Новости

● Для удобства навигации на форуме создан ПУТЕВОДИТЕЛЬ. Здесь вы можете самостоятельно найти ответы на все возникающие вопросы

● Не забудьте принять участие в традиционном голосовании "Самый-самый #19".

● На форуме в данный момент проводится голосование за оформление табличек к профиле. Оставьте свой голос!.


Рейтинг форума PG-13. Запрещено описание особо жестоких сцен, отсутствует откровенная эротическая составляющая.

Коты-воители. Отголоски прошлого

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Горы » Пещера поющих камней


Пещера поющих камней

Сообщений 41 страница 47 из 47

1

ПЕЩЕРА ПОЮЩИХ КАМНЕЙ
Продолжение темы - не имеется


http://images.vfl.ru/ii/1601375121/0cd55980/31778724.jpg


Пожалуй, самое интересное место, какое могут укрывать горы. Сколько же времени должно было пройти, чтобы залежи природных минералов отложились в этой пещере, в виде прозрачных кристаллов, отливающих всеми возможными цветами? Заходя сюда, словно бы погружаешься в фентезийную сказку. Игра света, проходящая через призму кристаллов создаёт непередаваемо красивое зрелище. А порой, при достаточной тишине и спокойствии, можно даже услышать, что кристаллы как будто поют. Котам-воителям так и не удалось понять, с чем это связано. Возможно, роль пения играют лишь какие-то пещерные звуки, отдающиеся эхом пещеры, а может быть и так, что эти кристаллы живые?


За посещение этой локации можно получить награду:
http://images.vfl.ru/ii/1601467031/ffbd1c21/31789305.png
Пещера поющих камней х1
Награда за посещение локации

Инструкция:

Обращайтесь в тему "Подарки" чтобы вам поставили её или чтобы получить множитель х2 за повторное посещение локации (а так же х3, х4, х5 и тд за все последующие посещения). Нужно скопировать её код (звёздочки при отправке из кода убрать!!!):

Код:
*Желательно добавить ссылку на пост*
[*****code][td][align=center][img]http://images.vfl.ru/ii/1601467031/ffbd1c21/31789305.png[/img]
[b]Пещера поющих камней х1[/b]
Награда за посещение локации[/align][/td][***/code]

0

41

Минуты теряли границы с часами, и время как-будто полностью потеряло вместе с этим своё значение для старого кота. В каждую проходящую в реальности секунду его память воспроизводила целые луны воспоминаний о прожитый жизни, и глаза становились стеклянными от слез, которые не было сил вылить. Он не слышал, как в пещеру кто-то вошёл, не слышал ничего кроме пения камней. Да и по большому счету ему было всё равно, ведь даже если это был бы горный хищник, он был бы скорее спасением от страданий, чем опасностью.
— Здравствуй, Колос, - осторожный знакомый голос над головой он не мог не услышать, и поднял стеклянные от жара глаза на вошедню кошку. — Ты умираешь,- он и сам это знал, пожалуй, хотя становилось немного неловко от того, что кому-то суждено увидеть его в таком состоянии. Он ведь несколько минут назад настроился умереть в одиночестве, и уж тем более не рассчитывал увидеть кого-то из прошлого.
— Я не могла представить, что мы встретимся здесь вот так, целитель племени Ветра.- сказала Листва. Колос усмехнулся, насколько это было возможно в его положении. И правда, он ведь тоже не ожидал увидеть её здесь. Не только вот так. Вообще никак... Они с ней вместе учились на целителей. Но Листва пропала чуть раньше, чем Колос признался в своей любви к Невидимой и оставил пост целителя...
- Ты ведь не слышишь, как они поют... Как жаль,- вместо приветствия, с искренним сожалением ответил Колос, кивая на камни, затем замолчал и закрыл глаза, так что можно было подумать, что он уже отправился в другой мир, затем все же поднял тяжёлые веки, и даже приподнял на передних лапах:
- Я уже давно не целитель племени Ветра, я наделал слишком много ошибок, чтобы занимать этот пост.- он вздохнул, ведь воспоминания о том, что он оставил пост, который был для него дороже всего на свете каждый раз причиняли ему боль. - А куда исчезла ты?- спросил он, как-будто между делом. Наверное, любой другой кот засыпал бы Листву вопросами, плоская бы удивлением, но у Колоса на это уже просто не было. Он даже не был уверен, видит ли он её на самом деле...

+2

42

Усмешка умирающего вызвала измученную улыбку у кошки. Сколько раз ей приходилось сидеть у лап тех, за кем должны прийти Звездные Предки… И каждый раз она безмолвно поражалась стойкости, с которой коты и кошки уходили в лучший мир. Листва принимала смерть, как должное, как правильно, пусть и порой сердце терзалось от ощущения, что это слишком болезненно для родных уходящего. Но Колос умирал один. Единственное, что Листва могла сделать для него, это быть рядом как дань воспоминаниям из далекого прошлого. Кошка знала и даже сама хотела бы, чтобы на ее месте был кто—то более важный для серого, однако для всех лесных котов в конце пути обязательно приходит справедливость. И если Звездные Племя сделало так, чтобы Колос в свои последние часы встретил бывшую теневую целительницу, то так тому и быть. Листва непроницаемым взглядом посмотрела в потухающие, но еще живые, глаза кота.

«Как вчера, я помню нашу первую встречу. Какими котятами мы еще были все. И как много седых волос появилось с того времени.»

Ты ведь не слышишь, как они поют... Как жаль, — произнес Колос, заставляя черепаховую напрячься, чтобы разобрать то, что он говорит. Листва большую часть своей жизнь читала слова по губам, но она никогда не была всесильной. И усталая речь для нее была сложна. Но одиночка никак не показала этого, а, напротив, склонила голову, мимолетно думая о том, что если бы она родилась с нормальным слухом и не лишилась бы его целиком в горах, то это была бы уже не она. Это была бы уже не Листва. В обмен на слух ей дали большее, но этот долг она не смогла исполнить до конца. На кошку словно бы навалился камень, стискивая ребра и заставляя с новой силой начать обвинять себя в том, где она оказалась. Но совладав с эмоциями, Листва поняла, что нет ничего более постыдного в том, чтобы в эти мгновенья предаваться самобичеванию.

Я уже давно не целитель племени Ветра, я наделал слишком много ошибок, чтобы занимать этот пост, — вдыхая, ответил Колос после молчания. Листва понимающе кивнула. Вряд ли они здесь из—за того, что были слишком хороши для столь уважаемой должности.

Я тоже. Я оставила свое племя, — немногословно поделилась Листва, не обладая умением много говорить. Да и нужно было оно сейчас? Все и так было понятно без слов, сам факт витающих в воздухе вопросов убирал необходимость знать ответы на них. — Но в наших сердцах мы все еще с ними и мы все еще целители. Как бы сами не отрицали этого. — уверенно произнесла пестрая, пытаясь успокоить не то себя, не до Колоса.

А куда исчезла ты? — спросил Колос, при этом не требуя длительного и внятного рассказа. Листва подняла голову, вглядываясь в поющие камни. Куда она исчезла?... Что заставило ее уйти прочь, из родного племени?

Я ушла вслед за призрачными знаками Звездных Предков, которые позже оказались всего лишь моим собственным наваждением, — подумав, тихо произнесла кошка, аккуратно ложась рядом с серым, отмечая с горьким сожалением, что в нем едва еще билось тепло. — Я уходила дважды. Я едва воспитала ученика. Я, не умеющая читать знаки, не нужна племени, — объяснилась Листва.

А какова твоя история? — спросила темная кошка, пытаясь согреть бывшего целителя племени Ветра. Подарить хоть немного тепла и может быть чего—то светлого… Единственное, что она еще может. Обратить болезненные ошибки в что-то, что позволило бы вздохнуть спокойно и с мыслью, что никто не знал, что так и будет и что он сам в этом не виноват.

+2

43

— Я тоже. Я оставила свое племя, - ответила Листва. Колос угрюмо кивнул в ответ и произнёс:
- Мы думали,  что с тобой что-то случилось что-то...- Колос хотел упрекнуть Листву в том, что она заставила соплеменников волноваться, но осекся, вспоминая, что и сам покинул свой лагерь, никому ничего не сказав о своём решении. Впрочем,  в нем уже так не нуждались, как в ней, ведь она на момент пропажи ещё была целительницей, в отличие от него. - Впрочем, я раз, что ты жива.- мягче добавил он, хотя ему и казалось, что тот факт, что глухая кошка выжила в столь опасном месте, был настоящим чудом. Хотя он слышал,  что прежде, чем стать ученицей целителя, Листва училась на воительницу. Быть может именно это помогло?
— Но в наших сердцах мы все еще с ними и мы все еще целители. Как бы сами не отрицали этого.- добавила его внезапная собеседница. Возможно Колос в глубине души действительно мечтал отмотать время назад и всё изменить... Но назвать себя целителем после всего, что сделал, он и не мог, это казалось ему оскорбительным по отношению к их закону и честным именам тех целителей, что служили своим племенам до последнего вздоха, как например его наставница,  Жемчужница.
Он хотел ответить, но в глазах потемнело, и он пошатнулся,  но дрожащих лапах с трудом удержав равновесие. Ему становилось хуже, и он уже и вовсе не чувствовал своих лап.
— Я ушла вслед за призрачными знаками Звездных Предков, <...> Я, не умеющая читать знаки, не нужна племени, - сказала Листва, когда Колос спросил её о причинах ухода.
- Все мы совершаем ошибки. И не все знаки так однозначны.
Даже те, что продиктованы нашим собственным сознанием, могут значить гораздо больше, чем ты думаешь.
- ответил он, пытаясь поддержать кошку, хотя пока и не понимал, что именно она имела в виду. Может она просто не конца откровенна с ним? Впрочем, между ними были разногласия в той прошлой жизни, из-за которых у неё были основания не доверять ему и сейчас. Ему же скрывать было уже нечего.
— А какова твоя история?- спросила Листва.
- Я нарушил Закон Целителей. Всё куда более прямо, чем то, о чем сказала ты. - вздохнул Колос. Так странно, сейчас говорить об этом ему было так легко.- Я полюбил кошку, которая на свет моих котят.- Колос вздохнул и закрыл глаза, пытаясь восстановить в памяти призрачный образ Невидимой,  который в воображении был затуманен пеленой того пожара, перед которым он видел её в последний раз. Он знал, что погибла она не в огне, но именно огонь лишил его возможности проститься с ней. Ему было больно осознавать, что он уже почти не помнит её.  Образ в воспоминаниях был таким размытым.  Он терял близких и прежде, но все они потом много раз навещали его во снах. Все, кроме Невидимой. А память, к сожалению,  так несовершенна... - Нам удалось скрыть это ото всех. Но когда она погибла, я больше не мог нести эту ложь в одиночестве.  На Совете я всё рассказал, и признал, что не могу больше быть целителем. Я думал, меня изгонят из племени, но мне дали второй шанс. Я стал учеником воителя. И знаешь, было бы куда легче быть изгнанным, чем пройти через это... Я каждый день видел полные ненависти глаза своих сыновей, и каждый день чувствовал вину перед своим наставником. Я был у Янтаря первым учеником. Представь, каково ему было обучать старика?- Колос вздохнул. Он должен был отдать должное Янтарю – молодой воин ни разу не упрекнул его ни в чем, был терпелив и поддерживал, как мог. И благодаря его терпению Колос смог выживать в горах все эти луны.
Не в силах больше сидеть, Колос лег обратно на землю.
- Я прошёл воинское испытание. Я не верил, что это возможно, но это случилось. Но я не смог. Ты права, в душе даже тогда я оставался целителем, у меня просто не хватило духу произнести новую клятву, которую я тоже не смогу сдержать. - Колос заглянул Листве в глаза. За его прошлые слова она могла осудить его, как и все, но это она должна была понять: целитель не сможет сражаться, не сможет причинить вред ни одному коту даже из соседнего племени.
Мысленно Колос по-прежнему пытался воспроизвести образ Невидимой,  и так и не сумев уронил подбородок на лапы, прикрыв глаза, а затем снова заговорил:
- Я любил её.  Но даже не знаю, любила ли на самом деле она меня... Помнишь,  когда озеро замерзло, Темный Лес изгнал Звездное племя? Это произошло из-за меня. Я был слишком близок с ней, а она служила Темному Лесу. Зло проникло на Небеса через мой сон.- в этом признаться было тяжелее всего. Колос не знал этого, когда был ещё в лесу у озера. Он додумался об этом гораздо позже, уже здесь, в горах. И именно тогда усомнился в искренности признаний Невидимой. - Это видимо были мои призрачные знаки. Я позволил себе думать, что в моем сердце есть место чему-то ещё,  кроме заботы о племени. Я рискнул ради этого всем. И ошибся. Потому что понял, как важен для меня был долг целителя, лишь когда потерял это.

Отредактировано Колос (2020-10-10 00:47:52)

+4

44

Незримым духом Невидимая следовала за бывшим целителем, оправдывая своё лесное имя. Когда Колос, обессиленный, останавливался, а округу зловеще окутывала горная прохлада, она ложилась рядом и дышала на его морду и лапы, как если бы и сейчас могла, как когда-то, своим горячим дыханием обогреть живого кота. 
Она с мрачной тревогой смотрела на то, какой опасности подвергает себя Колос, стирая лапы в кровь, усталый, одинокий и неизменно печальный. Духом она и раньше приходила наблюдать то за детьми, то за любимым, на которого свалилось вместе с её смертью немало несчастий, но теперь она не могла отступить от него ни на шаг. Призрак рисковала попасться на глаза более опасным и сильным горным душам. Вдали от родного леса её призрачные ресурсы становились почти ничтожными, но она всё равно упрямо следовала за зеленоглазым, потому что чувствовала, что может произойти.

Когда гонимый ветром врачеватель добрался до пещеры, укрытой магическим флёром, и рухнул, обессиленный, прямо у порога, Невидимая поняла, какой жар волнами исходит от него, пусть и не имела возможности коснуться к нему и почувствовать тепло его тела. Она видела эту болезненную ауру вокруг целителя. Кошке сразу вспомнилось, как в пьяном бреду: молодой Колос, беззащитно и мирно уснувший в полянах, горел точно также, когда открывал приспешникам тьмы двери в святое таинство. Сердце убийцы болезненно сжалось. Она сидела рядом и неотрывно смотрела в светлый лик зеленоглазого, на котором потихоньку начинали гаснуть последние признаки воли к жизни.
- Держись, Колос. Борись, - заклинала Невидимая. Эхом, оплетающим поющие камни, её негромкий голос зазвенел в пещере, но целитель не мог её слышать. Душу рвало от бессилия.
Когда в покои вошла Листва, серебристая невольно оскалилась. Но после, завидев, что намерения пёстрой одиночки не были угрожающими, успокоилась и молча вперила в обоих взгляд, прислушиваясь к разговору. Почему-то в Листве она даже углядела нечто вроде надежды для серого врачевателя.

- Ты живая. Сделай что-нибудь.
Как иронично! Только после смерти понимаешь так явственно, на сколькое ты способен, будучи живым. Остальное не так уж важно.
Биение призрачного сердца гулким эхом раздавалось в пещере. Лик Невидимой потемнел, а сердце кольнуло болью, когда её место у бока Колоса, чтобы обогреть, заняла Листва. Ощущения смешались: что-то медленно вскипало внутри, болезненное, вязкое и опасное. Ей мучительно хотелось быть на её месте. Снова чувствовать его тепло, такое живое, и помогать ему в эти минуты.
Ножами вонзалось каждое слово из исповеди целителя в душу воительницы, от которой только и осталось, что этот охладевший, истерзанный дух. Особенно сжималась она от слов <я полюбил>. Колос полюбил Невидимую... Ещё при жизни кошка, как обычно бывало, на вид мрачная и отстранённая, на самом деле тепло задумывалась, насколько это необыкновенно, что её, Невидимую, любят. Её полюбили.

Вот и теперь, снова:
- Я любил её.
Кошка опустила голову, прикрывая синие глаза.
- Но даже не знаю, любила ли на самом деле она меня...
Вот и всё. Невозможно представить, что ощутила кошка после этих слов, умеющая быть такой невозмутимой при жизни. Не перед кем было надевать маски: горло сдавил удушающий ком слёз, и она дала им волю. Призрачные льдинки падали на гладкую поверхность и исчезали. Колос никогда не узнает теперь ответ на свой немой вопрос, любила ли его Невидимая. Никогда. Это самое страшное слово, уж кому, как не синеглазой убийце, это знать.
- Я рискнул ради этого всем. И ошибся. Потому что понял, как важен для меня был долг целителя, лишь когда потерял это.
А живые... выходит, живые окончательно уничтожили добрую душу Колоса. Да, вот что они сделали. Они уничтожили его, и вот теперь он, её свет, даже не знающий, ради чего поставил свою судьбу на кон, угасает здесь, не нужный никому из них, и никогда ничего не узнает...
Ненависть закипала в душе Невидимой на фоне адски зияющей кровавой раны, нанесённой Мгле оказавшимися такими страшными для неё словами любимого.

Отредактировано Невидимая (2020-10-15 22:00:33)

+4

45

Мы думали, что с тобой случилось что-то... — произнес обессиленный Колос, вызывая на устах бывшей целительницы печальную улыбку сожаления. Как многих она тогда оставила! Но помнит ли о ней до сих пор Змеезвезд? Помнит ли кто—нибудь еще…? Кому она вообще была важна… Листва попыталась приободриться, криво улыбнувшись, но вместо этого всего лишь показала собеседнику, насколько ей не все равно и как же сильно это все душу рвет.

Я нарушил Закон Целителей. Всё куда более прямо, чем то, о чем сказала ты, — сказал серый кот. Листва кивнула, готовая «слушать». Она была его последним собеседником. Тем, кто будет хранить его последние слова. Выдержат ли это ее хрупкие плечи? Выдержит ли она еще хотя бы луну? Бирюзовые глаза Листвы отразили полосатого кота, а после посмотрели в сторону, думая о том, как она устала. Устала жить и бояться умереть. Пестрая внимательно внимала историю Колоса. Несмотря на прошлые обиды, она прониклась глубоким сочувствием. Ведь она прекрасно знала, что такое «любить». Так искренне, так сильно, что можно было положить все ради любви. Колос лег, не в силах больше сидеть. Листва прижалась к коту, чтобы он не чувствовал холода. Она что—то успокаивающе бормотала ему, порой сама не понимая своих слов. Словно пыталась успокоить беспокойного котенка перед сном. Пестрая положила куцый хвост на замерзающего, словно бы боясь не сделать хотя бы мелочи ради тепла.

Ты пережил слишком многое, чтобы винить себя. Любовь — сильное чувство. И любовь живет в каждом из нас. То, что ты испытал это , как бы оно ни было губительно в итоге, оно ведь давало свет…? Давало что—то большее, чем вся жизнь до и после, — Листва склонила голову, вспоминая свое прошлое. — Мне кажется, она любила тебя. Я не знаю, действительно ли это было так, но я не думаю, что ты бы смог не понять тогда, любят ли тебя. Но сейчас — кто знает. Иной раз и я думаю — а любили ли меня…? Были ли все слова искренни… Наверное, мне было бы легче, если бы я знала точно, что меня никогда не любили и что все это была ложь. Тогда я бы смогла проститься. Навсегда.

Кошка замолчала, думая, действительно ли та кошка любила Колоса? Или же просто пользовалась? Листва никогда не интересовалась чужой историей любви, а потому не могла понять, к какой истине она склоняется ближе. Как бы хотелось верить в то, что все это - всего лишь дурной сон. А они оба проснуться котятами в детской, сказав маме "знаешь, мне приснилось, будто я прожил целую жизнь..."

Когда ты был последний раз на наших родных землях, Змеезвезд все еще был предводителем? — помолчав, внезапно спросила Листва. Сначала она смотрела в одну точку, но потом перевела болезненный взгляд на Колоса, решаясь погрузить его в свою истину. И пусть ее тайна умрет вместе с ним. — Я любила его. Я любила его так сильно, так беспамятно, что мне хотелось быть кем угодно и неважно в какой роли, лишь бы быть рядом. Мне не важно было, какой он был со мной. Каждый раз, когда он проводил со мной время, каждый раз, когда нам удавалось вырваться на совместную прогулку, я разрывалась от счастья, что я удостоена идти рядом с ним и дышать с ним одним воздухом. Ох, я была влюблена, — Листва улыбнулась, вспоминая то светлое, — На самом деле мне было неважно все, даже если завтра Змеезвезд меня бы оставил или выгнал бы из племени, не в силах скрывать наше совместное предательство. Хоть в душе я переполнялась восторга и искренней симпатии, я редко, почти никогда, не смела показывать, насколько сильно я его любила. И люблю. Даже сейчас, когда я говорю о том болезненном периоде моей жизни, когда мою голову туманили страшные сны и мысли, я понимаю, каким многим он был для меня и есть. Это так странно, так стыдно и горько, сидеть перед тобой и плакать не то от сожаления, не то от счастья, что я была когда—то рядом с ним, — Листва улыбнулась вновь, чувствуя на своих губах слезы. Так непривычно было показывать эмоции, чувствовать их на своей морде. — А позже не то Предки, не то я сама, изгнала себя из племени, зная, что наша история должна прерваться. Но в моменты яркого голода, холодных ночей, я засыпала, шепча лишь о том, чтобы он был счастлив. Даже когда я провела без него десяток лун, с улыбкой я смотрела на луну, думая о том, смотрит ли он сегодня на нее, счастлив ли он… — кошка замолчала, сжимая губы. — Я хотела быть сильной для него. Я о многом молчала, не доверяя ему. Вскоре наши речи стали излишне любезными и неискренними, хотя каждый знал и прекрасно понимал, что другой что—то скрывает. — бывшая целительница отвела взгляд. — Я так и не набралась храбрости. Я поняла, что все это не нужно. Что ему нужно быть хорошим предводителем, что ему нужно жить как можно лучше. И если мой уход смог хоть как—то облегчить ему душу, то я рада… Я рада. Я боялась приближаться к своим территориям, чтобы, если вдруг почуяв запах любимого… чтобы я смогла устоять и не кинуться к нему, — кошка вздохнула, вспоминая свои метания. Свои терзания и даже злые слезы. Тогда, когда бежала прочь и хотела вернуться, ни о чем не думать и просто чтобы все было как раньше…. До того, как на плечи свалилось бремя многолунной ответственности, —  Значит, обретая долг целителя, мы навсегда теряем право на счастливую любовь

+4

46

Давало ли это чувство свет? Колос задумался. Давало, но этот свет в итоге сжёг его до тла, и сейчас он уже не был личностью, а жил лишь собственными воспоминаниями.
- Это было так коротко, что чтобы назвать столь короткий свет счастьем, нужно родиться мотыльком,- Колос усмехнулся, и этот жест заставил его закашляться. Вот теперь он всё рассказал вслух, причём кошке, которая прежде уже осуждала его действия... Если подумать, это можно было назвать странным поступком. Она ведь могла осудить его и теперь. Неужели таким образом он хотел сделать себе самому побольнее перед смертью?
- Возможно. Мне тоже так казалось,- с акцентом на нужное слово ответил Колос на попытки Листвы убедить его за минуту в том, на что ушли десятки лун, чтобы разубедить.  Это и правда было бесполезно, тем более, он был уверен, что она, как правильная целительница, не может в полной мере понять, какие именно чувства он тогда испытывал, и какова их взаимность... Не то чтобы он был теперь убежден, что Невидимая не любила его, нет, ни в коем случае! Он был убежден лишь в том, что чувства так эфимерны и безжоказательны, что в них нельзя быть уверенным. Никогда. А вот звезды были у него над головой всегда. А он предал клятву данную им.
— Когда ты был последний раз на наших родных землях, Змеезвезд все еще был предводителем? - спросила бывшая Сумрачная целительница. Колос кивнул, и прижал уши, извиняясь,  ведь он всё ещё кашлял, и никак не мог остановиться, поэтому этим жестом пытался показать, что слушает её.
- Да,- ответил он в перерыве между кашлем, судорожно хватил губами воздух, пользуясь передышкой,  и приготовившись снова зайтись кашлем, но новый приступ не наступил, подарив коту облегчение на какое-то время. - Но я ушёл оттуда слишком давно. Не знаю даже сколько десятков лун уже прошло. Три, или даже четыре...- он нахмурил брови, и попытался вспомнить, но все скитания сливались для него в один длинный и бесконечный день.
Листва заговорила о любви, и Колос внимательно слушал каждое её слово. Будь у него чуть больше сил, он бы наверное удивлялся, не веря своим ушам. Он вспоминал, как однажды чуть не словил когтей Листвы по морде, когда позволил себе прийти в лагерь племени Теней, неся правду. Он хотел, чтобы от малышей Орлицы ничего не скрывали, не лгали им. Листва сказала Колосу тогда, что лучше бы умер он, а не все остальные. Потому что для неё возможно его жажда справедливости на тот момент казалось лицемерной - это ведь он прикрыл тайну Сапсана и Орлицы, он подговорил Пролеску сказать, что это её котята, он не рассказал никому о гибели Орлицы.... А потом явился, чтобы рассказать котятам правду. Когда его собственная ложь уже была раскрыта для остальных.
Как же все было запутано. Отношения Колоса и Невидимой тогда только начинались, он и подумать не мог, что его медленно затягивает в ту же самую пучину лжи, что и Сапсана с Орлицей... Он был уверен в том, что поступает правильно по отношению к их правде. И когда солгал, и когда понял свою ошибку и раскаялся за эту ложь.... Но ещё больше он тогда мучился от чувства вины перед Листвой, которая была абсолютно правильной целительницей в его глазах, ведь не совершала в жизни таких громких ошибок, как он. И что же он слышит теперь? Забавно... Колос не удержался,  и в середине её речи улыбнулся, но не стал её перебивать. Тем более, что с каждым её словом ему становилось всё больше жаль её, и все больше он проникался уважением к тому, как она пожертвовала собой ради благополучия своего любимого.
В этом была большая разница этих двух историй. И от её осознания, Колосу становилось ещё больнее. В отличие от Листвы,  его вряд ли можно хоть за что-то уважать во всем этом. Он никогда ничем не жертовал. Он не смог отказаться от целительства ради Невидимой. И не смог отказаться от Невидимой ради целительства. Он хотел всего и сразу. Он отказался от целительства лишь тогда, когда потерял её. Почему? Нет, это нельзя назвать самопожертвованием. Это было скорее моральным суицидом.
—  Значит, обретая долг целителя, мы навсегда теряем право на счастливую любовь.- подытожила Листва. Колос лег на бок, вытянув лапы. Он не мог уже даже держать голову, и она бессильно лежала на боку, и лишь взгляд его был ещё живым и смотрел на Листву, но как-будто сквозь неё.
- Нет. Целительство могло бы быть нашим спасением, если бы мы поступали так, как завещалинам предки.- он прикрыл глаза, и ему потребовалось немало усилий, чтобы открыть их снова. - Любовь приносит только боль. Рано или поздно, но будет очень больно. Мы в этой жизни обретаем что-то лишь для того, чтобы однажды потерять.- он закрыл глаза.- Нам с тобой была оказана особая честь – быть теми, кто может отсрочить чужие потери, избавлять от боли, при этом не чувствовать её самим. А мы не воспользовались этим шансом... - он не открывая глаз глубоко вздохнул, судорожно глотая воздух, его тело содрогнулось и замерло навсегда.

Нет, они были слишком далеко, чтобы душа Колоса оказалась в Звездном племени, пусть он даже и раскаивался за всё,  что случилось, он должен был искупить вину прежде, чем обрести покой. Судьба приготовила его душе отдельный путь для этого, и неё были ещё дела в этом мире, пусть и не было больше живого тела. Судьба была жестока, и нет, он не встретился с Невидимой, которая была здесь с ним, пока он умирал, эта встреча должна была однажды случиться, но не сейчас. Сейчас у его души были дела. Именно там, откуда он пытался убежать не один десяток лун.
>>>>>>>>>Земли племени Ветра

+5

47

<Должна ли я доказать ему?> - вдруг сверкнула мысль.

Если бы когти Невидимой были материальны, они пронзили бы камни под её лапами. Она вдруг подумала о том, сколько вытерпел Колос, рискнув полюбить её. Сердце, совсем как живое, пропустило удар. Должна ли она теперь сделать своей целью предложить взамен нечто равноценное его любви?

Невидимая плохо разбиралась в сказаниях о том, что есть это чувство, что всегда было либо окутано ореолом смерти, либо похоже на мягкий туман. Однако в этот момент она вдруг наполнилась мрачной решимостью, лучом среди тьмы сверкнувшей на фоне смертельной душевной боли. Мгла не могла рассказать о том, что она ощущает, глядя в зелёные глаза, и едва ли нашлась бы с убедительными речами, чтобы выразить, насколько ошибся серый целитель, но она была способна на другое.
Молча поставила бы на кон целый мир, например. Странно, силы призрачной воительницы как будто высасывали стены горной пещеры и сами поющие камни, что украшали мистические покои. Однако именно в этот момент она явно чувствовала, что этих сил хватит на то, чтобы разрушить всё, что когда-либо приносило или может ещё принесёт боль тому, кого она полюбила (как будто забывая, что сама ключевым образом тому была виной).

Когда Листва говорила, Невидимая не сводила с неё блестящих синих глаз. Как если бы выслушав её историю она могла бы окончательно увериться  в том, что любовь ищет подвиг и неминуемо жаждет жертвы. Или наконец научиться понимать, что это значит - любить. Каждый  из присутствующих, пока голос пёстрой кошки баюкал пещеру, думал о своём. Когда Колос осознавал, что всё, что он делал, было не жертвой, а моральным суицидом, Невидимая уверовала, что не оставит происходящее без своего почерка и заключительной росписи, чего бы ей это ни стоило. Синие глаза призрака печально сияли в темноте, изменившие морду до неузнаваемости. В её чертах застыло столько боли и ненависти за то, что происходит, и столько безумной решимости, что вскоре она, захлебнувшись от мыслей, словно сама ощутила это и крепко зажмурилась.
Она понимала, что сейчас произойдёт.

- Любовь приносит только боль. Рано или поздно, но будет очень больно, - сказал Колос те слова, что ещё долгое время будут звучать в голове Невидимой. Она через льдинки приоткрывшихся глаз взглянула на любимого сверху вниз, сделав небольшой шаг ближе и незримо, но так нежно, как только может - она силилась вообразить себе ощущения от этого касания - дотронулась до его носа своим. Глаза снова закрылись, чтобы влага в последний раз поселилась на щеках. Ненадолго она задержалась в этом положении.
Не выразить словами, как тяжело в этот момент кошке было осознавать, сколько боли испытало угасающее сердце целителя. Она никогда не хотела для него этой боли. Тогда ей показалось, что взамен зияющей пустоте, что в эти минуты расползлась  в душе, она может предложить только ненависть ко всему живому и мёртвому.

Взгляд в последний раз ласково скользнул по морде родного кота и направился дальше. Седая шерсть топорщилась на исхудавшем теле, выдавая беззащитность его обладателя, и на это было так невыносимо и жаль смотреть, что в конце концов Мгла резко выпрямилась, повернулась к Листве и Колосу спиной, сделала шаг вперёд и вперила взгляд в выход из пещеры. Свет от кристаллов заиграл на серебристой шерсти. Она почувствовала, что именно в этот момент любимый вздрогнул в последний раз, окончательно разделяя загробную жизнь Невидимой на до и после.
<Конечно, Звёздное племя не примет его в свои ряды, - почти торжественно предчувствовала синеглазая: - Конечно, оно обречёт его на вечные скитания, как когда-то меня. Вот только он этого не заслуживает>.
- Не бойся, Колос, - решила она за себя и любимого:
- Я отомщу.
А могла просто сказать <я люблю тебя>.

Последняя фраза призрака окутала камни, отпевшие завершающие ноты жизни серого целителя, и поднялась выше, к мрачному и мутному от ветра горному небу. Потусторонний, кажущийся до боли знакомым Невидимой холод заполонил пещеру.
- Рана?..- с волнением и странной надеждой предположила кошка.

------> Тёмный лес

Отредактировано Невидимая (Сегодня 03:46:21)

+1


Вы здесь » Коты-воители. Отголоски прошлого » Горы » Пещера поющих камней