Пролог

Однажды, на свет появился Маленький Сон.
Никто не знал, кому он принадлежал.
Сон был настолько маленький, что однажды он подумал:
«Я не хочу умирать. Как заставить котов смотреть меня?»
И тогда Маленькому Сну пришла идея:
«Я дам им возможность создать свой мир.
И тогда они останутся со мной навечно».
~Пародия на Вокалоидов

Это было место, которое не находилось нигде в реальности, но существовало. Темное и одинокое, маленькое и большое, напоминающее то безграничный космос, то тихий уголок чердака.

Маленький Сон лениво лежал на боку, вытянув перед собой лапы. Прикрытые красные глаза, казалось, были ни на чём не сконцентрированы, но дух видел все, что происходило сейчас в лесу. Скучные пустышки ходили в патрули, радуясь или печалясь по пустякам. А все они, со своими насущными проблемами — такие одинаковые, и тем не менее, Сон знал, что найдет диковинную душу, из которой вытянет достаточно веселья, чтобы продолжить свое существование. И не прогадал.

Словно магнитом, его потянуло вперед. Котенок медленно поднял голову, моргнул, зрительно очерчивая силуэты пред ним в окошке другого мира. Игрушка сама нашлась, плавно ступая, там, по глади мнимого озера. Её персиковый силуэт дрожал, как бурное течение реки. Котенок коснулся кошки лапкой, и по призванному им облику пошла рябь, делая её в том, настоящем мире, уязвимой пред потусторонними силами.
Воительница, которая не жаждет ничего, кроме крови, мести и битвы. С такой ему будет интересно.
«Выйди в лес...» — шептал Маленький Сон, и зеленые глаза Инвикты застилал туман. — «Попади в ловушку» — и дух точно знал — кошке не получится выбраться из капкана. Он создаст для воительницы мир, где у неё будет море врагов. Да, она их будет побеждать, будет купаться в крови. Но враги будут бесконечны.

Глава I
Речное племя

Окруженный камышами лагерь Реки пестрил жизнью.
— Ну что, Бриз, нам велено проделать много работы. — не без скрытой усмешки сказала Тигринка, размяв плечи. Она обращалась к стройному черно-белому коту, по улыбке которого можно было понять, что объем работы его не беспокоит.
Под солнцем шерсть котов лоснилась, движения были порывистыми и торопливыми. С прошедших тревожных событий прошло немного времени, но прежняя настороженность еще давала о себе знать.
Согласно кивнув, коты вышли из лагеря, пропустив перед этим широкоплечего белого кота и самого задумавшегося глашатая, пришедших с дичью.
Молча проводив их взглядом, из палатки вылезла персиковая кошка. От добычи, которую нес Облако, на теплой земле осталась свежая красная капля. Внутри Инвикты заскреблось нечто темное, мрачное. Опять эта жажда.
Все пошли на охоту.
«А обо мне словно забыли»
После ночных похождений воительница всегда долго спала. На боку красовалась рана, хорошенько заткнутая паутинкой. Одиночку тот лёгкий удар не спас, Инвикта продолжала биться, и он ушел вслед за остальными — тело смыло ручьем. А кошка утолила моральное истощение. Но сейчас вновь — когти трудно сдерживать, грудь судорожно вздымается. Никого из своих, веселящихся светлым днем, этим задеть нельзя, а так хочется, хочется впиться клыками кому-то в шею. Особенно трудно, когда все спят...
Инвикта хотела битвы, обычной пограничной стычки. Она всего-то хотела ранить, убивать... с каждой новой кровью — все больше. Наружу рвался рык. Подавив его, воительница бесшумно пробралась к камышам, невольно хищно улыбнулась и юркнула прочь.

Река при границе манила её, как преступника, всегда возвращавшегося на место преступления. Когда-то тут пропала излишне бойкая кошка. Даже шрам на лопатке до сих пор болит от этой стычки. На камнях, выпирающих из воды, остались тонкие следы когтей — несмываемые улики. И сейчас, бродя вдоль и поперёк реки, кошка представляла, как их станет больше, а очередного везунчика поглотит течение. Но ничего и никого не было вокруг. Лишь появлялся туман, застилающий солнце. Он клубился, растворяясь, над Инвиктой, однако, та была уже под воздействием Маленького Сна, и не думала о том, что происходит вне её сознания.
Легкой лапой темного духа сознание её рисовало эфемерную картину. Из ничего на соседнем, пустом на самом деле камне появлялись кошачьи очертания. Чужой?
Думать трудно, когда мир вокруг принимает другие краски, а в своей голове хозяйничаешь не ты. И пользуются твоими тайными слабостями.
Зашипев, как гремучник, кошка прыгнула в сторону незнакомца и повалила, проехавшись подушечкой задней лапы по острым камешкам. Начала драть оболочку, пока не достала до горла и не разорвала его укусом. Инвикта продолжала полосовать уже мертвое тело.
Это и было главной ошибкой, стоившей ей свободы. Туман все сгущался и сгущался вокруг воительницы, как вокруг эпицентра урагана, пока не сомкнулся над её макушкой и не забрал, сразу рассеявшись. Инвикта успела только вздохнуть перед тем, как испариться, оставив только кровь, стекшую по задней лапе. Алая жидкость растворилась в воде, смытая новым приливом.

~ Вне мира этого, в Ловушке ~

— Ах, какая прелестная игрушка! — невидимый жертве, смеялся Маленький Сон, силой мысли создавая для нее декорации.
Инвикта до сих пор стояла в крови, и с наслаждением впитывала в себя мельтешащий в воздухе мясной запах. Ловушка хаотично двигалась, подбирая подходящее окружение, и вот перед глазами кошки возникли странные фигуры. Через мгновение она уже стояла рядом с бурлящим ручьем. Труп сородича был прозрачен, но она не обратила внимания, только убедилась, что он мёртв.
«Это наверняка какой-то бродяга. Хотя, всё равно...»
Кошка вальяжно перескочила через тело и стала углубляться дальше в лес, ища других котов. Обернувшись через плечо, безумным взором она заметила рыжего кота, переходящего от дерева к дереву. Направлялся к ней. Пришлось притаиться. Сощурив глаза, она стала поджидать свою новую жертву.
Раз.
Кошка дернулась назад, когда кот подошёл поближе, и прыгнула. Убить сразу она его не смогла — пятнистый оказался громоздким и мускулистым, таким, какого только могла она представить, думая о достойном сопернике. Его глаза не выражали ничего, он двигался так, как просто следовало двигаться в бою, а за его спиной, скрытые деревьями, шевелились тени. Инвикте пришлось сражаться честно, отскакивая и вновь приближаясь, чтобы нанести следующий удар. Несуществующие раны краснели на шерсти придуманного кота, а те, что алели на шкуре воительницы, сочились настоящей кровью. Тут кот увернулся и со всей силы ударил кошку по плечу, но Инвикта не почувствовала боли: алая пелена безумия застилала её глаза, в голове персиковой вертелось одно: убить любой ценой. И если раньше она боялась сильных проявлений своей «болезни»... Больше её ничего не сдерживало.
Два.
Кошка перевернулась на спину и что есть силы провела когтями по животу противника, видя, как материализуются, появляясь из дыма, новые враги...

«Во зле они чудесны» — дух обошел сражающихся стороной, раздумывая, на сколько Инвикту хватит. Яркие, как огонь, эмоции обуревали все её существо. По крайней мере, Маленький Сон знал, что она даст ему достаточно энергии и силы, чтобы перенести в Ловушку Праздности следующего кота, который так и просился в лапы.

~ В мире настоящем ~

Раздвинув камыши, Тигринка вошла в лагерь и прямиком направилась к куче с дичью, чтобы бросить туда пойманную рыбу.
Она огляделась по сторонам. Ага... Шиповник и Облако уже вернулись с охоты.
Воительница не спеша подошла к глашатаю, ровным тоном отчеканила:
– Шиповник, мы проверили границы и обновили метки. Всё спокойно.
— Очень хорошо, — в тон ответил глашатай. От него не укрылось, что поведение её сегодня несколько странно.
Кошка развернулась, вернувшись к куче с дичью. После изнурительной пробежки по лесу ей только и хотелось, что есть. Вытащив за плавник скользкую рыбешку, пойманную не ей, Тигринка улеглась рядом с палаткой воителей и стала, задумавшись, отрывать от дичи, лежащей меж лап, по куску. Она то и дело поднимала пытливый взгляд на глашатая, потом бросала встревоженный на сидящего на скале предводителя... Никак не могла решить, стоит ли ей откровенно поговорить со Звёздным Камышом?... А может, лучше осторожно разобраться в намерениях Шиповника?
Он вел себя подозрительно в последнее время, будто в преддверии чего-то грандиозного, что повлечет за собой плачевные последствия.
Как бы там ни было, пока Тигринка решила просто ждать.
— Тебя что-то беспокоит? — внезапно подошел сам глашатай, нависнув над полосатой так, что ей некуда было деться от его взгляда.
Тигринка выпрямилась, твердо посмотрела на кота, выдержав его тяжелый взгляд. Недолгая пауза, за которую оба безуспешно попытались прочитать что-то во взгляде друг друга, была нарушена полосатой.
Она слегка улыбнулась в усы, ответила:
— Тебе показалась, — а затем, как ни в чем не бывало, шутливо добавила: — кошку за вкусным обедом не может беспокоить ничего.
Шиповник медленно кивнул, приподняв бровь:
— Ну вот и отлично... Обедай.
Казалось, она что-то знала. Но у пятнистого, в конце концов, были другие заботы, а эти расспросы будут лишней тратой времени.
Мысли глашатая перенеслись к Древним Скалам, где Звездный Камыш почти постоянно был с Огненной Звездой, лишь изредка обращая внимание на племя. Быть может, это сговор. Или же он, скорее всего, сердечно благодарил вражескую предводительницу за то, что дала им, несчастным, приют в то время, когда разлилась река!
Причуды предводителя оставались для него загадкой.
Тут, будто из ниоткуда, выбежал старейшина. Хоть запыхавшийся, сейчас он выглядел намного моложе, виной чему было волнение и испуг.
— Звездный Камыш! Шиповник! Инвикта куда-то пропала, ее нигде нет! Ни в лагере, ни в лесу! — с надломом в голосе отрапортовал кот.
— Что, Инвикта? — сидевшая рядом Кувшинка встрепенулась, отведя серые уши назад.
Шиповник не успел ответить, как раздался громкий бас Звездного Камыша:
— Она не маленькая, в лесу не потеряется, — кот приподнял голову, глядя на соплеменников из-под век. Все время предводитель находился рядом, неторопливо жуя птицу. — зато если мы пошлем отряд, а она преспокойно охотится в лесу, то как мы будем выглядеть? К тому же, — он махнул хвостом, как бы говоря, что волнение должно прекратиться. — Инвикта часто охотиться ночью. Это не в первый раз.

Но утром воительница так и не вернулась.

Следующим днем Шиповник сидел в центре поляны, пытаясь понять, куда Инвикта могла деться. Туман сказал, что её не было нигде. Это слишком странно, если не невозможно.
Он с беспокойством поглядывал на малышей, которым уже давно пора было спать. Кувшинка еще была на поляне, и Шиповник ласково посмотрел на нее и на деток, вздохнув:
— Инвикта так и не появилась, — он сказал это траурным голосом, что могло означать только то, что для него сложилась щекотливая, непонятная ситуация.
Уже приближался конец дня, а от кошки ни слуху ни духу. Облако и Тигринка вернулись — тоже ничего не сказали. Исчезла. Испарилась?
Шиповник подошел к белому воителю и полосатой кошке. Оба были напряжены.
— Ну как? Встретили кого-нибудь? — за его спиной Кувшинка погнала малышей — неразлучных брата и сестренку — обратно в детскую.
— Границы неприкосновенны. Встретили только патруль Ветра. Там была слепая ученица... — Тигринка осеклась. Почему Холод Звезд посвятил недееспособную в оруженосцы? Неужели им так не хватает воинов? В любом случае, эти бы с персиковой ничего не сделали. — На границах нет следов Инвикты.
Подошедшая к старшим юная кошечка, всего луну назад ставшая воительницей, недоуменно округлила яркие, как василек, синие глаза. Нессея волновалась о соплеменнице, хотя та и была весьма странной порой.
— Думаю, пора послать поисковый отря... — на полуслове Тигринку перебил предводитель. Кошка запнулась и смерила его растерянным взглядом.
— Никто никуда не идет, Инвикта вернется сама. — тоном, не терпящим возражений, отдал приказ Звездный Камыш.
Стоило ему отойти достаточно далеко, как молчавший доселе Шиповник тихо произнес:
— Ну, чего ждем? Предводитель не изъявил желания назначать поисковой патруль, соответственно его не будет. Тем не менее, есть такой патруль, называется "по территории." —  в хитрости глашатаю было не занимать. — Его давно уже не делали, между прочим. А назначать его в праве я. Поэтому: Тигринка, Нессея, отправляйтесь в западную часть наших угодий и посмотрите, не завелись ли у нас барсуки, лисы и тому подобная тварь во время нашего отсутствия.
«Авось выпадет шанс встретить блудную воительницу» — мысленно подытожил кот.
Нессея радостно кивнула. Хоть Шиповник в какой-то мере и ослушался сейчас предводителя, воительница понимала, что это было вынужденное неповиновение. Бывают ведь случаи, когда и Звездный Камыш может оказаться не прав?
— Я готова. Идем? — кончик хвоста кошки немного подрагивал, выдавая её нетерпение.
— Шиповник, ты уверен, что тем самым не нарушаешь приказ предводителя? — к глашатаю подошел Туман. Выглядел старейшина явно уставшим. — Ладно, не отвечай. — кот едва дернул головой, его голос ослаб. — Если это на благо племени, то поступай, как знаешь... Звездное племя благоволит тебе. —  глашатай тепло улыбнулся бело-рыжему.
Старейшина обернулся к кошкам.
— Надеюсь, вы найдете её.
«Да... Все на благо племени...» — подумал Шиповник.
И стоило обратить внимание на то, что не может не тревожить его соплеменников.
— Надеюсь, я не единственный, кто заметил, что Звездный Камыш отошел от дел. — заявил кот, обращаясь ко всем. Голос его был ровен. — Только и делает, что спит. Ни посвящений, ни нормальных решений, ни-че-го! Даже к древним скалам он не смог нас привести без помощи Огненной Звезды. Я думаю, что стоит как-то мотивировать Звездного Камыша, чтобы он не расслаблялся и не думал, что племя будет существовать параллельно с ним, а он будет все время спать.
Нессея прижала уши к затылку, пролепетав:
— Но как?
— Это не так трудно, особенно, если все племя будет заодно. Предъявить претензии. Либо по-нашему, — глаза Шиповника блеснули. — либо никак.
— Если он ведет себя так, то на это должны быть причины... Быть может, Звездный Камыш болен... — с надеждой в голосе попыталась  оправдать его серая кошечка.
Тигринка мягко коснулась её бока хвостом, пытаясь приободрить, но тут же осеклась, заметив, что из детской медленно вышла Кувшинка. Видимо, от её слуха не ускользнула речь друга.
— Если он сам ослаб, то у него, по крайней мере, есть умный и ответственный глашатай. Так почему он просто не мог отдать приказ позаботиться о поисковом патруле и пойти себе спать? — заметила она. Взгляд голубых глаз обратился к Шиповнику и подошедшему Облаку. — Ты знаешь его лучше всех. — обращаясь к глашатаю. — Делай, что хочешь, а мы поможем.
— Я думаю, что сейчас надо искать Инвикту, а как образумить Звездного Камыша — подумаем потом. — резонно заметил белый воитель. Впрочем, он, в отличие от Нессеи, не пытался оправдать предводителя. После того, как Гроза приютила Речных котов во время потопа, Звездный Камыш стал другим, и эта перемена многим, в том числе и Облаку, не понравилась.
— У меня уже есть план действий. Я сам готов его выполнить, вы должны будете только поддержать и в нужный момент сказать свое "против" на его нынешнее поведение, что приведет его к решению изменить свои взгляды. И даю слово — все будет как прежде. — Шиповник обернулся к белому коту. — Облако, ты идешь со мной. Патрулей будет два — так надежнее. — и, уже уходя, добавил: — Пока.
Все было решено в одночасье.

Отредактировано Липа (2016-02-06 16:25:46)