Новости

● Примите участие в традиционном сезонном голосовании Самый-самый #20!

● Для удобства навигации на форуме создан "Путеводитель". Здесь вы можете самостоятельно найти ответы на все возникающие вопросы


Рейтинг форума PG-13. Запрещено описание особо жестоких сцен, отсутствует откровенная эротическая составляющая.

Коты-воители. Отголоски прошлого

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Племя Ветра » Пещера целителей (2)


Пещера целителей (2)

Сообщений 61 страница 66 из 66

1

ПЕЩЕРА ЦЕЛИТЕЛЕЙПродолжение темы - Пещера Целителей (1)
http://images.vfl.ru/ii/1539355594/17d6a608/23764011_m.png


Пещера целителя тёмная и прохладная. В ней постоянно висит насыщенных запах трав, который не выветривается из-за узкого входа в пещеру. И хоть вход узкий, сама пещера довольно обширная, хотя и имеет много неудобных каменистых выступов.

Отредактировано Тигровая Лилия (2019-06-28 18:03:10)

+1

61

[indent=2,0] Пепельнолапка сидела напротив своего отражения. Она не понимала, что происходит и где она находится. Все было довольно размыто, казалось, это был сон, но все ощущения были вполне реальны. Она чётко видела себя в отражении. Кошечке стало не по себе. Раньше она могла видеть себя только в отражении водной глади, но никак не в непонятной голубого цвета штуке. Вокруг было темно и холодно, лишь от этой "вещи" исходил слабый свет, позволяющий видеть острые пики.
— Вероятнее всего, это пещера. Слова кошечки эхом улетели в пустоту, где как оказалось, была прекрасная акустика. Пепельнолапка, сидящая напротив злобно усмехнулась и по бокам появилось ещё два отражения: от одного исходила аура добра и детской невинности, а от другого сухое и холодное безразличие. Добрая Пепельнолапка улыбнулась, а вторая никак не отреагировала. Ученица испугалась и начала пятиться назад. Только вот, отражения не отдалялись, а задняя лапа не нащупала опоры. Что за шутки? Кошечка помотала головой, желая как можно скорее проснуться. У неё не получилось, они трое просто сидели и молча смотрели на "оригинал". Пепельная сверкнула глазами и попыталась вглядеться в пустоту позади. Выхода не было. Это напрягало. Добрая Пепельнолапка была намного прозрачнее остальных. Откуда-то пошёл туман или дым и единственный источник света погас. Остались темнота и страх. Закашлявшись, будущая целителтница отступилась и провалилась в темноту. Её крик стоял эхом у неё же в ушах. В последнее мгновение ученица видит лед, но не находит собственного отражения и...

И Пепельнолапка резко подскочила с места, её шерсть стояла дыбом, а всегда безразличные глаза были полны ужаса и страха   будто она пару секунд назад увидела барсука... Нет, намного хуже.
— Ещё бы чуть-чуть... — вздохнула пепельная. Ей хватило нескольки секунд, чтобы понять, что она в своей родной целительской. Вокруг почему-то было довольно много народа. Ладно, Крапинка и Кожан должны быть здесь, а что тут забыла Лютик? Быстро прилизав шерсть на грудке, Пепельнолапка прилегла на подстилку. Сердце колотилось словно палёвка, пойманная в лапы охотника. Кошечка испуганно огляделась. Что это было? Послание от Предков? Простой кошмар? Она вздохнула и положила голову на лапы.
— Оставайся тут до утра. Если воспаление станет меньше, тогда сможешь выйти, если же нет, то придется здесь задержаться, — говорил Дурман. Точно, он должен знать ответ, но целитель бросил последнюю фразу и выскользнул из пещеры прежде, чем Пепельнолапка успела что-либо сказать. Она подошла к Лютик и обнюхала её лапу. Ученица предположила, что это мог быть вывих.
— Какие травы тебе дал Дурман? — спросила ученица и принюхалась, — крапива... и календула... А пожевать что-нибудь дал? — суетливо спросила Пепельнолапка. В её голосе до сих пор присутвовала дрожь, она вся была в напряжении.

Когда кошечка поняла, что все лицезрели её пробуждение, ей стало жутко неловко. Образы отражений и их силуэты стояли перед глазами и в пещерной темноте, казалось, что кроме Лютик и Крапинки кто-то за ней наблюдает. Мурашки посыпались по спине ученицы и она подпрыгнула, когда хвостом коснулась лапы Крапинки.
— Крапинка! — на автомате пискнула юная целительница, — ляг отдохни, не мешайтесь под лапами. Держу пари, сейчас к твоему наставнику придёт наведаться его семейство. Станет душно. — задыхаясь тараторила полосатая кошечка. Она не могла сидеть на одном месте и то и дело подходила, то к травам, то к Лютик, то к углу в пещере и втягивала воздух. Так она пыталась успокоить себя и понять в чем дело.
— Как думаете, если я умру, кто-то из вас сможет занять моё место? — закрыв глаза проговорила ученица, — всмылсе, может кто-то хочет? А может кто из котят Ржанки... Змейка? Да-да, этот крольчонок вполне мог бы стать целителем. — сдвинув бров вслух рассуждала пепельная ученица. Она выглядела как сумасшедшая: растрепанный вид, тонкие зрачки и прижатые к затылку уши.

Пепельнолапка подошла к спящему Кожану. Она просто села напротив и с пустым взглядом начала смотреть на него.
— Я рада за тебя, Кожан. Знаешь, можешь мне не отвечать. Молчишь и молчи дальше, вряд ли я когда-то тебе это скажу на прямую, но тебе очень повезло. Ты странный, но не настолько с приветом как я. У тебя есть и брат и сестра. Ты наверное никогда не видел больше одного Кожана в себе. А может видел? Стоит спросить? Наверное. Когда проснёшься, я обязательно спрошу. Интересно,  если бы у племени не было целителей, коты бы могли лечить друг друга просто так? Пепельнолапка зажмурилась и вздохнула.
— Я пропустила, Дурман сказал, когда он сможет вернуться? — прикрывает веки, шёпотом спросила ученица.

Отредактировано Пепельнолапка (2021-01-06 22:52:37)

0

62

Отчего-то у Крапинки после слов Лютик о небольшом вывихе на морде отразилось крайнее удивление, а Лютик тем временем даже посмотрела на всяких случай на пострадавшую конечность на всякий случай - не отвалилась ли. Крапчатая ученица отряхивалась от папоротника и кусочков мха и шагнула к Лютик, которая всё это время сопровождала действия товарища по палатке виноватым взглядом - ведь это она мгновение назад устроила Крапинке экстремальное пробуждение, хотя той был рекомендован полный покой. В сердце Лютик закололо от проявления обыкновенной заботы и участия в простом вопросе - сильно болит? - и она растрогано замотала головой, слабо улыбнувшись, обрадованная тем, что нелепая шутка перестала висеть в воздухе словно огромный булыжник над головой, и разговор продолжился в более комфортном ключе.

- Ой, нет-нет-нет-нет, - Лютик даже вскочила с места, качая головой и выдавая энергичные отказы один за другим, когда заслышала, что Дурман может оставить её у себя в палатке на весь грядущий день, - нельзя, у меня же тренировка, мне Фазан голову откусит, если я не смогу прийти! Это будет уже третья тренировка, которую я пропущу, а я ведь даже луну не проучилась, - Лютик тихо вздыхает, впрочем, тут же смахивая с себя тоску словно утка воду с перьев - наверстает. И уж это занятие она не позволит себе пропустить, пусть даже на лапу наступать больно - у неё хотя бы будет причина в проигрыше более опытной Зарянке. Лютик с радостной улыбкой вытягивает здоровую лапу рядом с лапой Крапинки, стараясь, правда, не допускать в поток мыслей размышления о том, что в таком тандеме вся боевая и интеллектуальная составляющая преимущественно будет со стороны Крапинки, а Лютик постарается ей не мешать, словно какой-нибудь рудиментарный отросток, переставший выполнять свою изначальную роль.

Лютик пробормотала еле слышные извинения ворчащему Дурману, слегка заведя уши назад от боли, которая прошивала конечность каждый раз, когда Лютик изгибала её слишком сильно. Ученица округлила и так огромные глаза ещё больше, когда целитель объявил о том, что лапу придётся держать в покое четверть луны - иначе заживать вывих будет ещё дольше, но сегодня покоя ей точно не видать. Юная кошка молча возвела очи горе, моля Звёздных предков о том, чтобы её лапа пережила эту одну-единственную маленькую тренировку и тогда ученица точно обеспечит ей отдых. Дурман намазал лапу Лютик смесью трав, сок которых дал настолько мощный запах, что у Лютик с новой силой зажгло в носу и защипало  глазах, благо, Дурман довольно быстро замотал лапу плотным слоем паутины и Лютик ощутила, что наступать на лапу стало значительно легче. Лютик послушно проглотила маковые зёрна, почти мгновенно ощущая, как её начало клонить в сон - огромные глаза заволокла туманная дымка и Лютик рассредоточилась совсем, удивлённо оглядывая взявшуюся откуда ни возьмись Пепельнолапку, спрашивающую о том, что за травы дал ей Дурман. Как хорошо, что Пепельнолапка умеет определять травы по запаху сама - Лютик из растений знает, пожалуй, только вереск и мох.

- Я, наверное, пойду к себе, - Лютик широченно зевнула, ощущая, как рассудок заволакивает сонливой туманной пеленой, - я и так вас уже достаточно потревожила, да и народу здесь и без меня уже достаточно. Спасибо, Крапинка, выздоравливай поскорее, спасибо за помощь, Дурман, извини, что разбудили ни свет, ни заря, - Нетвёрдой походкой Лютик направилась к выходу, вслед за целителем, который, похоже, вознамерился освежиться в ночной прохладе на главной поляне. Несмотря на наставления Дурмана, Лютик твёрдо вознамерилась пойти досыпать остаток ночи в палатку оруженосцев, а не в целительской, да и лапе она даст отдых только после того, как проведёт эту треклятую совместную тренировку.

+3

63

— Четверть луны желательно обеспечивать твоей лапе покой, иначе вывих воспалится, и будет заживать еще дольше, — вынес вердикт Дурман, нанося на лапу мазь и заталкивая в пасть Лютик маковые семена. Крапинка одобрительно закивала. Уж пойти-то против решения целителя никто не сможет! Сама Лютик, впрочем, так не думала, и сразу же подскочила на месте, — Нельзя, у меня же тренировка, мне Фазан голову откусит, если я не смогу прийти! Это будет уже третья тренировка, которую я пропущу, а я ведь даже луну не проучилась.

Ну конечно. Фазан. В отвращении крапчатая ученица сморщила нос.

Да пусть он только попробует! Я ему так...

Крапинка, тебе тоже нужен покой. — Дурман спокойно оттеснил её в сторону, казалось, ещё чуть-чуть - и он заткнёт ей пасть хвостом. Чуть опешившая Крапинка вспомнила, что и правда собиралась сладко проспать до конца дня... Но поспишь же тут, когда такое творится!

Я, наверное, пойду к себе. — Палевая ученица тут же поспешила ретироваться в палатку оруженосцев, — Я и так вас уже достаточно потревожила, да и народу здесь и без меня уже достаточно. Спасибо, Крапинка, выздоравливай поскорее, спасибо за помощь, Дурман, извини, что разбудили ни свет, ни заря... — Лютик выскользнула из пещеры, словно боялась, что её силой заставят тут остаться.

Обеспокоенная Крапинка принялась хромать вокруг своей подстилки. Лапа всё ещё мерзко ныла, но гораздо более мерзким было то, как обращается со своей ученицей этот черный воитель, и, подумать только! Её сестра, Зарянка! Она почему-то по самые уши была в него влюблена. Поначалу этот факт Крапинке просто не нравился, но сейчас он приводил её в ярость, и она злобно хлестала себя хвостом по бокам, не в силах успокоиться и присесть.

Вереница спутанных мыслей была прервана очень банальным образом - они чуть было не столкнулись лбами с Пепельнолапкой. Казалось, и друг друга-то они заметили только сейчас.

— Крапинка! Ляг отдохни, не мешайтесь под лапами. Держу пари, сейчас к твоему наставнику придёт наведаться его семейство. Станет душно. — нервно шикнула на неё ученица целителя, и Крапинка послушно плюхнулась задом прям там, где стояла - на подстилку рядом с Кожаном.

"Да уж, если сразу заявятся Ясколка и Зайцелов, в целительской будет не протолкнуться..."

Словно в ответ на эту мысль, в голове девчонки возникла ужасно вредная, но, как ей самой показалось, гениальная идея. Она осторожно оглянулась на Кожана, заворочавшегося рядом.
— Тогда я пойду на тренировку тоже. — Твердо сказала ученица. Непонятно было, кому именно предназначалась эта фраза - то ли Пепельнолапке, то ли Кожану, то ли уже успевшей сбежать Лютик, — "Посмотрю хоть на его морду от такой выходки." Если уж ей в таком состоянии можно заниматься, то и мне тем более.

Как думаете, — донёсся до неё голос Пепельнолапки, — если я умру, кто-то из вас сможет занять моё место?

Крапинка опешила. Это был совершенно не тот вопрос, который она ожидала сейчас услышать.

Эээээ, — неловко протянула она. — Папа говорил, каждый кот неповторим, и заменить никого нельзя...

В смысле, может, кто-то хочет? — по спине Крапинки пробежали мурашки. Она вспомнила свою детскую увлеченность травами и то, как просиживала дни и подслушивала бубнёж Дурмана. Она давно отказалась от этой идеи, но слова Пепельнолапки заметно напрягли ученицу, — А может, кто из котят Ржанки... Змейка? Да-да, этот крольчонок вполне мог бы стать целителем. — полосатая продолжала, словно и не слышала её вовсе, а говорила сама с собой. Резко встрепенувшись, она подошла к Кожану - Крапинка сначала подумала, что идёт она к ней, и испуганно отползла в сторонку. — Я пропустила, Дурман сказал, когда он сможет вернуться?

Крапинка оторопело кивнула в сторону поляны, — Да он вроде и не собирался уходить... Так, вышел воздухом подышать... Слушай, может, тебе тоже надо? Кажется, ты... — она по-детски наклонила голову вбок, — Устала? — Сложно было подобрать более точное слово, но поведение ученицы целителя в который раз вызывало у неё множество вопросов. Она была непредсказуемой,на один и тот же вопрос могла дать разные ответы в зависимости от... От чего вообще?
У Крапинки просто голова шла кругом, когда она пыталась выявить хоть какие-то закономерности в поведении Пепельнолапки. Если раньше это можно было списать на детскую непостоянность, то в последнее время это заметно усилилось и порою откровенно напрягало. Когда Пепельнолапка была в хорошем расположении духа, то с ней можно было болтать о чём угодно, но, если отвлечься на что-то - вернуться можно было словно вообще к другой кошке. Замкнутой, резкой. Будто это вовсе не она пару минут назад смеялась вместе с тобой над дурацкой ежиной шуткой.

Отредактировано Крапинка (2021-01-08 20:21:38)

+5

64

---- > Главная поляна

В логове целителей было немного темнее. Когда зрение чуть прояснилось, Сохатый слегка удивился скоплению молодых кошек, но отметил про себя, что Дурман видимо либо явно не против, либо скоро ворвётся всех выгонять. Сохатый решил не терять времени и положил кролика на пол пещеры, оглядывая присутствующих. Те явно о чём-то беседовали до его прихода и Сохатый не так, чтобы хотел их отвлекать и решил, что лучше ему тут не задерживаться — по крайней мере, он убедился, что укушенные более-менее идут на поправку. По крайней мере, Крапинка — Кожана Сохатый не видел, куда его могли положить?..
- Доброе утро, - добродушно пробасил серый кот, оглядывая учениц. Пепельнолапка, кажется, выглядела слегка чуть более взъерошенной — то ли слишком много хлопот, то ли поспать так и не удалось. Сохатый пожалел, что не взял кролика побольше. Кошке явно не мешало бы хорошо позавтракать. - Новый день — новый кролик, хотел убедиться, что больные  и их спасители не голодают.
Серый кот приглашающе тронул лапой тушку кролика и присел. Но вдруг он почувствовал, что то, на что он сел, зашевелилось и вообще было слишком мягким и тёплым. Процесс мыслей запустился и кот резко вскочил, услышав под собой негромкие звуки. Это был Кожан - Сохатый совсем не увидел темного кота в сумраке пещеры.
- О-о, Кожан, прости, - чуть виновато сказал серый кот, наклоняясь к укушенному воителю. - Ты слишком чёрный, а тут темновато. Хочешь есть?

+1

65

офф

надеюсь, мы с Ясколкой не помешали, но если что — тычьте в лс, не стесняйтесь

← главная поляна

После того, как нырнул в целительскую (зияющую черным проходом, от вида которого у него дрожь прошла по всему телу), Зайцелов замечает следующую за ним Ясколку, также проснувшуюся — он слегка отодвигается с пути, чтобы она могла проскользнуть рядышком, и приветственно касается носом ее дрогнувшего уха. Явление сестры вызывает у него призрак невольной улыбки, как то всегда бывает, и все же он роняет негромко, чтобы не потревожить раньше времени находящихся глубже в пещере:

Прости, если это я тебя разбудил.

Вопрос: "Ты тоже к Кожану?" он не озвучивает, и без того знающий ответ наверняка; конечно же, она первым делом пошла к Кожану. Зайцелов проходит дальше в палатку, вдыхая украдкой стоящий здесь дух сухих трав, не выветривающийся даже в Голые Деревья — в этот же момент приходит воспоминание, как его насильно откармливали ромашкой, в наименее... счастливый период его взросления, и горьковатый привкус словно бы сам собой ложится на язык, неожиданно ярко и безошибочно. Дурмана внутри не наблюдается, что не становится для Зайцелова откровением — его он видел, вышедшим на поляну еще по пути сюда, и решил не тревожить целителя с утреца пораньше расспросами о состоянии брата и его ученицы; в конце концов, рассудил он тогда, если бы случилось за ночь что-то из ряда вон, все бы уже об этом знали (преимущества жизни в племени). Зато здесь все еще сидит Пепельнолапка, которой воитель почтительно кивает, сопровождая жест доброжелательным: "Доброе утро", и вот уже нахождение за ее спиной громоздкой фигуры Сохатого взывает в нем к секундному удивлению — уж кого-кого, а новоиспеченного глашатая он не ожидал здесь увидеть.

Доброе утро, — слышится он снова, обращаясь на этот раз ко всем раненым и неожиданным гостям, и, замешкавшись, усаживается рядом с Сохатым после того, как быстро переглядывается с Ясколкой, — Надеюсь, мы ничего не прерываем? Здравствуй, Сохатый, — он кивает отдельно пестрой ученице, стараясь не врываться слишком очевидно в ее беседу с Пепельнолапкой, — Крапинка.

Девочка выглядит давно проснувшейся и положительно бодрой для кого-то, кого не давеча, чем вчера укусила ядовитая змея. Решив для себя, что это признак выздоровления, Зайцелов улыбается снова, на этот раз намеренно и с закравшимся в выражение облегчением — которое тут же сменяется неловкостью, когда глаза его падают на кроличью тушку, принесенную, очевидно, Сохатым.

А я и не додумался принести вам поесть, Кожан, прости, — чуть прижав свои крупные уши, говорит он, поворачиваясь к брату, и черты его искажаются плохо скрываемым беспокойством. За брата он переживает чуть больше, нежели за Крапинку, и вовсе не потому, что семейные узы его к этому обязывают; на самом деле нет. Просто он знает прекрасно, что Кожан, в силу своей природы, переносит любые ранения в сопровождении большого стресса, и пусть его физическое состояние на первый взгляд кажется Зайцелову более чем сносным, он уверен почти наверняка, что с эмоциональными последствиями случившегося им обоим еще только предстоит столкнуться в полной мере. По крайней мере, думать в таком направлении воителя заставляют невольные вспышки тревоги, преследующие его здесь и там — не то, чтобы это ему незнакомо, однако давненько он не нервничал в таких количествах, — Как ты себя чувствуешь?

Отредактировано Зайцелов (2021-01-11 13:33:56)

+3

66

Разбуженный неожиданным вторжением Лютик, Кожан вслушивался в разговоры, наполнившие палатку целителей. Привычные занятия - наблюдение и анализ - успокаивали, позволяя мягко вливаться в темп повседневной племенной жизни. Все по-прежнему привычно просто, никаких тоннельных духов, опасностей и странных видений: всего лишь будничный щебет учениц. Безусловно, жалобы на методы Фазана нельзя было оставлять без внимания, и в ближайшем будущем черный воитель надеялся выделить время на то, чтобы проследить за тренировками и поведением соплеменника, однако этот досадный момент и рядом не стоял с теми опасностями, что преподнес котам вчерашний день. К тому же, Кожана чрезвычайно радовало поведение Крапинки, впервые за долгое время ученица вела себя как взрослая кошка, рассудительная и способная слышать окружающих. Кажется, она даже нашла общий язык с Пепельнолапкой, которую еще недавно готова была порвать в клочья. "Уроки не прошли даром" - довольно отметил про себя воитель и тут же поправился - "Или пережитый стресс".

Ему вдруг захотелось произнести что-нибудь. Что угодно, лишь бы присоединиться к обсуждению и  почувствовать себя частью обновленного за время беспамятства мира. "Может быть, спросить, в чем причина шума?" - Кожан не сомневался, что никто не успел заметить его бодрствования, а потому подобный вопрос не должен был показаться присутствующим неуместным. Он уже открыл было пасть, чтобы произнести заготовленную фразу, но еще не родившийся звук был задавлен чем-то огромным и тяжелым, приземлившимся прямо на морду Кожана сверху. Нос и ротовую полость забил густой, едко пахнущий мех. Кот отчаянно заскреб лапами по подстилке и полу палатки, пытаясь сбросить с себя неведомый груз и - о чудо - тяжесть вдруг исчезла.
- О-о, Кожан, прости. Ты слишком чёрный, а тут темновато. Хочешь есть? - раздалось над самым ухом.
"Сохатый" - разум, еще не успевший поддаться панике продолжил прежний наблюдательный алгоритм - "Мышеголовый комок меха. Он..Он сел на меня". Обида заворчала в груди встревоженным барсуком. В присутствии Крапинки, которая должна была видеть в своем наставнике пример, Кожан был выставлен на посмешище - и не факт, что это не было частью коварного плана старшего соплеменника . Хотелось разразиться ругательствами, вцепиться в единственное ухо серого воителя, однако кот сдержался. Его авторитет и так был подорван, нельзя было позволять себе подобных вольностей. Удар следовало принять стоически.
— Ох, доброе утро, Сохатый, - подчеркнуто дружелюбно промурлыкал воин, - Ты знатно поохотился сегодня. Должно быть, чтобы поймать кролика, нужно мыслить как кролик. Как же это сложно, в их ушастых головках так мало мыслей!
Кожан хотел продолжить тираду, однако его монолог был прерван звуками осторожных шагов, раздавшихся у входа в палатку. В проеме показались фигуры Зайцелова и Ясколки. Черный воин досадливо дернул кончиком хвоста - он был рад увидеть брата и сестру, однако их появление лишало его всякой возможности поквитаться с Сохатым, который, казалось, совершенно не понял смысла обращенных к нему слов. Продолжать ворчание, даже скрытое за напускной вежливостью, было бессмысленно - своей холодной, в чем-то изящной манере Зайцелов простым приветствием разрядил атмосферу, придав небольшому собранию характер торжественного визита.
— Как ты себя чувствуешь? - спросил бурый воитель, в его голосе сквозило беспокойство.
— Благодарю тебя, брат. Намного лучше, твоими стараниями и усилиями целителей - Кожан сел на подстилке, как бы в подтверждение своих слов и,вытянув лапу, пару раз непроизвольно укусил собственные когти. Волнение от выходки Сохатого все еще давало о себе знать. Он не планировал посвящать брата в причину собственной взвинченности, особенно теперь, когда предки показали, что Зайцелову уготовано великое будущее. Накатившие воспоминания об увиденном во сне заставили черного воителя благоговейно склонить голову перед гостем.

Отредактировано Кожан (2021-01-15 00:29:55)

+1


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Племя Ветра » Пещера целителей (2)