Разыскиваются:
ВечерокИскролап

Листопад & Белогривка

МышелапаПолыничка

РассветнаяПесчаная Буря

Рейтинг форума PG-13. Запрещено описание особо жестоких сцен, отсутствует откровенная эротическая составляющая.




Ежесезонный опрос Самый-самый
^ Голосуем ^
На ролевой ведутся Древа племен, оставьте свой след в истории!

Приветствуем тебя, дорогой гость. Ты попал на олдскульную ролевую по Котам-воителям, где администрация и игроки стараются поддерживать канонную атмосферу. Здесь нет магии, неуместных имен, несуществующих у кошек окрасов.
Зато мы предлагаем тебе ту самую магию Котов-воителей, которая однажды увлекла за собой с самой первой книги. Вспомни, как ты знакомился с этой вселенной вместе с юным Огоньком, смотрел на лагерь его глазами; переживал за Синюю Звезду, сочувствовал Щербатой и многое другое.
Здесь начинается новая история. История твоего персонажа. Множество новых приключений, которые ограничены только миром, в котором он живет, и твоей фантазией!
Если все это тебе по душе, то ты нашел именно ту самую ролевую. Смело регистрируйся, а мы поможем разобраться на форуме и влиться в коллектив.

Коты-воители. <Отголоски прошлого>

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-воители. <Отголоски прошлого> » Речное племя » Главная поляна #5


Главная поляна #5

Сообщений 531 страница 540 из 625

1

ГЛАВНАЯ ПОЛЯНА
Продолжение темы - Главная поляна 4.


http://images.vfl.ru/ii/1539354611/8acc44d5/23763871.png


В центре Речной территории расположен остров, окружённый небольшим ручейком, который легко перепрыгнуть. Обычно в ручье учат котят плавать, чтобы, будучи учениками, они без проблем покоряли рыбное ремесло. Весной ручей разливается и может доставить Речным проблемы. Подальше от воды расположена куча с дичью.

0

531

С каждым мигом силы воителя утекали, словно бы он был разбитым сосудом. Вслед за вспышкой дикой радости от победы над злом, на Шелкопряда накатила всепоглощающая усталость и боль. Серогривый внимательно следил на происходящим на поляне, но периодически коты у него в глазах начинали двоиться, а кровь в ушах стучать всё громче. Речной воитель сражался за своё племя,  что было сил, не замечая ни ран, ни царапин. Но с каждой минутой они всё сильнее напоминали ему о себе.
Шелкопряд медленными и маленькими шажками переместился на край поляны, оставляя за собой алые капли на притоптанном снегу. Густая, длинная шерсть на шее пропиталась кровью. Из раны нанесенной Иглой постоянно сочилась кровь, никак не желая останавливаться.
Он видел, как на поляну выступили коты Грозового племени. Видел как на поляне оказалась Пылинка, которой здесь не должно было быть. Которая должна была сейчас находиться в безопасности, вдали от этого лагеря. Вдали от пропитанного кровью снега и клочков выдранной шерсти.
Но их появление не вызвало у Шелкопряда абсолютно никаких эмоций. Казалось он смотрел на них, но их не видел. Все вокруг были заняты их появлением. Кто то смотрел на них безразлично, кто то со злостью.
"Камнелапка." - Понял великан. Именно её присутствие вызывало у его соплименников столько разных эмоций. Но почти все они были негативными. Что было полностью оправдано.
Дамский угодник устало закрыл глаза. Лапы подгибались, не желая держать больше серогривого.
"Еще не время. Нет. Я нужен сестре, я нужен...Пылинке?" - Даже мысли казались неподъемными для воителя.
Ручеек крови стекал из глубокой раны на шее и капал на холодный снег.
"Посмотри как смотрит твоя сестра на Оленьего. Вспомни как шарахалась от тебя раньше Пылинка." - Шепнул внутренний голос голосом Лилии. Желтые глаза исполина распахнулись как раз в тот момент, когда Стрекоза в каком-то немом вопросе смотрела на кудрявого.
Вот сестренка подошла к нему и уткнулась в его рыжеватую щеку.
- Я вижу... - Прошептал Шелкопряд, в ответ на высказывание внутреннего голоса.
Кот зажмурился, но и это не спасло его от картины, сверкающих злостью Пылинкиных глаз, когда речной воитель уводил её из лагеря к берегу озера.
- Я помню...Но... - Едва слышно выдохнул желтоглазый.
- Но ты нужен мне. - Раздался рядом нежный, ясный голос. До щемящей боли в сердце знакомый Шелкопряду. Голос столь часто звучавший в голове у воителя.
В слепой надежде, кот снова распахнул свои огромные, круглые глаза. Оглядываясь по сторонам, Шелкопряд силился разглядеть ту, что была ему дороже всего на свете. Но никого рядом не было, лишь соплеменники занятые созванным Осозвёздом советом. От резких движений головой кровь веером взлетела вверх. Время как будто замедлило свой ход, Шелкопряду казалось, что алые капли опускаются вниз на снег целую вечность.
- Ли-ли-я? - Каждый звук давался коту с трудом. Казалось имя любимой комом застряло у него в горле.
Свистящий шепот вырвался из груди, так похожий просто на шелест ветра.
- Спасибо тебе. - Эти слова дались Шелкопряду уже легче. Он опустил взгляд вниз, на свои лапы. Непонимающим взглядом смотря на алые ручейки, стекающие по лапам и остающиеся на снегу. - Ты помогла мне защитить моё племя...Наше племя.
- Я сделала, что могла. - Просто ответил голос, видимо звучащий только для Шелкопряда.
- Теперь Речное племя в безопасности. - Взгляд серогривого был направлен на Осозвёзда.
Какое-то время они молчали, не говоря друг другу ни слова. Каждый понимал, что впереди у них - вечность. Вечность, которую они разделят на двоих, и их извечным спутником будет лишь свет отраженных звезд...
Шелкопряд смотрел на то, как племя заживало новой жизнью. А Лилия не торопила его.
Но вот вновь раздался ее тихий, нежный голос.
- Пора.
Шелкопряд опустился на холодный снег, пахнущий его свежей кровью, и закрыл глаза, чтобы больше никогда их не открыть.
А на его губах застыла странная, словно бы умиротворенная улыбка...

-----Конец игры-----

Отредактировано Шелкопряд (2018-02-11 02:52:36)

+2

532

>>>>>>>Березняк
Блеск летел сквозь лес, словно на крыльях, будучи уже на сто процентов уверенным в победе своего племени и в долгожданном конце тирании. Разум уже поверил, рисовал эти картины, но не хватало лишь глазам увидеть это лично,  для создания полной эмоциональной мелодии в душе.
Пару раз ему пришлось резко затормозить, когда вспоминал,  что с ним Пылинка,  у которой лапки ещё не отросли. Да и не у каждой кошки в принципе лапы отрастут такой длинны, как у Блеска.
Не будем снова об этом. Сегодня есть вещи поважнее для полосатого даже чем собственный внешний вид.
Он ворвался в лагерь, убедился,  что Пылинка зашла за ним, и огляделся.
Ну, картина, мягко говоря, была далеко не праздничная... Кровь,  обезобраденные тела, поломанные палатки, клочья шерсти, раненые соплеменники, тело Мастера... В общем, все прелести настоящего конца света.
Но приуныть Блеск себе не позволил, убедив себя, что именно так и выглядит любая нормальная победа. А победе надо радоваться. Вот так вот истинный позиоив и  поборол подступающую к горлу тошноту.
Блеск сразу увидел стоящих в центре Осозвёзда, Ручейницу и Кречета. Последний выглядел каким-то растерянным, и Блеск решил по братски поднять ему настроение, поэтому, забыв о манерах, пошел прямо к разговаривавшим, толкая перед собой Пылинку.
- Доставил!- коротко довольным тоном доложил он Кречету и Осозвёзду, затем виновато спрятал глаза, вспомнив,  что вообще-то мог бы подождать, и поспешил скрыться с глаз предволителя, разыскивая Ирисохвостую и Иволгу. Обе попали в поле его зрения сразу,  и стояли они в компании Стрекозы. Стоило Блеску направиться к ним, Стрекоза удалилась поговорить с кучерявым котом, котого Блеск уже успел запомнить.
Иволга как раз вытянулась сусликом, и Блеск в два прыжка оказался возле неё,  повторяя её позу:
- Меня ищешь? Я живой!- как всегда в своей нахально-кокетлевой манере сообщил полосатый котик, деловито проведя языком по царапинамна груди, которыми конечно же хотел похвастаться. - А я тебе подарочек в честь победы принес. Держи!- протянул Иволге лапу, в которой было.... ничего.
Полосатый тут же смутился, засомневавшись вдруг в сногсшибательной оригинальности своего сюрприза, и поспешил пояснить, ковыряя другой лапкой снег, а первую всё держа вытянутой:
- Это - невидимый цветочек. Красивым кошкам принято дарить настоящие, но сейчас сезон Голых Деревьев, поэтому я не нашел ни одного... Но я старался. Честно-честно.

+1

533

- Меня ищешь? Я живой!- Перед носом кошки откуда не возьмись выскочил рыжик, тут же повторив ее положение. Честно признаться, это даже рассмешило угрюмую кошку и она мило улыбнулась, вытянув лапку и потянувшись, чтобы похлопать кота по плечу. - Я рада, что ты и Пылинка целы и невредимы, - голос Иволги скрипел, она опустилась на лапы, превозмогая боль в теле. Она собиралась пересказать полосатому все, что произошло только что на поляне, особенно бурно высказаться по поводу того, как серая грозовая кошка и ее дружок легко отделались от ситуации. Но Блеск внезапно протянул ей лапу. Пятнистая непонимающе взглянула в его голубые глаза, слегка нахмурившись, не понимая, к чему ей тыкать пустой лапой. Это даже ее обижало, как и любую кошку в их быстротечных мыслях и накручивании. - Это - невидимый цветочек. Красивым кошкам принято дарить настоящие, но сейчас сезон Голых Деревьев, поэтому я не нашел ни одного... Но я старался. Честно-честно.
Бурая была почти растрогана таким миловидным поступком. И в то же время в желтых глазах плескалось расстерянность - что же обычно в таких неловких ситуациях надо поступить? В Иволге отсутствовало, по большей части, материнское воспитание, как в следствии почти полное непонимание на такие штуки. Легкое подозрение закралось в голову воительницы, и пока не поздно, она решила отступить. - Блеск, я не...
Но Иволга не договорила, замолчав на пол фразе. Она увидела нечто, что произошло за спиной рыжего кота. Нечто, что ее ужасало. Зрачки с первый ударом сердца расширились до предела.
Шелкопряд лег. И больше не шевелился.
Иволга сорвалась на лапы, подбегая к серому коту и с размаху прижалась к его шее ухом, пытаясь услышать сердцебиение, что должно было пульсироать по сонной артерии. Вместо ритмов, она ощутила лишь холод, исходящий от его шелковистой шерсти. Кажется, ей почудился тот запах, что она чуяла на Лунном озере.
- Шелкопряд! - В отчаянии крикнула кошка, взывая к нему. Ее голос дрогнул и пятнистая стала тихо всхлипывать, более ничего не видя из-за слез, клубившиеся на уголках глаз и готовые сорваться с ресниц. Она взвыла, чувствуя боль за утрату своего соплеменника. Это было так де больно, в точь- в точь как в ночь казни. Больше ничего не хотелось, ни есть, не пить, ничего. Речное племя понесло свои первые жертвы от самой бессмысленной тирании.

Отредактировано Иволга (2018-02-13 23:12:29)

+4

534

Сравнивать взрослую кошку и котенка? А какая разница если все сводится к тому, что рано или поздно все равно будут судить за происхождение? Ирисохвостая чуть раздраженно поежилась, понимая что конфликт вполне может раздуться и ничто его не сможет остановить. Казалось что на поляне не осталось никого кто бы разделял точку зрения полосатой, требуя дальнейших разборок. Только Камнелапка благодарственно кивнула зеленоглазой воительнице, на что Ирисохвостая холодно закатила глаза напоминая серой что та все еще оставалась все той же неприятной особой. Благо что Осозвезд решил что новый бардак на поляне вовсе не к чему.
Ирисохвостая с облегчением вздохнула когда грозовые наконец покинули поляну. Однако это чувство не долго задержалось в воздухе. Буквально в тот же момент на поляне появился Кречет и сообщил о смерти Ивы, а сразу же за ним появился и Блеск. Полосатая искренне обрадовалась брату, внезапно оказавшись по другую сторону баррикады против Стрекозы и Иволги, теперь она могла спокойно отойти в сторону и спрятать свой тыл за братом. Вот мгновенное пересечение глаз и Блеск направился в их сторону. Упоенно ожидая пока рыжий наконец окажется прямо под ее боком, Ирисохвостая сначала даже не поняла что пошло не так... Блекс подошел не к ней, а к Иволге. Да еще и подарил ей невидимый цветок! Сердце полосатой было окончательно разбито на миллионы мелких частей.
Ее. Брат. Ее. Предал.
Ирисохвостая совершенно забыла что Блеск последнее время слишком много времени проводил с Иволгой, стараясь не замечать этого и не ревновать брата. "Твоя подружка мне вовсе не нравится." Телепатически сказала Ириска близнецу, надеясь что этой сказочной супер способности на самом деле нет. Фу, а вдруг он еще подумает что я его ревную? Глупый братик, я просто думаю что Иволга точно не на уровне моего замечательнейшего брата... О Звездные, я ревную этого идиота!
Не успела Ирисохвостая закончить свой одинокий внутренний монолог как край глаза уловил странное падение, а затем уши услышали первый встревоженный крик и почти все глаза на поляне устремились в одну сторону.
- Шелкопряд! - По всему телу пробежались миллионы мурашек и разум нецензурно ругал себя за то, что позволил себе так легко расслабиться. На секунду даже показалось что вот-вот начнется новая схватка с новым врагом, но, на собственное удивление, Ирисохвостая быстро успокоилась осознав что худшие варианты не оправдались. Сначала было чувство неуверенности - "быть может Шелку нужно был немного отдохнуть". Затем пришло осознание что он погиб, секундная грусть, а затем тупое, как при боли суставов старейшин в пасмурную погоду, чувство безразличия, напоминающим о том, что жизнь продолжается и не стоит унывать.
Или привычный день в Речном Племени... - Ирисохвостая встряхнула головой вспоминая о том, что ей еще предстояло похоронить Острозвезда и Тигринку, да и вообще что племя вымотано битвой, а в общей куче остались лишь объедки одиночек. А еще, наверное самое не приятное, с ее стороны было бы эгоистично об этом напоминать. Ирисохвостая пару раз моргнула, а потом виновато уставилась в землю. У меня возможно погиб соплеменник, а я думаю об охоте. Но я ведь правда ничем не могу помочь... А даже если и попытаюсь - буду лишь мешать. Или это все лишь мой страх перед очередной ошибкой?
Полосатая терпеливо и спокойно ждала окончательного вердикта, внутри бесконечно упрекая себя в бесчувственности и равнодушии. Она правда любила всех своих соплеменников и совсем не понимала куда делось то самое чувство грусти. Ну оно же вернется? когда-нибудь...

+3

535

- Я осознал сегодня кое-что, - начал Олений после слов Осозвёзда. Каштановый предводитель спокойно смотрел в глаза бывшего Небесного кота, готовый принять любое его решение, - Что в этом мире невозможно выжить, если внутри тебя нет убийцы.
Осозвёзд не совсем осознавал, к чему тот клонит, но в какой-то мере почувствовал, будто это словно укор в его адрес. Быть может, некоторые сейчас осуждают его за то, что убил Мастера?.. Но нет, вряд ли. Все до единого содрогались от одной возможности, что тот бы остался жив. И все же, именно Осозвёзду жить с грузом убийства на душе. Хотя о жизни такого кота, как Мастер, нечего было и жалеть, так что он поступил правильно.
- Я-я хочу остаться. Если у тебя найдется местечко для такого как я, я буду счастлив. Но, не заставляй меня снова становится воителем, я не могу. Я хочу помогать снимать боль. Твою боль, или любого из них, - он протянул лапу, и слегка коснулся ею груди предводителя, а потом кивнул на всех его соплеменников, что были на поляне. Осозвёзд вдруг осознал то, что он видел минутами до этого.
- Ты... можешь стать нашим целителем, - предводитель сам был в шоке от того, что сказал - обычно целителей избирает Звездное племя. Но разве недостаточно было того, что он уже увидел? Быть может, знаков как раз было предостаточно. Ведь Олений появился в час крайней нужды, и то, как он сейчас залечивал раны своих новых соплеменников говорило об искреннем желании помогать.
Они не закончили разговор, поскольку внимание Осозвёзда переключилось на возникшего из ниоткуда Кречета. К Оленьему же тем временем подошла Стрекоза, о чем-то взволнованно спрашивая.
- Явился, - саркастично сказал наставник оруженосцу, - А я-то думал, чего это все идет, как по накатанной, оказывается - тебя просто рядом не было, чтоб все испортить.
Его недовольство, конечно, было напускным. Он в этой суете и впрямь забыл о Кречете - ну как забыл, просто не думал о нем, он же не обязан думать о нем ежеминутно, - но когда тот появился в поле зрения, Осозвёзд был рад, что тот не покалечен. Да, какие-то раны были, что указывало, что он не отсиживался в безопасности, но он стоял на лапах, более того передвигался на них, и это уже после такого боя было достижение для Кречета.
- Осозвезд, - голос оруженосца не предвещал ничего хорошего, - Я... должен кое-о-чем рассказать. Там произошел обвал, в овраге. Ива погребена под камнями, и еще на нее упало дерево.
Ива. Вот о ком он забыл, и это было куда серьезнее. Та, из-за кого и была заварена вся эта каша, предательница в шкуре верной воительницы. Осозвёзд вспомнил белую воительницу, которая была с ним в патрулях, спала в одной палатке, когда еще ничего не предвещало беды. И вот сейчас он услышал о ее смерти под обломками камней и деревьев. Как это ни странно, но в отличие от судьбы Мастера, о ее судьбе он жалел. Она могла стать совершенно замечательной воительницей. Если бы ему предстояло идти в бой, и не случись всего этого, он в первую очередь хотел видеть Иву в рядах своих собратьев, прикрывающих спину. Но нет...
- Мы сходим туда позже, - пообещал Осозвёзд, - Сейчас нужно заняться ранеными и похоронить погибших.
А потери среди Речных воителей все же были. Шелкопряд, павший на поле битвы. И Тигринка с Острозвёздом, тела которых были замечены позже. Уж они-то заслужили быть похороненными, что случилось бы нескоро, если бы Речное племя сейчас отправилось разгребать из-под обвала тело Ивы.
- Поздравляю с победой, - негромко сказал Кречет, когда они условно остались одни, пускай и были посреди поляны, чуть поодаль от остальных. Предводитель тяжело вздохнул и посмотрел в глаза своего оруженосца.
- Это не только моя победа, - сказал он многозначительно. Кот некоторое время помолчал, затем опустил взгляд и перекинул его на то, куда смотреть было удобнее. А именно на котов, которые занимались делами. Опять же, в отличие от Кречета, но Осозвёзд уже привык, что тот ничего не делает, и это было как-то по-родному хорошо, что ли, так что он ничего ему не сказал.
- Я хочу, чтоб ты знал, - наконец снова заговорил Осозвёзд. Он раскрыл рот, но слова никак не хотели прозвучать, пускай он даже вполне себе ясно представлял, что хочет донести. Наконец кот словно разозлился на самого себя, - Теперь все изменится. Но не затуманивай свою голову ложными мыслями - для меня ты будешь все тем же ленивым бесполезным комком шерсти, ясно?!
Осозвёзд внезапно почувствовал опустошение. В первую очередь из-за того, что не мог сказать то, что на самом деле чувствовал. Сегодня он был намерен посвятить Кречета в воины. Несмотря на их личные отношения, каждый кот в племени уже считал Кречета достойным, а Осозвёзд должен был сделать то, что вряд ли бы когда-то сделал Острозвёзд. Но быть воителем - это же не только лучше всех сражаться. Кречет спас день и всех их. Он проявил благородство, смекалку, ум. И в то же время, Осозвёзд настолько привык быть его наставником, что вдруг понял - не сможет он его отпустить от себя. Но с чего бы Кречету быть рядом спустя столько пинков, нравоучений и так далее? Он наверно будет только рад, что теперь придется проводить с Осозвёздом куда меньше времени.
- Расскажи Блуднику и Мракокрылу, как проходит церемония. И себя в порядок не забудь привести. И да, я помню, кому принадлежит идея с хмелем изначально, - сообщил Осозвёзд своему подопечному, после чего направился к палатке, дабы чуть-чуть отдохнуть и набраться слов для предстоящих объявлений.
→ Палатка предводителя (номинально) → Скала собраний

+3

536

Полосатая кошка поднялась на лапы, и Мракокрыл инстинктивно сделал шаг назад. Кот хотел стать тенью, слиться с мраком, который носил в своем имени и сердце. Откуда такое резкое желание? Да он в принципе предпочитал оставаться незаметным. Черный прикрыл глаза, пряча их яркость – и холодность. И кое-что еще. Одиночка вспоминал, как чувственно кошка вела себя с Осозвёздом. И словно боялся – или желал? – чтоб хотя бы отголосок этих чувств достанется ему...
- Кажется да. Мракокрыл, верно?
Кот не ответил на улыбку Ручейницы. Наоборот, стал еще серьезнее. Эта кошка была очень милой – вообще не похожей на тех одиночек, которых слуходух знал. И не была похожей на Иву – эталоном женственности для черного. Ручейница была не такой, и это Мракокрылу нравилось. Не зря выбрал ее Осозвёзд. Впрочем, может, другие племенные кошки тоже такие?
«Вряд ли» - отвечал ему достаточно уверенно внутренний голос. И на вопрос Ручейницы о своем имени просто кивнул головой.
- Спасибо, - мяукнула она, на что Мракокрыл еще раз кивнул. Наверное, скоро все начнут думать, что кот стал немым. - Нужно удостовериться, не нужна ли помощь остальным.
Воительница была права. По правде говоря, Мракокрыл бы лучше остался с ней. Или Блудником, но полосатый друг общался с серым речным воителем. Мракокрыл видел, как эти двое сражались. И позавидовал, что сам не попал в пару Блуднику... Черный поискал взглядом Кречета. Пытался найти Иву. Их не было. Тел тоже Мракокрыл не отыскал, что было уже не плохо. Кот осторожно помогал складывать мертвых одиночек в одну кучу, а падших воинов ближе к скале. Воители говорили  между собой, обсуждали, что будет целая церемония прощания. Они проведут ночь бдения над теми, кто умер. Их падшие собратья вознесутся в ночное небо, станут звёздами. Мракокрыл искренне удивлялся этому единству. Такого у одиночек он не видел. Даже слуходухи никогда не скорбели о друг друге так, как это делали племенные.
- Наконец-то это все закончилось, -мяукала Ручейница. Слишком глупо было бы в третий раз молча кивать. Так что одиночка расщедрился на целое слово: - Да.
- Пойдем поближе к скале.
Кошечка поманила Мракокрыла за собой, и бывший слуходух с охотой последовал за ней. Воительница прилегла под березой, кот остался стоять на лапах. Он молча наблюдал за небольшим скандалом с, как оказалось, грозовыми котами. Мракокрыл остановил свой взгляд на серой кошке. Она была очень похожа на Мастера, слуходух это видел. Не цветом шерсти, но всем остальным. Мракокрыл сделал выводы из ситуации. И решил оставить их при себе. Все кончено. Его наставник, его мучитель, его бог и дьявол пал. Кот был рад, но часть его готова была отправиться за Мастером в ад.
Осозвёзд отпустил грозовых. Мракокрыл проводил Камнелапку задумчивым взглядом. Ему было бы интересно поговорить с этой кошкой. Часть его передумала отправляться в ад. Теперь она тянулась к этим безумным желтым глазам…
Предводитель подошел к Оленьему. Каштановый пригласил кудрявца в племя. Какие желанные слова… Мракокрыл мечтал услышать то же, что и бывший небесный кот.
Пришел Кречет. И сообщил новость, после которой еще одна часть Мракокрыла заныла, и исчезла, оставляя вместо себя ноющую пустоту… Черный зажмурился. Ему остро захотелось пойти к мертвому телу белой кошки, проститься с ней, как этой ночью будут прощаться с погибшими речными котами. Она этого заслуживала – хотя слуходух прекрасно понимал, что никто его не поддержит. Ни за что.
Осозвёзд удалился. Мракокрыл продолжил помогать речным, среди которых чувствовал себя уже достаточно уверенно. Когда пришло время, он вылизался и отправился к скале собрания.

/Скала собрания/

Отредактировано Мракокрыл (2018-02-22 23:50:08)

+2

537

Бывало ли у вас такое чувство, когда разрушенный и разбитый на тысячу осколков мир вдруг начинал постепенно, но уверенно собираться обратно, словно паззл? Кречет испытывал то самое, когда понял, что Олений займет место Чайки. На самом деле, он довольно ревностно относился к этому месту, но Олению он бы доверил свою жизнь и здоровье с большей радостью, чем какому-нибудь зеленому юнцу, которого выбрало бы Звездное племя, послав Звездоцапов знак. Можно сказать, что память о Чайке не предана, и она не позабыта.
- ...а я-то думал, чего это все идет, как по накатанной, оказывается - тебя просто рядом не было, чтоб все испортить, - привычное ехидство, на которое Кречет только глаза закатил, после чего изложил все про Иву. Осозвезд посерьезнел, но отдал распоряжение всем в зоне слышимости ничего не предпринимать - они займутся этим позже. Решив, что с изломанным телом белой кошки все равно вряд ли что-то случится, Кречет согласно кивнул, пускай его мнение и не требовалось.
Осозвезд велел поставить в известность Блудника с Мракокрылом, а также и себя в порядок привести, пока он уходит в палатку, дабы подготовиться к церемонии. Кречету не верилось, что и его ждет посвящение. Но похоже, этот день настал. Пусть он и не дождался банального "спасибо", хотя лучшее, что Осозвезд мог сказать после всего происшедшего - это как минимум "без тебя бы я не справился", он понял, что предводитель... и друг им доволен. И даже в какой-то мере Кречет догадывался, что осталось недосказанным.
"Да, я тоже буду скучать по нашим веселым денькам", - подумал крапчатый, устало улыбаясь. Он побрел к Блуднику, которого заметил поодаль. Тот был рядом с Волнорезом, с которым они вроде как даже сдружились. И это здорово - похоже, несмотря на долгие года жизни с убеждением, что одиночки недостойны принятия в племя, они все же могут разглядеть не только внешность, а то, что внутри. Какое у кота сердце - а сердце-то у Блудника воина, как ни крути.
- Осозвезд сказал нам готовиться к церемонии, Блудник - промяукал Кречет, разглядывая длинношерстного после битвы, - Кажется, тебя что-то ждет, потому что он упомянул твою идею с хмелем, которую так удачно провернули наши, - оруженосец, по правде говоря, думал, что это будет просто благодарность за такую задумку, которая спасла их племя. Но не мог не предупредить друга на всякий случай. Даже если это будет благодарность - чтоб был готов к ней и что-то сказал на это.
- Мы сядем поближе к скале - ты, я и Мракокрыл. Затем нас вызовут подойти и нарекут новыми именами. Нам ничего не нужно говорить, только лизнуть Осозвезда в плечо, когда он закончит говорить. Не сразу все, а по очереди. Он будет подходить к нам, - Кречету было непривычно объяснять такие обыденные вещи, но для Блудника это первая церемония, поэтому лучше сделать все, чтоб она прошла гладко.
"Подумать только... еще несколько лун это все казалось таким далеким, словно сон. И уж точно я не думал, что буду рассказывать про воинское имянаречение своему другу, который меньше всего на свете ожидал, что придется выражать почтение кому-то вышестоящему. А теперь? Все так изменилось".
- И знаешь... имя Блудник тебе вряд ли оставят, - вспомнив еще кое-что, сказал Кречет, - Оно станет более... лесным. И никто не может повлиять на то, как именно его назовет предводитель, все зависит от того, кем он и предки видят тебя. Такова традиция, - для Кречета это было легко понять, но вот что касается Блудника - он не был уверен, что тот захочет отдавать решение о своем имени в лапы даже впечатлившего и заработавшего уважение в его глазах Осозвезда.

+1

538

Остановив взгляд своих грязно-зелёных глаз на Осозвёзде, Олений буквально замер. Каштановый не убрал его лапу, и она продолжала покоится на его ключице, слушая подушечками лап, как бьётся воинское сердце. Олений не пытался лезть в его мысли, не допытывал, он просто... просто слушал, ждал ответа. Он понимал, что возможно просит слишком многого, да он был бы даже согласен, чтобы его взяли временным целителем, и как только всему обучится настоящий речной кот, он бы оставил ему это место. Но, это было то, чего правда хотел Олений.
- Ты... можешь стать нашим целителем, - изрек ему предводитель.
Это было словно гора с плеч. От волнения Олений весь буквально вскучерявился. Он убрал лапу от осинника, сев на задних в позе кролика, - типичная реакция для Оленьего и Перехвостой, когда они были чему-то очень рады.
- Я-я не подведу тебя, обещаю, - улыбнувшись предводителю, Олений кивнул ему.
К ним подошел Кречет и коты обменялись мягкими признательными улыбками. После чего Осозвёзд отошел разговаривать с ним, а Олений опустился обратно на все четыре лапы. Он задумчиво обвел взглядом котов на поляне, живых, здоровых, скорбевших над погибшими, переваривая эту мысль, что теперь он, - их целитель.
- Ты уверен? - услышал он рядом с собой тихий шепот.
И этот вопрос заставил его на мгновение склонить голову, отводя взгляд на дорогу из лагеря. На тот путь, которым они пришли сюда всего несколько часов назад. Он звал Оленьего обратно.
- Я должен ещё сходить туда, к Лунному Озеру, и послушать то, что скажет мне Звездное Племя. Они должны знать о том, что мы решили, и... - тут Олений вздрогнул, кажется, он только сейчас понял, кто подошел к нему. "С-стрекоза!" - кудрявец рассеяно повернул к голову кошки. Его реакция была почти такой же, какой была всегда раньше, до этого.
А вот Стрекоза была совсем не похожа на себя прежнюю, смотрела на него своими большими зелёными глазами, - "Грустит, почему? Теперь мы одно племя, это же радость, то, чего мы хотели?" - кудрявец слегка потупил взглядом. И только потом он ссутулился и охнул, понимая, к чему на самом деле клонила Стрекоза.
- Я-я...
Намерено или нет, но Олений дал ей думать, что между ними всё ещё что-то есть. И это то, что он никак не сможет исправить, чего бы он сейчас не сказал, всего было бы недостаточно, чтобы объяснится перед серебристой. Оленьему бы хотелось, чтобы Стрекоза отпустила его, ведь он давно отпустил её. Когда они были там, на совете и он держал её за лапу, он знал, что пойдет помогать ей, не потому, что всё его сердце занято одной этой кошкой, а потому, что эта кошка сражалась за дело, которой действительно было важным. И Олений считал его тоже важным, это придавало ему уверенности, желание действительно проявить себя, желание что-то делать. То, чего он никогда не мог в собственном племени.
Так может это и будет хорошим ответом? Стрекоза ведь тоже знала о положении Оленьего в его племени, он никогда не ощущал себя хорошим воителем, он всегда отставал от остальных во всем, и ни в чем никогда не был уверен. А сейчас Олений там, где действительно чувствует уверенность в себе.
Он перестал ссутулится и поднял голову, взглянув на кошечку теплым взглядом. Олений хотел показать ей не только словом, но и видом что всё это действительно то, чего он хотел.
- Да, я уверен, - произнес кот, и его кудри развивались морозным ветерком нового рассвета. Его лапа коснулось белой щеки, и Олений наклонился к её мордочке, - Стрекоза, я наконец-то нашел своё место, правда, - он перешел на тихий теплый шепот, словно поделился с подругой своим самым ценным секретом. Так и было на самом деле.
Пусть Олений и не мог дать ей того, чего она хотела, но надеялся, что этого тоже будет достаточно.

+1

539

Стрекоза внимательно смотрела на кудрявого кота. Хвост нервно подергивался, выдавая, как сильно кошка напряжена. Она видела, как рад был ее любимый решению Осозвёзда. Теперь он станет полноправным членом Речного племени. И не просто еще одним воителем. Теперь он станет их целителем. Эта новость многим понравилась – Стрекоза отвела в сторону одно ухо, прислушиваясь к одобрительному гудению соплеменником. Им нужен был лекарь, причем прямо сейчас. Мастер отобрал у них Чайку, тем самым забирая надежду. А Осозвёзд вернул эту самую надежду. Кошке не нужно было заглядывать в глаза своим друзьям, чтоб понять это – они полностью согласны с решением каштанового кота. И все же…
- Я должен ещё сходить туда, к Лунному Озеру, и послушать то, что скажет мне Звездное Племя. Они должны знать о том, что мы решили, и...
Кошка не перебивала, лишь ласково провела носом по плечу Оленьего, привлекая его внимания. Она добилась своего. Серо-белая слабо улыбнулась, прижимая аккуратные ушки. Но она не могла скрыть в глазах грусти. Что-то подсказывало ей, что возлюбленный все уже для себя решил. Кошка еще никогда не чувствовала радость облегчения вперемешку с болью утраты. Надежда, что кудрявец передумает, не покидала ее до самого конца.
- Я-я...
До самого конца. Стрекоза не хотела давить, она никогда так не делала. Всегда считала, что она и так достаточно идеальна, чтоб выбор всегда оставался на ней. Котам, с которыми она ранее крутила романы, всегда было легко ставить в приоритеты себя любимую. Может, отчасти, поэтому воительница полюбила кота из соседнего племени? Удивительно кота с фантастической шерстью! Еще и так не похожего на всех, кого она знала.
Они знали, что не будут вместе из-за Воинского Закона и границ. Но когда Олений не пошел за своей предводительницей – конечно, Стрекоза решила, что из-за нее. Она была так окрылена тем, что любимый кот теперь с ней, поможет, поддержит… У нее и мысли не было, что ему ближе целительство. Серо-белой было плохо от мысли, что, видимо, она недостаточно хорошо успела узнать кудрявца. Значит, это она во всем виновата – построила воздушные замки, которые неминуемо должны лопнуть.
Олений приосанился, на что Стрекоза сделала шаг назад. Он улыбнулся ей, и она ответила тем же. Кудрявец сразу преображался, когда вот так вот улыбался ей. Стрекоза вздернула подбородок. Она знала, боль отступит. Рано или поздно, она примет все как есть, и они будут счастливы – вместе, но в тоже время каждый верен своему делу.
- Да, я уверен, - решительно ответил кот, на что Стрекоза так же уверенно кивнула, показывая, что принимает решение Оленьего. - Стрекоза, я наконец-то нашел своё место, правда.
Нежное прикосновение к щеке, его мордочка так близко. Стрекоза прикрывает глаза. В последний раз она нарушает границы и нежно целует Оленьего. И плевать, если кто-то это видит. Ведь это прощальный поцелуй. Отстранившись, воительница достает ракушку и передает ее Оленьему.
- Мое сердце в этой ракушке. Оно твое. Навсегда. Я принимаю твой выбор. Я правда счастлива. Правда… - еще немного болело где-то в груди, но кошка говорила искренне. Она понимала, что счастье Оленьего действительно то, что ей нужно. А ее счастье… Что ж, для начала, чтоб в племени снова воцарился мир, все стало на свои места. Чтоб все поправились, чтоб ее семья была счастлива и здорова, а Олений стал полноправным членом племени…
- Я схожу с тобой к Лунному Озеру, - пообещала она, еще раз показывая, что готова принять такой расклад.
- Шелкопряд! – вдруг послышался крик. Стрекоза резко мотнула головой в сторону источника звука. Она поискала глазами Иволгу – ведь ее голос узнала сразу. Небольшая толпа скопилась вокруг чего-то… Там были ее родители. И сестры. Неужели…
Молча, и так быстро, что ветровые коты позавидуют, кошка метнулась к соплеменникам. Они расступились перед кошкой, бросая на нее сочувственные взгляды. Открыли ей дорогу к лежащему тихо-мирно брату.
- Шелкопряд, ты чего… Вставай! Ты всех пугаешь, лежишь тут, как… Шелкопряд? – речная воительница пыталась растормошить братца лапой. После чего носом коснулась его носа. Он был холодный. Он не дышал. Сердце воительницы пропустило несколько ударов. Она стояла над телом брата, пытаясь понять, что происходит. Мозг не хотело пропускать правду.
- НЕТ! – взвыла кошка, поднимая мордочку к небу. По щекам побежали горячие слезы. Воительница горько заплакала. Шерсть, обладающая водоотталкивающими свойствами, не впитывала влагу, и слезы капали на мордочку Шелкопряда.
Стрекоза легла рядом с ним, положила голову на загривок кота, обняла его. Она же видела, что кот был жив! Он же улыбнулся ей. А потом прилег. Кошка подняла голову, осмотрелась. Она увидела лужу крови, пропитавшую снег. Воительница все поняла. Но от этого легче не стало.
«Стрекоза»
Серо-белой показалось, что ее кто-то позвал. Она повернула голову и через пелену заплаканных глаз увидела два расплывчатых образа. Шелкопряд стоял за толпой бок-о-бок с Лилией. Кошка не могла поверить, и сильно заморгала. Но когда посмотрела еще раз – их уже не было. И все же, ей стало немножечко легче. Стрекоза совсем недавно общалась у Лунного Озера со всей своей родней. Она больше не сомневалась, что коты действительно становятся звёздами и живут там, где нет боли, страха, голода… Шелкопряду будет хорошо там. Ведь он будет с той, кого не смог забыть даже столько лун спустя. Брат будет счастлив.
Слабо улыбнувшись, кошка вновь улеглась на тело Шелкопряда, прощаясь с ним.

[Конец Игры]

+3

540

Когда Волнорез приблизился к Блуднику так близко, почти вплотную, у бурого неволей пронеслось в голове, - "Воу. А что, мы уже переходим к стадии прикосновений?"  - и он хмыкнул своим же мыслям. Но вместо всего, что дебошир уже напридумывал, серебристый вдруг схватил его за ухо и дернул на себя. Инстинктивно Блудник зажмурился и отпрянул. Он не сразу понял, что в этот момент изменилось.
- Он будет лишь мешать, - пробасил Волнорез, а рядом он сплюнул на снег кусочек уха. Тот кусочек, который Блуднику рассекла Вздорная! Вот теперь все стало на свои места. Но увидеть кусочек собственной плоти перед глазами было зрелищем мягко говоря шокирующем. Ну, как не как, это же было частью Блудника, ещё совсем недавно. Не удивительно, что дебошир немного потупил.
- А-а, - произнёс он, посмотрев на этот кусочек на снегу и сильно моргнул, чтобы это развидеть, - А-а? - теперь Блудник занёс лапу к своему оставшемуся уху, оно щипало немного и кровоточило, зато больше не так мешалось, - Ммм, - Блудник посмотрел на Волнореза, тот действительно озорно ему улыбался? Да это стоит отпраздновать! - Мм, а знаешь, так правда выглядит лучше, спасибо, здоровяк - ответив ему улыбкой, Блудник повернулся, чтобы покрасоваться своим новым ухом, - Ну как я выгляжу? Вроде неплохо. Дамы точно оценят, я знаю, как они любят такое, - "И так что, мы всё таки переходим к стадии прикосновений?" - он хохотнул слегка, но потом похмурел, потому что Блудник перевёл внимание с Волнореза на остальных котов на поляне.
"Ох, а мы и правда выиграли эту войну..." - эти мысли были и радостными и грустными одновременно, ведь на поляне было столько раненных воителей, и столько погибших одиночек. А главное, что этого всего просто не должно было происходить. Все эти одиночки будто бы и не имели никакой цели, кроме как сеять хаос и безумство по нарастающей. Они предали вообще всё, во что верили настоящие, мирные бродяги.
Но, по крайней мере, битва закончилась и больше эти бандиты никому не навредят. Воители в лагере начали заниматься уборкой тел тех, кто оставались биться до последнего вздоха. Не долго думая, Блудник переглянулся с Волнорезом понимающим взглядом, и присоединился к работающим воителям. Полосач подхватил с земли тело одного бродяги, слегка морщась, и потащил его туда, куда остальные речные войны оттаскивали павших.

И так общими усилиями вскоре всё было законченно и лагерь буквально засиял новыми красками. Кроме того, что воители расчистили последствия этой большой битвы, в небе наконец-то прошли последние предрассветные сумерки и сияющее солнце осветило главную поляну. Триумф немного подпортило лишь то, что в лагерь вдруг вбежали какие-то незнакомые оруженосцы, но разговор с ними быстро уладили.
Блудник занял место у молодой березы и уселся на снег, не без гордости оглядывая результат их общей проделанной работе по уборке. По его мнению, несмотря на то, чего натерпелась эта земля за последние луны, сейчас лагерь выглядел хорошо.
- Хорошо. Глянь на это, Волнорез, мы молодцы, - Блудник с оптимизмом обратился к Волнорезу, привалившись плечом к стволу дерева, и вздохнул, - "А где-то сейчас ровно полдень." - Странно, почему вы ребята такие хмурые и не разговорчивые. Если бы я родился и вырос в таком удивительном месте, я бы улыбался почаще, - если бы не был сразу кем-то и никем, ото всюду и ниоткуда одновременно, если бы его отец не погиб тогда и забрал его в воители с собой сразу, если бы... если бы не нужно было столько времени скитаться, шатаясь по свету и пытаясь заполнить огромную дыру в своей груди чем угодно, мятой, хмелем, кошками, бессмысленными драками. Но, по крайней мере, теперь Блудник точно знал, что сделал что-то действительно хорошее, в своей жизни. Значит ли это, что теперь можно остепенится с блужданиями? - Хм... Пожалуй, мне нравится этот вид, - Блудник задумчиво почесал щеку, расценивая этот лагерь как возможно ту свою тихую гавань, о какой в тайне мечтает любой, даже самый законченный бродяга. - Что думаешь об этом, здоровяк? Не будешь ли ты против делить со мной одну платку? - он хмыкнул, положив лапу Волнорезу на плечо, слегка сжал его. Этот кот нравился Блуднику, говорил пусть и не много, но зато по делу. К тому же честность этого воина располагала к доверию.
Их прервал крик полосатой воительницы. Сёстры Волнореза, которых Блудник пока знал только по именам, направились к Иволге, да и Волнорез наверняка захочет простится со своим братом. Тут даже разговорчивый Блудник мало что мог сказать, он только бросил серебристому сочувствующий взгляд и убрал лапу с его плеча, - "Всё будет хорошо, приятель.".
Блудник остался сидеть, привалившись к берёзе. Он в очередной раз поймал себя на том, что начинает смотреть на ту красивую бело-бурую кошку на поляне. С ней уже начал общаться Мракокрыл, что заставило Блудника слегка хмыкнуть, - "Быстр, парень. Но только запомни, - я первый её увидел," - он усмехнулся.
Тем временем к Блуднику подошел Кречет. Только увидев этого милого парня целым и невредимым, полосач заметно повеселел но и из образа выходить не собирался пока. В своей "блатной" позе у дерева, Блудник вздернул подбородок и усмехнулся.
- Небось извёлся весь, переживал о том, справится ли тут со всем твой бравый рыцарь? - Блудник отогнул голову, взглянув в синее глаза крапчатого, и флиртующе поиграл бровями. Впрочем они оба знали, что это было не серьёзно. Полосач усмехнулся и махнул лапой, отталкиваясь от дерева и вставая.
- Осозвезд сказал нам готовиться к церемонии, Блудник. Кажется, тебя что-то ждет, потому что он упомянул твою идею с хмелем, которую так удачно провернули наши, - поведал ему Кречет.
На последней фразе Блудник даже немного крякнул, активно закивав головой. Да, мол, было такое. Хотя дебошир и сам до конца не верил, что этот план с охмелением сработает. "Всегда мне мать говорила, что похмелье, - губительная вещь! Ну вот она их и сгубила." - он слегка улыбнулся, после чего перевёл взгляд на уходящего Осозвёзда. "Церемония, значит?"
- Раз позвал, значит буду. Осозвёзд ведь у нас теперь правит бал? - снова посмотрев на Кречета, Блудник улыбнулся, - А ты заметил, что это он отрастил у себя на лице? Неужели довольство, в кои-то веки? - сколько Блудник путешествовал с Осинником, - никогда прежде не видел его таким воодушевленным, каким он стал теперь, - "Вот сразу бы так и надо было!" - он задумчиво почесал свой колкий подбородок.
Кречет тем временем стал его инструктировать о том, как должна будет происходить церемония. Он действительно так серьёзно подошел к этому, что сомнений больше не оставалось, - Осозвёзд правда хочет посвятить их в воители. Не то, чтобы это было такой уж неожиданностью. Последнее время они все много думали об этом, хоть и ни разу не озвучили, и кажется приняли это решение уже давно. Что бы не случилось, теперь они всегда будут вместе, одним отрядом.
- И знаешь... имя Блудник тебе вряд ли оставят, - на этом моменте в голосе Кречета появились отголоски неуверенности, словно сомневался в том, как Блудник к этому отнесётся.
Имя... Имена это вещь красивая, но Блудник никогда не был привязан ни к имени, ни к конкретному месту. Его и Блудником то не с рождения звали, эта кличка появилась уже многим-многим позже. И, чтобы развеять сомнения юноши, полосач наклонился к нему, улыбнулся мягко, опуская лапы на плечи Кречета.
- Гвейн. Для тебя, - произнёс кот, как бы подтверждая, что как ты его не назови, он всегда будет собой, и это ведь нормально? Его темные глаза встретились с глазами Кречета, а на усатой морде проскользнула улыбка.
Он задержался так ненадолго, поддерживая Кречета, смотря на него, но потом всё же отстранился. И уже после Блудник более по-братски требовательно потрепал крапача по холке.
- Эх, вот жил я сам по себе, не привязанный ни к именам, ни к дому, и горя не знал. А вот поведёшься с такими как ты, и разбиваешься в лепёшку! А я думал ещё, что это я на тебя дурно влиять буду, - он хмыкнул, подзывая Кречета за собой к той самой скале, возле которой должен будет проходить совет.

>>> Скала совета

+4


Вы здесь » Коты-воители. <Отголоски прошлого> » Речное племя » Главная поляна #5