Разыскиваются:
ВечерокИскролап

Листопад & Белогривка

МышелапаПолыничка

РассветнаяПесчаная Буря

Рейтинг форума PG-13. Запрещено описание особо жестоких сцен, отсутствует откровенная эротическая составляющая.




Ежесезонный опрос Самый-самый
^ Голосуем ^
На ролевой ведутся Древа племен, оставьте свой след в истории!

Приветствуем тебя, дорогой гость. Ты попал на олдскульную ролевую по Котам-воителям, где администрация и игроки стараются поддерживать канонную атмосферу. Здесь нет магии, неуместных имен, несуществующих у кошек окрасов.
Зато мы предлагаем тебе ту самую магию Котов-воителей, которая однажды увлекла за собой с самой первой книги. Вспомни, как ты знакомился с этой вселенной вместе с юным Огоньком, смотрел на лагерь его глазами; переживал за Синюю Звезду, сочувствовал Щербатой и многое другое.
Здесь начинается новая история. История твоего персонажа. Множество новых приключений, которые ограничены только миром, в котором он живет, и твоей фантазией!
Если все это тебе по душе, то ты нашел именно ту самую ролевую. Смело регистрируйся, а мы поможем разобраться на форуме и влиться в коллектив.

Коты-воители. <Отголоски прошлого>

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-воители. <Отголоски прошлого> » Речное племя » Главная поляна #5


Главная поляна #5

Сообщений 421 страница 430 из 625

1

ГЛАВНАЯ ПОЛЯНА
Продолжение темы - Главная поляна 4.


http://images.vfl.ru/ii/1539354611/8acc44d5/23763871.png


В центре Речной территории расположен остров, окружённый небольшим ручейком, который легко перепрыгнуть. Обычно в ручье учат котят плавать, чтобы, будучи учениками, они без проблем покоряли рыбное ремесло. Весной ручей разливается и может доставить Речным проблемы. Подальше от воды расположена куча с дичью.

0

421

Детская >>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>
Шли дни, летели ночи. На улице становилось всё теплее и теплее, но Пиранья слишком неохотно отпускала дочерей на поляну, даже погулять около детской стоило очень долгих уговоров и частых преданных взглядов огромных и просящих глазёнок.
Отец приходил часто, возможно, даже чаще, чем раньше... По крайней мере, Прудинке так казалось...
Просиживать хвост в детской очень надоело. И если сестра относилась к этом спокойней, то бело-рыжий комок всеми силами сегодня бастовал с самого утра...
В итоге, сдавшись, Пиранья разрешила прогуляться до поляны и обратно, только при условии, что она не станет разговаривать ни с кем из одиночек, а если вдруг заметит что-то подозрительное, то немедленно двигается снова в сторону яслей.
Только выйдя за порог "темницы", пахнущей мхом и молоком, Прудинка тут же увидела за стенами яслей серую кошку, что недавно приходила поиграть с малышней и зачем-то поговорить с матерью.
К сожалению, имени её малая не смогла вспомнить, а вот игривый хвост, ласково трепавший кроху между ушек, довольно живо всплыл в памяти. Раз играла с ними, и Пиранья на неё не ругалась, значит хорошая. Руководствуясь данным соображением, ребёнок, довольно распушив хвост-морковку, хитро двинулся в сторону голубоглазой воительнице. Она, должно быть, решила отдохнуть, раз глаза закрыла...
Добравшись до кошки, котёнок бесшумно лес перед ней, а потом нахохлился и принялся внимательно всматриваться во взрослые черты мордочки Ручей, громко сопя.

+2

422

Подергивая кисточкой хвоста и как бы убаюкивая себя и успокаивая мысли в спокойное русло, серая кошка лежала и думала, думала, вспоминала. Отчего-то ей отчетливо вспомнилась первая ссора с Осинником - она же первое "свидание". Предки, какой же глупой Ручей себя ощущала тогда, на встрече с глашатаем, который пришел только потому, что Кречет попутал симпатии своего наставника, и должна была придти не дочка Острозвезда, а...
- А! - приоткрыв глаза и дернувшись назад, Ручей взмахнула беспокойным хвостом. Когда взгляд сфокусировался на рыже-белой мордашке, которая уже неизвестно сколько была почти у самой мордашки путешественницы, Ручей чуть успокоилась, пригладив шерсть.
- А ты умеешь тихо подкрадываться. Вырастешь отличной воительницей, - пробормотала серая, поджимая под себя лапы и добавляя мысленно: "Хотя при таком-то укладе в племени..."
- Где Пиранья? - спросила кошечка, с беспокойством заглянув в детскую - но морковка спала, судя по мерно вздымающимся бокам. А, значит, Прудинка остается полностью на попечении серой воительницы.
- Не уходи далеко от детской, хорошо? - прикрывая глаза, тихо пророкотала синеглазка, как бы невзначай и нехотя покачивая кисточкой хвоста. Ей вспомнилось, как дочке Пираньи нравилось с ним играть, ну а Ручей, что уж греха таить, было приятно общаться с котятами, тем более - с Прудинкой. Такая славная девочка!
"И могла бы стать моей ученицей", - отчего-то подумала кошка, взглянув на рыже-белую по-новому. С Касатик у неё не срослось и вряд ли получится, хотя компаньонами они все же станут. А вот эта крошка, такая маленькая и любознательная, очень пришлась по сердце серой.
Невольно улыбнувшись, Ручей дернула хвостом и дразняще пощекотала за ушком Прудинки.

0

423

Начало игры
Всё это не нравилось Толстолобому.
Он не мог сказать, что конкретно - всё. И уже очень долго.
Ему не нравилась жёсткость Острозвёзда. По его мнению, он слишком часто демонстрировал силу тогда, когда можно было обойтись без этого и просто поговорить. Это было... да мышеголово это было, что уж там греха таить!
Толстолобого часто обвиняли в том, что он не умеет быть серьёзным, вечно со своими шуточками-прибауточками да смешками, словно не воитель, а домашний котенька. Воитель, понятное дело, по своему обыкновению отшучивался - не морды же полосовать, в самом деле, шутничкам этим?
И даже теперь шутить хотелось. Несмотря на то, что дело было, сказать прямо - *конфетка*. Возможно - даже поэтому.
Где-то в глубине своей беспутной, разгильдяйской души Толстолобый подозревал, что только шуточки позволяют ему сгладить происходящее - хотя бы для самого себя.
Они порабощены. За ними присматривают эти проклятущие твари, разрази их гром и хвосты у них под корень выпади! Он и так-то не любил, когда за ним следили и приказывали, что делать...
Толстолобый, а ну пойди в патруль! Принеси дичи! Хватит валяться на солнце! Хватит жрать! Можно подумать, отобрал последнюю рыбку... Но эти лисы в кошачьей шкуре хуже. Они ещё хуже! Толстолобый, не ешь вообще! Толстолобый, не сходи на горячие камни у озера! Что развалился, уступи место! Да раздери их барсук, в этом племени стало нельзя и на поганое место сходить без трёх свидетелей того, как ты за собой закапываешь всякую гадость! Они, видать, думают, что я прячу там секретный запас дичи, а то и прямой вход в Звёздное Племя маскирую...
Он едва не поморщился при виде чужаков, но вовремя одёрнул себя. Нельзя давать этим лисам повод хоть на падение листика, хоть на щепочку заподозрить, что он ими недоволен.
Их предводитель был убит, глашатай не вернулся. Половина воинов едва выбралась из детской, когда его уже посвятили, да и другая половина была не сильно старше - котята рядом с ним!
Звёздные предки, племя детей, королева с котятами и старейшина. Паршиво, что сказать...
Впервые за очень долгое время он ощущал что-то, мало ему знакомое прежде - ответственность. Как ни крути, но дурак, обжора и лентяй Толстолобый - один из старших воинов этого племени.
И он должен, обязан сделать перед звёздными предками всё, чтобы больше никого не убили.
Драться было бессмысленно - но он мог улыбаться. Он мог подкидывать бродягам лучшие кусочки, предварительно наловив их собственнолапно. Он мог быть безупречным - чтобы никто и никогда не заподозрил, как он ненавидит тех, кто пришёл в его лагерь убивать. Ради какой бы то ни было цели, справедливости или мести - никто не смеет убивать его соплеменников.
Приняв решение, воин поднялся со своего места и сладко, медленно потянулся. Ближайший бродяга бросил на него мимолетный взгляд, мимолетный - но испуганный. О да, Толстолобого Звёздное племя не обидело ни ростом, ни силой. Не обидело его оно также умом - в достаточной степени, чтобы притворяться глухим и мышеголовым, когда того требовала ситуация.
Внезапно стало смешно - ведь бродяга испугался! Понятно, что было бы самоубийством сражаться - но рядом с ним всё же нервничали. Это было в чём-то приятно.
Тем временем возвращались охотники. Дичи было, прямо скажем, не ахти. Надо будет это исправить собственнолапно...чуть попозже. Привычка лениться была неистребима, но...надо же, в конце-концов узнать, где они охотились, чтобы не повторять чужих наивных заблуждений?
- Ну, как охота? - спросил он сразу у всех и сразу, улыбнувшись как можно более мягко и успокаивающе.
Все нервничали. Неясный страх, бол, гнев - эта смесь висела в воздухе, делая его настолько густым, что хотелось отряхнуться.
Это нужно было исправить. Попытаться исправить. Его племени, его...его, можно сказать, семье - им нужна была храбрость и сила.
Он не был ни предводителем, ни глашатаем, ни целителем. Он был великовозрастным остолопом и лентяем. Всегда - даже сейчас.
Но Толстолобый испытывал непреодолимое желание сделать хоть что-то на пути к тому, чтобы всё было снова правильно.

+2

424

поляна в березовой роще →

Равнодушно следя за действиями наставницы, Касатик вновь покосилась на младшую подругу и махнула длинным хвостом в сторону пойманной птицы, в знак того, что она может присвоить ее себе. Полосатая заметила, что Ручей все таки решила оставить ту мышь, но ничего не сказала. По крайней мере Касатик ее есть не собиралась.
Тигринку они нашли быстро. Старая кошка выглядела нехорошо, но ни один мускул на морде ученицы не шевельнулся. Голубоглазая вообще не предполагала как выглядит сейчас ее отражение и, не удивилась бы, если оно не лучше. Пустота в голове неприятно резонировала, но Касатик упрямо не обращала внимания.
Покосившись на Искроушку после ухода Ручей, длиннолапая бросила предупреждающий взгляд, прося оставить ее одну для охоты. Слабость в лапах чувствовалась слишком хорошо, а голова гудела. Касатик не хотела, чтобы младшая увидела ее возможный провал.

В лагерь кошка вернулась с мышкой в зубах. Довольно такой округлой, нужно сказать, для стоящего сезона. Следом за наставницей она бросила добычу в кучу и огляделась, желая увидеть черную шерсть Ястреба. Желание это даже превосходило голод. Честно сказать, Касатик опасалась за положение черного, зная его отвратный характер. Но никак не могла себя пересилить и заговорить первой: то ранения, то слабость, но чаще всего голубоглазая просто отталкивала эти мысли, ссылаясь на что угодно. Чаще всего полосатая уверяла себя, что это наваждение пройдет вместе с политическим положением в племени. Либо она сдохнет от голода.
- Ну, как охота? - не слишком грациозно покачнувшись, Касатик остановилась, выдавая в непривычной растерянности слабость от голода. Неприятных сосущих ощущений в животе она не чувствовала, но прекрасно понимала, что организму не хватает ресурсов.
Кошка недовольно пошевелила усами вслед уходящей Ручей и покосилась на Искроушку.
- И тебе привет, - с легкой усталостью в голосе мурлыкнула голубоглазая и растянулась на влажной земле, прижимая длинный хвост к боку - разве результат имеет смысл?
Льдистые глаза впились в лобастую морду выжидательно, но ничуть не сердито. В глубине безразличия тяжело было увидеть острые искорки недовольства.
- Как погода? - протянула Касатик кодовую фразу, надеясь, что Толстолобый догадается о истинном ее смысле - Улучшилась?

Отредактировано Касатик (2017-04-15 04:33:38)

0

425

Нельзя долго быть в натяжении. Перетянутая струны быстро лопнет, веревка развяжется. Так и напряжение на поляне явно спало, когда руководство захватчиков занялось своими делами, чуть более важными, чем наведение ужаса и тоски на потрепанное Речное племя.
  Ястреб отполз в сторону палатки воителей и улегся, зализывая раны. Пока что он не чуял за собой сил достаточных, чтобы почти на охоту. Голова немного кружилась, живот скручивало, а многочисленные царапины блестели запекшейся кровью. Воитель с тоской посмотрел на тело целительницы, которое уносили соплеменники.
  Ты так нужна нам сейчас, - воитель вздохнул и принялся вылизывать царапины, пытаясь очистить их от грязи. Саднила холка и рана на боку, которая открылась и закровоточила снова, стоило ему заняться другим боком. Черный кот свернулся в калачик и с усилием закрыл глаза, пытаясь отвлечься от пульсирующей боли в ранах. Эта битва не была достойна упоминаться в хрониках героических деяний их племени.
  Как они могли пройти незамеченными на нашу территорию? Почему дозорные не заметили их?.. Надеюсь, Осинник и Кречет спаслись, они единственные, кто могут нам помочь. Они приведут помощь, как можно скорее приведут, другие племена не оставят нас. Никто не захочет такого соседа под боком, как этот белобрысый злодей и его преспешница. Осинник не станет тянуть, уже к вечеру мы выпроводим этих оборванцев с наших земель..

  Убаюканный этой мыслью кот уснул и провалился в неприятный липкий сон, где тысячи крыс хватали его своими мерзкими лапками, их острые зубы вгрызались в его холку, оставляя на ней слюнявые грязные раны... Ястреб поднялся на лапы, подавляя в них дрожь. Его бил озноб и мир казался не совсем реальным. Словно он смотрел на него со дна несвежей лужи.
- Вы ходили на охоту? - черный кот подошёл к Касатик, стараясь сосредоточиться на том, чтобы его лапы не заплетались. - Всё хорошо? - шепотом спросил он, бросая косой взгляд на ближайшего одиночку.

0

426

Толстолобый возблагодарил Звёздное племя за то, что не успел вмешаться в драку, но в то же время ему было немного стыдно. Опять проспал - а тем временем Ястреба вон потрепали, страх глядеть, едва на лапах ходит. Но разве ж его переупрямишь - вот, поднялся, заковылял. Даже целительницы нет, а чем там раны обрабатывать? Учили же их в бытность их оруженосцами - вот мох, вот паутина...
Как назло, в голове накрепко сидел бурачник. И только бурачник.
Мышеголовый! Вот и не вытаскивай его из дурьей своей башки, а то ухи отсохнут!
Усилием воли он подавил раздражение. Надо сходить в лес, на охоту, а там, авось, и вспомнит хоть какую травку, а то куда ж это годится?
- разве результат имеет смысл? - безразлично отозвалась Касатик. Она, как и всегда, была до странного спокойна - Толстолобый не понимал этого, но привык к особенности младшей соплеменницы. Как-никак, все коты разные, и недолго простояли бы племена, если бы их заполонили шутнички, проспавшие половину битвы и, небось, даже пришествие Звёздного племени.
- Ну так мы ещё вроде как живы, нет? Для угодьев Звёздного племени тут довольно..неприятно.
Касатик, наверное, даже не улыбнётся его фразе - ну что поделать? Он не собирался поддаваться унынию - второй проигранной битвы за эти дни его самолюбие бы наверняка не вынесло.
- Как погода? Улучшилась?
- Скажем так - молнией никого не убило, - усмехнулся воитель, бросив взгляд на ближайшего одиночку. Тот не повёл и усом.
Отлично, просто отлично!
Было что-то ободряющее в том, что их отделяет от этих лисьих подлецов хоть что-то. Хотя бы язык шуточек.
Шуточки - его стихия, в конце-концов! Он может проиграть в бою, упустить мышь и проспать хоть пришествие Звёздного племени - но на поле смешков и игры слов...да не родился тот кот, что его победит!
В глубине души он понимал, что его подъём - это что-то почти нездоровое, слишком сильно колотилось и временами подкатывало к горлу сердце. Каждый пытается бороться со страхом и унижением по-своему. Каждому - своё оружие.
Ястреб таки подошёл к ним, пошатываясь так, что Толстолобый придвинулся к нему ближе.
- Шел бы ты полежал лучше, - без особой надежды обратился воин к младшему соплеменнику. Наверняка ведь не послушается, упрямый осёл, и свалится с лап. Ох уж эти юные порывистые коты, готовые угробить последнее здоровье во имя сохранения красивой морды.
Неважно, какая у тебя морда, если ты дохлый.
Эта мысль неприятно царапнула, напоминая о погибших соплеменниках. На мгновение ему стало стыдно за свои шуточки - но видит Звёздное племя, он не хочет оскорбить их память. Он просто пытается не отчаяться в ожидании того часа, когда - он надеялся - бродяг в три шеи изгонят из этого леса, оборвав этому лисьему помёту уши и хвосты.
И пытается развеять отчаяние соплеменников - вот только начал он явно не с тех, с холодной Касатик и яростного Ястреба - но что поделать? Возможно, они хотя бы отвлекутся на раздражение от его вечных шуточек.

0

427

- А ты умеешь тихо подкрадываться. Вырастешь отличной воительницей,
Похвала от такой красивой кошки, безусловно, была очень лестным и запоминающимся комплиментом. Распушившись от гордости, малышка выставила вперёд переднюю лапку, красуясь перед Ручей. Каким-то глубоким, скрытым шестым чувством, она понимала, что и в прошлый раз серая воительница прониклась к малой положительными чувствами, словно вообще была из их семьи. Маленький рыжий хвостик, копия материнского, разве что без полосочек, словно маленькая морковка, довольно постукивал по земле, выдавая искреннюю детскую радость.
- Где Пиранья?
Хитро наклонив голову набок, малышка сверкнула глазёнками.
- А мама спит. Но, она меня отпустила. Честно-честно.
Уши сами собой навострились, то ли от посторонних шумов, то ли от гордости за себя саму. Как же... Ведь мать ей доверяет даже в такой сложный период, верит в её проворность, благоразумность и способность не влипнуть в какую-нибудь переделку. О чём ещё может мечтать ребёнок?
- Не уходи далеко от детской, хорошо?
А дальше снова начала прикрывать глаза. Ну уж это было "не алё" совсем. Удивлённо расширив материнские глаза, Прудинка легонько топнула по земле лапкой, чтобы снова привлечь внимание синеглазой.
- Не уйду... Я останусь с тобой. Можно же, да?
Вопрос был, скорее риторическим. Конечно останется.

+1

428

Поглядывая одним глазком на котенка, Ручей поняла, как малышка похожа на родную мать. От Шелкопряда не было ничего, ну вот совершенно - к счастью ли? Пиранья вроде как оказалась неплохой матерью, но в памяти еще свежо было почти бездыханное тело Осинника.
- А мама спит. Но, она меня отпустила. Честно-честно, - залупала глазками крошка, и серая лениво усмехнулась. Судя по всему, девочка росла смышленой, но безобидной.
- Ну, раз отпустила... - пророкотала Ручей, размеренно покачивая кончиком хвоста. В животе резко заурчало.
Сконфузившись, кошка прижала уши и с недовольством покосилась на бродяг, которые разобрали добрую часть общей куче.
- Скажи, а мама уже давала тебе пробовать мясо? - спросила серенькая, взглянув на дите. Уже довольна взрослая, вроде как в этом возрасте Ива уже кормила их рыбкой.
- Не уйду... Я останусь с тобой. Можно же, да? - в глазах котенка читалось столько надежды, что Ручей без слов улыбнулась, снова бросив взгляд на общую кучу. Теперь уже начиналась очередь племенных поесть, подходили ученики, и негромким мявом серая окликнула Касатик и Искроушку, а также подошедших к ним Ястреба и Толстолобого. Резво поднявшись, кошка юркнула к общей куче и взяла оттуда две мелких плотвы, оставив соплеменникам еще несколько тушек. Одну из рыбин путешественница закинула Пиранье, которой ужин явно придется по душе, а вторую зажала между лап и принялась очищать от блестящей чешуи, стараясь в порыве голода и жадности не захватить еду целиком,  костями и потрохами.
Более-менее очистив плотву, кошечка оторвала от неё небольшую полоску белого мясца и, сглотнув слюну, положила перед Прудинкой.
- Мне даже не придется тебе разжевывать. Мясо очень нежное, пробуй, - и, принявшись за остатки, Ручей с жадностью ела, хрустя костями. Если присмотреться, у неё, как и у многих речных, проступали ребра. Кто бы мог подумать, что Речное племя докатится до такого?

0

429

- Меня родила Вересковая Звезда, - серьезно проговорил Лисохват. Ивовая Звезда готова была поклясться, что он смеет дерзить ей, вот только все это было так хорошо замаскировано, что ни к чему не придерешься. Ведь он ни слова ей дерзкого не сказал. И тем не менее, почему-то это звучало как издевка, - Я вырос в племени Ветра. Неплохие времена были. Как там Шелест Звезд?
- Шелест Звезд давно мертв. Ты мог бы и сам это знать, если бы не сбегал из своего племени, - спокойно, но еле сдерживаясь, ответила белоснежная, - Скажи, где ты был все это время, а также почему вернулся. И как попал к одиночкам Мастера. И смотри, не вздумай лгать мне, если хочешь жить в этом племени, - высокомерно сказала Ивовая Звезда. Она заметила, что вокруг становится слишком много котов. Они покидали лагерь для охоты, теперь же вернулись, и предводительница вынуждена была понизить голос, чтоб не быть подслушанной каждым зевакой.
- Договорим в моей палатке, - решила белая кошка, вытягиваясь и собравшись отправиться к палатке, что на высокой насыпи. Уже забираясь на камни, она услышала небольшой конфликт, который затеяли одиночки - Ручей и племенные решили, что настал их черед есть, и все накормлены, однако наглые бродяги решили во что бы то ни стало не дать им это сделать, и пошли брать дичь по второму кругу, гогоча и делая заявления, что все не съеденное останется на ночь, и все равно съестся. В общем, всегда голодные бродяги почувствовали вседозволенность, а также покровительство Мастера, поэтому делали, что хотели.
"Мастер что-то задерживается. Неужели ищет тело Осинника?" - Ивовая Звезда поспешила выкинуть из головы мысли о своем со-предводителе и скрылась в палатке, напоследок сухо пригласив туда бывшего кота Ветра.
→ Палатка предводителя

0

430

Кончик полосатого хвоста нервно поднимался и опускался. Грязный смех рядом сидящих бродяг неприятно резал по ушам и Касатик была рада, что рядом сидит здоровяк-Толстолобый. Хоть она и не позволила бы ему за себя заступиться, кошке так было спокойней. Каждый опасливый взгляд одиночек заставлял почувствовать себя уверенней.
- Для угодьев Звёздного племени тут довольно..неприятно. - полосач, как всегда, шутил, за что был награжден непонимающим взглядом.  Неужто этому обжоре не так же туго, как и ей?
- ..молнией никого не убило, - продолжая острить, Толстолобый все же ответил на ее вопрос.
Покосившись на Ручей, Касатик было хотела что-то сказать, но ее внимание отвлекло движение. Обернувшись на шум, она увидела ковылявшего Ястреба. В сердце неприятно ёкнула, но спустя мгновение наступила привычная тишина.
- Шел бы ты полежал лучше, - Толстолобый отреагировал незамедлительно. Голубоглазая лишь негромко хмыкнула, соглашаясь.
Черношкурый сел рядом и кошка заметила, что его знобит. Вытянув передние лапы, она села и недовольно пошевелила усами, вцепляясь своим ледяным взглядом в хищные, но безгранично уставшие, зеленые глаза. Шею свело, когда Касатик захотела вылизать особенно глубокую царапину на его теле, но не позволила себе этого.
- Хорошо, но не у нас.. - глухо растягивая слова, полосатая, будто невзначай, провела длинным хвостом по раненому боку Ястреба.
На какое-то время кошка задумалась, из-под ресниц глядя на потасовку двух бродяг. В скором времени Касатик нужно было принимать лекарство, которое ей посоветовала Юность, а заодно, можно было бы вытащить травы для ран друга.
Когда Касатик обернулась к Толстолобому, ее глаза сверкнули решительностью. Обычно безразличные и холодные, показалось, что эта искра может ослепить.
- Постоишь на стрёме? Мне нужно в целительскую, - на морде полосатой не было и тени сомнения, она собиралась туда пройти и сделает это.

0


Вы здесь » Коты-воители. <Отголоски прошлого> » Речное племя » Главная поляна #5