Разыскиваются:
ВечерокИскролап

Листопад & Белогривка

МышелапаПолыничка

РассветнаяПесчаная Буря

Рейтинг форума PG-13. Запрещено описание особо жестоких сцен, отсутствует откровенная эротическая составляющая.




Ежесезонный опрос Самый-самый
^ Голосуем ^
На ролевой ведутся Древа племен, оставьте свой след в истории!

Приветствуем тебя, дорогой гость. Ты попал на олдскульную ролевую по Котам-воителям, где администрация и игроки стараются поддерживать канонную атмосферу. Здесь нет магии, неуместных имен, несуществующих у кошек окрасов.
Зато мы предлагаем тебе ту самую магию Котов-воителей, которая однажды увлекла за собой с самой первой книги. Вспомни, как ты знакомился с этой вселенной вместе с юным Огоньком, смотрел на лагерь его глазами; переживал за Синюю Звезду, сочувствовал Щербатой и многое другое.
Здесь начинается новая история. История твоего персонажа. Множество новых приключений, которые ограничены только миром, в котором он живет, и твоей фантазией!
Если все это тебе по душе, то ты нашел именно ту самую ролевую. Смело регистрируйся, а мы поможем разобраться на форуме и влиться в коллектив.

Коты-воители. <Отголоски прошлого>

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-воители. <Отголоски прошлого> » Речное племя » Главная поляна #5


Главная поляна #5

Сообщений 261 страница 270 из 625

1

ГЛАВНАЯ ПОЛЯНА
Продолжение темы - Главная поляна 4.


http://images.vfl.ru/ii/1539354611/8acc44d5/23763871.png


В центре Речной территории расположен остров, окружённый небольшим ручейком, который легко перепрыгнуть. Обычно в ручье учат котят плавать, чтобы, будучи учениками, они без проблем покоряли рыбное ремесло. Весной ручей разливается и может доставить Речным проблемы. Подальше от воды расположена куча с дичью.

0

261

Кречет принял молчание за возможность продолжить работу, поэтому дошел до грязного места и быстро закопал мох. После чего сквозь заросли увидел, что Осинник так и не уходит. Ну чтож... сейчас самое время отправиться спать, так что если у каштанового в действительности нет никаких поручений для него...
Черепаховый кот не успел сделать и пяти шагов, как был остановлен. Осинник задержал его, а потом примостился рядом. Кречет почесал лапой ухо и замер.
- Ты сильно расстроен? Это из-за Иловой? - спросил наставник. Кречет на миг оторвался от изучения своих лап.
- Может быть, - осторожно сказал он. Иловую ему было жаль, так же, как и всем. А настоящую причину своего настроения он не мог назвать. Иногда хотелось, чтоб Осинник попросту не заметил, но он мог быть и проницательным, если дело касалось настроения его ученика. Кречет итак бы отошел через день или два. Просто заставил бы себя отпустить происшедшее и заниматься тем же, чем и всегда. Спасать жизнь по-настоящему важного кота.
- Это потому, что я назвал тебя трусливой белкой? - вдруг спросил Осинник, тоже отметший версию с Иловой в сторону как уже неактуальную. Кречет в этот момент сильно удивился, переведя взгляд на наставника и впервые взглянув на него в открытую. "Серьезно?" - так и читалось в его взгляде. Он даже отвлекся от своих переживаний. Во-первых, неужели Осинник считает это такой уж серьезной мотивацией для обиды. И во-вторых - Кречет стал быстро перебирать в голове воспоминания, когда же он получил это прозвище. Ах-да!.. во время боя. Осинник решил, что он отсиживался на дереве, как трусливая белочка. Тогда это было сказано вскользь, Кречет бы и внимания не обратил. Но глашатай по-видимому пытался анализировать, чем еще мог расстроить Кречета, а другого ничего вспомнить не мог, и это на самом деле была не его вина. Подобное даже показалось Кречету милым.
- Ну, это было довольно неприятно, - слабо улыбнувшись, сказал Кречет, посмотрев на загорающиеся звезды.
- Но ты... умеешь сваливаться с неба в очень нужную минуту, должен признать, - сказал Осинник. Кречет оторопел, а потом вдруг просиял и посмотрел на каштанового кота.
- Ты хочешь сказать, что без меня бы ты не справился? - его мордочку озарила лукавая улыбка. Он прекрасно знал, что глашатаю проще будет рыбу целиком, не жуя, проглотить, чем признать это. Но кажется, Осинник только что поблагодарил его? Не прямо, конечно, от слова "спасибо" у него свело бы челюсть, но... стоит быть очень близким к этому коту, чтоб понимать, что он имеет ввиду, когда что-то говорит, пусть и не осознанно.

0

262

Касатик, как и опасалась серая, была не в восторге.
- Придется постараться, - донеслось до неё шипение подопечной, и Ручей, отстраняясь после ритуального соприкосновения носами, чуть замерла, задумчиво глядя на ученицу.
Придется нелегко.
- Мм.. Чайка сказала зайти к ней, если я захочу поохотиться, чтобы получить разрешение, но чувствую я себя прекрасно, - мяукнула Касатик, и Ручей, приняв к сведению, кивнула.
- Да, отдых нам не повредит, - и посмотрела на Осинника, чувствуя неприятное шевеление в солнечном сплетении. Она почти пригласила его на свидание, этот шаг казался нелепым, и будет куда проще, если бурый просто соглас...
- Не стоит, - мягко, но возразил ей кот, отчего серая с большим трудом сдержалась от постыдного вздоха. Дуреха!
- Нам всем нужно прийти в себя после битвы, к тому же, - кот улыбнулся, - завтра не последний день, будет еще.
- Правда.. поспать бы не помешало, - добавила еще и Касатик. Медленно вдохнув через нос, Ручей решила включить беззаботность.
- Ага. Будет, - резковато мяукала синеглазка, переключая все свое внимание на ученицу.
- Завтра спим до полудня. А после пройдемся по территории, пополним общую кучу. Всем доброй ночи, - обращаясь последней фразой ко всем, Ручей мяукнула её резковато и развернулась прямиком в палатку целителей, но задержалась, заслышав брата:
- Тогда, Наставница, могу ли я позаимствовать вашу-с ученицу для завтрашнего патруля? И разрешения от Чайки никакие не потребуются - все будет тихо, мирно, и беззаботно. Возможно, - своей привычной интонацией мяукнул кот, и не сразу, но Ручей поняла: он хотел дать им шанс на свидание. Ну надо же.
- Конечно, - разрешила серая, чуть замешкавшись. Если Рассвет так хочет - пожалуйста, а ей и правда нужен покой, хорошенько разодрали плечи. Взглянув на Касатик и убедившись, что она не против, дымчатая кошка благодарно взглянула на брата, махнула хвостом и пошла к врачевательнице.
Чайка как следует осмотрела её раны, прижгла какими-то травами (боялась заражения, по словам целительницы) и отправила спать, ведь сон - лучший лекарь.
Свернувшись на подстилке в тугой комочек, Ручей, заглушая свою детскую обиду, уткнулась носом под лапу и не сразу, но уснула. И правда, лучший лекарь.

***

Утро.

Отредактировано Ручей (2017-01-17 17:22:32)

+1

263

----> Пещера целителей

После разговора со Стрекозой на душе полегчало и стало как-то совсем светло. Наконец Сивая смогла нормально осознать все свои косяки и ошибки, допущенные за столь короткий срок, и постаралась дать себе слово больше так не поступать. Это было сложно, но серая надеялась впредь больше думать головой, а не подхвостьем.
Почти все уже разбрелись - было поздно, уставшие после битвы коты давно смотрели сны. Кто-то негромко переговаривался или вылизывался, готовясь отойти ко сну, а вот неугомонная, всегда полная энергии Ирисолапка все еще скакала по поляне вокруг своего братца, Отблеска, что-то привычно щебеча. Серая улыбнулась увиденной картине: да уж, когда-то она сама была похожа на эту полосатую кошечку. В ее поведении скользили схожие нотки и действия, но сейчас зеленоглазая стала более серьезной. Кто знает, если бы не произошло той трагедии по ее глупости, быть может, она оставалась бы такой и в воинском качестве? Так же доставала бы всех своим любопытством и неугомонной болтовней.
Ученица не была на битве - очевидно, именно о ней она и выспрашивала брата, как оно прошло. Серая понаблюдала за происходящим, припоминая, что Отблеск неплохо справился со своей задачей, пусть и пострадал, как и все остальные. Но он был всего лишь учеником, так что гордость сестры можно было понять.
Серой пока не хотелось отправляться спать - она сидела у входа в свою пещерку и вылизывалась неторопливо, все еще выглядывая Соболя среди неспящих. Увы, его там не было - совершенно точно кот уже восстанавливал силы на своей мягкой подстилке. После той битвы они так и не поговорили, но калека предполагала, что разговор явно не будет слишком приятно. Она снова покосилась на Ирисолапку - да уж, вокруг серой никто не стал бы так скакать, как эта юная, полная жизни ученица. Даже завидно стало на мгновение, но после это тщеславие испарилось.
- Ты бы лучше дала брату отдохнуть, он еле лапы переставляет, - добродушно заметила кошка, окликая полосатую. Ей и правда стоило успокоиться, ведь до начала нового дня осталось всего ничего.

0

264

- Может быть, - произнес Кречет, и Осинник понял, что не ошибся в своих умозаключениях, - Ну, это было довольно неприятно, - оруженосец неуверенно улыбнулся, подняв взгляд на небо. Глашатай в свою очередь утвердительно кивнул.
- Это было несправедливо, - просто подтвердил он, будто бы готов был признать свою вину. Однако это не так, и спустя всего лишь несколько секунд каштановый кот добавил, делая их квитами, - Как и называть меня ершеголовым.
Кречет не раз позволял себе подобную дерзость. А это было не иначе как дерзостью высказываться в подобном ключе в сторону глашатая. Да даже просто старшего воителя. С самого начала для этого ученика не существовало такого понятия, как субординация. Может, в начале и были попытки, но потом чем большие требования были у наставника, тем меньше Кречет намеревался им соответствовать. И вот он, поучительный момент, после которого Кречет вряд ли будет продолжать использовать всякие там прозвища. Осинник практически ликовал своей маленькой победе.
- Ты хочешь сказать, что без меня бы ты не справился? - решил уточнить крапчатый оруженосец, лукаво поблескивая синие, словно вода в чистом озере, глазами. Ох, как знал, зря обронил ту поспешную фразу!
- Это ты загнул, - даже смущенно поперхнулся Осинник, подспудно отмечая, что кот вроде бы повеселел. Значит все приходило в норму, - Кречет, - он быстро покачал головой, приближаясь к его носу на расстояние в какой-то мышиный усик, словно чем ближе они находились, тем лучше слова доходили до ушастика. Надо было пролить свет для него на то, что он имел ввиду, а для этого кот членораздельно повторил, - Я только сказал, что ты иногда можешь вовремя свалиться с неба. Как снег на голову, - глашатай повел бровью, притом глашатайского во всей этой ситуации от него оставалось чуть. Рядом с Кречетом он снова превращался в кого-то вроде его ровесника, которого необходимо было переспорить. Но давно уже не унизить по-настоящему. Может не герой, но Кречет сумел завоевать симпатию Осинника, иначе бы он так не возился с ним, да и лекарство не пошел бы тогда искать, отринув в сторону принципы Острозвёзда.

0

265

- Это было несправедливо, - сказал Осинник. Поверив в его благие намерения в одночасье, Кречет кивнул, принимая извинения. Даже удивиться не успел, как это такой кот, как их глашатай, признал несправедливость своих слов, - Как и называть меня ершеголовым, - внезапно многозначительно добавил его наставник.
- Несправедливо? - переспросил оруженосец. Ему-то всегда казалось, что кличка Осиннику подходит, и сейчас сравнивать эти две ситуации неправильно... ладно, он просто подтрунивал сейчас, не желая тешить глашатая.
А на его замешательство, когда Осинник начал корректировать сказанное Кречетом, оруженосец уже не мог сдерживать себя. Его затопило теплое дружеское чувство привязанности от того, что Осинник.. нет, его любимый болван - рядом. Видел бы он себя со стороны... И когда тот приблизился почти вплотную, так что Кречет вроде бы должен был испытать напряжение, вместо этого он не мог стереть глупую улыбку с мордашки.
- ...Как снег на голову, - договорил Осинник.
- Ох, если бы ты только знал, как много раз я спасал твой глашатайский тыл, - прыснув, сказал Кречет, качая головой. Сам же черно-рыжий кот прекрасно понимал, что Осинник тоже много раз и прикрывал его перед предводителем, и рисковал жизнью, выискивая цветок смерти, да и из болот племени Теней вытаскивал. В общем, стоят они друг друга. Единственное, что оруженосцу было невдомек - что не ради каждого глашатай пойдет на это, но на исключительность Кречет и не претендовал никогда, особенно в глазах того, кому суждено стать предводителем.
Коты, сидящие на поляне, стали расходиться. Из целительской вышла Сивая. Кречет краем глаза замечал, что лагерь пустел, однако взгляд неотрывно был прикован к Осиннику. Внезапно стало страшно, ведь вот он отвлекся - действительно отвлекся от присутствия Осинника, и сосущей пустоты на сердце не было в эти мгновения. Но стоило бы только представить, вспомнить ее, как "швы" снова бы разболелись. А ведь Осинник не будет тут бесконечно. Сейчас он убедится, что все нормально, и уйдет спать в палатку как ни в чем ни бывало и не подозревая, что Кречету страшно снова оставаться одному.

0

266

- Ты бы лучше дала брату отдохнуть, он еле лапы переставляет, - Знакомый голос молодой старейшины заставил Ирисолапку резко развернуться. Ученица видела как Сивая сбежала из лагеря вслед за отрядом, обламывая все планы Ириски на отыгрывание маленькой стычки с одиночками в лагере. Конечно, ведь у нее не было наставника который ей бы шею свернул, подумай бы она ослушаться и уйти. Ладно может Рассвет и не был так строг со своей ученицей и да выполнение приказов это один из священных законов, но ведь никто не запрещал жаловаться и дуться?
- Сивая! Ты увидела что-нибудь? - Ирисолапка в мгновение оказалась у своей серенькой подруги. Кошка всегда восхищалась упрямством и стойкостью этой старейшины, благодаря которым ее больная лапка была больше похожа на эпический трофейный шрам, нежели болезнь и беспомощность. Были великий воины без глаз и они вошли в историю, войдет и Сивая. Ирисолапка была просто в этом уверенна!
Но что это?! Новые шрамы и царапины?! Ирисолапка приостановилась в легком замешательстве и восхищении, - Ты тоже участвовала??? - спросила ученица, уже чуть тише стараясь не привлекать внимания. Она знала что многие не оценили бы столь бездумный поступок, но для полосатой мнение большинства было до лампочки. Закон не запрещал, а значит ничего страшного.
- Давай, рас уж тебе так жалко Отблеска, сама выкладывай все-все-все!!! - Ирисолапка легла в ноги серой кошки и игриво замахала лапами отбивая морду невидимого противника. Дело шло к вечеру и многие уже расходились по пещерам, да и сама лапка чувствовала как ее клонит в сон, но желание услышать свежую историю перебарывало усталость. - Если не начнешь рассказывать, то всю ночь пролежу здесь, получу простуду и уже у чайки утеря будет весь день что-бы все мне рассказать! Как оно было? Ты запрыгнула ему на спину? Расцарапала морду? УУУУууууу, а может оторвала хвост??? - Ирисолапка активно перекатывалась с бока на бок представляя себе схватку. Конечно, про простуду она пошутила, но на всякий случай бросила осторожный взгляд на наставника, где-то глубоко в душе надеясь, что Рассвет тяжело вздохнет и насильно потащит ее в постельку. Пусть Ириска уже почти догнала наставника в размерах, она все равно чувствовала себя все тем же котенком, активно тараторящим про все вокруг. А ведь подумать только, всего пять лун... Или целых пять лун... Когда это время стало таким непредсказуемо торопливым?

+1

267

- Несправедливо? - удивился Кречет. Осинник с показным возмущением переглянулся с ним.
- Потому что я не ершеголовый! - объяснил он, закатывая глаза, но в глубине души понимая: ученик забавляется сейчас. Ну и пускай. Вечно можно было смотреть на три вещи: как течет вода, как движутся облака и вот на Кречета. Только не унылого - унылый Кречет это тоска небывалая. А вот такой Кречет ему нравился.
- Ох, если бы ты только знал, как много раз я спасал твой глашатайский тыл, - усмехнулся оруженосец.
- По крайней мере, твое чувство юмора к тебе вернулось, - одобрительно кивнув, хмыкнуо Осинник. Он заметил на себе взгляд Кречета, который был каким-то уж слишком загадочным и продолжительным. Будто хочет сказать что-то еще, но что-то его сдерживает. И с каких это пор его милый ученик стал таким? Уж молчаливым его точно не назовешь, иногда наоборот хотелось, чтоб он болтал поменьше.
Внезапно глашатай не выдержал и поддался сиюминутному порыву. Он поднял лапу, проведя ею по голове крапчатого, прямо поверх ушей, несильно нагибая его вниз и взъерошивая шерсть на макушке. А уже спустя пару мгновений Осинник, расхохотавшись и приговаривая: "Все еще считаешь меня ершеголовым, Кречет?", - накинулся на него, роняя в сугроб и обхватывая всеми лапами, в шутку пытаясь укусить его за нос, острое плечо или ухо. Уши Кречета давно уже, практически с самого начала не давали каштановому коту покоя. Иметь такие уши - преступление.
У ученика все равно не было шансов против Осинника, который навалился на него всем своим немалым весом и бутузил, не давая вырваться. И только решив, что с Кречета довольно, глашатай смилостивился и отпустил его, счастливо поглядывая на заснеженного оруженосца, словно лисица на кувшин с маслом, которое только что попробовала.
- Так-то лучше, - сказал каштановый кот, отряхивая шерстку. Его дыхание было немного сбитое, но быстро восстановив его, он продолжил, - И знаешь, ты был прав, - он повел ухом, внезапно посерьезнев. Но то, что он собирался сказать, Кречету несомненно понравится, - Тебе надо с утра принести мне еду, сменить подстилку и отполировать когти, - на бодрой ноте закончил Осинник, а затем быстро встал и направился в сторону пещеры воителей, покачивая хвостом.
→ Пещера воинов

+4

268

Своей репликой серая добилась необходимой цели - неугомонная ученица отвлеклась от брата, который наконец мог отправиться отдыхать или хотя бы навестить целительскую пещеру. Вот только новым объектом внимания Ирисолапки оказалась сама Сивая, на тот момент уже планировавшая отправляться спать. Позевывая, кошка пообещала себе расправиться с любопытством юной ученицы побыстрее. Вот только все это на деле оказывалось не столь простым.
- Сивая! Ты увидела что-нибудь? - оказалось, ее вылазка была замечена не всеми. Не успев ничего даже ответить, Сивая уже слышала следующий вопрос. Внимательная кошечка отметила свежие царапины и сделала правильные выводы. - Ты тоже участвовала? - понизив голос, что было разумно, спросила та.
Кивнув, кошка огляделась по сторонам. Осинник заканчивал беседу с Кречетом, явно планируя направиться в воинскую пещеру. Это было хорошо, что ни во время боя, ни сейчас он не обращал на серую внимания. Может, оно было к лучшему - отсутствие внимания как такового, чем лютый нагоняй. Хватило уже неодобрения иных членов племени.
- Давай, раз уж тебе так жалко Отблеска, сама выкладывай все-все-все!!! - Ирисолапки было как обычно много - она скакала и махала лапами, что не могло не вызвать улыбки.
- Если не начнешь рассказывать, то всю ночь пролежу здесь, получу простуду и уже у Чайки утерян будет весь день, чтобы все мне рассказать! Как оно было? Ты запрыгнула ему на спину? Расцарапала морду? УУУУууууу, а может оторвала хвост???
Неугомонная каталась у ног по земле, всем своим видом напоминая котенка-переростка. Жаль, что себе так веселиться позволить старейшина уже давно не могла.
- Да, я нападала сверху, в прыжке, - негромко, чтобы не будить спящих и не привлекать особого внимания, сообщила серая. - Вроде все ушли с целыми хвостами, но за целостность шкурок не ручаюсь, - с легкой гордостью, от которой не получилось удержаться, проурчала она. Впрочем, тут же посерьезнела и взглянула сверху вниз на Ирисолапку, стараясь выглядеть внушительно. Стоило предупредить, что поступок этот был ошибочным. Стоило предостеречь ученицу, ведь местами она так походила на старую-добрую-глупую Сивую.
- Только знаешь, это было глупо. Сейчас я это поняла - в этой битве мне просто повезло. Я еще не была готова, - честно и прямо сообщила зеленоглазая, неторопливо вылизывая больную лапу. - Так же глупо я поступила, когда поскакала по камням за той проклятой птицей.
Она понадеялась, что намек Ирисолапка смогла понять. Не повторяй моих ошибок - не делай, как я делала. Вот он, живой и покалеченный пример перед глазами, чего больше надо?

0

269

Где-то рядом крутился Отблеск, изрекаясь в своем репертуаре. Голубоглазая досадливо дернула ухом. Уж лучше впахивать как навозный жук, чем вечно отвлекаться на перевозбужденную наставницу, психологический возраст которой явно меньше твоего собственного. А когда рядом показалась надоедливая сестра рыжего оруженосца, Касатик и вовсе прижала уши к голове и брезгливо подобрала хвост. Поднялся невыносимый галдеж, так что полосатая собиралась отправиться в свою палатку, когда ее остановило предложение Рассвета. Его голос звучал как мягкий бархат с пролившимся на него молоком. Это было блаженством по сравнению с окунувшейся в сплошную рефлексию поляной. В ответ воителю Касатик пошевелила усами и хитро улыбнулась уголками губ. Было во взгляде полосатого что-то такое.. что втягивало в чувство бесконечной игры и азарта. Хищные огоньки загорелись и в голубых глазах ученицы, когда она скользнула взглядом по его сильным лапам. Касатик была готова идти куда угодно, лишь бы не вместе с новоиспеченной наставницей, впрочем, Ручей и сама была не против избавиться от нее. Красноречиво помахав кончиком хвоста на прощание серой, она обратила свой взгляд к ее брату.
- Мерси, - Касатик вновь улыбнулась воителю, легонько дотронувшись хвостом до его плеча. Затем, задумчивый взгляд остановился на Сивой, которую яростно атаковала Ирисолапка, хоть и словесно, конечно.
- Знаешь, она неплохо сражалась, - вдруг вслух заметила полосатая - почему те, кто стремятся стать великими воителями отсиживаются в палатке старейшин в то время, когда племя полно разгильдяев и помешанных? - Касатик просто проговорила свои мысли, не ожидая никакого ответа.
- До завтра, - сладко мурлыкнула полосатая, когда голубые глаза встретились с желтыми. Она уже предвкушала предстоящий сон.
По пути в палатку она несильно толкнула Ирисолапку в плечо передней лапой.
- Пора спать, балаболка, - беззлобно, даже безразлично фыркнула Касатик и покачивая бедрами отправилась в постель.

0

270

Предки, что это было. В какую-то одну минуту Кречет, не успевший возмутиться по поводу того, как собственнически Осинник растрепал его шерсть на голове, оказался и вовсе повален в сугроб, протестующе мяукая и не зная, что преобладает в нем - нескончаемый смех или возмущение, то и дело рвавшиеся поочередно наружу.
- Все еще считаешь меня ершеголовым, Кречет? - спрашивал Осинник, дразня его.
- Нет... нет-нет, ай... Осинник! - скулил оруженосец, отбиваясь от него что было сил и хихикая. От щекотки и постоянных увертываний у него разболелась челюсть, а еще не хватало даже воздуха, чтоб набрать в легкие и сказать что-то дельное. Например, что это нечестно, он не был готов, и... а мысли даже не могли собраться, чтоб думать о чем-то более дельном.
Наконец пытка закончилась, и Кречет рывком поднялся, тут же отскочив от наставника на случай нового вторжения. Сбитый с толку, помятый, заснеженный, но бесконечно счастливый. В общем, Осинник добился своего. Что бы это ни было, глаза оруженосца загорелись.
- Так-то лучше, - сказал Осинник, отряхиваясь. Кречет последовал его примеру.
- Спасибо, - он до сих пор был поражен. Но похоже, что встряска - это то, что ему было необходимо.
"Нас что, даже никто не видел?" - Кречет с интересом огляделся вокруг и понял, что нет. Или же предпочли игнорировать, поскольку отношения их парочки итак были никому не понятны - то ли враги, постоянно досадующие друг на друга, то ли очень близкие друзья. Сам он до этого момента вообще забыл, что на поляне кто-то есть, а сейчас приметил Касатик и Сивую вдалеке.
- И знаешь, ты был прав, - посерьезнев, сказал Осинник. Кречет вновь повернулся к нему, вопросительно дернув ушком, - Тебе надо с утра принести мне еду, сменить подстилку и отполировать когти, - как ни в чем ни бывало закончил фразу каштановый кот. После чего встал и пошел прочь от обалдевшего на секунду Кречета, не оборачиваясь. По его излишне прямой спине можно было догадаться, что он едва сдерживается, чтоб не оглянуться и проверить, как там Кречет. И на его морде точно была бы насмешливая улыбка.
- Болван, - тихо и совершенно беззлобно пробормотал ему вслед оруженосец, улыбаясь. Он тоже встал и побрел в пещеру оруженосцев, пребывая в легком и весьма радушном расположении духа.
>>> Пещера оруженосцев

0


Вы здесь » Коты-воители. <Отголоски прошлого> » Речное племя » Главная поляна #5