сразу сказать, назвать цену выкупа, а она... захотела чуть-чуть потемнить, пожурить его, скрывая свой замысел. В итоге чуть ли не оттолкнула готового кота...
Собираясь с мыслями, чтобы окончательно разрулить этот момент, Лавина заметила мелькнувшее перед глазами движение, повернулась и теперь имела счастье лицезреть, как Сычеух поправляет подстилку, уже явно готовясь ко сну.
Кошка подавила широкий зевок, подходя ближе. Теперь у нее правда проявились все признаки сонливости - лапы налились свинцом, их сразу захотелось вытянуть на чем-то мягком; веки готовы были с секунды на секунду сомкнуться, да еще и этот зевок!...
- Ложись первая, Лавина, я пристроюсь рядом.
Тем не менее, это не помешало ей довольно заурчать, улыбаясь от того факта, как трогательно Сычеух заботится о ней. Но вот стоять прямо уже стало невмоготу, посему кошка поспешила улечься, обвивая лапы хвостом и при этом собираясь занимать как можно меньше места, ибо, несмотря на всеобщее тепло, которое буквально разливалось по пещере, она не отпустит любимого спать в другом месте. Нет, только рядом с ней и желательно, чтобы в этом самом гнездышке, на котором, оказалось, весьма приятно было разложить косточки.
Казалось, лишь взглядом позвав воителя присоединиться, Лавина подождала, пока он устроится рядом, и с радостью, хоть и устало, прижалась к телу любимого, вдыхая между делом не только запах своего племени, но и родной аромат, принадлежавший только Сычеуху и так нравившийся его подруге.
- На самом деле нет, - тихонько заговорила воительница, словно продолжая какую-то свою речь, оказывается, лишь отвечая на слова любимого, высказанные ранее. - Ты самый лучший.

0

18

В конце концов, воитель не был таким уж толстокожим, каким может показаться на первый взгляд и при дальнейшем общении - он понял, что Лавина просто действительно устала. У нее ведь целый день был на лапах, да еще и с Осколком. Работать надо было, при том еще и говорить, и показывать... это постоянное напряжение. Наверно, когда-нибудь он узнает, что это такое. А сейчас надо просто ее морально поддержать в этом нелегком деле.
Сычеух легонько ткнул Лавину носом, подталкивая в сторону гнездышка, а сам неторопливо пошел следом. Когда она легла, и он убедился, что ей уютно, то сам устроился рядом, обняв ее лапами. Подруга доверительно прижалась в ответ, придвигаясь еще ближе, и он вдохнул ее вкусный запах, почувствовал теплое дыхание и легкое касание усов, от которого стало немного щекотно.
- На самом деле нет, - негромко проговорила она, так что Сычеух, уже успевший закрыть глаза и медленно уплывать в царство Морфея, удивленно их распахнул и отстранил голову, чтоб скосить глаза и вопросительно посмотреть на Лавину, - Ты самый лучший, - промурлыкала она под конец. Вислоухий понял, что она имеет ввиду, и умиротворенно заурчал, лизнув ее в лоб и вновь укладываясь. Места, где их шерстки перемешивались, как-то особенно были любимы Сычеухом. Было жарко вот так, когда они лежали вместе, но его это совершенно не беспокоило, и кот даже пришел в восторг, с какой легкостью можно любить этот небольшой и казалось бы совершенно незначимый нюанс, говорящий о том, что они оба живые, из плоти и крови, и что ничто не может их разлучить.
- Если бы я выбрал правду, - прошептал он, - Для меня есть одна самая главная правда. Которой я живу, и которая придает мне сил. Я люблю тебя и всегда буду любить - до конца своих дней и много дольше... - под конец кот ласково урчал, а затем потерся о ее нос своим. И правда, почему бы их любви не жить вечно? В Звёздном племени - это одно дело, но так же она будет продолжаться и на земле. Не в отпечатках лап, которые все же через много лет разрушатся ветром и смоются водой, а жить будет в их детях, которые непременно у них еще будут. Всё будет. Их ждет длинный путь; самая лучшая история любви и самая красивая сказка, а они в самом ее начале.
Об этом будущем он принялся рассказывать, мягко урча и постепенно убаюкивая Лавину. Так прошло продолжительное время, и в какой-то момент, обнаружив, что Лавина давно уже тихонько посапывает, а веки ее дрожат от снов, Сычеух затих. Через некоторое время он и сам забылся сном, хотя желал пребывать в сознании как можно дольше. Никогда еще у него не было такого ощущения полного счастья, как в этот вечер, плавно перешедший в ночь.

Конец флэшбека

0


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Флешбек » Любовь не знает гордости