Разыскиваются:
ВечерокИскролап

Листопад & Белогривка

МышелапаПолыничка

РассветнаяПесчаная Буря

Рейтинг форума PG-13. Запрещено описание особо жестоких сцен, отсутствует откровенная эротическая составляющая.




Самый-самый и Заслуженный игрок
^ Голосуем ^
На ролевой ведутся Древа племен, оставьте свой след в истории!

Приветствуем тебя, дорогой гость. Ты попал на олдскульную ролевую по Котам-воителям, где администрация и игроки стараются поддерживать канонную атмосферу. Здесь нет магии, неуместных имен, несуществующих у кошек окрасов.
Зато мы предлагаем тебе ту самую магию Котов-воителей, которая однажды увлекла за собой с самой первой книги. Вспомни, как ты знакомился с этой вселенной вместе с юным Огоньком, смотрел на лагерь его глазами; переживал за Синюю Звезду, сочувствовал Щербатой и многое другое.
Здесь начинается новая история. История твоего персонажа. Множество новых приключений, которые ограничены только миром, в котором он живет, и твоей фантазией!
Если все это тебе по душе, то ты нашел именно ту самую ролевую. Смело регистрируйся, а мы поможем разобраться на форуме и влиться в коллектив.

Коты-воители. <Отголоски прошлого>

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-воители. <Отголоски прошлого> » Флешбек » Берегись тихой воды


Берегись тихой воды

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

...Старинный особняк гордым изваянием возвышался на самой окраине Города. Старый, обветшалый, величественный - он не мог не притягивать к себе взгляды. Для юной Марго, десяти лун от роду, жизнь в таком месте казалась настоящей сказкой. Огромные холлы, изысканная атмосфера и светское общество - похоже, что юная кошка нашла себя, когда начала постигать азы искусства Этикета. Хозяин особняка, немолодой кот граф Калиостро, оградил её от страха и боли огромными стенами старинного особняка, но кто знает, какие встречи могут произойти за их пределами...

http://s8.uploads.ru/t/4aIPe.jpg

Отредактировано Марго (2018-11-08 19:19:11)

0

2

Летнее вечернее солнце приветливо заглядывало в окно и ласково касалось шерсти. Оно уже не грело – лишь слегка теплило. Но от таких прикосновений хотелось лишь счастливо зажмуриться от мягкого света и лежать и впитывать в себя последние лучи заходящего солнца... Крошечный комочек пыли злостно нарушил идиллию, заставляя юную кошечку громко чихнуть. Солнце всё также приветливо светило сквозь большое окно, однако суровая реальность в лице последнего пыльного участка комнаты очень хорошо отрезвляла. Кошка не без сожаления поднялась с нагретого солнцем места и, взяв в зубы потрёпанную тряпку, продолжила наводить марафет в своей будущей спальне.
Когда юная Малыш…, прошу прощения, Марго. Когда юная Марго впервые попала в этот особняк, то её буквально поразила кристальная чистота здешних коридоров. Вот правда, что не закоулок (а их, на самом деле, очень много), то изумительный порядок. Комнаты кошка, конечно, в расчёт не брала, потому что большинство из них были наглухо закрыты, а другие - по-просту не нужны хозяину дома. По сути, ему было мало что вообще необходимо в особняке, но, зная нрав месье Калиостро и его страсть к чистоплотности, то всё же невольно поражаешься, НАСКОЛЬКО ТУТ ВСЁ БЛЕСТИТ! Можно подумать, что он только и занимается тем, что драит эти бесконечные коридоры. А ведь близок час – он и Марго заставит доводить всё здесь до состояния «безупречно». Ну что ж, это вполне достойная плата за кров, еду и постоянное место жительства.
По милости Графа Калиостро Марго была выделена небольшая (в размерах особняка) спаленка, которую совсем недавно месье смог, наконец, открыть. Едва заветная дверь распахнулась перед счастливой кошкой, её глазам предстала залитая солнечным светом комната, сплошь покрытая столетним слоем пыли и грязи. На скромный вопрос «Сколько лет здешней пыли?» был дан такой же скромный ответ «Хочешь жить – иди работай!» и вручена мокрая тряпка. После – месье изволил удалиться, оставляя ошарашенную кошку наедине с залежами пыли. Было не обидно, нет. Было страшно. Было страшно соваться в тот тёмный угол, откуда, на протяжении всей уборки, на Марго угрожающе смотрели восемь жёлтых глаз. Сейчас, когда большая часть комнаты относительно блестела, а солнце освещало ту самую страшную часть комнаты, кошка, наконец, смогла побороть свой страх и с тряпкой наготове подступила к углу. Жёлтые глаза, безобидно блестевшие до этого, тут же налились красным цветом, и Марго, громко взвизгнув, отпрыгнула назад. В этот момент многострадальная тряпка зацепилась за ножку комода, и теперь кошка стала обладательницей двух абсолютно чёрных кусков ткани.
Поиск новой тряпки занял определённое количество времени. Месье Калиостро, как назло, отсутствовал, а потому все тяготы лабиринтового строения особняка вмиг свалились на бедную Марго. Даже проведя тут больше месяца, она никак не могла научиться нормально ориентироваться в этих запутанных коридорах. Однако, допустим, тряпка нашлась. Возник второй вопрос: где взять воду? До этого Марго пользовалась крытыми кадками с водой, которые, судя по всему, остались ещё со времён Двулапой хозяйки Калиостро и, какое счастье, находились в соседней комнате. Сейчас же Марго даже не смогла бы с точностью сказать, на каком она находится этаже. Спустя некоторое время блужданий пришло осознание, что это первый этаж, а значит, где-то здесь есть выход на задний двор, где есть большое озеро с водой. Собственно то, что нужно. Внезапно осознав, что этот холл она знает, Марго рванула со всех лап к большой двери, которая, судя по обрывкам памяти, должна была вести наружу. Прошмыгнув через маленькую дверцу, предназначенную для кошек, Марго выпрямилась и огляделась.
Дверь действительно вела на улицу. Вот только это был не задний двор, а вообще парадный вход. Что ж… Тут хоть не заблудишься. Поудобнее перехватив тряпку, Марго вышла с крыльца и принялась медленно огибать старинный особняк. Вечерело. Пускай небо ещё было светло, лучи солнца не проникали сквозь густую листву деревьев, а потому здесь, на земле, царил сумрак. Отдалённые звуки, чаще всего вой и рык Зверей Двулапых, навевали не самые приятные мысли. Даже некоторые кусты пугали своей формой, а уж если что хрустнет… Ёжась и оглядываясь, Марго шла вдоль особняка…

+2

3

Жизнь - такая забавная штука. Забавная и несправедливая. Или, вернее было бы сказать, забавная в своей смехотворно-жестокой несправедливости.
Вчера тебя назначают глашатаем, ты исполняешь свои обязанности беспрекословно, ни разу не даешь слабину, назначаешь патрули, едва тому приходит время. Не знаешься с одиночками, не сводишь с праведного пути целителей - в общем, образцовый глашатай, каких поискать. А потом, гуляя по собственной же территории, натыкаешься на собаку. Уводишь ее, используя себя, как приманку. Попадаешь на спину чудовищу Двуногих. И вот ты уже не на территории племени, ты даже не рядом с ней. Бесконечно далеко от приозерных лесов, дальше, чем простираются равнины Ветра, дальше даже, чем горы. Ты там, где настоящий воитель окажется, только если его приволокут сюда насильно. Собственно, это с тобой и произошло. Ты в каменных джунглях, и здесь в ходу совсем другие правила, не те, которым следуют воители где-то там, за горизонтом.
Липа находилась здесь уже несколько лун. Она не знала, сколько. Она перестала считать, когда поняла, что осознание того, сколько ее уже нет в племени, сводит ее с ума. О чем думает Кристальная Звезда? О том, что верный глашатай нагло слинял от нее? О чем думает Диковинка, как там она? О чем думает Ливень?.. Смешная штука: чтобы сохранять силы на возвращение, нельзя падать духом. Но чтобы не падать духом, надо не вспоминать о жизни в племени. Забывать же себе Липа не могла позволить. Ее страшило то, что город может сломить ее, исковеркать ее сущность, и она старалась держать в голове образ Грозовых воителей ежечасно.
Но город уже начал ломать ее. Он приступил к этому с самого ее появления в нем. Просто мир бродяг - это отнюдь не мир благородства. И здесь трудно выжить, покуда ты благороден. Сначала еще выходит играть, но в конце концов Липа начала давать слабину.
Глашатая хотела вернуться в племя, а не умирать под чужими звездами. Это значило, что придется вертеться.
И сейчас она брела по улице после очередного акта искривления своей личности. Обычно держащаяся в почти идеальной чистоте шерсть была заляпана кровью, а у бело-рыжей не хватало сил остановиться и слизать ее. Она не хотела чувствовать этот железный вкус, не хотела поглощать его. Казалось, это унизит ее, покажет, что она принимает содеянное ею.
Липа повела себя не как воительница. Будет ли храбрый защитник племени подкрадываться к кому-то со спины, нападать, использовать грязный прием - укус в горло - только для того, чтобы ему досталась чужая пища? О, зеленоглазая была голодной. Конечно, голодной. В районе, где она до того околачивалась, из добычи имелись только крысы, разносившие какую-то заразу, после которой одиночки дохли, как мухи. Липа не желала повторения их судьбы, потому ей пришлось переходить на выброшенную еду Двуногих. И это лишний раз било по ее самолюбию и рассудку. Однако ничто не оправдывало ее поступок и никогда не оправдает. В этом кошка была уверена.
Она брела в полутьме, сытая и грязная, чувствуя себя безмозглым животным, которого беспокоит только пропитание. Она вспоминала соплеменников и думала, как будет смотреть им в глаза после того, что творила в городе. Здесь она позволила себе стать отвратительно подлой после пары неудач и разок устроенной некими одиночками западни. Как легко оказалось сломить ее.
"Я не могу называться воительницей после такого," - с омерзением рассматривая себя в грязной луже, проплывавшей мимо, как во сне, думала бело-рыжая. В такой воде разве что еще больше запачкаешься. А на ее родной территории легко было найти ручьи, реки... В конце концов, озеро. Она вспоминала знакомые с ученичества пейзажи, пытаясь сглотнуть ком в горле, и ощущала себя недостойной этих воспоминаний. Она не чувствовала себя достойной хоть чего-либо.
Рядом с кустами, растущими вдоль некого забора, Липа замерла. Медленно, боясь, что они исчезнут, кошка уткнулась в листья носом. Такое знакомое ощущение. Такое родное. Ослабев, бело-рыжая опустилась рядом, уронив подбородок на пальцы передних лап.
Вдруг послышались чьи-то шаги.
"Этого еще не хватало"
Неясный силуэт приближался. Кошка отметила только, что он не выглядел сильно превышающим ее габариты.
- Остановись, - сдавленно протянула Липа. Ей не хотелось вступать в новый бой. Хотя, зачем бороться?.. Разве стоит чего-то ее жизнь, чтобы так над ней трястись?

+3

4

Идти по земле в такой темноте - занятие не из весёлых. Марго только оставалось, что оглядываться, да кусать сухую ткань, чтобы хоть как-то успокоить разбушевавшиеся нервы. Природа, видимо, решила устроить какофонию из самых разнообразных звуков, начиная от пения какой-то птицы, заканчивая одиноким воем пса. В другой бы ситуации этим можно было бы наслаждаться, однако сейчас Марго едва удерживала себя от тягостного желания сорваться с места и убежать куда подальше. Всё в порядке, это всего лишь мыши. Мыши и ветер. Надеюсь... Идя мимо ограды, кошка явно не ожидала того, что совсем рядом послышится чей-то голос.
- Остановись.
Марго подпрыгнула от страха и точно взвизгнула бы, если бы её пасть не была занята тряпкой. После нескольких скачков в сторону перед глазами расползлась кромешная темнота... Сознание, на несколько секунд покинувшее кошку, постепенно возвращалось, и она с удивлением обнаружила себя на ветке старого дуба, прочно вцепившуюся когтями в вековой ствол. Сердце стучало, как умалишённое. Сдерживая неимоверную дрожь в голосе, Марго произнесла:
- Кто ждесь? - Кошка напрочь забыла о тряпке у себя во рту. Однако очень скоро осознала, что она сказала, и страх новой волной накатил на кошку.Челюсть вдруг сошлась мелкой дрожью, и из пасти вывалился кусок серой ткани, который, плавно кружась в воздухе, опустился на землю. Марго могла поклясться, что успела заметить несколько дырочек от своих клыков. Тело вновь пронзила дрожь, и кошка сильнее прижалась к стволу дуба.

0

5

Таинственный силуэт подпрыгнул после ее слов. Еще несколько скачков - и он вовсе испарился в темноте ночи... Ну, как. Ему немного помешал только что зажегшийся фонарь, как их называли бродяги. Липа не могла взять в толк, чем такое чудесное название, как "светопалка", им не угодило. Фонари какие-то... Ничего не понятно, откуда одиночки берут названия для многих вещей. Ясно, что берут от Двуногих, но почему они их понимают, а она - нет? Настолько же непонятно, насколько поведение силуэта, взлетевшего куда-то наверх, к старому дубу, чудом выросшему в этих отвратительных городских условиях.
"Мы с тобой похожи," - подумала воительница, обращаясь, конечно же, к могущественному дереву. - "Вместе оказались в этой дыре, которая создана для других. Наш дом - лес, а мы находимся здесь. И чудом остаемся живы," - хотя в случае Липы свою роль играло не столько везение, сколько боевой опыт и смекалка. Или вернее назвать ее подлостью?
Обратив внимание на до сих пор заляпанные кровью лапы, кошка раздраженно поморщилась, рывком встала и с силой ударила ими по луже. Помогло слабовато, как, впрочем, и ожидалось. Все равно что в дегте помыться.
Тут-то таинственный силуэт решил напомнить о себе:
- Кто ждесь? - сразу после лоскуток ткани, созданной Двуногими, шмякнулся на мощеную дорогу. Будучи одной из лучших охотников племени, Липа, ориентируясь на звук, подняла голову ровно в ту сторону, откуда вещал незнакомец. Вернее, незнакомка. Кажется, молодая.
Воительница еще раз оценила размеры дуба, попавшего сюда по какой-то чудовищной ошибке природы.
- Неплохо как для одиночки, - хмыкнула бело-рыжая. - Я просто не хотела опять драться. Можешь спускаться, ты... - жалкая бродяга? блохастый нарушитель? Эх, сколькими характеристиками наградила бы ее зеленоглазая, встреться они на границе! - кем бы ты ни была.

+1


Вы здесь » Коты-воители. <Отголоски прошлого> » Флешбек » Берегись тихой воды